Галерея terijoki.spb.ru  

Cамая известная усадьба в Перкъярви - мыза Савиниеми (она же «Белая мыза») князя Салтыкова.

Владелец усадьбы - Светлейший князь Иван Николаевич Салтыков (1870 — 1941 Ницца).

В дополнение к сведениям из Википедии, на гражданской службе 1909-1912 гг. Иван Николаевич Салтыков, помимо должности С.-Петербургского губернского предводителя дворянства, состоял гласным городской думы, а также председателем: СПб губернского земского собрания, губернского ученого совета, совета убежища для престарелых неимущих потомственных дворян. Он также был членом правления: Черноморско-Кубанского нефтепромышленного товарищества, СПб губернского распределительного комитета, Особого по делам СПб присутствия, СПб лесоохранительного комитета, Екатерининского дворянского воспитательного заведения и др.

У Ивана Николаевича не было братьев, сестры Анна (в замуж. кн.Львова) и Елизавета (в замуж. кн.Оболенская), и он оказался вторым и последним в роду светлейших князей Салтыковых. Этот титул получил его отец, фельдмаршал и Действительный тайный советник граф Николай Иванович Салтыков, в 1814 г.:
«Описание происхождения Князя Николая Ивановича Салтыкова, из древней Российской благородной фамилии от родоначальника Михаила Салтыка, изъяснено в Высочайше утвержденном Гербовнике, 2 части на 15 странице.
В Именном ЕГО ВЕЛИЧЕСТВА ГОСУДАРЯ ИМПЕРАТОРА АЛЕКСАНДРА ПЕРВАГО Высочайшем указе 1814 года Августа 31 изображено: «Пред наступлением минувшей войны, учредив на время отсутствия Нашего из Столицы, порядок течения Государственных дел, вверили Мы оный главному попечению Нашего Генерал Фельдмаршала Графа Салтыкова. – Известные достоинства его, опытность, долговременною усердною службою приобретенная и любовь к Отечеству, побудили Нас на выбор сей. И он не взирая на преклонные лета и болезненное состояние, оправдал в полной мере доверенность Нашу. В ознаменование признательности Нашей к таковым новым заслугам и во изъявление особенного благоволения Нашего возводим Мы его Генерала Фельдмаршала Графа Салтыкова с потомством его в Княжеское Российской Империи достоинство, с присвоением титула Светлости»».

Во многих материалах указывается, что Иван Николаевич был холостяком. В 1913 г., но не ранее 23 февраля, старый холостяк женился на дворянке Екатерине Константиновне Решетниковой. Дело в том, что 23 февраля 1913 г. на балу в честь 300-летия династии Романовых холостой светлейший князь И.Н. Салтыков был удостоен чести танцевать со старшей дочерью Николая II, 17-летней великой княжной Ольгой Николаевна (они изображены в центре полотна Д.Н. Кардовского).
И сразу после этого – такой неравный брак. Это был почти скандал, избранница была светлейшему князю совсем не ровня. Не только Двор, но и родня князя отказались от общения с «низкородной». Салтыковы были отлучены от столицы, и они уехали в свое имение в Перкъярви.

Жена И.Н. Салтыкова - Екатерина Константиновна Решетникова (? - 1930 Перкъярви, кладбище Линтуловского монастыря), потомственная дворянка, дочь инженер-штабс-капитана, проживала в С.-Петербурге на Озерном пер., 3 и на Бассейной ул., 45 до 1912 г., с 1913 г. она стала светлейшей княгиней и поселилась во дворце на Черной Речке. Ее брат Владимир Константинович Решетников руководил производством на заводе «Савикко» как минимум в 1902-1906 гг.
Как произошло знакомство князя Ивана и Екатерины, сестра управляющего пленила сердце князя, или наоборот, он взял на службу брата возлюбленной, пока неизвестно. Но почти наверняка, Екатерина была давней пассией князя, ведь еще в 1907 г. князь Иван записал на имя тогда еще «посторонней» девицы Екатерины примерно половину имения с заводом, более 200 га. И у брата Екатерины Владимира Решетникова тоже появился собственный участок вблизи имения.

Скорее всего, князь И.Н. Салтыков не покупал землю в Перкъярви, где располагалось его имение и кирпичный завод, это было имение его отца еще середины 19-го века. По-крайней мере, нет данных о покупке им земель перед постройкой завода, а лишь упоминается выделение половины участка барышне Екатерине в 1907 г.

В 1901 году архитектор Погонкин В. А. построил для князя И. Н. Салтыкова загородный дом в его поместье Савикко (ныне п. Кирпичное). Как выясняется, Погонкин использовал в своем проекте мотивы дома на Черной Речке (старинного особняка, принадлежавшего семейству Салтыковых и построенному в 1830-1840-х гг. у нынешнего метро "Черная Речка", в 1990-е годы особняк был известен как дом "Бурда моден"), что хорошо видно, если сравнить фотографии полуразобранной "Белой мызы" 1933 г. и современные фотографии руин в Кирпичном с видом особняка и въездных ворот у Черной речки (входная арка, две колонны по бокам, форма эркера и пропорции его окон, навершия колонн).

Примерно в 1900 г. князь И.Н. Салтыков организовал (вероятно, на своих собственных землях) кирпичный завод «Савикко» и сопутствующее производство. От станции Перкъярви была проложена узкоколейка, которая доходила не только до завода, но и до «Белой мызы».
Производство процветало и до, и после русской революции, у Салтыкова работали до 500 человек, 200 квалифицированных работников, инженеров и пр., и до 300 неквалифицированных и временных. Наиболее успешными для завода были 1928-1930 гг.

Супруги Салтыковы счастливо проживали в своем имении до 1930 г., года смерти княгини. Еще в 1916 г. они выделили средства Линтуловскому монастырю на восстановление после пожара Троицкой церкви. А после 1918 г. Салтыковы были одними из главных благотворителей Автономной Финляндской православной церкви, поддерживали теплые отношения с Германом Аавом.

Отношения Салтыковых с окружающими, соседями, работниками, слугами в имении, местными жителями были образцовые, но «с примесью мистического любопытства».

Семейную и деловую идиллию Салтыковых нарушила тяжелая болезнь княгини. Она заболела и должна была проходить амбулаторное лечение в Выборгской больнице. Служащие «Белой мызы» рассказывали, что княгиня ежедневно ездила на поезде в Выборг с небольшой сумочкой. В сумочке находились ее любимые драгоценности, так что, любуясь ими и прикасаясь к ним, больная получала небольшой заряд радости жизни и верила, что вернется обратно.
Несмотря на лечение, Екатерина Константиновна умерла. По местной легенде, покойницу набальзамировали и поместили в стеклянный гроб в южной части Троицкой церкви Линтуловского монастыря, где князь регулярно навещал ее (cудя по фотографии надгробия Салтыковых в церкви Линтуловского монастыря начала 1930-х гг., стеклянный гроб – выдумка). Князь приготовил и для себя место в Линтуле, однако судьба распорядилась иначе.

После смерти жены князь Иван не мог заниматься делами и даже жить в своем дворце. В 1931 г. он продает преуспевающее предприятие и имение с виллой.
«Белую мызу» разобрали в 1933 г., настенные плиты и гранитные камни были использованы при строительстве церкви Эюряпяя в 1933-1934 гг., а паркет - для ремонта после пожара Выборгского Сеурахуоне (Общественного Дома) в 1934 г. Князь уехал в Париж и снова женился, на некоей французской танцовщице Нине. По легенде, эта Нина приезжала в Перкъярви завершать дела мужа, и среди прочего велела захоронить в землю саркофаг с телом его первой жены.
Светлейший князь Иван Николаевич Салтыков умер в Ницце в 1941 г.

Еще недавно на развалинах мызы сохранялись 2 башенки.

Справку подготовили К. Отраднов, П. Корвенкюля, С. Ренни, 01.03.2018 г. Последняя редакция: 27.03.2018 г.

Rambler's
Top100 page counter