Галерея terijoki.spb.ru  

Бумаги в деле на участок №7 являются хорошим пособием по судопроизводству и юриспруденции начала ХХ века.

Контракт на актовой бумаге в 103 рубля на аренду участка №7, расположенным между Приморский проспектом (совр. Пляжная улица) и Парковой улицей (см. на карте Сестрорецка 1914 г.), был подписан 1 декабря 1898 года с СПб 2-й гильдии купцом Фёдором Васильевичем Кранкенгагеном, жительствующим в С.-Петербурге по Адмиралтейскому каналу, 17. Участок площадью 1.432 кв. саж усадебной земли на свежей песчаной почве со средневозрастными смешанными лесонасаждениями был отдан на 99 лет с 1 января 1899 г. по 1 января 1998 г. из платежа оброка по 261 рублю 05 копеек.

Документы по данному участку являются примером того, как Управление зачастую формально относилось к своим обязанностям по заключению арендных договоров и считало своей первоочередной работой лишь указывать на недостатки и принимать арендную плату. Но иногда арендаторы давали отпор в суде (сами или через поверенных), и в данном случае «не на такого напали». Г-н Кранкенгаген поставил Управление «на место».

В октябре 1901 года последовал Акт об отобрании участка в казну, поскольку не были выполнены условия договора: в первый год участок не был обнесен изгородью, построек на участке не имелось. Кроме того, обнаружились недоимки по аренде, начиная со 2-й половины 1900 года в сумме 484 рублей 85 копеек.

В декабре 1901 года поступило заявление Кранкенгагена, в котором он не признавал себя обязанным «…уплатить требуемые деньги означенному Управлению. Отношения мои к Управлению Государственных имуществ возникли из заключенного мною с ним договора, а определить последствия нарушений означенного договора составляет дело суда. Без подлежащего же судебного определения я не считаю себя обязанным уплачивать Управлению Государственных имуществ какие-либо суммы, так как признаю, что арендный договор нарушен не мной, а самим Управлением».

В следующем документе – прошении - Кранкенгаген излагает свой взгляд на ситуацию с договором:
  1. Дачный участок взят в аренду с 1.01.1899 года и по 1.07.1900 года арендная плата была уплачена своевременно.
  2. С означенного числа уплата аренды прекращена, следовательно, наступили последствия, предусмотренные пар. 14 договора: участок должен быть отобран в казну. Оплата должна быть произведена за истекший год и к ней ½% пени в месяц.
  3. Управление насчитало арендную плату не за 1 год, а за 15 месяцев и 18 дней, заставляя уплатить аренду по день отобрания участка. Но договором это не предусмотрено. Никто не препятствовал местному лесничему немедленно, по истечении года со дня невзноса арендной платы отобрать участок.
  4. Участок был отобран по истечении 1 года 3 месяцев и 18 дней.
  5. Т. о., Кранкенгаген был готов уплатить Управлению годовую аренду в 261 рубль 05 копеек с пенями с вычетом залога в размере 130 рублей 53 копейки, итого в сумме 130 рублей 52 копейки.
  6. Взыскание начисленной Управлением неустойки в размере годовой аренды лишено юридических основ. Закон был принят 5 июня 1900 года, то есть, после заключения договора и обратной силы не имеет.
  7. И вообще, прежде чем договор был нарушен арендатором, он был нарушен Управлением, т. к. вопреки пар. 3 лесничий не ввёл арендатора во владение заарендованным участком и плана участка не представил.
  8. Т. о., Кранкенгаген считает бесспорными лишь 130 рублей 53 копейки с пеней ½% в месяц.
  9. Итог прошения: выбирайте – либо плачу 130-53, либо взыскивайте судебным порядком.

Управление очнулось от рутинного бумагооборота, встретив нештатную ситуацию. Последовал запрос к лесничему, был ли арендатор введен в пользование участком с указанием границ и выдана ли подписка о приёме участка и подписан ли арендатором план. Лесничий информировал Управление, что план участка подписан, но бумага с границами – нет «за невозможностью вследствие глубокого снега и отсутствия подходов подойти к участку. По той же причине г-н Кранкенгаген отказался до осмотра участка в натуре подписывать вводный лист». После же – в канцелярию лесничества не явился. То есть, несмотря на «глубокий снег» и «в лесничество не явился» лесничий признал свою вину. Что сделало Управление со своим лесничим (поставило на вид, лишило премии?), видимо, содержится в личном деле лесничего. Хотя – дело с арендой участков было новое, может, и простили.

Кранкенгагену через пристава по месту жительства в Адмиралтейской части была послана новая бумага с начисленным новым счётом в 140 рублей, включая пени. И – «вишенка на торте» - Управление, видимо, не получило и этих денег. Последней бумагой в деле Кранкенгагена была следующая: «Я, нижеподписавшийся, дал сию подписку Управлению 2-го участка Адмиралтейской части в том, что требуемые с меня отношением СПб-Псковского Управления Государственных имуществ от 12 сентября 1902 года за №6681 деньги 140 рублей 80 копеек я уплатить не в состоянии, в виду того, что над всем моим имуществом учреждена администрация, а представляя при сем 25 рублей, обязываюсь остальные уплачивать помесячно по 25 рублей».

Администрация над имуществом, видимо, успешно разобралась с делами г-на Кранкенгагена, потому что в 1904 году он издаёт журнал «Отдых» и попечительствует над школой печатного мастерства Императорского Технического общества. И дом по Адмиралтейскому каналу, 17 остался за ним. Умер, вероятно, в 1914 году.

Согласно адресным указателям справочника «Весь Петербург», Кранкенгаген Федор Васильевич:
- типография под фирмой «Тиле Евгения преемники», фабрика конторских книг, учредитель школы печатного дела, Общ-во распространения коммерческих знаний. Адмиралтейский канал, 17 собственный дом. (1898).
- Т-во СПб вагоностроительного завода. Каменноостровский, 41. (1911). То же. Б. Конюшенная, 5, с братом(?) купцом Иоганном Кранкенгагеном. (1913). То же. Морская, 29 (1914).

Дом по Адмиралтейскому каналу, 17, был построен в 1900 г. по проекту арх. А. А. Бруни для Ф. В. Кранкенгагена. В нем располагалась типография «Евгения Тиле наследники». После революции в этом доме был организован Государственный Керамический институт, его преемник – Гос. институт фарфоро-фаянсовой промышленности прекратил свою деятельность недавно, в 2011 году. Здание было выявлено в качестве объекта культуры в 2001 г., отказано во введении в реестр памятников культуры в 2017 г.

Следующим арендатором участка №7 с 1 января 1912 года стала жена жителя Варшавы Адель Ивановна Танская. Почти сразу же (через две недели) она передаёт участок (с новой арендной платой в 316 рублей 25 копеек) жене архитектора Алевтине Михайловне Бальди. Та, в свою очередь, пишет прошение о разделе участка на два с тем, чтобы один имел фасадную часть на Приморский проспект, а другой – на Парковую улицу. Новый участок №7а Бальди передаёт инженеру путей сообщения Н. Г. Подускову, и документы на этот участок выделяются в отдельное дело.

Участок №7 после разделения имеет площадь 716 кв. саж., и оплату 158 рублей 13 копеек в год. На участке, как видно из плана разделения, остается ранее построенная дача. Алевтина Бальди примерно в это же время получает по передаточной надписи от Адель Танской участок №11, разделяет его на два и передает участки Николаяю Епанчину и Вере Майзель.

В 1914 году Бальди пишет прошение о передаче участка №7 дочери потомственного почетного гражданина Софии Михайловне Мочаловой (возможно, сестре Алевтины Михайловны Бальди?). По доверенности Мочаловой документы были подписаны мужем Алевтины Бальди, архитектором Карлом Валериановичем Бальди. При оформлении доверенности София Мочалова предъявила нотариусу С. Н. Харичкову паспортную книжку, выданную Астраханским городским полицейским управлением.

Можно предположить, что передача участка от Бальди к Мочаловой произошла вследствие дела о взыскании с Бальди денег по исполнительному листу; взыскание было обращено на строения на участке №7. Но к тому времени, когда пришел исполнительный лист, арендатором участка уже была София Мочалова. В ответ на запрос судебного пристава, подлежат ли строения на арендуемых участках описи и продаже по удовлетворению частных взысканий, Управление пишет разъяснение: «…обязательные дачные постройки на казенных дачных участках являются собственностью казны и имуществами недвижимыми, а потому по частным взысканиям продаваться с торгов не могут».

В настоящее время на участке расположен современный коттедж.

Справку подготовила Е.М. Травина, 08.05.2018 г.
Источники: - ЦГИА СПб фонд 1015, оп. 1, д. 1113
- ЦГИА СПб фонд 1015, оп. 1, д. 1529.

Rambler's
Top100 page counter