Балтийский Щит   Журнал "Балтийский Щит"

Содержание:

В Монрепо, за духовностью и чистотой. (23.01.09).

"Сад - это большая книга, это подобие Вселенной... Сад - это аналог Библии, ибо сама Вселенная - это как бы материализованная Библия... сад - книга особая: она отражает мир только в его доброй идеальной сущности. Поэтому высшее назначение сада - Рай, Эдем", - так писал о садах Д. С. Лихачёв. В своей книге "Поэзия садов" академик рассматривает создание садов определённого стиля как "проявление художественного сознания той или иной эпохи, той или иной страны". Он говорит о том, что садово-парковое искусство создаётся садовником и поэтом, что поэзия соотносится с садовым искусством, что они подчиняются общим стилям и выражают общие идеи. Причём литературные мотивы в садово-парковом искусстве являются очень важными: они помогают постичь тайны парков, "прочитать их, как книгу".

Не является исключением и парк Монрепо в Выборге - истинная жемчужина садово-паркового искусства.

"Прочитать" Монрепо невозможно без обращения к творчеству самого Николаи, хотя это обращение вызывает определённые трудности. Творчество Л. Г. Николаи до сих пор остаётся малоизученным в России. Николаи оставил после себя 12 томов собственных произведений и переводов античных авторов, написанных на немецком языке. Большинство из них не только не исследовано, но и не переведено (переведены на русский язык только поэма "Имение Монрепо в Финляндии" и сказка "Красота", написанная им для Павла I). При осуществлении данной работы автору помогли газетные и журнальные публикации, книги, музейный архив и архив парка Монрепо, библиотеки А. Аалто, ресурсы сети Internet и устные консультации Э. Н. Абакшиной.

Kонцепция Л.Г.Николаи

В прошлом году исполнилось 270 лет со дня рождения Людвига Генриха Николаи и 230 лет со дня рождения его сына Пауля. Именно они, отец и сын, создали замечательнейший парк Монрепо - шедевр паркового искусства. Во всех источниках говорится, что отец задумал парк, создал его основную концепцию. Сыну же принадлежит главнейшая роль по воплощению этой идеи в жизнь. Остальные наследники этого имения только сохраняли его для потомков.

Когда Людвиг Николаи задумывал и создавал свой парк Монрепо, у него, как у просветителя, была цель: обретение "каждым" духовности и чистоты. Его работа "над сырым материалом красоты" заключалась в угадывании намерений природы, преобразовании и одухотворении её. Поэт-творец, коим и являлся Николаи, трепетно прислушиваясь к голосу природы, ведёт борьбу с Хаосом и мраком, чтобы сотворить гармонию и мир не только в своей душе, но в душах всех людей. Именно поэтому парк был открыт для каждого желающего, будь то знатный господин или простолюдин.

Парк - сложное явление культуры и философии, рассматривать его можно с разных сторон, ибо в нем существует огромное количество символов. Да, впрочем, и сам парк является сложным символом, который можно разгадывать бесконечно - всё в нём неисчерпаемо.

Монрепо - мистическое место, влияющее на души людей. Несмотря на то, что он не сохранился в первоначальном виде до наших дней, никого из тех, кто хоть раз побывал в нём, парк не отпускает от себя всю жизнь. Тем более людей творческих. Мотивы и образы парка нашли отражение в творчестве многих поэтов и писателей.

Литературные мотивы парка Монрепо

В различных видах искусств ведущими являются мотивы жизни и смерти, добра и зла, любви и красоты, жертвенности и предательства. Мы же хотим обратиться к этим мотивам как литературным. В парке нашли отражение различные литературные течения эпохи Николаи: романтизм, просветительство, оссианизм, классицизм.

Доминантным мотивом парка нам представляется мотив красоты. Именно красота является главенствующей в парке, все здесь подчинено ей. Вспомним сказку "Красота", написанную Николаи для своего воспитанника, будущего императора Павла I. Истинной красотой в этой сказке признана добродетель, ибо "в ней соединяются все качества красоты: простота естества, расположение художества, доказательство науки и по несчастию почти всегда и редкость. Её впечатление есть самое живейшее, самое непреложное, самое твёрдое. Она... самое блаженство". И именно в Монрепо, по замыслу Николаи, посредством одухотворения природы и осмысления её, душа человеческая "усиливается соделаться подобною Существу благородному и чистому, коему она должна своим происхождением..."

Вид с Левкатийской скалы. 1900-е годы.

"Красота спасёт мир" - именно это утверждение Ф.М. Достоевского как нельзя лучше подходит к описанию мотивов красоты в парке Монрепо. Но совершить это спасение может не любование красотой, а лишь осознание её, работа человека над собой. И, по мнению Николаи, активным началом должна быть внутренняя работа каждого человека по осознанию красоты. Именно оно, это осознание, должно спасти мир.

Немаловажен в парке Монрепо и мотив Любви. Причём это не только любовь мужчины и женщины, символом которой являются источник "Нарцисс" и Левкатийская скала. Это также и любовь к близким (Паульштайн, который Л. Николаи посвятил сыну, и Пампушинка, которую Пауль построил в честь горячо любимой матери), и любовь к друзьям (обелиск Броглио, урна памяти Лафермьера).

Также мы встречаем в парке Монрепо мотив смерти. Николаи, как истинный поэт и праведник, не боится смерти. Он живёт не для себя, он живет и творит для людей, и он счастлив своей судьбой. В своей поэме он пишет:

...Приготовлено уже место
Для моего сосуда с прахом.
Два слова будут стоять на урне:
"Ну, достаточно",
Потому что я уйду сытым
с жизненного пира.

Капелла Людвигштайн на о.Мертвых. 1920-е годы.

Тема смерти в Монрепо появляется то в образе Елисейских полей, то в мотиве скалы урн и, наконец, получает своё завершение в образе Людвигштайна. Людвигштайн - литературный архетип, образ смерти и вечного сна. Николаи осознаёт:

Только на миг принадлежал
     этот холм мне
И навеки принадлежу я ему.

Мотив смерти вводит в Монрепо тему меланхолии, в состоянии которой "лучше всего чувствует себя наше сердце".

Мотивы красоты, любви, смерти характерны не только для любой литературной эпохи, но для эпохи романтизма, в духе которой создан парк, они являются особенно важными. Это отражено и в поэме Николаи. Кроме того, в поэме и в парке мы встречаем и другие, не менее важные для романтизма темы, как добро и духовное служение, человеческое злодеяние, вносящее дисгармонию в мир, проблема вечных и преходящих ценностей.

"Одним из центральных образов поэмы стал человек - носитель божественного творческого начала на земле. Таковым и был барон Людвиг Генрих Николаи, поэт - романтик, чей сад явился одной из форм его самовыражения", - отмечают исследователи.

Людвиг Николаи - деятель эпохи Просвещения

Л. Г. Николаи.

Педагог, поэт, учёный, мыслитель и философ - Л. Г. Николаи является истинным представителем своей эпохи.

Людвиг Николаи родился 29 декабря 1737 года в Эльзасе. С юности он имел литературные наклонности, но по желанию отца закончил юридическое отделение Страсбургского университета. Страсбург в то время был значимым городом международного общения и способствовал многим, в том числе и русским, знакомствам Николаи.

Мировоззрение Николаи окончательно сложилось в Париже, где в общении с энциклопедистами он проникся просветительскими взглядами. Политический идеал энциклопедистов - просвещенный и добродетельный государь - становится и идеалом Николаи. Его поэтические опыты (первый поэтический сборник "Элегии и письма" вышел в 1760 году) получили одобрение самого Дидро.

Вскоре Николаи получает приглашение от К. Разумовского, президента Петербургской Академии Наук, и И. Шувалова, куратора Московского университета, совершить с ними путешествие по Италии, Швейцарии, Южной Германии и Франции. Посещение этих стран способствовало обогащению его познаний в литературе и искусстве.

В Англии он получает письмо от графа Панина, воспитателя наследника России - Павла Петровича (которому тогда было 15 лет) - с приглашением на должность преподавателя логики.

Николаи прибывает в Россию в 1769 году, чтобы навсегда связать себя с этой страной. В России Николаи оказывается в кругу скрытой оппозиции двору Екатерины II, но не принимает участия в политической борьбе. У него более высокая задача - воспитать достойного наследника престола. Он наставляет Павла в вопросах естественного права, политики и истории.

В то же время он переводит труды античных авторов, пишет для наследника сказку "Красота".

После женитьбы Павла Николаи становится личным секретарём великокняжеской четы. Он входит в небольшой кружок, собирающийся для литературных бесед и музицирования.

10 апреля 1798 года в Вене, в один день с Гёте, Николаи был возведен императором Иосифом II в дворянское достоинство. Баронский титул был пожалован ему Павлом в конце 1796 года.

В 1798 году Николаи становится президентом Петербургской Академии Наук, продолжив на этом посту свою деятельность просветителя. После переворота 1801 года он представляет Александру I записку о реформе Академии и проект её нового регламента. Став членом комитета по разработке устава Академии, Николаи вносит предложения, предусматривающие необходимость создания трудов на русском языке, развитие экспедиционной деятельности, создания новых химических лабораторий, музея ботаники, минералогии и зоологии. Устав был утверждён уже после того, как Николаи покинул Академию.

Уйдя в отставку, последние годы своей жизни он проводит в имении Монрепо, приобретённом в 1788 году.

Мировоззрение Людвига Николаи окончательно сложилось в Париже, где он проникся просветительскими идеями: верой в могущество разума, в действенность морального воспитания, в нравственную силу литературы и искусства, чтобы затем развернуть их в своем творчестве. Слог в его произведениях характеризуется строгостью, дидактичностью, назидательностью.

На смену просветительству приходит предромантизм (сентиментализм) с его идеями чувственности, естественности, нравственности. Это течение также оказывает немаловажное влияние на творчество Николаи.

В 1804 году Николаи создаёт свою поэму "Имение Монрепо в Финляндии". Эта поэма является своеобразной литературной иллюстрацией к парку. В ней встречаются отголоски различных литературных форм, правда, в несколько "переплавленном" виде: рыцарский роман, римская и новая элегия, античный эпос, сельская идиллия, романтическая баллада, мифы и легенды. Всё это объединено философско-лирической идеей о мире-саде.

Ничто так не отражает духовный мир человека, как его собрание книг. Библиотека Л. Г. Николаи насчитывала более 9000 томов и являлась одной из крупнейших библиотек того времени. Библиотека эта носила название "Библиотека двух друзей", и вот почему.

У Николаи ещё по Страсбургскому университету был друг-однокурсник Франц Герман Лафермьер.

Лафермьер был приглашен в Россию раньше Николаи и, отчасти, именно его рекомендации способствовали приглашению Николаи.

С самого начала своей дружбы Лафермьер и Николаи покупали книги в складчину. Друзья условились, что тот из них, кто переживёт другого, получит всю библиотеку. Лафермьер умер в 1796 году, и, таким образом, библиотека перешла к пережившему его Николаи. В руках Людвига Николаи оказалась крупнейшая библиотека Европы, включающая в себя французскую, немецкую, английскую, итальянскую и российскую литературу. Она являла собой великолепнейшее собрание трудов по археологии, нумизматике, истории архитектуры и истории искусств.

Основу итальянской части библиотеки Николаи составляли, главным образом, труды классиков, начиная с Данте Алигьери. Бесспорно, жемчужиной этого собрания следует считать редчайший экземпляр римского издания "Opere varie..." Джамбаттиста Пиранези, изданного в 1750 году.

Французская часть библиотеки была представлена книгами Корнеля, Делиля, Шодерло. Особняком в этом списке стоят труды Монтескье, которые отражают философские пристрастия Николаи.

Наравне с французской литературой в библиотеке Монрепо была представлена немецкая (Лессинг, Шиллер, Гёте), ибо эти два языка были для Николаи одинаково родными.

Последние представители рода Николаи ещё до Зимней войны передали библиотеку в дар университету города Хельсинки, где она находится и по сей день.

Образование и духовность делают Николаи поистине свободным. Эта свобода проявляется в его действиях: в чуждости интригам царедворцев против Екатерины II, в уходе в отставку, которая стала для него не ссылкой, а истинной благодатью. Николаи приехал в свое имение Монрепо как уже состоявшийся поэт, и поэтически воспринимал это место, соответствующее духу его личности и романтическому духу того времени.

Мы проходим мимо истинного Рая
В который никогда не проникал глаз черни
И который снаружи так незаметен...
Одни лишь чувства господствуют здесь.

Литературные образы в парке

Сады и парки создают "идеальное" взаимодействие человека и природы, "идеальное" для каждого времени и для каждого человека в нем. Садово-парковое искусство - наиболее захватывающее и открытое человеческому восприятию из всех видов искусств. Именно здесь все человеческие чувства раскрыты для принятия новых впечатлений, образов. Смена этих образов создаёт особую симфонию из красок, запахов, мелодий, объёмов.

Исторические воспоминания и поэтические ассоциации - вот то, что очеловечивает природу в парках. Временная перспектива в них - наиболее важная, ибо отношение к прошлому формирует современный облик. Сад - это культура прошлого и настоящего. Недаром "золотой век" человечества всегда ассоциировался с садом. Сад - это идеальная культура, в которой облагороженная природа слита с человеком.

И чем более дика природа, тем глубже это слияние.

Монрепо. Пролив между материком и о.Мертвых. 1910-е годы.

"В Монрепо на неприступных скалах растут сосны, открываются бесконечные виды на шхеры с их плывущими в водной голубизне островами. Но при всей грандиозности природы всюду видна разумная рука человека...", - отмечалось в одном из альманахов "Монрепо".

Николаи избирает Монрепо, чтобы населить его всем тем, что ему дорого, воплотить в нем все свои идеи.

Парк Монрепо он делает моделью Космоса, Рая, целостным образом связи Земли и Неба, воплощением небесных идей на земле.

Библейские ассоциации

Одним из самых глубинных слоёв строя образов этого парка нам представляется Библия.

Центральным библейским образом является образ самого сада, который является прообразом райского сада, Эдема. Образ сада ярко представлен в поэме Николаи "Имение Монрепо..." и изображается в романтическом стиле. Здесь встречаются ключевые образы романтизма: отвесные стены, ущелья, мрачная зелень, фантастические пейзажи, таинственные и уютные уголки природы. Кроме того, парк располагается на острове, омываемом водами залива, читай - "моря", излюбленного образа романтиков.

Лирический герой поэмы - это тоже романтический герой. Он уходит от "катастрофического" бытия столицы на лоно природы и обретает здесь желанный покой и умиротворение. Монрепо в поэме - "тихое место", место "истинного Рая", "обитель", недоступная глазам "черни".

Образ сада сочетает в себе несколько культурных эпох: библейскую, эпоху Средневековья, эпоху Романтизма.

Библейская тема, одна из главных составляющих тем Монрепо, существует скрыто, неявно. Сама топонимика парка требует к себе двоякого истолкования: наряду с первым, житейским, существует второе, напоминающее о вечном, о Библии.

Мы можем обнаружить определённое сходство между землёй обетованной, описанной в Библии, и парком. Правда, сходство это, скорее, глубинное, смысловое, чем внешнее. Палестина - приморская часть земли, где преобладает гористая местность. Все это, только в миниатюре, есть и в Монрепо. Вспомним строки поэмы Николаи о том, что герой произведения Эрих любит подниматься на вершину горы в Монрепо, "с этой вершины он любил по ночам наблюдать движение звезд".

Легенда о борьбе двух братьев Ваза, Эрихе и Иоганне, пытающихся уничтожить друг друга в стремлении к власти, повествует о великом зле, падении человека и о страшном проклятии возмездия, преследующем злодея, которому нет упокоения:

В полночь дух Эриха XIV бродит
     с проклятиями.
Среди этих мрачных камней.
     И звенит кандалами...

Более того, мотив братоубийства является одним из древнейших и восходит к библейскому убийству Каином Авеля.

Также огромное значение в Монрепо имеют лестницы, символически отражающие различные мотивы. Вспомним проекты роскошных лестниц на скалу Эрмитажа или на Паульштайн. Эти лестницы были сделаны для красоты, связаны с эстетикой любования парком. Но можно вспомнить, что лестница является важнейшим из символов Библии, символом связи Неба и Земли. Как для Иакова лестница стала символом духовного возрождения человека, так и в Монрепо ступени являются "ступенями" духовного преобразования человека. Такие же библейские мотивы читаются и в композиции, образном строе Монрепо.

Часть парка, называемая "Конец Света", тоже вызывает библейские ассоциации. Это составляющие пейзажа: большая скальная стена в прибрежной части, ещё одна пещера - грот-расселина, ущелье святого Николая. Весь этот район построен по принципу конец - начало. Суть Конца Света - победа Агнца над Змеем-искусителем и грядущее обновление мира.

Может быть, именно на это намекают загадочные ступени на Конце Света, благодаря которым он не кончается, а открывает путь в новый мир.

Возможно, именно этим объясняется то обстоятельство, что Конец Света был самым священным местом Монрепо. Людвиг Николаи планировал именно здесь установить скульптуру Святого Николая, отсюда виден Некрополь, вблизи находилась хижина отшельника, построенная как бы на месте пустыни. Позднее именно здесь появится скульптура Вяйнемёйнена.

Символично и то, что первым задуманным Николаи объектом в Монрепо становится Эрмитаж - приют души странника-переселенца, та часть парка, "...которая настраивает на святую простоту".

Первое впечатление Л. Николаи о природе этого места ("Всё вокруг ... было пустынными скалами") являет нам образ каменистой пустыни. Истоки этого образа восходят к теме пустыни Святой Земли. Библия даёт цель бытия - превращение пустыни в сад: "Доколе пустыня не сделается садом". Достижению этой цели посвящает Николаи свой "вечер жизни в Монрепо".

Из диких голых скал, россыпи камней, низких растений он постепенно создаёт сад. Это был творческий процесс "одухотворения" сырого материала красоты. Николаи предстаёт здесь как поэт-творец, ибо создавая свой собственный художественный мир, он становится подобным Богу.

"Породы и сорта деревьев подбирая, мы можем на земле создать подобье Рая", - писал Делиль. В парке встречались растения, упоминаемые в Библии: "Насажу в пустыне кедр и мирту и маслину". В Монрепо могла использоваться в качестве живой ограды акация, упоминаемая в Библии наряду с миртом. Такую же функцию мог выполнять шиповник, заменяя палестинские ограды из терновника. В Палестине произрастает и сосна, которая украшает Монрепо. Деревьями праведниками считаются кедр и пальма. Если кедры росли в Монрепо в естественных условиях, то пальмы выращивались в оранжереях и на лето выставлялись в парке в вазонах. Дуб также распространён в Палестине. Упоминается в Библии и верба, растущая на сырой почве. И, наконец, мы встречаем в парке яблоню - символ искушения Евы.

Итак, анализ структуры Монрепо позволяет обнаружить в нём скрытое влияние библейских мотивов, вступающих в сложные отношения с увлечённостью Николаи античностью, просветительством, романтизмом. Основная идея парка - утверждение главной христианской ценности, добродетели. Сама жизнь Николаи была примером христианского смирения и терпения. Вспомним его девиз: "Выдерживай и воздерживайся".

Античные образы

Присутствуют в парке и античные мотивы, связанные, прежде всего, с древнегреческой и римской мифологией и философией.

Прежде всего, это миф о рождении Финляндии из морских волн в результате борьбы Зевса с Посейдоном. Победа олимпийца означала победу Гармонии над Хаосом и родственна представлению о том, что мир явился из Хаоса.

В священной роще находился источник нимфы Сильмии, покровительницы парка. Нимфа Сильмия символизировала дух парка, "гений места", и была покровительницей этой земли и её настоящей владелицей. В истории любви нимфы Сильмии и пастуха Ларса есть явные точки соприкосновения с древнегреческим мифом о Нарциссе и Эхо, о чем свидетельствовала также статуя Нарцисса, стоявшая первоначально на возвышении у источника. Внешне она решена в жанре идиллии, но содержанием ее является не радостная, безмятежная жизнь на зеленой лужайке, а романтическая тема духовного воскрешения человека в любви. Здесь любовь и смерть - мост в иное состояние, иной мир, где возможно осуществление их подлинного бытия. Кроме того, созвучна эта история и древнегреческому мифу об Орионе (само греческое слово "Орион" переводится как "пастух").

Источник Сильмии в священной роще, где живет дух парка, возможно, самое важное место в Монрепо, ведь здесь присутствует дух не только античного мифа, здесь переплетаются различные эпохи и образы парка. Традиционная для античности легенда, поясняющая культ источника, восходит к народному финскому преданию о том, что источник, текущий на Восток, является целительным. Кроме того, имя "Сильмия" созвучно финскому "сильмя", что означает "глаз", ведь "местный колорит" был очень важен для Николаи.

Вообще, первоначально источник не назывался "Нарцисс", и не было около него статуи этого греческого героя. Николаи задумывал этот источник целительным для "внутреннего ока", источником, который мог привести человека к познанию красоты. Но помыслы людей, стремившихся сюда, были, прежде всего, о внешней, а не о духовной, красоте. В своём самолюбовании люди уподобились Нарциссу, и именно поэтому, в назидание, источник сменил имя. Появилась и статуя Нарцисса из белого мрамора, грациозно сидящего и любующегося своим отражением.

Грот, расположенный на другой стороне острова Людвигштайн, был посвящен Медузе, морскому чудовищу, о которой Гомер рассказывает в приключениях Одиссея. Медуза была одной из трех дочерей Геи, и единственная смертная из них. Из крови Медузы родился крылатый конь поэзии Пегас, прилета которого на свой остров, конечно же, ждал Николаи, увлекающийся поэзией.

На уступе отвесной скалы
     находится грот,
Который наполовину - создание
     природы, наполовину - человека.
Мрачно и холодно внутри него.
     В стене, покрытой белой пеной,
Выдолблена голова Медузы,
     страшен ее оскал.

Храм Нептуна, открытый всем ветрам и суровой зиме, представляет собой лишь условную модель храма как места молитвы и общения с Богом.

"Там возвышается перед тобой
Открытый храм в греческом стиле".

И его "открытость" призвана напомнить о том, что храмом является вся окружающая нас природа, где человек трудится, молится и отдыхает, и, более того, храм находится и в душе человеческой.

Высокая мраморная колонна, посвященная двум императорам - Павлу I и Александру I - тоже олицетворяет античные мотивы. Сама колонна - ведущий элемент античной архитектуры. Слова на её постаменте гласят: "Цезарь подарил нам этот покой". Таким образом, Николаи благодарит Павла, который "щедро вознаградил... добрую службу" его, и Александра, который "на закате жизни... отдал Монрепо" в полное владение рода Николаи.

Присутствует в парке и мотив вечной близости любви и смерти. Это Леукате, напоминающая нам о Левкатийской скале. Эта скала получила свое название благодаря легенде, согласно которой греческая поэтесса Сапфо бросилась с Левкатийской скалы из-за своей несчастливой любви. На этой скале располагался храм Амура, который представлял собой классическую ротонду. Этот храм являет собой тему любви в романтическом ореоле смерти. "Юноша, если ты решишь броситься со скалы...посети сначала этот маленький храм...здесь Амур предостережёт тебя: "Остановись, сын мой", - так пишет об этом месте Людвиг Николаи в поэме.

Оссианские образы и образы "Kалевалы"

Нельзя не сказать о том, что парк Монрепо создавался также в духе поэзии Оссиана, ведь сама природа как бы способствовала этому. Финляндия в составе Российской империи играла роль "маленькой Шотландии", северной дикой и свободолюбивой страны. И пейзажи дикой природы, величавой и живописной, ассоциируются с "Поэмами Оссиана".

Оссианские мотивы в Монрепо слились с мотивами "Калевалы". Перед создателем "Калевалы" Лёнроттом стояла та же задача, что и перед Макферсоном: прежде всего, объединить народ, поднять национальное самосознание. Складывающаяся финская нация нуждалась в произведении, которое рассказывало бы о великом прошлом народа и показывало его, столь же великое, будущее. В этом произведении отражены все острые социальные противоречия того времени, проблемы "отверженных". Автор-повествователь не только рассказывает о деяниях героев, но и выражает свои взгляды на проблемы эпохи.

Центральным героем "Калевалы" является Вяйнемёйнен - искусный певец, смастеривший кантеле, сначала из щучьих костей, а затем из ствола берёзы.

Образ Вяйнемёйнена является одним из центральных и в парке Монрепо, ибо он, прежде всего, поэт-сказитель, прославляющий подвиги своего народа. Он также и поэт-творец, и в этом заключается его истинное предназначение. Вяйнемёйнен представлен в "Калевале" как творец мира.

Начал мудрый Вяйнемёйнен.
Всколыхнулися озёра,
Горы медные дрожали,
Камни твёрдые трещали...

Слёзы на его глазах и глазах людей во время исполнения сказаний - символ вечно болящего сердца поэта.

Плачет старый Вяйнемёйнен...
...Из очей сбегают капли,
Вниз жемчужные стремятся...

Памятник Вяйнемёйнену, июль 1920 г.

Статуя Вяйнемёйнена работы Таканена появилась в Монрепо в конце XIX века в самом диком месте парка, среди голых отвесных скал. Место это выбрано было неслучайно, оно соответствовало картине, описанной в "Калевале".

"Старый добрый" Вяйнемёйнен сидел на скале на берегу шхеры среди гранитных скал с глубокими трещинами. Скалы охватывали его со всех сторон, и наверху над ним среди поросших соснами вершин в разрывах скал видно было небо. Недалеко - небольшая, дикая пещера.

К сожалению, памятник этот был утрачен. А сравнительно недавно появившийся на том же месте новый памятник Вяйнемёйнену тоже успел пострадать от рук вандалов.

Воплотив свои идеи в парке Монрепо, Л. Г. Николаи создал истинное произведение искусства. Оно живет во времени независимо от своего создателя и в разных эпохах находит своё толкование. И как произведение искусства, парк открыт для толкования в разных временах. Люди разных эпох по-своему воспринимают его, находят в нем вечные истины, искусно скрытые.

И данная работа, толкующая связь парка Монрепо с литературными образами, является лишь песчинкой в его долгой истории.

Монрепо - это не просто живописное место, никогда не теряющее своего очарования, но и философское произведение искусства, преобразующее души людей.

/ Анна Коваленко, Выборгский педагогический колледж - специально для журнала "Балтийский щит".
Использован ряд материалов фотогалереи сайта terijoki.spb.ru.
Дополнительная информация об парке Монрепо. /

 

Добавьте Ваш комментарий :

Ваше имя:  (обязательно)

E-mail  :  (не обязательно)

ОБЯЗАТЕЛЬНО - введите символы с картинки - цифры и латинские буквы.
Регистр не имеет значения - вводите маленькие буквы.
Цифра ноль - всегда перечеркнута.
Если не можете прочесть - перезагрузите страничку.

This is a captcha-picture. It is used to prevent mass-access by robots. (see: www.captcha.net)   

Комментарии

1. 2011-03-03 16:16:44 Михаил Костоломов (mkostolomov@mail.ru)
Удачная работа, хорошая по композиции и подбору материалов. Автора статьи, Анну Коваленко, хочу пригласить завтра, 4 марта 2011 г. в 15 ч. в библиотеку Аалто на презентацию новой книги о Монрепо, с моим новым переводом Поэмы барона Николаи о Монрепо и комментариями сотрудников ГИАМПЗ М. Ефиомова и Ю. Мошник. Приходите заранее: может быть, удастся поговорить. МК


Содержание


 

Rambler's Top100 page counter

© terijoki.spb.ru 2000-2016 Использование материалов сайта в коммерческих целях без письменного разрешения администрации сайта не допускается.