Галерея terijoki.spb.ru  

К Сестрорецкой Лесной даче относилась еще небольшая территория, примыкавшая к нечетной стороне Лиственной улицы. На ней и были выделены 6 участков, получивших название Дубковских (между Лиственной ул. и Дубковским переулком). Произошло это несколько позднее, чем образование Канонирской Лесной дачи. Планы Дубковских участков рассматривались Строительным отделением Петербургского губернского Правления в конце 1902 г., тогда же, когда и планы Тарховских дачных участков №№29-67. Общий архивный план Дубковских участков приводится здесь.

* * * * *

Дубковский участок №3 располагался по Лиственной ул., см. на карте Сестрорецка 1914 г. Соответствует современному адресу Лиственная ул., 3.

Участок усадебной земли с сосновым лесонасаждением в 624 кв.сажени за 81 руб. 12 коп. и 41руб. 56 коп. залога с 01.01.1904 г. без торгов взял в аренду дворянин Леонид Захарьевич Лансере, арендатор Канонирского участка №100, проживавший в С.-Петербурге по ул.Гоголя, 7, кв.15. От Лесничества контракт подписал Надворный Советник Мочульский.

Осенью того же года Лансере по передаточной надписи, сделанной уже Лесничим Кошицем, уступил участок №3, также, как и арендованный им Дубковский участок №4, дочери Прилукского купца 2-й гильдии Алине Александровне Козицкой-Фидлер. Таким образом, в аренде семьи Козицких-Фидлер стало четыре Дубковских участка: 3, 4, 5, 6.

В начале 1907 г. Алина Александровна просит об отсрочке на возведение обязательных построек на участках №3 и №4. Управление не возражает и дает отсрочку на 1 год при условии обнесения изгородью и уплаты недоимок.

23.01.1908 г жена капитана Пещанская (урожд. Козицкая-Фидлер) пишет Прошение о разрешении построек на двух смежных участках №3 и №4. К Прошению приложен план участков (к сожалению, в архивном деле отсутствует) и два проекта зданий, составленные инженером Пещанским, а желает она построить три деревянные дачи, из которых две двухэтажные ,а одна - одноэтажная, дворницкую, сарай для дров и ледник, "клозеты предположены торфяные выносные, не требующие выгребов при постройке" ( прообраз современных биотуалетов ). 25.01.1908 г. разрешение было получено.

В марте 1908 г. она пишет Прошение, в котором указывает, что «…к постройке 3-х домов и надворных к ним служб приступила в октябре 1907 г., но, по случаю жестких морозов в ноябре и декабре закончить не успела, но довела до степени внутренней отделки и покрыла крышу толем. Постройки будут готовы к летнему сезону». Лесничие грозят отобранием участков, Алина Александровна обещает все закончить к 1-15 мая 1907 г. Управление отсрочку разрешило, о чем просительнице было вручено уведомление через пристава по адресу ул.Николаевская, 55, кв.24.

После получения от Лесничества повестки с очередной угрозой об отобрании участка, Алина Александровна в сентябре 1908 г. пишет Прошение о рассрочке недоимков на 3 года и присоединении к срочным платежам, долг составляет 100 руб. Общая ситуация развивается, вероятно, весьма драматично, поскольку в ноябре лесничий Кошиц запрашивает Управление: «… с какими условиями могут быть проданы с публичных торгов описанные Судебным Приставом Филимоновым новые постройки, возведенные на участках 3 и 4 арендатором госпожой Пещанской». Ответ гласил, что продажа может быть при условии, что лицо, приобретающее постройки, снимет в аренду участки. В то же время Алине Александровне, уже Пещанской, разрешается рассрочка недоимок при условии немедленной оплаты их трети. Далее ситуация развивается аналогично участкам №5 и №6 - частичная оплата, повестка, пересчет долга и так далее.

Летом 1909 г. Главное Управление разрешает переуступку участков Александру Александровичу Козицкому-Фидлеру, сыну чиновника V класса, при условии, что у Псковского Управления нет претензий, а сам претендент имеет право на аренду. Ситуация по участкам незавидная - недоимок по участку №3 137 руб. 39 коп., по №4 - 144 руб. 49 коп., обязательные постройки описаны судебным приставом. Козицкий-Фидлер (младший), пишет, что обязуется принять на себя оплату недоимок, при условии передачи ему участков. И в конторе нотариуса Виктора Люциферовича Нагурского на Невском пр., 52 Алина Александровна оформляет доверенность, начинающуюся словами: «Любезный отец, Александр Аполлонович…», в которой доверяет отцу оформить передачу прав по участку. Проживает она в это время на ст. Терийоки по Выборгской ул. в доме Сиволайнена.

17.06.1909 г. жена капитана А. А. Пещанская (урожд. Козицкая-Фидлер), в лице поверенного А. А. Козицкого-Фидлера передала аренду Дубковских участков №3 и №4 брату, который незамедлительно пишет Прошение об отсрочке выплаты долга до 25.10.1909 г. И вновь начинается обмен повестками от Лесничего, Прошениями и частичными оплатами. Возможно, это была форма ведения дел в рамках существовавшего юридического поля, поскольку итогом явилось разрешение в конце 1910 г. о рассрочке долгов на 3 года при условии своевременных выплат.

Весной 1911 г. Александр Александрович просит разрешить соединить участки 3 и 4 в один, но Управление отклоняет Прошение, т.к. не видит оснований для удовлетворения.

12.04.1915 г. в СПб–Псковское Управление поступает Прошение от П. В. Козицкой-Фидлер, проживавшей по Дубковскому участку №6: «… присоединяю 2 квитанции об уплате сыном моим Александром Александровичем Козицким-Фидлером недоимок по участкам 3 и 4 по первую половину 1914 г., на основании того, что сын в действующей армии приостановить с него взыскание по участкам 3 и 4 до окончания войны (участки перешли от дочери Алины, ныне умершей)». Отсрочка была разрешена на 1 год и 2,5 месяца, но с учетом пени.

25.08.1916 г. уже сам прапорщик 175 драгунского полка А. А. Козицкий-Фидлер, проживавший по Дубковскому участку №6 просит об отсрочке платежей за 1914 и 1915 гг. по участкам №№ 3, 4, 5, 6 до 01.07.1916 г. По участкам №№5 и 6 платежи внесены за 1-ю половину 1915 г. Отсрочку разрешили, но с учетом пени.

С февраля 1916 г. арендная плата повышена на 5%.
Вот такая динамичная история взаимоотношений Управления и купеческой семьи об умении правильно ориентироваться в финансово-юридическом поле.

В настоящее время на участке находятся одноэтажные здания, видимо, отремонтированные из служб. В советское время через участок был проложен переулок, получивший название Зарубинский, заимствованное от названия переулка, ранее проходившего вдоль задней границы Дубковских участков, ныне несуществующего. Поскольку с одной стороны переулка были участки Сестрорецкой казенной дачи, а с другой - обывательские участки, постоянно возникал вопрос о финансировании мощения переулка, который так и остался не замощен, а потом и вовсе перестал существовать.
В одной части дома на участке, с прежним адресом Зарубинский пер., 5 в 1960-е гг. жила семья главврача госпиталя, с конца 1940-х гг. – туберкулезной больницы в Разливе, располагавшейся в здании бывшего Приюта, - жена, Виктория Ивановна, женщина необыкновенной красоты, дочь Евгения и сестра, Мария Михайловна. Ранее вся семья жила во флигеле госпиталя. О судьбе главврача в доме не говорили. В воспоминаниях И.И. Чудновской (альманах "Курортный район", выпуск 8 ) упоминается о главвраче госпиталя Матвее Михайловиче Беринском, снятом с работы в 1952 г., вероятно, в связи с «Делом врачей». На приложенной фотографии конца 1950-х гг. - дочь главврача с подругой и собака Альба на пороге дома.

Справку подготовила Е. В. Смирнова, 15.10.2018 г. Последняя редакция: 23.10.2018 г.
Источник: ЦГИА СПб, фонд 1015, оп.1, дело 1295.

Rambler's
Top100 page counter