Terra Incognita

Содержание:   Фортификация   Маршруты   Достопримечательности   Карты   Малоизвестное   Заграница

Протоколы допросов интернированных лиц, оставшихся на оккупированной территории Карельского перешейка, и переданных Финляндии советской стороной 29 мая 1940 года. (09.06.20)

80 лет тому назад, 29 мая 1940 года в 16.10 на станции Вайниккала финским официальным представителям были переданы 73 пленника из числа гражданского населения, оставшегося на оккупированной Красной Армией территории Финляндии.

В книгу Е. А. Балашова "Терийокские пленники" вошли только отрывки из протоколов допросов, проведенных в Хельсинки следователями Сыскной полиции.

Для нашего сайта Е. А. Балашов любезно предоставил полные переводы и оригиналы протоколов, которые мы начинаем публиковать.
В текстах протоколов многоточием выделены те слова, которые в рукописном оригинале не удалось разобрать.

Протокол допроса Виктора Малина, 12 июня 1940 г. (12.06.20)

Протокол, составленный при выяснении нижеприведенных обстоятельств в ходе допроса в Хельсинки 12 июня 1940 года.

Номер карточки 14/6 - 40 KR

Карантинный протокол номер 355/40

Касается:
Виктора Малина.

При возвращении финских граждан, оставшихся на оккупированной Советской Россией территории, через пограничный пункт Вайниккала в страну прибыл 29/5 - 40 в том числе:

женский парикмахер Виктор Антинпойка Малин, который на произведенном допросе 12.6.40 рассказал, что родился 15.3.1889 в Петербурге, проживал и был прописан в селе Териоки волости Териоки в доме купца Шахова. В личных анкетах обновленного протокола указаны другие отношения личного и родственного характера.

Он рассказал, что в 1920 году официальным путем переехал из России в Финляндию через погранпункт Раяйоки, проживал 3 года в Выборге, где .... Осенью 1923 года он с семьей переехал на жительство в Териоки, где был прописан и работал женским парикмахером.

Оставшийся на оккупированной Россией территории рассказывает, что утром 30.11.1939 он еще спал, когда его разбудил служанка торговеца Йозеппи Сеппянена (имени ее он не знает), которая сообщила, что началась канонада и тут же убежала. Допрашиваемый тут же поднялся на чердак посмотреть, что происходит вокруг. Там он услышал разрывы снарядов и более не осмелился делать попытки возвращаться обратно, так как опасался быть убитым и не хотел оставлять свою собственность без надзора, которую наживал в течении 20 лет. ..... и вечером 30.11.1940 прибыл проживавший в Келломяки латвийский подданный садовник Ян Сериньш со своей дочерью Александрой, пытаясь уехать в тыл, но не успели попасть на уходящий из Териоки поезд. Они остались в доме у допрашиваемого, пока 1.12.1939 прибывшие русские криками не позвали всех на улицу. Окна дома были разбиты взрывной волной, а другая часть дома уже горела. Русские вынесли вещи допрашиваемого и Сериньшей и выставили их между .... ..... ..... спасенные от огня вещи. Большую часть тяжелых вещей вынести не смогли, они остались в доме и сгорели. Допрашиваемый вместе с Сериньшами взяли с собой два радиоприемника и прочие вещи и направились с поклажей к даче Киселева, что находилась за железной дорогой. Перейдя за пути, они встретились с советскими кавалеристами, которые их задержали и под конвоем отправили в Келломяки. Там они оставили радиоприемники в доме Сериньша, затем всех троих отвели к станции и посадили на бронепоезд, который довез их до Белоострова. Оттуда их на автомобиле доставили в Сестрорецк, где допросили. 5.12.1939 всех троих опять отвезли обратно в Келломяки, где они жили в доме Сериньша, ничего не делая.

В конце декабря их всех снова на автомобиле доставили в Териоки, где выдали разрешение на свободное перемещение и на том же автомобиле отправили обратно в Келломяки. В начале февраля допрашиваемого опять на грузовике отвезли в Териоки и определили на жительство в Оллинпяа в бывший дом Куусела, приспособленный под дом престарелых. В нем жили, ничего не делая, но допрашиваемому приказали отправляться на работу в казармы, куда прибывали солдаты с фронта. Допрашиваемый отказался отправиться туда. Тогда его выселили из дома престарелых и ..... В начале марта допрашиваемого подселили в квартиру Павла Дьяконова в доме Кайнулайнена, где он и жил до своей отправки.

Примерно за неделю до отправки в Финляндию всем приказали собраться в бывшем отделении полиции, где им выдали бланки заявлений для отправки в Финляндию. На следующий день заполненный бланк он отнес в то же место. 27.5.1940 объявили, что 28.5.1940 всем отправляющимся в Финляндию надлежит быть в 13.00 на станции в полной готовности. С собой разрешили взять вещей до 50 кг общего веса и 3,5 кг продовольствия. Отправка производилась со станции Териоки 28.5.40 около 15.00, а передача финским властям состоялась 29.5.40 между 16 и 17 часами на станции Вайниккала.

Во время допроса, проведенного 2.12.1939 в Сестрорецке, который проводился русскими в военном округе, у допрашиваемого выясняли личные данные, запрашивали сведения о ранних периодах жизни, членом каких организаций он являлся, о начальнике Териокского шюцкора и о тех, кто входил в эту организацию. Спрашивали также о составе териокского гарнизона и вооружении, о минных полях и противотанковых препятствиях, и по чьему приказу он остался на оккупированной территории.

Свои личные данные и события, связанные с довоенным периодом жизни, допрашиваемый изложил верно, но сообщил, что ни в какие организации он не входил. Он сказал, что в териокский шюцкор входила, в основном, молодежь и никаких имен он называть не стал по незнанию. О составе и вооружении териокского гарнизона, о минных полях и противотанковых заграждениях он заявил, что ничего не знает. Ни по чьему приказу он в Териоках не остался, а из-за сильного обстрела не осмелился бежать из села и не хотел оставлять нажитое имущество. В феврале его допрашивали снова в бывшем отделении полиции, где ... допрашиваемого ... обвиняли в даче ложных показаний, сомневаясь, что он не знал местной молодежи.

Еще его допрашивали в середине мая в том же месте, что и в прошлый раз. Теперь спрашивали только о том, намерен ли он вернуться в Финляндию ... Допрашиваемый объявил о своем желании немедленно вернуться в Финляндию, поскольку дорога открыта. На этом допрос закончился.

В Териоки у допрашиваемого осталась собственность, оцениваемая в сумму 60 000-70 000 марок. Спасенное от пожара имущество пропало и ничего не найдено, хотя допрашиваемый пытался искать его, спрашивая у русских. Он получил сведения, что все его имущество было погружено на грузовик и отправлено в Россию. По окончанию войны русские обещали ему найти пропажу, но ничего не нашли.
Допрашиваемого просили остаться ...

.....

В Териоки осталось около 30 человек и допрашиваемый из них перечисляет:

житель Териоки рабочий Матти Толванен 39 лет, который проводил время с приехавшей из России в Териоки Еленой Федосовой, разнорабочий Варт.... из Оллинпяа. Матти Мауто с Саммонкату, в Рялляля живущая старая бабка и оставшаяся там, но ее имя допрашиваемый не знает. Бывший русский подданный Григорий Киселев, живший в Хулимяки. Осип Бергазов, живший в собственном доме. Устинья Кокко, жившая на перекрестке дороги в Пухтула, работавший возчиком дома престарелых ... мастер русского кладбища Копытов, Константин Викент... живший в Оллинпяа, вдова Катри Крылова, жившая неподалеку от железной дороги со своим сыном Юрием, старший сын профессора Пресасса с женой и сыном 10 лет, жившие в здании кинотеатра Вирала и где они посещали киносеансы. Из других приехавших в Териоки жителей перешейка допрашиваемый назвал рабочего Пекку 60 лет из Кивеннапы и его жену, садовника Харью из Мустамяки, земледельца Мирановского с женой и сыном из Кивеннапы. Сын работал конюхом в бывшем Акционерном предприятия Перешейка. Садовника Яна Сериньша и его дочь Александру.

В здании Акционерного предприятия Перешейка в квартире директора Лехтонена держали ... и допрашиваемый не знает ...

Допрашиваемый ... в квартире Лехтонена ... "Красный угол" ... Там в одной комнате танцевали, а в другой играли в бильярд.

Во время войны приносили старые русские газеты, а также финскоязычную "Кансанвалта", а по окончании войны их приносить перестали. Фильмы демонстрировали в церкви и в доме престарелых и когда допрашиваемый проживал в доме престарелых, то посещал киносеансы.

Никакие воззвания или листовки допрашиваемый не подписывал ...

Никакими шпионскими либо другими тайными поручениями допрашиваемый не был обременен, а также не был завербован и подобных попыток к нему применено не было. Он не знает кого из его знакомых могли завербовать. Причиной остаться в Териоки допрашиваемый называет страх попасть под обстрел и желание спасти свое имущество, которое русские все равно увезли, за исключением предметов гардероба.

Вышеизложенное мне прочитано, мой рассказ в протоколе составлен верно и я подтверждаю его правильность.
В Хельсинки, 12 июня 1940 г.
В. Малин

Присутствующий свидетель:

Удостоверитель:







 

Добавьте Ваш комментарий :

Ваше имя:  (обязательно)

E-mail  :  (не обязательно)





Содержание

 

Фортификация

Карельский укрепрайон (КаУР)

Форт Ино

Крепость Выборг

Линия Маннергейма, Зимняя война, Великая Отечественная война

Финская береговая оборона

Линия VT

 

Маршруты

Пешком по Карельскому

 

Достопримечательности и знаменитости

Выборг и его окрестности, острова Выборгского залива

Зеленогорск/Терийоки, Курортный район Санкт-Петербурга, Карельский перешеек

 

Карты

 

Малоизвестные факты и проекты

 

Заграница


Rambler's Top100 page counter

© terijoki.spb.ru 2000-2021 Использование материалов сайта в коммерческих целях без письменного разрешения администрации сайта не допускается.