Галерея terijoki.spb.ru  

Участок 99 располагался по Лесной улице, см. по карте Сестрорецка 1914 года. Соответствует современному адресу ул.Лесная, 5.

Участок в 1380 кв. саженей усадебной земли с сосновым лесонасаждением, написав соответствующее Прошение, предполагал взять в аренду без торгов Варшавский житель Эмилий Антонович Трачинский, проживавший в С.-Петербурге по ул.Разъезжей, 46, кв. 4. Прежде чем принять решение, от него потребовали паспорт, Трачинский имел вид на жительство за № 3817. В марте 1900 г. Управление оповещает его о решении Министра Земледелия и Гос. имуществ предоставить участок за 394 руб. 71 коп. и необходимости в течении 7-ми дней явиться на дачу священника Розанова на Дубковском шоссе к Лесничему для подписания контракта. 23.03.1900 г. Трачинский от аренды отказался из-за высокой арендной платы. Участок поступает в свободное обращение.

С 01.01.1904 г. участок с торгов берет в аренду за 420 руб. 21 коп. и 210 руб. 11 коп. Статский Советник Владимир Иванович Вендровский, проживавший по Эртелеву пер., 8, кв.5 (см. биографическую справку ниже). От Лесничества контракт подписал Коллежский секретарь М. Кошиц. Также Вендровским был взят в аренду Тарховский участок №40, Дубковский участок №2, а в 1905 г., правда на имя жены, - Тарховский участок №45.

Видимо, изначально это был большой деловой проект именно Вендровского о постройке пансионатов. По Тарховскому участку №45 он подавал в Земскую Управу прошение о возведении 2-х этажного каменного дома, дом на участке №40 имел каменный фундамент большой площади, скорее всего заложенный именно Вендровским. А на участке №99 в качестве необязательной постройки строился 2-х этажный каменный дом, занимавший площадь 175 кв.саженей (около 800 кв. метров ).

В 1905 году процесс идет вполне успешно, правда в феврале Вендровский просит об отсрочке по возведению обязательных построек, которое получает. 23.06.1905 г. он просит разрешения на вырубку большего количества деревьев, что допускается контрактом. В начале сентября такое разрешение было получено при условии посадки деревьев лиственных и декоративных пород.

Но с осени 1905 г. начинают происходить события, свидетельствующие о резком изменении общей ситуации Вендровского. А за несколько декабрьских дней они следуют одно за другим.

19.12.1905 г. были произведены надписи на контрактах на два Тарховских и Дубковский участки Вендровских о передаче их дворянину Ивану Ефимовичу Занковичу, проживавшему по Можайской ул., 27, кв. 50.

22.12.1905 г. было вынесено решение СПб Окружного суда о наложении ареста на дачные участки Вендровского в Сестрорецкой дачной местности по предписанию нотариуса П.П. Катеринича в обеспечении исков Стефана Петровича Карасимеонова. Трудно сказать, что связывало Карасимеонова и Вендровских, но из дальнейших документов дела выяснилось, что Карасимеонов жил в доме, являвшемся обязательной постройкой на участке, которая все-таки была возведена, несмотря на данную отсрочку. Можно предположить, что Карасимеонов, будучи архитектором, выполнял строительные работы для Вендровского, но документов, подтверждающих это в деле нет.

23.12.1905 нотариус П.П. Катеринич сообщает в Лесной Департамент, что 21.12.1905 г. была совершена закладная о займе инженером путей сообщения Статским Советником В.И. Вендровским у дворянина И.Е. Занковича 5000 рублей на 1 год под 12% годовых под залог дачного участка.

22.12.1905 г. Вендровскому было разрешено либо заложить, либо передать участок №99 Занковичу или другому лицу. Заложить, видимо, оказалось быстрее, поскольку только 02.01.1906 г. озадаченные лесничие отправляют в Управление запрос о том, как им поступить в ситуации, когда у них находятся документы на передачу Занковичу от Вендровских четырех участков, два Тарховских и Дубковский уже переданы, а 99 Канонирский они не могут оформить, поскольку по положению одно лицо имеет право арендовать только три участка.

12.01.1906 г. Лесной Департамент подтверждает Управлению, что Вендровским переуступлены Занковичу три дачных участка. В это же время от доверенного лица студента Технологического Института В.М. Малинина Присяжного Поверенного К.Л. Ротманда поступает сообщение, что 15.09.1905 г. Вендровским под постройки на дачном участке было занято 1700 р. Управление принимает решение о приостановке передачи участка №99 до выяснения всех обстоятельств. Как следствие, у Вендровского начинаются проблемы с неплатежами по аренде. Живет Вендровский уже по Троицкой ул., 27, кв 31.

05.09.1906 г. Ведровский пишет Прошение об отсрочке платежей. Текст Прошения объясняет сложившуюся ситуацию. На участке имеются:
1. Полупостроенная 2-х этажная каменная дача площадью 175 кв. саженей,
2. 1-но этажная деревянная дача на каменном фундаменте в 14 кв. саженей,
3. Таковой же домик для садовника площадью 4 кв. сажени,
4. Оранжерея, службы и колодец, новые посадки деревьев.
Постройки застрахованы в 30 тыс. рублей, реальная же стоимость 45 тыс.

Далее Вендровский пишет:
«Вследствие постигшей меня тяжкой болезни, продолжающейся и теперь, расстроились мои дела и не внесены по сему участку причитающиеся деньги в сумме 241 руб. 80 коп. за 1906 год. ... в случае неисполнения платежа участок будет отнят у меня, чем буду совершенно разорен».

Платеж исполнен не был и последствия не заставили себя ждать. Лесничий М. Кошиц согласен, что стоимость обязательной постройки на участке много больше, чем долг по платежу, но, с другой стороны, Вендровский мог бы и не возводить ее, т. к. имел отсрочку, а участок все равно был бы отобран, а на каменную дачу, оранжереи и службы наложен арест по суду.

01.07.1907 г. по Акту участок был срочно отобран в казну, поскольку на 03.07.1907 г. были назначены торги по продаже построек, возведенных Вендровским на участке в удовлетворение претензий Занковича и др. к арендатору. Акт об отобрании участка был вручен Вендровскому под расписку.

15.07.1907 г. Отставной Статский Советник инженер путей сообщения Владимир Иванович Вендровский пишет в Управление Прошение о том, что в начале 1907 г. он просил передать участок №99 «… Потомственному дворянину Оттону Балтазаровичу фон Ререну, прошу милостиво отнестись к умирающему и его семье, не отказать в ходатайстве о передаче моих прав на Канонирский участок № 99 О.Б.Ререну, чем могли бы спасти часть затраченных мной на таковой средств.» Дело по рассмотрению Прошения по мнению Вендровского приостановилось из-за выяснения, что было им заложено Занковичу. Никакой реакции на Прошение не последовало. Проживал Вендровский в это время в Шувалово, Екатерининская ул., 35.

В сентябре 1907 г. М. Кошиц в ответ на требование из бухгалтерии Управления о взыскании с Вендровского 151 руб. 60 коп. за спиленные им и похищенные у него 98 деревьев пишет: «Вследствие смерти Вендровского не могут быть взысканы.»

18.10.1907 г. состоялись торги по обязательным постройкам на участке. Результатом был недоволен Карасимеонов, занимавший дом обязательной постройки. Им была написана жалоба. Его обязали оплатить в казну по средней ставке время проживания в доме с момента перехода участка в казну. А сам участок со всем на нем находившимся по передаточной надписи, сделанной М. Кошицем 07.11.1907 г. перешел к дворянину И.Е. Занковичу, как и 3 других участка Вендровских.

На Занковича пытались начислить пошлины на имущество Вендровского, проданное с торгов, но безуспешно, поскольку он объяснил, что приобрел участок у казны и к взаимоотношениям казны и Вендровского отношения не имеет.

04.01.1908 г., получив разрешение, Занкович оформляет договор залога на 15000 руб. под постройки с женой отставного ротмистра Ольгой Александровной Болатуновой. Затем просит разрешение на дополнительную вырубку деревьев, которое получает при условии посадок лиственных и декоративных пород. 20.02.1909 г. просит об отсрочке платежей по Тарховским участкам №№40 и 45 и Канонирскому №99, поскольку: «… до сих пор идут тяжбы с Малининым по поводу ареста, наложенного на дачи 40, 45 и Дубковского участков». В данном случае Занкович выступал, вероятно, как получивший обременение вместе с постройками на участках. «А на уч. 99 идет строительство санатория, который еще не эксплуатируется». Отсрочка была дана на 2 года, до 17.07.1911 г. Занкович в это время проживал в 4-й роте Михайловского Полка, 4, кв.4.

В октябре 1909 г. от Занковича поступает Прошение о новом залоге другому лицу при погашении первого залога. Разрешение также было получено. Видимо, строительство пансионата, названного Занковичем «Сан-Ремо» было завершено в 1909 г. Поскольку в 1909 г. была произведена оценка участка и имеющихся построек в 38786 руб.

28.04.1909 г от Занковича поступает Прошение об открытии в пансионате «Сан-Ремо» на 40 комнат, 32 из них под пансионат, по примеру Ермоловского пансионата Малкиеля, буфета с продажей крепких напитков. Только 21.12.1909 г. Товарищ (заместитель) Главноуправляющего разрешает «содержать при устроенном на участке пансионате буфет с продажей крепких напитков, но, при условии воспрещения продажи вина из буфета на вынос, а равно живущим в пансионате». На контракте делается надпись о повышении аренды на 50 руб. во все время существования вышеназванного буфета.

16.05.1914 г. от Занковича поступает Прошение об открытии парикмахерской при пансионате «Сан-Ремо». Комитет Общества содействия благоустройству категорически против парикмахерской, но Управление разрешает не закрывать ее до конца летнего сезона. К следующему сезону Занкович 10.02.1915 г. пишет Прошение об открытии цирюльни, обещая, что она будет находиться внутри его владений и к Обществу благоустройства отношения иметь не будет. Комитет 30.03.1915 г пишет свое протестное письмо, указывая, что в данном случае, также, как у Карасимеонова и Фомана, имеют место исключительно эксплуатационное отношение к участку в ущерб благоустройству, а Занкович под парикмахерскую приспособил вообще оранжерею! Управление медлит с решением. Занкович отправляет телеграмму, торопя ответ. И Управление уступает.

08.02.1917 г. на контракте сделана надпись о передаче участка Потомственным дворянином И.Е. Занковичем, проживашим в Сестрорецком Курорте, Почетному гражданину Валентину Михайловичу Струнскому, проживавшему в С.-Петербурге по ул.Пантелеймоновской, 8. Надпись на контракте произвел за начальника Управления исп.об. помощника Действительый Статский Советник Преображенский.

25.04.1917 Комитет Общества содействия благоустройству пишет в Управление: «Дачевладелец участка 98 Сестрорецкой Приморской дачной местности, почетный мировой судья А.И. Чачков в письме на имя Председателя Комитета Общества благоустройства сообщает о запродаже дачевладельца уч.№ 99 И.Е.Занковичем принадлежащего ему на участке пансионата «Сан-Ремо» г-ну Струнскому для устройства частным обществом детского приюта с мастерскими. Г-н Чачков по этому поводу выражает опасения, суть которых изложена в прилагаемом при сем в копии его письма. Принимая во внимание имеющий место опыт летнего пребывания последние 2-3 года многолюдного городского детского приюта в здании Коммерческого училища, создававшего нестерпимые условия для жизни соседним дачникам, как постоянным шумом, так, главным образом, зловонием, порожденным отсутствием канализации, Комитет Общества благоустройства вполне разделяет опасения г-на Чачкова и просит возбудить ходатайство о неутверждении вышеуказанной сделки».

А у Занковича, тем временем, были свои заботы. 21.12.1916 г. Струнский, написав Прошение, получил разрешение на залог построек и у нотариуса Адольфа Болеславовича Комарницкого на Невском 10 оформил договор залога под участок №99 на 40000 руб. с Занковичем, а 05.02.1917 г. обратился о разрешении на перезалог с Ведомством Министерства Финансов. Обеспокоенный Занкович пишет в Управление письмо с просьбой о неоформлении второй закладной, т. к. в случае неисполнения Струнским своих обязательств по залогам приоритет будет у государственной структуры, а он, Занкович, ничего не получит . Учитывая время, опасения были действительно серьезные.

В 1920-х гг. в бывшем пансионате "Сан-Ремо" располагался 2-й Дом отдыха ЛенОблСтрахКассы.

В настоящее время на месте здания пансионата находится двухэтажное здание советской постройки, принадлежащее детскому санаторию «Дюны». Из воспоминаний К.В. Малиновского: «После Хвойного переулка вниз было большое пустое поле (участок 101) со стадионом, т. к. в двухэтажном синем доме (участок 99) каждое лето первый этаж заселял пионерлагерь и пионеры играли в футбол. Зимой заливался каток и я катался на коньках. При мне этот дом синего цвета был уже без башни, а по первому и по второму этажу была как бы открытая галерея на столбах. И по первому этажу деревянные столбики и по второму как бы колонки. Помню, меня подмывало залезть по столбику на второй этаж - я был спортивным».

Справку подготовила Е.В. Смирнова, 20.06.2018 г.
Источник: ЦГИА СПб, фонд 1015, оп. 1, дело 1304.
Современные фотографии Е.В. Смирновой (2017 г.)

Владимир Иванович Вендровский (1852-1907), инженер путей сообщений. Потомственный дворянин.

Места службы до 1895 г. пока неизвестны.
В.И. Вендровский прибыл в СПб в 1895 г., вероятно, в «отдел кадров» МПС, за получением нового места службы. Отмечен в СПб в 1895 г., как инженер путей сообщения, прикомандированный к МПС, вне штата, в чине Надворного советника. В 1896 г. – получил штатное место – инженер п.с., состоящий по МПС, производящий технические изыскания.

И с 1897 г. Вендровский служил в Кавказских губерниях. Прослеживается два направления его деятельности.

1. Вендровский принимал участие в проектировании и, вероятно, в строительстве железных дорог в условиях горной местности. Известно о его работах в Кутаисской губернии. Строительно-ремонтные работы на Кутаисско-Тквибульской ж-д 1900-х гг., проектные работы по Кутаисско-Рокальской и Кутаисско-Эльхотовской ж-д. 1903-1904 гг.

2. Вендровский также был геологом, причем имел за плечами десятки открытых им рудных месторождений. Например, в одном только 1903 г. Вендровский получил не менее 8 свидетельств на производство разведочных работ «на открытых и заявленных им» месторождениях в Елисаветпольской губ.. «Горное дело сосредоточивается почти исключительно на разработке медных месторождений, в особенности богатых в Елизаветпольском уезде. Всего в Елизаветпольской губернии в 1891 г. добыто 2 441 952 пуда медной руды и выплавлено меди — 118 308 пудов (более трех четвертей — на двух заводах в Елизаветпольском уезде), а также добыто магнитного железняка около 600 пудов, кобальтовой руды 604 пуда, нефти (в 1890 г.) 11 000 пудов.»

Вендровский отмечен в СПб с 1902 г., числился прикомандированным к МПС. Одновременно осуществлял деятельность на Кавказе. Кроме того, на 1904 г. Вендровский числился в Инспекции изысканий Кутаисо-Рокальской жел. дороги (инспекция при Управлении по сооружению железных дорог, ведает постойкой казенных ж. д. и наблюдением за постройкой частных ж. д.). Кроме того, он был директором-распорядителем Русско-Закавказского горнозаводского общества.

На 1906 г., за год до смерти, В.И. Вендровский значится Статским советником в отставке, горнозаводчиком, золотопромышленником, литератором. И вправду, он автор книг и брошюр профессионального назначения, например: «Заметка о швейцарских туннелях» (Москва 1888), «Заметка о больничных помещениях и о перевозке раненых» (Рига 1891), «Железнодорожные туннельные сооружения» (СПб 1903), «Очерк конструкции железнодорожного пути нормального типа» (СПб 1903), «Пояснительная записка к проекту Кутаисо-Эльхотовской жел. дороги учредителей Русского общества горных железных дорог» (СПб 1904) (Эльхотовские Ворота – проход через хребет в Сев.Осетии).

Жена Елизавета Васильевна, сын Леонт (именно так – Леонтъ), дочери Елизавета и Софья.

Леонт Владимирович начал гражданскую службу после смерти отца, в 1908-1909 г. писарем бухгалтерии Николаевской жел. дороги без чина. Вероятно, в эти же годы посещал «вечерние» театральные курсы. Далее он служил младшим бухгалтером Крестьянского поземельного банка, дослужился до чина Коллежский секретарь.
После революции использовал прежние театральные навыки и стал режиссером. Вероятно использовал полупсевдоним – Леонт Леонов.

В «новой жизни» он - Леонт Владимирович Леонов-Вендровский (15 ноября 1889 СПб — 5 октября 1954 Семипалатинск) — советский режиссёр театра, заслуженный артист Казахской ССР (1946). Учился в Петербургском театральном училище (в 1908 - 1911гг.), в Ленинградском техникуме сценических искусств (в 1933 - 1936 гг.) В 1920-1930-х гг. осуществлял постановки в Воронежских театрах и других театрах РСФСР (Ленинград, Курск, Смоленск и др.).
Вероятно, был репрессирован, оказался в Казахстане и, будучи заключенным, начинал в лагерном театре. В 1940-1954 гг. работал художественным руководителем, главным режиссёром Семипалатинского областного драматического театра им. Абая.

Биографическую справку подготовил П. Корвенкюля, 06.07.2018 г.

Rambler's
Top100 page counter