Terra Incognita

Содержание:   Фортификация   Маршруты   Достопримечательности   Карты   Малоизвестное   Заграница

Протоколы допросов интернированных лиц, оставшихся на оккупированной территории Карельского перешейка, и переданных Финляндии советской стороной 29 мая 1940 года. (09.06.20)

80 лет тому назад, 29 мая 1940 года в 16.10 на станции Вайниккала финским официальным представителям были переданы 73 пленника из числа гражданского населения, оставшегося на оккупированной Красной Армией территории Финляндии.

В книгу Е. А. Балашова "Терийокские пленники" вошли только отрывки из протоколов допросов, проведенных в Хельсинки следователями Сыскной полиции.

Для нашего сайта Е. А. Балашов любезно предоставил полные переводы и оригиналы протоколов, которые мы начинаем публиковать.
В текстах протоколов многоточием выделены те слова, которые в рукописном оригинале не удалось разобрать.

Протокол допроса Катри Яломется, 10 июня 1940 г. (10.06.20)

Протокол, составленный при выяснении нижеприведенных обстоятельств в ходе допроса в Хельсинки 10 июня 1940 года.

Карантинный протокол n:ro 291/40

Касается: Яломется (бывш. Пахомова) Катри, ур. Сидорова.

При возвращении финских граждан, оставшихся на оккупированной Советской Россией территории, через пограничный пункт Вайниккала в страну прибыла 29/5 - 40 в том числе:

вдова владельца имения Катри Пекантютяр Яломется, бывшая Пахомова, урожденная Сидорова, которая на произведенном допросе 10.6.40 рассказала, что родилась 12/3 - 79 в деревне Палкеала волости Рауту, состояла в православной общине Рауту и проживала в деревне Палкеала (Йоуссе) волости Рауту в собственном доме. В личных анкетах обновленного протокола указаны другие отношения личного и родственного характера.

Оставшаяся на оккупированной Россией финской территории рассказывает, что утром 30.11.1939 под начавшимся обстрелом попыталась уйти вместе с другими деревенскими жителями вглубь Финляндии. Подойдя к деревне Рииски они заметили, что обстрел прекратился. Тогда допрашиваемая попросила вместе с Катри Пайнокангас разрешения вернуться назад, чтобы взять необходимую одежду и съестные припасы. Они смогли отправиться туда и уже собрались на лошадях возвращаться обратно. Ночью обстрел возобновился и окрестные деревни заполыхали, так что они уже не осмелились двинуться с места, а остались в доме, спрятавшись в яму. 4.12.39 в деревню вошли красноармейцы. Русские объявили, что они возьмут весь скот в тех имениях, хозяева которых бежали, хотя допрашиваемая вместе с Катри Пайнокангас предупредила что будет присматривать за скотом пока не возвратяться их хозяева. Они остались жить в своем доме все время хотя неоднократно им угрожали переселением в Териоки, где находилось много гражданских лиц. 27 мая 1940 года русские забрали допрашиваемую и Катри Пайнокангас прямо из дома и отвезли их на автомобиле на станцию Валкъярви. Из деревни забрали и всех остальных, а именно Анну Сидорову, Симо Пирнес и Йоханнеса Сидорова. Из Валкъярви всех отправили в Выборг, где объединили с другими возвращенцами и 29.05.40 вернули в Финляндию через погранпункт Вайниккала.

Допрашиваемая ни разу не подвергалась допросам. По крайней мере один говорящий по фински человек приходил к ним перед Рождеством. Хотя жаловались здесь что тяжело жить, но все таки хотели оставаться в своем доме, то тот человек дал бумагу на русском языке и когда к ним приходили красноармейцы и пытались забрать что-либо, то они им показывали эту бумагу. Много раз помогала им эта бумага уберечь свое имущество во время визитов русских с целью отобрать скот, дрова и прочее.

После показа этой бумаги их оставляли на некоторое время в покое. Ничего им не приходилось покупать, так как вполне хватало собственных запасов на все время. Никаких угроз они не слышали кроме того, что их заберут в Ленинград или в Териоки.

К русским попала вся собственность допрашиваемой: около 21 га земельного надела, жилой дом с горницей и двумя комнатами, хозяйственные постройки, 5 коров, 3 теленка, 5 овец, 5 свиней и лошадь, а также всю одежду и зимние принадлежности. Недвижимость ее была застрахована на случай пожара, но она не помнит на какую сумму.

Еще зимой их призывали остаться в России, и они не извещали о своем желании вернуться в Финляндию. Примерно за неделю до передачи финской стороне русские сообщили, что оставшееся население деревни Палкеала вернут в Финляндию, если они объявят о своем желании. Она не знает кто захотел остаться в России или умер там в период оккупации.

Из пропаганды она ничего не могла сообщить кроме того, что Йоханнес Сидоров и Симо Пирнес ходили пару раз на киносеанс в дом Микко Йокиварси и приносили допрашиваемой газеты. Она не помнит названия тех газет, которые сразу же сожгла в печке.

Она не знает никого, кто ранее приходил из Финляндии в Россию.

Согласно ее сведениям оккупационными властями не было создано никаких муниципальных органов и она понятия не имеет ни о каких проводившихся собраниях.

Она не подписала ни одного документа и не знает никого кто мог бы что-либо подписать. Ни на какие работы ее не водили. Лишь ее лошадь ежедневно забирали на развозку сена на 2-3 часа, но к вечеру возвращали.

Никаких вопросов касающихся финской армии ей не задавали и она не знает никого, кто допрашивался по этому поводу.

Ее не пытались вербовать и не предлагали какую-либо работу на пользу русских.

Она никого не может подозревать из вернувшихся в Финляндию жителей Палкеала в связях с русскими или в доброжелательном к ним отношении.

Все вышеизложенное мне зачитано, мой рассказ в протоколе отражен верно.
В Хельсинки, 10 июня 1940 г.
Подпись: Катри Яломется

Дознаватель:

Приложено к протоколу n:ro 291/40 Катри Яломется

11/6 - 40 в Хельсинки.

Вдова владельца имения Катри Пайнокангас, бывшая Пахомова, рассказала, что родилась 30/11 - 72 в деревне Васкела волости Метсяпиртти, состояла в православной общине Рауту и проживала в деревне Палкеала (Йоуссе) волости Рауту в собственном доме. В личных анкетах обновленного протокола указаны другие отношения личного и родственного характера.

О событиях, предшествующих возвращению финских граждан, оставшихся на оккупированной Советской Россией территории, через пограничный пункт Вайниккала 29/5 - 40, она рассказывает также как и ранее допрошенная Катри Яломется, с которой она находилась все время вместе, и ничего не добавляет к рассказанному ей.

На переданной СССР территории у допрашиваемой осталась вся собственность: дом, 8 га возделываемых земель, 4 коровы, 3 свиньи, 2 овцы, а также все движимое имущество и зимние принадлежности.

Все вышеизложенное мне зачитано, мой рассказ в протоколе отражен верно.

В Хельсинки, 11 июня 1940 г.

Дознаватель:
Подпись: Катри Пайнокангас







 

Добавьте Ваш комментарий :

Ваше имя:  (обязательно)

E-mail  :  (не обязательно)





Содержание

 

Фортификация

Карельский укрепрайон (КаУР)

Форт Ино

Крепость Выборг

Линия Маннергейма, Зимняя война, Великая Отечественная война

Финская береговая оборона

Линия VT

 

Маршруты

Пешком по Карельскому

 

Достопримечательности и знаменитости

Выборг и его окрестности, острова Выборгского залива

Зеленогорск/Терийоки, Курортный район Санкт-Петербурга, Карельский перешеек

 

Карты

 

Малоизвестные факты и проекты

 

Заграница


Rambler's Top100 page counter

© terijoki.spb.ru 2000-2021 Использование материалов сайта в коммерческих целях без письменного разрешения администрации сайта не допускается.