Галерея terijoki.spb.ru  

Home / Исторические фото / Города и поселки Карельского перешейка / Волость Валкъярви / Вейккола 18

Первым владельцем имения Вейккола на южном берегу оз. Валкъярви (оз. Мичуринское) был Григорий Петрович Чернышев (в финских источниках - «Рикор Сернисехви»), верховный комендант Выборгского замка, бригадный генерал, с 1710 г. владелец донационного имения «Вейкколан-хови».
Именно Г. П. Чернышев (1672 — 1745) стал владельцем огромного имения, малой частью которого было имение Вейккола. Он командовал отрядом при взятии Выборга в 1710 г. и стал первым комендантом Выборга в 1710-1713 гг. Граф с 1742 г.
Поместья и дома Чернышевых являлись майоратом, и чтобы выделить часть и продать требовалось Высочайшее дозволение. Майорат из всех владений Григория Петровича Чернышева официально первым в России в 1774 г. устроил его 3-й сын и наследник Захар Григорьевич Чернышев (1722 — 1784).
Старший сын Петр Григорьевич, умерший в 1773 г., имел двух дочерей, передал наследство не им, а следующему брату Захару (второй Григорий уже умер в 1750 г. холостяком.) Однако З. Г. Чернышев сам был бездетным, и майорат перешел к следующему брату, Ивану Григорьевичу Чернышеву (1726 — 1797). По его смерти в 1797г. майорат унаследовал его единственный сын Григорий Иванович Чернышев (1762 — 1831).
Г. И. Чернышев был мотом и как раз к концу XVIII века накопил 2 миллиона долгов. Император Павел I учредил над ним опеку. Павел I был убит в 1801 г., т.е. опека была учреждена до 1801 г. Опека была снята в 1806 г. уже при Александре I, стало быть продажа имения в 1802 г. была проведена не самим Чернышевым, а опекунством. Вмешательство императора в процесс состояло не в "определении дворянства" покупателя имения фон-Бландова (ибо не царское это дело), а в разрешении на саму продажу.

В 1802 г. покупателем и следующим владельцем донационных земель поместья Вейкколан-хови стал Михаэль фон Бландов (Михаэль-Готтлиб фон-Бландов, в финских источниках «Микко Лантови»), коммерции советник.

В разных источниках дискутируется, был ли фон Бландов дворянином. Род Фон-Бландов однозначно дворяне Священной Римской империи, а были ли они признаны таковыми в России, остается вопросом.

Известны служащие имения Бландова:
- Якоб Вульфферт "Вухвертти", в чине Коллежский секретарь, с 1805г. управляющий имением;
- его сменил Анерст Пеуст, "мойсниекка" ("мызовик") управляющий имением.
- Исак Ассендельфт "помисниекка" - помощник управляющего.
- Вильгельм Бистер "кюмменниекка" - десятник.

Из статьи историка Юрки Пааскоски:
"В марте 1802 года в рамках второй заключенной сделки петербургский торговый советник M. М. Бландов купил жалованную землю в Валкъярви у тайного советника, графа Г. И. Чернышева. В рамках сделки 39 деревень и примерно 2 700 крестьян сменили владельца. Подтвердившее продажу управление Выборгской губернии передало земли Бландову «в вечное и потомственное владение».
Мотивы покупателей, которые привели к заключению этих сделок, можно было найти в расширении лесопильной промышленности, а также в стремлении коммерчески развивать сельское хозяйство, расположенное в непосредственной близости от Санкт-Петербурга. Прецедентом для рождения подобных сделок стал контракт, заключенный в Таубила, который дал Бландову и Ольхину возможность повысить трудовую повинность крестьян, направленную на оптимизацию возделывания земель и перевозок продовольственных товаров на рынки Петербурга, а также на строительство винокурен.
Во времена владения землями высшей аристократией в течение 1780-1790-х годов налоговое обложение не поднималось столь быстро, как это стало происходить после передачи территорий владельцам с более низким положением в обществе. Когда торговый советник Бландов представил крестьянам Вейккола волости Валкъярви налоговый контракт с упором на трудовую повинность, то они отказались его подписывать и потребовали соблюдения налоговой ревизии 1728 года. Ситуация на территориях Бландова и Ольхина переросла в жестокие волнения, в результате которых пришлось прибегнуть к военной силе и многолетним судебным разбирательствам. В августе 1809 года суд низшей инстанции приговорил крестьян Валкъярви к наказанию плетьми и к ссылке в Сибирь.
В июне 1810 года Александр I вмешался в разбирательство дела Бландова в Правительствующем Сенате, приостановив его и передав на рассмотрение двум членам законодательной комиссии. После того как был готов отчет по делу, 10 февраля 1811 года император составил приказное письмо, согласно которому Бландов не имел права поднимать налоги крестьянам. Более того, император приказал выяснить, имел ли торговый советник Бландов, не обладавший дворянским титулом, право на владение жалованными землями Валкъярви. Также было отдано распоряжение прояснить положение крестьян, прежде чем они опустятся до положения русских крепостных."

Тема угнетения финских крестьян, на знавших крепостного права, помещиком Бландовым не забылась даже спустя 100 лет и в 1920-1922 гг. возле третьей кирхи Валкъярви был установлен памятный знак.

В 1835 году Михаил фон Бландов передал свои хозяйства в Вейкколе своему сыну Иоганну фон Бландов (которого в некоторых источниках называют внебрачным сыном М. фон Бландова, хотя доказательств этому нет).

Вейккола простиралась от озера Валкъярви вниз на юго-запад до Валкеаматка (п. Светлое). По крайней мере с конца XIX века это была государственная ферма. Усадебный дом стоял на берегу Валкъярви. В конце XIX - начале ХХ века на склоне холма Пяхкинямяки, рядом с мельницей, государством было построено образцовое фермерское здание в стиле швейцарского шале. Называлось оно Pähkinämäen hovi. Внизу была мельница, а в долине реки была проведена мелиорация. После выкупа донационных земель у России, Финляндия пыталась этим землям найти некую лучшую участь, в частности отдавала их желающим в аренду. Иногда это были бывшие поместья вместе с постройками, а в данном случае был специально построен красивый коттедж. Но, видимо, сотрудничество государства с местными фермерами не сложилось, хозяйство захирело, было заброшено и частично сгорело в 1913-м году, а к 1939 году там и вовсе ничего не осталось, кроме фундаментов.
Рядом с главным усадебным домом Вейкколы в 1930-х годах появился каменный дом престарелых. Несколько лет назад от него еще оставались развалины. Вокруг было много старых и мощных деревьев.
Оба особняка - главный усадебный дом у озера и шале на холме - нарисовал художник Виктор Светихин в 1913 г.

Земли Вейкколы были размежеваны в 1889 году. Агроном Рудольф Ашан (1853 Куопио - 1927 Вейккола) был управляющим фермой с 1885 года. Когда участок разделили в 1909 году, он выкупил основную часть с усадьбой.

Финские газеты сообщали о различных происшествиях в Вейкколе, по которым прослеживается и судьба шале на холме Пяхкинямяки.
1895 год:
"Несчастный случай. 11 числа этого месяца на мельнице Пяхкинямяки в Валкъярви произошел несчастный случай. У Ренки Юхо Лайхасе сломалась рука. После перевязки пациента немедленно отправили в Выборг. Однако состояние оного улучшилось настолько, что руку ампутировать не пришлось. Это уже третья рука, раздавленная указанной мельницей." Пострадавшим был батрак Юхо Лайханен.
1910 год:
"Повсюду выходящая из-под земли вода устремляется вниз с горы, унося с собой землю и угрожая постройкам двора Пяхкинямяки. По крайней мере говорят, что печь для сауны однажды рухнула, потому что вода разъела ее фундамент."
1913 год:
"Опустевшее главное здание Pähkinämäen Hovi сгорело.
В прошлую среду в 19 часов вечера загорелось двухэтажное главное здание усадьбы Пяхкинямяки, ранее принадлежавшее государству. Когда к месту возгорания прибыли люди, огонь уже охватил все здание. Тушение было направлено на защиту близлежащих зданий. Следует отметить, что в усадьбе уже давно нет жителей и сейчас она принадлежит земельному кооперативу села Валкеаматка. Здания были опустошены какой-то финской компанией за 6000 рублей. Пожар, очевидно, является либо умышленным поджогом, либо устроен каким-то хитрым злодеем по неосторожности, поскольку, как было сказано, в сгоревшем здании никто не жил."

1914 год:
"Это печальное воспоминание о времени, когда финское государство после выкупа донационных земель решило научить крестьян Валькъярви обрабатывать землю. Было построено величественное швейцарское двухэтажное главное здание с более чем 20 комнатами. Красивые веранды наверху и внизу. Земля вокруг двора была осушена дренажом. Это все была «модель» того, каким должен быть дом фермера. Усадьба теперь продана кооперативу и, вероятно, будет снесена. Сотни тысяч государственных денег были потеряны."

Справку подготовили К. Отраднов, П. Корвенкюля, 01.06.2024 г.