Галерея terijoki.spb.ru  

Home / Terra Incognita / г. Сестрорецк / Заречье / Благотворительные участки / Императорское Женское Патриотическое Общество, уч. 19, 20 9

Императорское Женское Патриотическое Общество (далее Общество) было основано в 1812 г. указом императрицы Елизаветы Алексеевны, первоначально в составе Императорского Человеколюбивого Общества, с 1816 г. указом императора Александра I передано в непосредственное ведение императрицы. Старейшая и наиболее влиятельная женская благотворительная организация России, созданная на волне патриотических настроений дам-аристократок, возникших с началом войны 1812 года. С 1829 г., после смерти императриц Елизаветы Алексеевны и Марии Федоровны, находилось при Ведомстве учреждений императрицы Марии. К началу ХХ в. Общество имело капитал более 650000 руб. и недвижимость на сумму более 250000 руб. На попечении общества было 21 заведение. С весны 1917 г. вошло в систему Министерства общественного призрения. После революции средства и имущество Общества были национализированы.

Участки №№ 19 и 20 Сестрорецкой лесной казенной дачи общей площадью 2 десятины 1378 кв. саженей были отведены в январе 1901 г. высочайшим указом «под устройство постоянной летней колонии школ Общества». Сразу следует отметить, что далеко не все из намеченного удалось осуществить, но все развитие событий является свидетельством того, что в своих деловых качествах, в стремлении достичь поставленную цель, дамы начала века ничуть не уступали современным бизнес-леди.

12 сентября 1901 г. года был подписан акт о передаче участков. Из переписки по этому вопросу впервые стало известно имя лесничего, служившего в это время в Сестрорецком лесничестве, за подписью которого сохранились многие документы по развитию Канонирской и Заречной дачных местностей.

Это Станислав Михайлович Мочульский. А жил в то время коллежский асессор С. М. Мочульский в селе Сестрорецк на Дубковском шоссе в доме священника Розанова.

В аренде Общества были также два Тарховских участка №№ 69 и 70.

Участки не очень нравились членам правления Общества и они сразу обратились с просьбой о их замене по возможности. «Местность, занимаемая участками №№19 и 20, неровная, волнистая покрыта мелким сосновым лесом. Открытых ровных полян не имеется. Почва песчаная сухая. Воды на участках нет и провести не откуда, так что для водоснабжения придется рыть очень глубокий колодезь. Судя по отзывам местного лесничего и на основании имеющихся примеров можно опасаться, что годной для питья воды не найдется и таковую надо будет привозить, как это имеет в настоящее время место на иных дачах. Хорошего купания по близости нет и от морского берега участки отстоят верстах в двух (примерно 30 минут ходьбы).»

Быстрого освоения участков не последовало, и через год после передачи Лесной департамент направил в Общество напоминание о том, что в случае, если строительство не будет начато, участок следует отобранию в казну. Ответ не замедлил себя ждать. Был краток, суть такова: участки переданы Обществу безвозмездно императорским указом, а в Лесном департаменте, вероятно, смысл указа неверно поняли. В апреле 1903 г. Лесной департамент просил « …не отказать вернуть отношение, …как неправильно выражающее взгляд Министерства на настоящее дело». Административный ресурс Общества, вероятно, был весьма значителен.

Осенью 1903 г. в Комитете Общества в связи с отсутствием средств возникла идея вместо сооружения новых зданий для санатория воспользоваться какой-либо свободной обустроенной усадьбой на Балтийском побережье. В частности, к рассмотрению была предложена усадьба «Magnushof» на острове Вормс, Эстляндской губ., в господском доме предполагалось разместить 150 детей. В декабре 1903 г. императорским указом усадьба в полном составе со всеми доходами безвозмездно передана Обществу. В апреле усадьба, кроме господского дома, была сдана в аренду дворянину Вольдемару Карловичу фон Гунниусу. Господский дом отремонтировали и использовали как дачу для больных воспитанниц школ Общества.

Работы по Заречным участкам начались в конце 1912 г. с просьбы заменить участки №№19 и 20 на участки №№ 17 и 18. Но замены не случилось, т.к. владельцы этих участков не планировали с ними расставаться. Лесной департамент вновь делает напоминание о необходимости начать строительство, либо вернуть участки как неиспользуемые, в то время как многие учреждения готовы начать строительство немедленно в случае предоставления участка в этой местности. Общество срочно обращается с просьбами о безвозмездном отпуске либо долгосрочном кредитовании различных строительных материалов ввиду отсутствия в наличии необходимых средств.

Заседания по случаю постройки школьной дачи в Сестрорецке начинаются в августе 1913 г., в числе приглашенных на заседание были архитекторы Ю. Ю. Бенуа (архитектор Общества), Н. И. Дроздов и С. А. Данини (с 1915 г. вместо фамилии Данини присутствует фамилия графа Г. П. Сюзора).
Вице-председательница Общества в это время - Варвара Валериановна Бельгард.

В марте 1914 г. состоялся спектакль в пользу фонда строительства дачи Общества, в первой части которого вниманию зрителей предложили водевиль «Дипломат», во второй – балет «Век минувший и век нынешний». Участвовали великосветские артисты-любители.

Был избран Строительный комитет. Подряд на возведение хозяйственных построек получил подрядчик К. М. Крусанов.

Председательница Общества императрица Александра Федоровна выразила пожелание, чтобы, «…постройки школьной колонии были-бы произведены из бетонных камней…» Тем не менее, от Общества поступает запрос на заготовку и доставку 3954 штук бревен на постройку двух дач с отнесением расходов на казенный счет, что оказывается невозможно, и Общество пытается изыскать для этого собственные средства.

Подрядчику Крусанову за выполненные работы осенью 1914 г. выплатили 4 889 руб. 92 коп. Чертежи и смету на служебные постройки подготовил гражданский инженер Н. И. Дроздов. В апреле 1914 г. в министерство финансов последовало высочайшее распоряжение на выдачу на строительство 50000 руб.

Из переписки Общества лета 1915 г. возникает целая эпопея доставки бревен на строительство, Сестрорецкая железная дорога отказывается доставить их до ст. Дюны и в управление Петроградского Торгового порта поступает запрос о перевозе бревен по заливу до торговой пристани в Сестрорецке (Курорт). Что-то вновь не сложилось, правда, бревна уже достигли Строгановской набережной в Петрограде, откуда подрядчики предлагают доставить их, предварительно вынув из воды, на участки и предъявить Ю. Ю. Бенуа по цене от 70 коп. до 1 руб. за бревно, правда, почти с полной предоплатой. И это уже январь 1916 г. Поразительно, с каким упорством Общество продолжает начатое дело. Бревна достигли станции Новая Деревня, а затем подрядчик Василий Иванович Рейман к концу февраля 1916 г. доставил часть их на участки, за что и просил выдать ему 261 рубль.

В декабре 1916 г. сторож еще ожидал праздничного вознаграждения… Последний документ в деле – список имущества в дворницкой, начинающийся п. 1 – «кровать без мотраса» и заканчивающийся п. 22 – графин для воды, а п. 15 гласил: 1 тапор и 1 калун…

В архивных делах представлены чертежи санатория и общежития, которые так и не успели построить дамы Императорского Благотворительного Общества, выполненные архитекторами Ю. Ю. Бенуа и Н. А. Дроздовым.

Источники: ЦГИА ф. 535 оп. 1 дело 165; фонд 535 оп.1 дело 166; фонд 535 оп.1 дело 220; фонд 535 оп.1 дело 238А; фонд 535 оп.1 дело 270; дело 535 оп.1 дело 315.
Справку подготовила Е. В. Смирнова, 26.12.2021 г.

Rambler's
Top100 page counter