Галерея terijoki.spb.ru  

Участок №45 по Пляжной улице (бывший Приморский проспект, см. на карте Сестрорецка 1914 г.) был сдан в арендное содержание коллежскому регистратору Феодосию Васильевичу Шаповаленко с 1 января 1899 г. по 1 января 1998 г. из 250 руб. 10 коп. арендной платы. Контакт был заключен по доверенности, оформленной на брата, Ивана Васильевича Шаповаленко, засвидетельствованной в конторе нотариуса Якова Фаддеевича Сахара (известного по составлению других доверенностей и впридачу куоккальского дачника). Местом жительства в С.-Петербурге В. И. Шаповаленко указана 1-я линия В.О, 57.

Далее следуют прошения об отсрочке на возведение построек, которая была дана на 2 года; ходатайства об отсрочке платежа, разрешении на залог построек. В итоге, Шаповаленко в 1904 г. занял у Николая Генриховича Шехтера, столоначальника Департамента общих дел 4.000 рублей наличными и 2.000 рублей кредитными билетами из 10% годовых. В обеспечение займа были предложены постройки на участке №45.

Далее – снова переписка о недоимках, долгах и пенях.

В 1910 году Шаповаленко занял у инженера путей сообщения Юлиана Матвеевича Белковского 18.000 рублей (самый большой заём среди арендаторов Канонирских дач) на 3 года. В итоге долг попытался перевести на себя купец Михаил Владимирович Казаровицкий, который действовал от имени жены Ольги Ивановны (не урождённой ли Шаповаленко?) Он предположил занять те же 18.000 рублей у Белковского, чтобы сразу отдать их Шаповаленко и тем самым погасить его долг. Затем было написано прошение о передаче участка жене Казаровицкого, но спустя некоторое время всплывает другое имя – врача и купца Михаила Львовича Сагалова. В качестве арендатора Арон Лейбович Сагалов не прошел, поэтому вернулись к варианту с Казаровицкими. Перевод на О. И. Казаровицкую состоялся в 1913 году и сразу же она передала участок вдове боровичского купца Александре Ивановне Дубининой (по ее доверенности действовал сын, инженер-технолог Сергей Алексеевич Дубинин). Белковский дал согласие на передачу участка (с долгом) Дубининой. На ее имя была составлена новая закладная: 18.000 рублей с 1 августа 1913 г. на 2 года из 8,5% годовых.

Дальше начались проблемы у Дубининой. Она заняла 9.000 рублей у жителя Сестрорецка Федора Георгиевича Смирнова, проживавшего по Морской ул., 11. Смирнов подал прошение не разрешать Дубининой передавать участок, пока она не погасит долг. Претендентом на передачу был петроградский купец Сергей Николаевич Чугунов, но согласия эта операция не получила вследствие отказа Белковского и Смирнова.

После того, как было объявлено о торгах на имущество Дубининой, Белковский сдался и передал права по закладной присяжному поверенному Минаю Соломоновичу Залшупину. В июле 1916 г. он стал и арендатором многострадального участка, на котором, согласно описи имущества Дубининой, находились следующие постройки:
  1. Барская двухэтажная бревенчатая с мезонином дача мерою в длину ок. 10 и в ширину ок. 7 саж. на гранитном фундаменте; в ней 64 окна и 8 наружных дверей, 6 изразцовых печей и 1 кухонная плита; рамы дубовые.
  2. Одноэтажный флигель бревенчатый на гранитном фундаменте 5-ти саженей в длину и 4-х в ширину, имеющий 7 окон, 4 пары уличных дверей и террасу.
  3. Дощатые каретный сарай с конюшней и дровяным складом 6-ти саженей в длину и столько же в ширину.
  4. Деревянная ограда решеткой ок. 50-ти саженей.

Интересно, что нигде в других документах на Канонирские участки не встречалось наименование «барская». Обычно (на территории дачных местностей в Финляндии) оно применялось к большим усадебным участкам, на которых, кроме основной постройки, находилось множество служб. Видимо, дача с 64-мя окнами, каретный сарай и конюшня внушили уважение.

В советское время бывшая дача Феодосия Шаповаленко с адресом Пляжевая ул. д.8, который затем сменился на новый адрес - Пляжевая, д.16, литера Д, размещался один из корпусов дома отдыха №10, затем дома отдыха "Сестрорецк", позднее дом отдыха ВЦСПС (Всесоюзного Центрального Совета Профессиональных Союзов).

Дача являлась выявленным объектом культуры народов РФ, но была выведена из списка как не представляющая художественной и исторической ценности и перестроена для нужд Загородного клуба «Скандинавия». При сравнении со старыми фотографиями видны утраты внешнего облика. Интересно также другое: местные жители, как и некоторые сотрудники отеля называют дачу дачей Шелепина, намекая на ее отношение к председателю советских времен ВЦСПС (который, возможно, и бывал в подчиненном ему ведомственном доме отдыха). Самый экзотический вариант – что не самому Шелепину, а его любовнице. Видимо, самое объемное из дел на Канонирские участки, заполненное прошениями, докладными и массой фамилий, повлияло даже на людей, которые его не читали, сформировав миф.

А окон и впрямь 64. И зачем было столько (плюс 7 во флигеле)? Может, г-н Шаповаленко было окнофилом?

Справку подготовила Е.М. Травина, 12.05.2018 г.
Источник: ЦГИА СПб фонд 1015, оп. 1, д. 1109.

Rambler's
Top100 page counter