Галерея terijoki.spb.ru  

Участок 81 располагался между Авенариусской и Сосновой улицами (см. на карте Сестрорецке 1914 г.), на углу с соединяющим их Уральским переулком (современное название). Сейчас на нем построены коттеджи с адресами по ул. М. Горького, 5а и по ул. Сосновой, 9.

С 01.01.1900 г. участок без торгов был взят в аренду за 244 руб. 35 коп. и залогом в 122 руб. 18 коп. Потомственным дворянином, инженером-технологом Станиславом-Яковом Николаевичем Беньковским, проживавшим в С.-Петербурге по Екатерининскому каналу, 35, кв. 29.

Станислав Николаевич Бѣньковский (Беньковский), потомственный дворянин, инженер-технолог. Директор правления нефтепромышленного общ-ва «Кавказская звезда», директор АО «Цементный завод «Гранулит»». Член правлений АО «Андар», АО «Орел», товариществава фотоцинкографии «Прогресс», общества Николаевского судостроительного завода. Представитель франко-бельгийского Донецкого металлургического общества штампования и Екатеринославско-Донецкого железоделательного и сталелитейного завода и других. Акционер, благотворитель. После 1917 г. судьба неизвестна. В некоторых статьях Беньковского называют "банкиром", это происходит от упоминания в финских источниках (у Беньковского была еще дача в Лоунатъйоки, ныне Заходское) термина «Rahoittaja» - финансист, крупный предприниматель-управленец, мог быть и членом совета какого-либо банка. Практически все крупные управленцы состояли членами правлений банков, и, соответственно, вполне могли считаться «банкирами».

Жена Беньковского - Тереза-Елизавета (Елизавета Карловна). После 1913 г. супруги разъехались по разным адресам, видимо они «разошлись». Тереза-Елизавета поселилась в только что построенном доме на Каменноостровском, 29.

В феврале 1902 г. г-на Беньковского уведомляют, что в случае неуплаты, участок будет отобран в казну. В ответ поступает прошение о том, что «ввиду изменившихся обстоятельств прошу участок принять в казну, а залог вернуть». Акт о принятии гласит, что участок «изгородью не обнесен, построек не имеется, как и другого имущества, наружных повреждений нет, пней из-за снега не видно». После всех взаиморасчетов Беньковскому начислено вернуть в кассу лесничества 175 руб. 47 коп.

С женой С. Н. Беньковского связана трагическая история, относящаяся к их даче в Лоунатъйоки. Е. А. Балашов пишет: "Возле станции до 1939 г. продолжали пребывать в своих изрядно обветшавших дачах две госпожи – Засимовская и Каратыгина, ближе к озеру жила жена директора банка Тереза Биенковская [правильно - Беньковская]. В начале декабря 1939 г. старая Тереза, заслышав гул приближавшейся канонады, пыталась уйти на лыжах в тыл, но попала в советский плен. В конце войны ее использовали в целях пропаганды, заставив написать хвалебную статью под названием: «Большое спасибо Красной Армии» (письмо финской крестьянки)."

С 01.01.1904 г. арендатором участка 81 без торгов становится Марта Александровна фон Гук, проживавшая в С.-Петербурге по Васильевской части, Уральская ул., 10. Она тут же выписывает доверенность на мужа, дворянина Гвидона Адамовича фон Гук.

Земская Управа через пристава направляет фон Гук объявление с требованием представить в 2-х недельный срок на утверждение планы на самовольно возведенные постройки, в случае невыполнения последует привлечение к судебной ответственности. Гвидон Адамович, по доверенности 15.02.1912 г. пишет деликатное Прошение о разрешении сделать пристройки к литерам А и В, на которое 05.03.1912 г. последовал отказ. Управа сообщает, что « ….таковой не может быть утвержден, т.к. дымовые трубы не могут быть установлены снаружи здания. Кроме того, планы должны быть снабжены экспликацией предполагаемых построек и существующих.»
Далее в деле появляется очень интересный документ - приводимое здесь анонимное письмо. После этого письма инженер Земской Управы отправляется на осмотр участков фон Гуков и 11.10.1912 г. доносит: «На участке 81 и участке против него по Сосновой улице [речь идет об участке 98] несогласно возведены постройки:
1). На 81 2-х этажный дом длиной 13 саженей, деревянная дворницкая без 4-х саженного разрыва от дома (1,5 саж.), дощатый сарай на левой границе участка, все указанные постройки должны быть: сарай и дворницкая снесены, а дом доведен в длину до 12 саженей.
2). На участке, лежащем напротив 81 (98), на левой границе 2 сарая, подлежат сносу.
Прилагается схематичный план [приводится]. Заявление в Управу поступило от владельца уч.83 Битепажа. Стоимость сноса и приведения дома в порядок примерно 500 р.»

01.11.1912 г. Управа через пристава грозно объявляет М.А. фон Гук о необходимости к 01.01.1913 г. привести постройки в согласие с Обязательными Постановлениями по строительной части и представить на утверждение план. В случае неисполнения последует судебная ответственность, т.к Технический надзор Управы установил, что постройки возведены без плана и несогласно строительным правилам. Работы должны быть произведены без отпуска на них кредита. Видимо, все было исполнено, поскольку больше к этому вопросу, судя по документам в архивном деле, не возвращались.

Добропорядочная чета фон Гук исправно арендует участок до начала 1916 г.

Гвидон Адамович фон Гук - гражданский инженер, директор Правления Общества Российской бумагопрядильной мануфактуры и Правления Северной ткацкой фабрики. Марта Александровна фон Гук владела доходным домом на Петроградской стороне (современный адрес - Чкаловский пр., 16б).
Их сын Борис Гвидонович фон Гук - архитектор, обучался в Риге. Известны две его работы в С.-Петербурге - перестройка промышленных зданий завода Г. А. Лесснера (Выборгская наб., 23-25) и производственных сооружений Русского общества для изготовления снарядов и военных припасов на Чугунной ул., д. 20. Возможно, он был автором проекта дачи Г. А. Лесснера на Суздальских озерах. Борис Гвидонович и его жена Екатерина Федоровна также были сестрорецкими дачниками, проживали на соседнем уч. 98 (через Сосновую ул.), принадлежавшем семье.

05.03.1916 г. поступает совместное прошение от г-жи фон Гук, проживающей уже в Манежном пер., 2, кв. 4 и дворянина Чачкова Льва Николаевича, проживающего по Стремянной ул., 16 и владеющего в Сестрорецке также участком 98, о передаче последнему прав на участок 81. Прежде, чем прошение было удовлетворено, обе стороны должны были, в соответствии с Законом от 02.02.1915 г., быть проверены на предмет принадлежности к «врагам народа» (неприятельским подданным и выходцам их стран - противникам России в 1-й мировой войне), что явствует из приложенного архивного документа. И, конечно, все остальные формальности также должны были быть соблюдены.
Гвидон Адамович и Марта Александровна фон Гук эмигрировали в Финляндию, Г. А. фон Гук фигурирует в списке общества инженеров Финляндии.

Справку подготовила Е. В. Смирнова, 17.12.2017 г. Последнее обновление: 02.06.2018 г.
Источники: ЦГИА СПб, фонд 1015, оп. 1, дело 1273, дело 924.

Rambler's
Top100 page counter