Балтийский Щит   Журнал "Балтийский Щит"

Содержание:

ВЫБОРГСКОЕ МОРСКОЕ СРАЖЕНИЕ. (06.05.09).

"Не осталось уже морских сил, кроме спасающихся бегством..."

ВЫБОРГСКОЕ СРАЖЕНИЕ 21-23 июня 1790 г. - сражение между шведским и российским флотами в Финском заливе во время русско-шведской войны 1788-1790 гг., крупнейшее на Балтике и одно из крупнейших морских сражений мировой морской истории ХVIII в.

Шведским планом кампании 1790 г. предполагалась высадка десанта в восточной части Финского залива с последующим наступлением на Санкт-Петербург. Во исполнение этого плана шведский армейский (гребной) флот под личным командованием короля Густава III с 14-тыс. десантным корпусом на транспортах, оставив сильный арьергард в Финляндских шхерах, к 22 мая 1790 г. сосредоточился в Выборгском заливе. Шведский корабельный флот под командованием младшего брата короля генерал-адмирала герцога Карла Зюдерманландского должен был разгромить по частям российский корабельный флот, зимовавший в Ревеле и Кронштадте, завоевать господство на море и тем самим обеспечить успех высадки десанта.

Почти месяц блокады

Однако эта стратегическая комбинация была расстроена поражениями шведского корабельного флота в Ревельском 2 мая и Красногорском 23-24 мая 1790 г. сражениях. В результате 26 мая I790 г. Ревельская и Кронштадская эскадры российского флота соединились у о. Сескар, а Карл Зюдерманландский по приказанию Густава III, обеспокоенного угрозой изоляции и уничтожения армейского флота с десантом, отступил в Выборгский залив. Здесь шведские корабельный и армейский флоты были блокированы российским корабельным флотом под командованием адмирала В.Я.Чичагова и отрядами российского гребного флота, большая часть которого ещё заканчивала запоздалое вооружение в Кронштадте.

В составе шведского корабельного флота насчитывалось 21 линейный корабль и 11 фрегатов (всего 1818 орудий, численность экипажей не менее 15280 человек), армейского - 280 вооруженных гребных судна различных типов, не считая транспортов. Всего под Выборгом сосредоточились до 400 шведских кораблей и судов с 3000 орудий и 40000 моряков и солдат десантного корпуса.

Главные силы российского корабельного флота в начале июня составляли 30 линейных кораблей (в том числе 7-трёхдечных) и 10 фрегатов (не менее 2718 орудий и 21000 человек экипажей). Их дополняли 20 судов гребного флота под командованием капитана бригадирского ранга П.Б. Слизова и 8 гребных фрегатов. С севера шведам угрожали 52 гребных судна отряда вице-адмирала Т.Г. Козлянинова, который находился на Транзундском рейде, опираясь на занятый российским гарнизоном Выборг.

Имея полуторное превосходство в количестве орудий главных сил и трёхдечные корабли, которых не было у шведов, адмирал В.Я. Чичагов проявил чрезмерную осторожность и своевременно не воспользовался благоприятной обстановкой для решительной атаки противника. Деморализованные неудачами на море шведы оказались в своеобразной ловушке, ограниченной островами, мелями и каменистыми банками. Но длительное бездействие российского главнокомандующего позволило противнику оправиться и предпринять меры к усилению обороны и к поискам выхода из опасного положения. Так, шведы уже 27 мая высадили демонстративный десант, заняли пролив Биорке-зунд, а 5 июня атаковали отряд Т.Г. Козлянинова на Транзундском рейде, но были отбиты. Также безуспешны оказались и попытки арьергарда шведского гребного флота в июне пробиться из Роченсальма в Выборгский залив. Они были с потерями для шведов отражены отрядом капитана 2 ранга Р.В. Кроуна, занимавшего позицию западнее залива - у Питкопаса. Тем не менее, инициатива вновь переходила к Густаву III. Свою нерешительность В.Я. Чичагов оправдывал неготовностью половины гребного флота, сложностью навигационной обстановки, а отчасти и большим количеством больных на кораблях (на 14 июня - 1238 человек).

Передовые офицеры российского флота настаивали на энергичном наступлении с целью уничтожения противника. В частности, ещё 27 мая командир 66-пушечного корабля "Не тронь меня" капитан I ранга Д. Тревенен в письме вице-президенту Адмиралтейств-коллегии графу И.Г. Чернышеву предлагал в кратчайшее время приготовиться к атаке шведского флота, обеспечив её установкой батарей на островах, брандерами и содействием наличного гребного флота. Для усиления морального давления на Густава III Д. Тревенен советовал воспользоваться блокадой и высадить десант у Стокгольма.

Учитывая недовольство и даже ропот подчинённых, адмирал В.Я. Чичагов решил предпринять общую атаку с трёх направлений, но при этом отложил её начало до подхода из Кронштадта гребного флота. Гребной флот под командованием вице-адмирала принца К. Нассау-Зигена, задержанный противными ветрами, прибыл к южному входу в пролив Биорке-зунд только 21 июня. Усилившись тремя линейными кораблями и восемью гребными фрегатами, К. Нассау-Зиген, численность флота которого достигла 89 единиц, в ночь на 22 июня атаковал шведский армейский флот в Биорке-зунде и заставил его отступить с потерей 5 кораблей. Русские в этом бою потеряли шхуну и 150 человек. Однако время было упущено: шведы уже давно были подготовлены к прорыву из ловушки и ждали только благоприятного ветра. Именно в ночь на 22 июня западные ветры сменились на северо-восточный, а утром установился восточный ветер, выгодный для прорыва.

Начало прорыва

К этому времени шведский флот находился в следующей диспозиции: 18 линейных кораблей и 3 фрегата под командованием Карла Зюдерманландского (флаг - на 74-пуш. корабле "Густав III), прикрываясь от русских о.Рондо, стояли на якорях в ломаной линии между о. Пейсар и банкой Сальвор. Позади линии находились 5 больших фрегатов. 3 линейных корабля и фрегат перекрывали проход между банкой Сальвор и отмелью у м. Крюйсерорт. Севернее корабельного флота выстраивались отряды шведского армейского флота, где в большой шлюпке, буксируемой яхтой "Аурора", находился король Густав III.

18 линейных кораблей - главные силы блокирующего российского корабельного флота - располагались на якорях в изогнутой линии южнее банки Сальвор и к западу от о. Рондо. В центре линии на 100-пуш. корабле "Ростислав" находился главнокомандующий адмирал П.Я. Чичагов, на флангах - младшие флагманы вице-адмиралы А.В. Мусин-Пушкин (100-пуш. "Св. Николай") и А.И. фон Круз (100-пуш. "Князь Владимир"). Проход между островами Пейсар и Рондо блокировался отрядом капитана генерал-майорского ранга П.И. Лежнёва (4 линейных корабля, 1 бомбардирский корабль), а проход между банкой Сальвор и отмелью у Крюйсерорта - отрядом контр-адмирала И.А.Повалишина (5 линейных кораблей, 1 бомбардирский корабль). К северо-западу от последнего занимали позицию 3 фрегата под командованием контр-адмирала П.И. Ханыкова, а ещё западнее - у Питкопаса - 2 фрегата и 2 катера под командованием капитана 2 ранга Р.В. Кроуна.

Российский гребной флот (89 единиц) под командованием вице-адмирала принца К. Нассау-Зигена проходил Биорке-Зунд, а отряд гребного флота под командованием вице-адмирала Т.Г. Козлянинова (52 судна) находился на Тразундском рейде.

Шведский план прорыва, разработанный флаг-офицером Карла Зюдерманландского лейтенантом Г. Клинтом, предусматривал движение корабельного флота через проход между банкой Сальвор и Крюйсерортом с прорезанием строя отряда И.А. Повалишина. Головным кораблём был назначен 64-пуш. "Дристихетен" под командованием полковника Й. Пукэ, который должен был сообразовывать скорость хода со скоростью гребных канонерских лодок. Армейский флот поотрядно должен был двигаться ближе к берегу параллельно корабельному, следуя головной хеммеме "Стюрдьёрн" под командованием подполковника В.фон Стедингка. На хеммемы и турумы возлагалось прикрытие канонерок и галер от русских фрегатов. Большие шведские корабли имели на буксирах шлюпки для промеров, а замыкающие - из числа стоявших у Крюйсерорта, должны были пустить брандеры на корабли отряда И.А. Повалишина.

В 2 ч. 00 мин. белой ночи 22 июня 80 шведских канонерских лодок с целью отвлечения внимания русских от действительного направления прорыва провели демонстративную атаку на отряд П.И. Лежнева. Они были обстреляны русскими линейными кораблями и через 2,5 часа присоединились к армейскому флоту. Около 6 ч. 00 мин. шведский корабельный флот по примеру флагманского "Густава III" начал вступать под паруса и вскоре вслед за "Дристихетеном" двинулся в обход банки Сальвор. При этом 56-пуш. "Финланд", едва снявшись с якоря, сел на мель и позднее сдался русскому 66-пуш. кораблю "Победоносец".

Морской бой

С отдачей парусов на шведском флоте адмирал В.Я. Чичагов, ожидая атаки противника на свои главные силы, поднял общий сигнал: "встать на шпринг и приготовиться к бою". Между тем "Дристихетен" обогнул банку Сальвор и направился между 74-пуш. кораблями "Всеслав" и "Св. Петр" (флаг И.А. Повалишина). В 7 ч 30 мин русские корабли открыли огонь, но не смогли остановить противника. "Дристихетен", поразивший продольными залпами "Св. Петра" и "Всеслава", прорвался в море, ведя за собой другие корабли. Параллельно шведским линейным кораблям, но ближе к берегу (Крюйсерорт) тянулись отряды армейского флота. 5 линейных кораблей и бомбардирский корабль "Победитель" отряда И.А. Повалишина, а также 3 фрегата отряда П.И. Ханыкова более полутора часов вели тяжёлый бой в густом пороховом дыму, застилавшим арену столкновения. Все они, особенно "Св. Петр", "Победитель" и "Всеслав", получили повреждения корпуса, рангоута и такелажа. "Всеслав" дважды загорался, но русским морякам удалось потушить пожары. Экипажи потеряли 53 человека убитыми и 116 человек ранеными, смертельное ранение получил и командир 66-пуш. корабля "Не тронь меня" капитан 1 ранга Д.Тревенен.

Только около 9 ч 00 мин В.Я. Чичагов приказал северному крылу главных сил "сняться с якоря и идти на помощь повреждённым кораблям". Но из эскадры A.В. Мусина-Пушкина только 74-пуш. "Константин" успел вступить в бой и поддержал корабли А.И. Повалишина.

Между тем и прорвавшийся шведский флот получил повреждения, которые в условиях стесненного района обернулись тяжелыми потерями. 70-пуш. корабль "Энихетен", собираясь пустить брандер на "Св. Петра", преждевременно дал ход, и уже горящий брандер сцепился с самим шведским кораблем. Пытаясь уклониться от брандера, "Энихетен" столкнулся с 42-пуш. фрегатом "Земире". "Св. Петр" обрубил якорный канат и отошел, а все три сцепившихся шведских корабля загорелись и около 9 ч. 00 мин взлетели на воздух. В пламени взрыва погибло более 900 человек.

Поврежденный 62-пуш. корабль "Омхетен" вышел из строя вправо и под огнем фрегатов П.И. Ханыкова сел на мель, а позднее сдался русским вместе со шхуной и 3 галерами. 64-пуш. корабль "Хедвиг-Элизабет-Шарлотта" уклонился влево, наскочил на камни банки Реппие и затонул. На банку Пассалода сели сразу три корабля: 70-пуш. "Луиза Ульрика", фрегаты 44-пуш "Упланд" (двухдечный) и 32-пуш. "Ярославец" (захваченный ранее шведами у русских). Все они вскоре спустили флаги.

Яхта "Аурора", пробитая ядрами, пошла ко дну, на королевской шлюпке был сбит и упал в воду штандарт Густава III. Штандарт стал трофеем русских моряков. Огнем кораблей А.И. Повалишина и П.И. Ханыкова были потоплены также несколько шведских мелких гребных судов. Генерал-адмирал принц Карл Зюдерманландский был ранен, но его флагманский корабль в числе последних все же миновал опасность.

Погоня за противником

К 9 ч. 30 мин. голова шведского флота вышла на чистую воду и взяла курс на о. Гогланд. Только в это время В.Я. Чичагов с главными силами вступил под паруса. Направив отряд П.И. Лежнева на помощь И.А. Повалишину, В.Я. Чичагов приказал начавшему погоню за противником авангарду А.В. Мусина-Пушкина убавить парусов с целью подождать кордебаталию и арьергард. К 11 ч. 00 мин. шведский корабельный флот, растянув линию из 16 линейных кораблей и 8 фрегатов, был уже в открытой части залива. Прорыв шведов фактически удался: 17 линейных кораблей В.Я. Чичагова, выстраиваясь в кильватер, шли позади противника, вне досягаемости огня орудий. Шведский же армейский флот оказался в опасном положении в дистанции всего двух пушечных выстрелов на траверзе российского корабельного флота.

У Питкопаса часть шведских галер, прорывавшихся к Роченсальму, была атакована отрядом капитана 2 ранга Р.В. Кроуна, который на фрегате "Венус" решительно сблизился с противником и своим огнем заставил несколько десятков его судов спустить флаги, а 15 пустил ко дну. Однако В.Я. Чичагов, сосредоточившись на погоне за корабельным флотом шведов, не только не поддержал Р.В. Кроуна, но и сигналом потребовал присоединения "Венуса" к главным силам. Р.В. Кроун включился в преследование, оставив сдавшиеся галеры. Большая часть из них опять подняла шведские флаги и вместе с остальными судами армейского флота благополучно достигла Роченсальмского рейда.

Среди счастливо избежавших плена был и король Густав III. Трофеями русских остались катер "Луиса Ульрика", 4 галеры, транспорт и канонерская лодка. Российский гребной флот, несмотря на усиленную греблю объективно не успевал догнать противника и принудить его к бою. При этом К. Нассау-Зиген жаловался на Т.Г. Козлянинова, который не поспешил атаковать гребные суда шведов еще на выходе их из Биорке-Зунда. Однако такой атаке могли помешать неясность обстановки и значительное численное превосходство шведского армейского флота над отрядом Т.Г. Козлянинова.

Погоня В.Я. Чичагова за Карлом Зюдерманландским затянулась из-за стремления российского адмирала сохранить боевой порядок, а "некоторые корабли (русские - В.Г.) в ходу своем были тихи". Между тем, в составе Российского флота были корабли с обшитой медью подводной частью, но их ходовые качества далеко не сразу были использованы главнокомандующим. Наконец, уже за Гогландом В.Я. Чичагов "дал сигнал кораблям и фрегатам, которые были в ходу легче, чтоб гнать и атаковать неприятеля", то есть разрешил погоню по способности.

Около 20 ч. 00 мин отставший шведский арьергард - 4 линейных корабля и фрегат - был настигнут 100-пуш. кораблем "Двенадцать апостолов", 74-пуш. кораблями "Мстислав", "Кир Иоанн" и 44-пуш. фрегатом "Венус". "Мстислав" под командованием капитан-лейтенанта К.П. Билоу атаковал 74-пуш. шведский контр-адмиральский корабль "София Магдалена", сбил ему бизань-мачту, и в 21 ч. 30 мин. заставил сдаться. Наступившие при облачном небе сумерки спасли остальные шведские корабли, в том числе и 44-пуш. фрегат "Грип", который было сдался, но в темноте успел скрыться oт корабля "Кир Иоанн".

Около 8 ч. 00 мин. утра 13 кораблей и 8 фрегатов шведского флота бросили якоря на входе в гавань Свеаборга под защитой батарей кре?пости. Повреждённые 62-пуш. "Ретвизан" и 70-пуш. "Гёта Лейон" отстали и оказались под ветром. Посланные генерал-адмиралом им на выручку два корабля (в том "Дристихетен") и фрегат не выполнили приказания, сославшись на собственные повреждения. Русский 66-пуш. корабль "Изяслав" пытался преследовать "Гёта Лейон", но последний был отбуксирован на рейд шлюпками с других шведских кораблей. Тогда "Изяслав" поддержал фрегат "Венус", атаковавший "Ретвизан". После полуторачасового боя "Ретвизан" сдался Р.В. Кроуну. Уцелевшие корабли шведского кopaбельного флота были заблокированы флотом В.Я. Чичагова в Свеаборге.

Итоги

Общие потери шведов в сражении составили 7 линейных кораблей (3 из них усилили российский флот), 3 фрегата, 38 гребных и малых судов и 16 транспортов. Более 6000 шведских моряков были убиты, ранены или попали в плен. Российский флот, сохранив все корабли, потерял 117 человек убитыми и 164 человека ранеными.

Важнейшими стратегическими результатами сражения явились окончательный крах наступательных планов Густава III, проигрыш шведами кампании 1790 г. и войны в целом. Шведский корабельный флот уже не мог рассчитывать на успех в сражении и находился в блокаде до заключения мира.

Победа под Выборгом увенчала успехом многолетнюю борьбу России со Швецией за преобладание на Балтийском море. Англичане позднее называли Выборгское сражение "Трафальгаром Балтики". Действительно, Швеция в 1790 г. лишилась 1/3 своего линейного флота и уже не могла соперничать с Россией, тоннаж и мощь шведского флота в последующие 200 лет никогда не превышали и половины российского Балтийского флота.

В тактическом отношении Выборгское сражение примечательно оригинальностью шведского плана прорыва через боевой порядок блокирующего российского флота. Счастливое совпадение начала российского наступления с переменой ветра позволило шведам с выполнением задуманного маневра. Однако доблесть и умение россиян на решающем участке прорыва не позволили противнику реализовать свой план с полным успехом, да и некоторые шведские командиры не справились с управлением кораблями в сложной боевой и навигационной обстановке. Вырвавшись на просторы залива, пострадавший флот Карла Зюдерманландского обратился в бегство, которое предопределило некоторый тактический успех русских в преследовании отставших кораблей и взятия "Софии Магдалены" и "Ретвизана".

В то же время промедление В.Я. Чичагова с атакой блокированного противника спасло шведов от полного уничтожения еще до благоприятного ветра 22 июня 1790 г. В ходе самого сражения российский главнокомандующий проявил явную нерешительность и излишнюю осторожность. Он так и не успел эффективно использовать мощь своих главных сил, которые приняли лишь частичное участие в преследовании. Это позволило шведам спасти большую часть корабельного флота и сохранить основные силы армейского флота, скрывшегося вместе с королем и десантом на Роченсальмском рейде. В Роченсальмском сражении 28 июня 1790 г. шведский армейский флот нанес российскому гребному флоту К. Нассау-Зигена тяжелое поражение, которое повлияло на условия Верельского мирного договора.

Грандиозные масштабы столкновения враждебных флотов 22 июня 1790 г. и многочисленные трофеи победителей позволили адмиралу В.Я. Чичагову представить Выборгское сражение в выгодном для себя свете. Свою победную реляцию он заключил словами о том, что у неприятеля "не осталось уже морских сил, кроме спасающихся бегством от победоносного оружия Вашего Императорского Величества". В результате Екатерина Великая удостоила главнокомандующего высшей боевой награды - ордена Св. Георгия I-й степени (как А.Г. Орлова за Чесму 1770 г.) и В.Я. Чичагов остался единственным в истории моряком, удостоенным такой степени отличия. Заслуженные высокие награды получили и герои сражения - произведенный в вице-адмиралы И.А. Повалишин (орден Св. Георгия II-й степени), контр-адмирал П.И. Ханыков (орден Св. Георгия III-й степени), командиры и офицеры отличившихся кораблей. Так, орденами Св. Георгия IV-й степени были награждены: капитан 1 ранга Ф.Г. Скорбев ("Прохор"), капитаны 2 ранга Ф.И. Борисов ("Всеслав"), П.Н. Хомутов ("Св. Петр"), А.В. Пустошкин (фрегат "Архангел Гавриил"), Ф.И. Тезигер ("Принц Густав"), И.Ф. фон Штейнгель (гребной фрегат "Св. Елена"), Д. Экин (старший офицер "Не тронь меня"), капитан-лейтенант К.П. Билоу ("Мстислав"), Н.А. Тутолмин (бомбардирский корабль "Победитель"), М.Ф. Бартеньев (катер "Летучий"), Н.А. Бодиско (фрегат "Надежда Благополучия"), Р.Ф. Свитин (фрегат "Слава"). Многие офицеры получили очередные чины. В их числе был и Р.В. Кроун, ставший капитаном 1 ранга, кавалером ордена Св. Владимира III-й степени и владельцем аренды в Лифляндии. Все нижние чины - участники Выборгского и других сражений войны 1788-1790 гг. после заключения Верельского мира были награждены серебряными медалями на Владимирской ленте.

/ В.Ю. Грибовский. 1993 г. /

 

Добавьте Ваш комментарий :

Ваше имя:  (обязательно)

E-mail  :  (не обязательно)

ОБЯЗАТЕЛЬНО - введите символы с картинки - цифры и латинские буквы.
Регистр не имеет значения - вводите маленькие буквы.
Цифра ноль - всегда перечеркнута.
Если не можете прочесть - перезагрузите страничку.

This is a captcha-picture. It is used to prevent mass-access by robots. (see: www.captcha.net)   


Содержание


 

Rambler's Top100 page counter

© terijoki.spb.ru 2000-2016 Использование материалов сайта в коммерческих целях без письменного разрешения администрации сайта не допускается.