Балтийский Щит   Журнал "Балтийский Щит"

Содержание:

Копорье: величие сквозь века. (19.05.09)

Копорская крепость - памятник не только древнерусской военной архитектуры, но и русской боевой славы.

Копорье

Порубежная земля Новгорода

Первые летописные упоминания о Копорской крепости относятся к XIII веку. В 1237 году построен небольшой погост на земле племени водь, подвластному Новгороду. В 1240 года немецкие рыцари, захватив Копорье, построили на скале деревянный замок. "Тои же зимы придоша Немци на Водь с Чюдью, и повоеваша и дань на них возложиша, а город учиниша в Копорьи погосте"... Появление неприятельского укрепления в непосредственной близости от моря поставило Водскую землю в тяжелое положение: новые отряды завоевателей могли теперь прибывать морем.

В 1241 году Александр Невский с новгородской ратью, состоявшей из отрядов ладожан, карел и ижерян, освобождая русскую землю от захватчиков, сжег немецкий замок и изгнал завоевателей с копорской земли. Предположительно, после 1241 года в Копорье была построена небольшая деревянно-земляная крепость (город), которая прослужила почти полвека.

В древней Руси "городами" называли поселения, которые имели оборонительные сооружения. Выражение "срубить" или "заложить город" значило построить деревянную или каменную крепость. Под защитой городов-крепостей развивались посады, в которых жили торговцы и ремесленники. В период военной угрозы посадское поселение, а также жители окрестных сел и деревень могли укрыться за крепостными стенами.

Судьба земель и государств решалась в то далекое время не только в полевых сражениях. Очень часто исход войны зависел от удачного штурма городовых укреплений. Поэтому оборонному строительству, особенно в пограничных областях, уделялось большое внимание. Укрепленный город, являясь военно-административным центром округи, в период военных действий жил особенно напряженной жизнью - за его стенами не только находило временное убежище окрестное население, но и накапливались силы для отражения противника.

Географическое положение Копорья способствовало построению крепости на естественном известняковом мысу. Копорье являлось порубежной землей Новгорода. Здесь проходили важные торговые пути. Близость моря тоже надо принять во внимание. Кроме того, тяжелое положение на границах заставило новгородцев укрепить свои рубежи. Они решили эту проблему с помощью княжеской военной силы. И в то же время надо было не допустить усиления власти самого князя. Наиболее ярким примером стали события вокруг строительства Копорской крепости сыном Александра Невского князем Дмитрием.

Междоусобная борьба сыновей Александра Невского

Заняв стол в 1277 году, князь Дмитрий начинает успешные войны на северо-западе новгородских владений: берёт "на щит" земли корелов и просит у новгородцев построить в Копорье крепость: "Испроси князь Дмитрий у Новгорода поставити себе город Копорию, и шед сам сруби", - пишет летописец. Получив поддержку новгородцев, он ставит в 1279 году деревянную крепость, но уже через год заменяет ее каменной. Существует предположение, что деревянная крепость сгорела. (Во время раскопок в 80-х годах были обнаружены истлевшие остатки бревен и обгорелое зерно.) Наблюдал за закладкой крепости новгородский ставленник посадник Михаил Мишинич. Но Дмитрию такое внимание со стороны Новгорода не понравилось, и он сместил с посадничества Михаила, заменив его своим ставленником - Семеном Михайловым. Отношения новгородцев с князьями всегда были сложными, они следили за князьями, чтобы у тех не было большой власти в новгородских землях, и самостоятельность Дмитрия пришлась не по вкусу новгородцам.

В это время брат Дмитрия Андрей получил в Орде великокняжеский ярлык. Это означало и получение власти над Новгородом. Происходит конфликт между братьями. Новгородцы, боясь укрепления власти Дмитрия, воспользовались тем, что Дмитрий потерпел поражение в междоусобной борьбе с братом Андреем, решили отнять у Дмитрия Копорье. И в 1282 году Дмитрий был вынужден укрыться в Копорской крепости. Но и тут его настигли неумолимые новгородцы: они взяли в заложники двух дочерей Дмитрия и его бояр. Вернуть заложников новгородцы соглашались лишь в том случае, если Дмитрий покинет крепость. Дмитрию не оставалось ничего другого, как вывести своих воинов из Копорья. "Мужи новгородские" разобрали крепостные укрепления от греха подальше. Но вскоре поняли, что поступили опрометчиво, разрушив крепость, которая предназначена защищать северо-запад Новгородских земель, поскольку опасными для Новгорода оставались не только княжеские амбиции, но и внешние враги.

Надежное убежище

Копорье

План крепости XIII века

В 1297 году строится каменная крепость, которая простояла два века, охраняя Новгородские земли. (В 1972-1973 годах при археологических раскопках была обнаружена стена XIII века). Древняя стена то плавно круглится, то вдруг, как бы ломается под углом. Такое необычное построение стен объясняется тем, что крепость XIII века полностью повторила рельеф известнякового мыса. Северное прясло новгородской крепости представляло собой мощную каменную стену шириной от 2,3 до 2,8 м. Снаружи стены были облицованы обработанными известняковыми блоками. Пространство между внутренней и наружной кладками заполнялось мелкими известняковыми плитами и камнями на растворе. В восточной части северного прясла располагалась Воротная башня, почти не выступающая за линию стен, что не позволяло вести фланговый огонь. Крепость была рассчитана на ведение главным образом фронтального обстрела, здесь не было бойниц нижнего подошвенного боя. Стрельба могла вестись только с площадки боевого хода, через амбразуры в бруствере. С этого времени новгородцы стали отдавать Копорье во владение литовским и русским князьям с целью склонить их на свою сторону и получить помощь против врагов. Литовский князь Наримонт Гедиминович и его сын Патрикий в течение многих лет владели половиной Копорья, дарованной им новгородцами в "отчину и дедину" с правом наследия для сынов и внуков. В Копорье за военную службу Наримонту отдавали половину доходов с копорской округи. Но литовские князья не сильно пеклись о народе и не всегда добросовестно выполняли свои обязанности. В 1338 году, когда отряд ливонцев вторгся в Водскую землю, за Наримонтом послали в Литву, но помощи от него так и не дождались. Отряд ливонцев, разорив округу, вплотную подошел к Копорской крепости и осадил ее. И тогда копорцы решили сами защищать свои земли. Конный отряд во главе с воеводой Федором Васильевичем разбил врага.

Копорская крепость считалась надежным убежищем. Во время волнения "черных людей" в Новгороде бояре отсиживались в ней. Спасаясь от восставших, новгородские посадники Андрей и Федор нашли убежище (в 1342 и в 1350 годах) за каменными стенами крепости.

В 1348 году крепость удачно оборонялась от нападения шведского войска во главе с королем Магнусом. Новгородские ополченцы во главе с Онцифором Лукичем изгнали неприятеля.

Патрикию, сыну Наримонта, в 1383 году отдали в кормление бывший удел его отца: Орехов, Корельск и половину Копорья. Но вскоре местные жители, притесняемые Патрикием, послали выборных на новгородское вече с требованием сменить его. Славянский конец, задобренный дарами Патрикия, стоял за него, но прочие концы приняли сторону угнетенных. После долгих споров решили вместо прежнего удела дать Патрикию Ладогу и Руссу.

В 1399 году упоминаются князья Василий и Иван Федорович, названые Копорскими. В 1404 году Копорье вместе с другими городами поступило в кормление последнему Смоленскому князю Юрию Святославовичу. Но он, тяготясь зависимостью от Новгорода, через два года вернулся в Москву. В 1407 году Ладога, Орешек и половина Копорья отдаются в кормление литовскому князю Лугвению - Симеону Ольгердовичу.

Копорье являлось крупным военно-административным центром Водской земли и, конечно же, было тесно связанно со всеми военными и политическими событиями Новгорода.

С постройкой новой крепости на реке Луге, в городе Ям (1384 год), Копорская крепость перешла как бы во второй эшелон. Расположенная в центре густонаселенного сельскохозяйственного района, она в XV веке утратила значение административного центра Водской земли и заняла скромное положение центра Каргальского погоста. В Каргальском погосте находились земельные владения крупных феодалов.

В составе Московского государства

XV век - век перемен. Пал Великий Новгород - Москва консолидировала княжества, и на политическую арену выступило новое государство - Московское.

Все обширные новгородские земли, в том числе и Водская пятина, вошли в состав Московского государства. Из Новгорода в Водскую пятину в 1483 году были переселены 88 семей новгородских бояр.

Описания Копорья того времени содержит только один письменный документ - Новгородская писцовая книга - "Переписная оброчная книга Водской пятины 1500 года". В ней очень кратко дается описание Копорья и состав населения. В 1500 году население Копорья было малочисленным: в крепости всего 4 двора, в которых жили воротники, сторожа, то есть служилые люди. Пустыми стояли дворы Копорского наместника боярина Гаврилы Бельского (сам боярин жил в своем имении). Около крепости расположен небольшой посад, в котором жили как "городские люди", связанные службой с крепостью, так и посадские люди. "Городским людям принадлежало 11 дворов и посадским людям принадлежало всего 6 дворов, где жило 6 семей".

Копорье было окружено деревнями, в которых жили не только земледельцы, но и ремесленники - кузнецы, пивовары, упоминается даже скоморохи. В Водской пятине добывалась железная руда, из которой делали железные крицы на продажу. Это был своеобразный центр железоплавильного и железообрабатывающего промысла.

Коренное население, хоть и считалось православным, но сохранило много языческих обрядов. Они поклонялись солнцу, луне, звездам, лесам, камням, рекам. Приносили в жертву скот, у них были жрецы. Великий Новгород к этим отголоскам язычества относился равнодушно. Но с присоединением Водской земли к Московскому государству, началось искоренение язычества. Так, в 1534 году Новгородским архиепископом Макарием в Копорье посылается инок Илия "искоренять языческую прелесть": разрушать мольбища, рубить и жечь лес и крестить некрещеных.

Начинаются грандиозные работы по совершенствованию старых крепостей. Распространилось огнестрельное оружие, и крепость XIII века уже не отвечала духу времени. Копорскую крепость перестраивают - северную и восточную стороны расширяют и укрепляют четырьмя башнями, выходящими за линию стен. Южную и западную стороны не смогли расширить. Эти стороны крепости лучше, чем другие, защищены самой природой. С этих сторон мыс ограничен глубоким оврагом речки Копорки - обрыв более 50 метров, поэтому южную и западные стены усилили, взяли, как бы, в каменный панцирь.

Овраг с северной стороны углубили, а известняковые плиты, вырубленные в этом овраге, пошли на строительство крепости. В восточном, самом коротком, прясле крепости устроили разветвленный оборонительный комплекс, к которому ведет арочный каменный мост. Ворота усилили подъемным мостом и опускной решеткой - герсой. Еще внутри въездной арки устроили двое деревянных, обитых железом, ворот и бойницы. Узкий сводчатый коридор (видоизмененный рукавчатый захаб) ведет в крепость и в первый ярус башен, фланкирующих вход Южную и Северную. Рядом с основными воротами, слева, был узкий проход для пеших воинов, в скором времени заложенный.

Протяженность крепостных стен более 400 метров. Высокий парапет с бойницами прикрывал площадку боевого хода, в каменном парапете были устроены вертикальные прямоугольные бойницы, сверху закрытые двускатной деревянной кровлей.

Четыре конусообразные пятиярусные башни выступают за линию стен. Нижние ярусы (подошвенный бой) перекрыты сферическими каменными сводами. Второй, третий и четвертый ярусы отделялись друг от друга деревянными настилами, настланными на бревна-балки. Секторы обстрела разные у каждого яруса, бойницы смещены по оси, что давало возможность вести круговой обстрел, бойничные камеры имеют воронкообразную форму с узкой щелью боевого отверстия. Система огня была создана таким образом, чтобы перекрыть все подступы к крепости. Все копорские башни имели шатровые крыши. В некоторых башнях имеются дополнительные боевые помещения с бойницами, расположенные не в самих башнях, а рядом с ними, в толще примыкающих к ним крепостных стен. Каждый ярус имеет свой вход.

В 1558 году началась Ливонская война, которая вначале принесла победы русской армии. Но вступление в войну Швеции, Литвы и Польши осложнило положение Русского государства. Русские стали терпеть неудачи и терять не только завоеванные ими земли, да и свои тоже. Шведский генерал Понтус Делагарди взял Нарву, Ивангород, Ям и Копорье. В 1582 году в Копорской крепости стоял шведский гарнизон из 500 солдат, а в Копорском уезде были расквартированы 2 конных шведских полка. Комендантом крепости был Алаф Ериксон. Поборы на содержание шведского войска тяжелым бременем легли на русских крестьян. Они должны были кормить огромное шведское войско. Начавшиеся крестьянские волнения принудили шведов вывести из Копорского уезда все военные силы, оставив только гарнизон в крепости. На крестьян были возложены тяжелые поборы: они должны были за участок земли отдать 5 бочек муки, 9 бочек овса, 4 бочки хмеля, полбочки пшеницы и 1 рубль деньгами. Многие крестьяне бежали со своих земель. В Копорском уезде разгорается партизанская борьба с захватчиками. Известные предводители партизанских отрядов - Леонтий Кунтотмин и Есипов.

В 1583 году начались мирные переговоры в деревне Плюсе. Русское государство уступило шведам почти все побережье Финского залива и крепости Ивангород, Ям и Копорье.

Начало шведского столетия

Перед шведами встала первоочередная задача укрепления границ в завоеванных землях. В 1586 году королевский секретарь Генрик Хугут приказал сделать деревянные макеты крепостей Копорья и Ям и составить план ремонта. Но дело дальше разговоров не продвигалось. В 1588 году король Иоганн III собрался с инспекцией по пограничным крепостям и приказал укрепить их и построить деревянные помещения, где он мог бы расположиться. И только в 1589 году в Нарве собрался военный совет, на котором решали вопрос по укреплению крепостей - Копорья и Ям. В первую очередь обращалось внимание на укрепление Копорья. Кроме того, надо было решить вопрос снабжения крепости водой. В самой крепости имелся всего один колодец, который зимой промерзал до основания. В северной части крепости был тайный спуск к родниковому озеру, но это не решало проблемы с водой на случай осады крепости.

Летом 1589 года начали завозить строительные материалы в крепость и, наконец-то, ремонтные работы начались.

Зимой 1590 года большое русское войско под предводительством царя Федора, сына Ивана Грозного, выступило из Новгорода по направлению Нарвы. В результате успешной операции под Нарвой Ижорская земля была освобождена. Победу Русского государства закрепил Тявзинский мир, заключенный в 1595 году.

Копорье снова стало опорным пунктом на северо-западном рубеже Руси. В крепости размещается гарнизон, и хранятся продовольственные запасы. Теперь перед русскими встает первоочередная задача ремонта дорог. Дорожное строительство в тревожное для Русского государства время имело стратегическое значение. В XVII веке царь Борис Годунов отдает приказ отремонтировать дороги в Копорском уезде. В делах Тайного приказа того времени отмечалось, что в Копорском уезде очень плохие дороги. Копорский воевода Василий Белеутов в 1602 году послал на ремонт дорог 200 человек.

В XVII веке начинается ремонт обветшалых крепостных стен, который не удается закончить из-за польской интервенции. Польско-литовские отряды жгли и грабили города и села. Русское государство ослаблено и для защиты северо-западных земель нанимается шведский корпус во главе с Яковом Делагарди (сыном Понтуса Делагарди). Плата за помощь - крепость Корела и выплата жалования солдатам. Но выполнить своих обязательств русская сторона не смогла и корпус Делагарди, воспользовавшись тяжелым положением русских, из союзника становится противником. Летом 1611 года захватывают Новгород, а в следующем году и Копорье. Шведы не были уверены в своей победе в Копорье - они считали, что для такой грозной крепости потребуется много пороху, но крепость сдалась, несмотря на то, что русский гарнизон в Копорье насчитывал около 300 стрельцов и казаков. Защитники Копорской крепости не смогли оказать достойное сопротивление шведскому корпусу.

В 1617 году подписывается Столбовской мир, очень тяжелый для Русского государства. Копорье, вместе с другими крепостями (Ивангород, Ям, Карела, Орешек), осталось под шведской оккупацией, которая продлилась почти на 100 лет.

Правление Богуслава Розена

Русскую Ижорскую землю - южное побережье Финского залива от устья Невы до устья Наровы - назвали Ингерманландией. На вновь приобретенные земли распространились все положения Шведского королевства. Дворяне, которые имели имения в центральной части Русского государства, уезжали из Ингрии. После подписания Столбовского мира дворянам разрешено было уехать на русскую сторону в течение двух недель, те дворяне, которые не уехали, приносили присягу на верность шведской короне и должны были исполнять государственные обязанности. Крестьянам выезд запрещался. У московских опричников не было имений в центральной части Московского государства, и они вынуждены были перейти на службу к шведам, чтобы сохранить свои имения в Ингрии. Эти земли стали особым генерал-губернаторством во владениях Швеции. Копорье с уездом составляло Копорский лен. Сохраняя прежнее деление завоеванных земель на уезды и погосты, шведский король раздавал русские земли за службу в аренду. Копорье досталось бывшему ревельскому купцу Богуславу Розену. И с 1617 года род Богуслава Розена владел Копорьем на протяжении 18 лет. За время его владения были построены дороги от прихода Тюро (Ораниенбаум) до прихода Катила (Котлы) и каменные конюшни. За крепкими стенами крепости счастливо жили и учились потомки Богуслава. Дети от первого брака и дети от брака с Магдаленой Штампель. Дети получили прекрасное воспитание.

За время правления Богуслава Розена Копорье достигло расцвета - по доходам город сравнялся с Выборгом. Крепкие стены и крепостные ворота защищал хорошо вооруженный гарнизон. Дети Розена могли спокойно гулять в окрестностях Копорья. Из конюшни отца им были предоставлены лошади для прогулок. Многочисленные гости: королевские чиновники, наместники из других шведских владений, шведские и иностранные миссии, отмечали атмосферу счастья, спокойствия и благополучия. Часто в Копорье бывал в гостях король Густав Адольф с женой. Розен в честь посещения Копорья королем над воротами сделал барельеф с его инициалами. (После присоединения Ингрии к Руси, над воротами установили вертикальный образ Богоматери). Когда король гостил в крепости, в его честь на башнях развевались желто-голубые знамена, которые, в последствии, стали цветами фамильного герба Розенов. Герб - желтый лев с тремя желтыми ядрами на голубом фоне. Но не все так благополучно было в роду Розенов - шесть детей Магдалины Штампель умерли в раннем детстве и были похоронены в Копорье. Два старших сына отдали жизнь за короля Густава Адольфа. Андреас и Генрих в 1655 году храбро сражались вместе с Карлом X и быстро пошли в гору - получили повышение. Сын Аксель выучился на юриста, и верно служил шведскому государству и заслужил доверие наместника Ингрии. Йохан Габриэль похоронен в Копорье в юном возрасте, а четыре дочери Богуслава Розена вышли замуж за шведских подданных и покинули родовое гнездо.

Путешественник Адам Олеарий так описывает свое пребывание в Копорье: "Когда Нарва была отнята у русских, тогда же и этот город был завоеван. Здесь вблизи имеется мыза, населенная русскими, которые, наравне с крепостью, в подданстве у его королевского величества шведского. Здесь нам дали новых лошадей, на которых 29-го с. м. мы проехали верхом 6 миль до крепости Копорье, где нас прекрасно встретили салютными выстрелами, а наместник господин Богуслав Розен прекрасно угостил нас, накормив еще в тот же вечер 48 блюдами и разными винами, медом и пивом. Угощений и пиршеств на следующий день было не меньше, но даже еще обильнее и с прибавлением к ним музыки и другого веселья. В 3 часа после обеда нас с салютными выстрелами и на свежих лошадях отправили дальше".

Копорье

Крепость Копорье на гравюре Адама Олеария

Борьба за возвращение Копорья

В 1656 - 1659 гг. русское войско пыталось вернуть Копорье, но попытки эти не увенчались успехом. Военные действия окончилась миром на тех же условиях, которые были закреплены в Столбовском договоре. Шведский наместник края С. Кельмфельт, предполагая, что такие попытки могут повториться, усилил гарнизон в захваченной крепости и укрепил обветшавший оборонительный комплекс. Однако шведский фортификатор Эрик Дальберг, осмотревший Копорье в 1681 г., счел состояние крепости плохим и предлагал ее разобрать. Состоялось совещание, на котором решили уничтожить Копорскую крепость, поскольку в случае захвата ее русскими, она могла стать опорой русского населения в борьбе со шведами. Э.Дальберг составил письмо к королю о плохом состоянии Копорской крепости. Уже стали заготавливать порох для взрыва крепостных сооружений. В 1682 году шведский король подписал указ о взрыве укреплений. В 1688 году королевским указом снова было подтверждено распоряжение о взрыве крепости, но ни в этом году, ни позже крепость не была взорвана. Губернатор Ингерманландии Отто Ферсен - человек дальновидный - просил шведского короля сохранить Копорье, потому что в случае осады за крепостными стенами могли укрыться войска.

На завоеванных землях творилось беззаконие. Крестьяне обирались подчистую. Подати взимались натурой - пшеницей, рожью, ячменем, овсом, хмелем, сушеной и вяленой рыбой, горохом, сухарями, сеном, овцами, льном, полотном, коноплей. Все, что было в закромах у крестьян - изымалось полностью. Даже генерал-губернатор Ингерманландии признал, что здесь забыт закон.

И опять в оккупированных землях вспыхнуло партизанское движение. В Копорском уезде успешно действовали отряды под предводительством Ивана Полтева. Они нападали на шведские отряды, уничтожали продовольственные запасы и фураж. Отряд Щетина в 1658 году стоял под Копорьем 5 дней, но не смог взять крепость.

Русское население испытывало и религиозные гонения: православные церкви закрывались, священникам запрещалось брать за службу плату, в церквах устраивали конюшни. Русские горожане, торговавшие в Ингерманландии, должны были принять лютеранство, иначе они лишались права торговать и выселялись в окраинные погосты.

Северная война

В 1700 году начинается Северная война. Войска Петра I двинулись на Ингерманландию. Первые стычки под Копорьем не принесли успеха и только после взятия Ниеншанца русское войско направилось на освобождение старинных крепостей. В это время конный эскадрон, стоявший в крепости, покинул ее и пытался ускользнуть от русского войска, но драгунский полк под командованием Григорьева разбил его.

23 мая 1703 года русское войско под командованием Бориса Петровича Шереметьева подошло к стенам Копорья. В состав войска входило несколько солдатских полков, отряд стрельцов, дворянская конница и артиллерийская батарея на 5 полковых пушек. Хоть и мало осталось шведов в крепости, но они открыли огонь. Русские войска отказались от взятия крепости штурмом. Они встали на высоком берегу реки Копорки, на Стрелинской горе, и начали оборудовать артиллерийские позиции. С площадки это горы хорошо просматривалась территория крепости. Русские батареи могли вести прицельный навесной и настильный огонь. Б.П.Шереметьев попросил у Петра I помощь и 25 мая русские батареи двое суток обстреливали крепость. В крепости начались пожары, и гарнизон крепости вместе с комендантом Василием Опалевым сдался. Шереметьев писал царю: "Музыка твоя хорошо играет. Шведы горазды танцовать и фортеции отдавать, а если бы не бомбы, Бог знает, что бы делать".

С именем князя Меншикова

Копорье

Дворец Меньшикова в Копорье

Закончилась шведская оккупация. Петр I вводит новое административное деление - губернии и губернатором первой губернии Ингерманландской (1706 год), в состав которой входит и Копорье, назначает А.Д.Меншиков. Меншиков строит дворец возле средней башни, каменную канцелярию.

О внешнем виде комендантской канцелярии можно судить по сохранившейся панораме крепостного двора на чертеже Копорья 1730 года. Двухэтажное каменное здание имело по южному фасаду во втором этаже шесть окон, в первом этаже всего два. В комнаты второго этажа вело высокое каменное крыльцо с фигурными деревянными перилами.

У западного фасада здания канцелярии стояла деревянная изба-пятистенок с четырьмя окнами по главному, южному, фасаду. Постройка была двухэтажная. Второй, жилой, этаж со световыми окнами стоял на высоком подклете, который использовался в качестве складского помещения. Вероятнее всего, в этом здании жили мелкие чины военной администрации Копорья.

Западнее комендантской канцелярии, у средней крепостной башни, размещался большой дворовый комплекс с главной и вспомогательными постройками, с большим садом, обнесенным деревянной оградой. Этот комплекс, построенный в 1711 году по указанию князя Александра Меншикова, впоследствии стал постоянной усадьбой копороских комендантов. Деревянный комендантский дом простоял до начала второй половины XVIII века, когда был разобран на дрова.

Центральное место в комплексе построек комендантского двора занимал дворец князя Меншикова. Он представлял собой длинное здание под черепичной крышей, стоявшее на высоком глухом подклете. Здание было построено в традициях нового времени. Бельэтаж на подпорных столбах, нарядное крыльцо на два всхода с резными балясинами перил - все это придавало сооружению парадный вид. Во время археологических работ в северо-западной части крепости были найдены разнообразные бытовые предметы, которые свидетельствуют о том, что здесь некогда находились богатые покои.

Можно утверждать, что изразцовые печи, стоявшие в хоромах, имели очень живописный вид. Найденные археологами красочные изразцы относятся к самому началу XVIII века, хотя выполнены они русскими мастерами еще в традициях XVII века.

Между комендантским домом и крепостной стеной стояли две небольшие деревянные рубленые постройки - вероятнее всего, поварня и комендантская баня.

Рядом с комендантскими хоромами находились "людские покои", в которых жили прислуга и дворня. "Людские покои" - большой трехчастный деревянный дом, выстроенный в традициях русского домостроительства: второй этаж стоит на высоком подклете, сени, через которые входили в дом, занимают среднюю часть постройки. Жилые помещения "людских покоев", располагавшиеся по обеим сторонам от сеней, имели по два больших световых окна, обращенных на юг.

Между "людскими покоями" и угловой крепостной башней находились деревянные постройки, которые чертежник XVIII века назвал конюшней. Конюшня состояла из двух сооружений: конской "стаи"-приземистой постройки с большим отверстием на крыше (для освещения и вентиляции), где держали лошадей, и избы, в которой хранились конская сбруя, седла, овес, а в верхней части, на сеновале,- сено.

Вдоль южного прясла крепостной стены тянулся длинный ряд одноэтажных деревянных построек - казарм, в которых жили солдаты крепостного гарнизона. Часть казарменных помещений в мирное время, вероятно, пустовала. На всех планах XVIII века казарменные помещения на копорском крепостном дворе изображены единообразно - в виде 19 ячеек разной величины, конструктивно связанных между собой. Вдоль жилых помещений казарм, фасад которых выходил к крепостной стене, шли рубленые теплые галереи, которые использовались для хранения солдатской амуниции. Одновременно галереи соединяли между собой все казарменные помещения. Крыша казарм - двухскатная, причем в сторону крепостного двора скат длиннее. Размещение воинских казарм вдоль крепостных стен характерно для первой половины XVIII века. Вдоль западного прясла копорской стены размещались "магазейны" - складские помещения для хранения провианта, фуража и воинской амуниции. В документах нет сведений о том, деревянные или каменные были эти постройки.

Копорье В центре крепостного двора стояла Преображенская церковь. В первой половине XVIII века церковь имела деревянную трапезную, пристроенную к ней с западного фасада. Перед алтарной частью церкви высилась деревянная колокольня с повалом (расширением сруба) в верхней части, с открытым ярусом звона и крыльцом. Колокольня имела шатровое покрытие.

После окончания Северной войны в крепости находились провиантские склады.

В 1727 году, спустя 2 года после смерти Петра I, А. Д. Меншиков попадает в опалу, и все его земли отходят казне.

Уходящее величие

С расширением русских земель на север и запад и с образованием Санкт-Петербурга Копорье лишилось прежнего оборонительного значения. Копорье становится заштатным городом и полностью утрачивает военное значение. В 1763 году по приказу Екатерины II крепость исключена из состава действующих крепостей и переходит в разряд "заштатных городов". Уже без воинских гарнизонов, некогда грозные бастионы переходили из рук в руки частных владельцев как "приложение" к земельным наделам. Последними владельцами были Зиновьевы.

Суров и в то же время живописен силуэт каменной крепости, занимающей небольшую, размерами 70х200 метров, площадку скального мыса. До сих пор крепость поражает своей мощью. Когда смотришь на это величественное сооружение, невольно отдаешь дань уважения тем людям, которые замыслили его и своими руками уложили тысячи кубических метров кладки, пережившей столетия.

/ Ольга Южакова, главный хранитель музея "Копорская крепость" - специально для журнала "Балтийский щит" /

 

Добавьте Ваш комментарий :

Ваше имя:  (обязательно)

E-mail  :  (не обязательно)

ОБЯЗАТЕЛЬНО - введите символы с картинки - цифры и латинские буквы.
Регистр не имеет значения - вводите маленькие буквы.
Цифра ноль - всегда перечеркнута.
Если не можете прочесть - перезагрузите страничку.

This is a captcha-picture. It is used to prevent mass-access by robots. (see: www.captcha.net)   


Содержание


 

Rambler's Top100 page counter

© terijoki.spb.ru 2000-2016 Использование материалов сайта в коммерческих целях без письменного разрешения администрации сайта не допускается.