Старые дачи:Дачники
 

Старые дачи::Дачники

Содержание:

Елена Каппер. Наша дачная жизнь в Зеленогорске. (04.05.2016)

Зеленогорск – городок на берегу Финского залива, знакомый мне с детства. Милое сердцу место, где проходили мои летние месяцы, начиная с 1954 года и заканчивая 1992 годом, когда уже моя дочь была в последних классах школы. Ее жизнь тоже связана с этим северным курортом, но у нее свое отношение к Зеленогорску и свои воспоминания. Я же попробую вспомнить Зеленогорск во времена моего детства.

Впервые я услышала слово Терийоки совсем маленькой. Так говорила моя тетя, которая раньше нас освоила это место. Это было вскоре после войны, когда люди понемногу возвращались к мирной жизни и стали на лето снимать дачи. Тетя Маруся с мужем и дочкой снимали комнату с верандой на втором этаже бывшего финского дома на Красном переулке, угол Северной улицы. Помню, как мы с папой поехали к ним в гости. Мы шли от вокзала по улице Красных Командиров. Кажется, дорога тогда не была асфальтирована.

Было жарко и буйно цвела черемуха. Видимо, это был май или начало июня.

В тот год мы сами снимали дачу в Тарховке, но уже на следующий год тетя Маруся договорилась с хозяйкой и мы перебрались в тот же дом №6 по Красному переулку. Много лет мы потом снимали там комнатку на втором этаже, рядом с той, где жила семья тетушки. Окно выходило в хозяйский сад. Я помню, как в июне благоухали под открытыми окнами цветущие яблони. В палисаднике перед домом красовались пышные кусты сирени, а на клумбах распускались настурции. Дом был большой, жактовский. На первом этаже постоянно жило большое семейство Ястребовых: папа-милиционер, мама, бабушка и шестеро детей. На лето они сдавали свои комнаты дачникам и переселялись в большой сарай напротив дома. Вторым этажом владели другие хозяйки, у которых мы с тетушкой снимали на лето комнатки.

Стоило тогда это вполне умеренно. Во всяком случае, мои родители-инженеры могли это себе позволить. Я жила на даче все три месяца подряд, не уезжая в город ни разу за лето. В раннем возрасте я жила на даче с няней. Позднее родители разбивали свои отпуска. Один месяц я жила с мамой, второй с папой, третий с незамужней маминой сестрой, другой моей тетушкой Тамарой. В старших классах школы мне доводилось оставаться на даче одной. Родители приезжали только на выходные. Мыться мы ходили раз в неделю в баню недалеко от вокзала. Там были огромные очереди и поход в баню занимал полдня. Мы были счастливы, когда напротив нашего Красного переулка построили здание душевых. Теперь бегать в душ можно было хоть каждый день.

Возле дома был яблоневый сад, в котором росли также кусты смородины и где были грядки с клубникой. Для дачников он был закрыт. Можно было находиться только в палисаднике с другой стороны дома. Но так как я дружила с моей ровесницей, хозяйской дочкой Тамарой, то нередко бывала в саду. Я помогала Тамаре собирать ягоды и могла иногда полакомиться ягодкой прямо с куста. Но я не злоупотребляла этим, тем более, что мама почти каждый день покупала для меня тарелку клубники, которую я вечером съедала, запивая парным молоком. Молоко мы тоже покупали у Ястребовых.

У них была черная корова Венера, а еще они держали поросенка, кур и кроликов. Я иногда помогала Тамаре кормить эту живность. А кормление поросенка вообще было отдельной историей. Дело в том, что мама Тамары устроилась в ресторан Жемчужина, который размещался в красивом деревянном особнячке в парке у залива. Она там мыла посуду, в основном для того, чтобы кормить объедками поросенка. И вот ежевечерне кто-то из детей должен был отправляться в этот ресторан за помоями. Имелся большой цинковый бак, который ставился на тележку и как-то закреплялся на ней. В упряжку впрягались несколько человек детей и с гиканьем, шумом и визгом катили тележку от ресторана в парке к дому, невольно копируя картину Василия Перова «Тройка». Только у Перова дети замученные и бледные, а эта помойная компания была веселая и бодрая. Мы, дачники, с удовольствием присоединялись к хозяйским детям. Сначала катили по Приморскому шоссе мимо продовольственного магазина, в просторечии называемого четверка. ( Был еще магазин поменьше, называемый двадцатка.) Потом поднимались по Красным Командирам в гору до нашего Красного переулка. Особым шиком было бежать бегом, расплескивая помои направо и налево. На эту прогулку обычно собиралась большая ватага детей. Представляю, как относилась моя мама к моим поездкам за помоями. Но она мне ничего не запрещала, а я любила быть вместе со всеми. Потом, благодаря указу Никиты Сергеевича Хрущева, запретили держать личный скот в дачных поселках. И Ястребовы лишились всей скотинки, которая конечно помогала прокормиться этой большой семье.

На нашем Красном переулке и Северной улице жило много детей, местных и дачников. Мы, ленинградские, с нетерпением ждали лета, когда мы встречались со старыми друзьями. Обычно из года в год дачу снимали одни и те же семьи. Кое-кого я потом потеряла из виду, но вот у меня есть близкая подруга Таня, с которой мы сохранили теплые отношения. Часто общаемся и даже ездим иногда в гости друг к другу, хотя Танина семья уже тридцать лет живет за океаном. А познакомились мы в том же доме на Красном переулке, где Танины родители снимали комнату на первом этаже.

В хорошую погоду мы целыми днями болтались на улице. Пока были маленькими, играли в прятки, скакали на скакалках. Потом уже появился волейбол, настольный теннис. Еще у нас в возрасте 10-12 лет была популярна Военная игра. Теперь я понимаю, что это были Казаки-разбойники. Наверное в то послевоенное время название поменялось созвучно эпохе. Мы делились на две команды. Одна команда пряталась, другая искала. Помню, как я в нарядном белом сарафане ползала между картофельных грядок по полю рядом с нашей дачей. Или вместе со всеми залезала на дерево, чтобы укрыться в его ветвях. Я была не очень ловкой и однажды повисла на суку, зацепившись все тем же сарафанчиком. Потом я кое-как слезла, ничего не повредив, но оставив на дереве кусок подола. Кто-то из мальчишек залез на дерево и снял этот клочок и я затем криво-косо его вшила на место.

Велосипеды были не у всех ребят. Тогда это не было предметом, доступным каждой семье. Но мне родители купили голубую «Ласточку». У папы тоже был велосипед и у моей двоюродной сестры тоже. Мы с удовольствием катались по улицам, но особенно любили поездки на озера, на Чертово и на Красавицу. Мы там купались и собирали чернику. Велосипедистов тогда было мало, владельцев машин вообще по пальцам пересчитать, а ягод много. Иногда мы ставили велосипед недалеко от шоссе и, не отходя от него, быстро собирали трехлитровый бидончик ягод. С нами ездила и моя подруга Тамара. Велосипеда у нее не было и мой папа сажал ее либо на раму, либо на багажник. Грибы было труднее собирать с велосипедом. Но если попадались, то мы брали и их, обычно это были лисички, сыроежки, подберезовики , редко белые. На озере Красавица тогда было очень чисто. Помню крутой склон горы, спускающийся к озеру с белейшим песком. Кроме поездок на велосипедах я помню еще поездки на Красавицу на автобусе. Это бывало по выходным, когда на дачу приезжали все родители. У меня до сих пор хранится маленький чемоданчик, куда укладывали незамысловатую еду: огурцы, помидоры, крутые яйца, хлеб, термос с чаем. Никаких шашлыков тогда и в помине не было. Не помню, чтобы брали с собой спиртное. В кругу моих родителей почти не пили. Большой веселой компанией мы ехали на Красавицу на целый день. Загорали, купались, играли в волейбол, иногда в карты, в подкидного дурака. На озеро мы ездили редко, чаще ходили на залив, на Золотой пляж. Тоже большой компанией. Моя тетя преподавала вокал в консерватории. К ней часто приезжали ее ученицы с мужьями, бывали ее друзья-музыканты. Все это были очень веселые, остроумные люди. Шутки, розыгрыши, веселье всегда сопровождало наши походы на пляж.

Помню, что вначале пляж и парк ЗПКиО были бесплатными. Но в какой-то момент вокруг пляжа поставили забор и начали продавать входные билеты. Народ конечно быстро проломал дыру в заборе со стороны Березовой улицы и пролезал без билетов. Мы тоже ходили через Березовую или Театральную, так нам было ближе. Но администрация не растерялась и вскоре около дыры в заборе появился кассир, который продавал билеты тем, кто шел этим путем.

Иногда после пляжа мы шли обедать в ресторан, в Жемчужину в парке. Там очень вкусно готовили бефстроганов. В одной сковородке приносили кусочки мяса в густом соусе, в другой подавали жареный картофель-фри.

Я всегда просила родителей заказать мне это блюдо. Уже позже произошла смешная история, связанная с этой едой. В какой-то момент ресторан Жемчужина в парке сгорел. Жаль было красивое здание и хорошую кухню. Но к этому времени на другой стороне Приморского шоссе, на месте деревянной школы, построили новое современное здание: ресторан Олень. Он удачно вписался в пейзаж и, по-видимому, повара из Жемчужины перешли на работу в Олень, так как бефстроганов оставался точно таким же. Это было единственное место в Зеленогорске и ближайших курортных поселках, где можно было хорошо пообедать в красивых интерьерах. (Еще неплохо кормили в ресторане на вокзале, но обстановка там была скромная.) Поэтому в Олене всегда было многолюдно и можно было встретить артистов, композиторов и писателей, отдыхавших в домах творчества в Комарово и в Репино. Помню там группу артистов московского Театра «Современник», обедавших вместе с драматургом Александром Володиным. Но я хочу рассказать про другой случай. Как-то папа получил на работе большую премию и повел нас с мамой обедать в «Олень». Я уже училась в старших классах школы или в институте. Как обычно, я заказала любимый бефстроганов. За соседним столиком разместился наш, и тогда уже всем известный, актер Игорь Дмитриев с немолодой дамой, видимо мамой. Наши столы обслуживал один официант. Неся поднос с едой, он подошел сначала к столу Игоря Дмитриева и обслужил их. Потом он подошел к нам. Мои родители заказали что-то другое. Может быть эскалопы или курицу, что и получили. Мне же официант принес совсем не бефстроганов, а крупные куски мяса. Кажется, это была поджарка. Я уже предвкушала вкус любимого блюда, поэтому сообщила официанту, что заказала совсем не то. Он, поняв что перепутал, метнулся к столу Дмитриева. А тот уже с аппетитом уплетал мой бефстроганов. Официант стал что-то обиженно говорить и Дмитриев показал рукой, чтобы и поджарку оставили ему. Мне пришлось подождать, пока я получила долгожданное блюдо. В это время блистательный Игорь Борисович, доев бефстроганов, встал, подошел к нашему столику, поклонился мне, девчонке, и любезно произнес: «Спасибо, было очень вкусно.»

Еще в число наших дачных развлечений входили походы в кино. В Зеленогорске было два кинотеатра : «Победа» на ул. Ленина в помещении бывшей кирхи и Летний кинотеатр в ЗПКиО. Мы старались попасть на все новинки. Купить билеты перед сеансом было невозможно. Мы бегали к открытию кассы, часам к 12 утра, чтобы купить билеты на вечер. Но зато все самое интересное мы пересмотрели. Мне было лет десять, когда в Летнем кинотеатре я видела «Карнавальную ночь». Еще помню американский фильм «Рапсодия» с молодой тогда красоткой Елизабет Тейлор. Все дружно считали ее туалеты в этом фильме. Кажется, их было 56 штук.

Почему-то мне вспоминаются жаркие летние дни в те годы, когда «деревья были большими». Но, конечно, бывали и дождливые дни. Тогда основным моим занятием становилось чтение. Я регулярно ходила в детскую библиотеку, которая размещалась в маленьком деревянном доме на Кавалерийской улице, возле стадиона и пожарной команды. От нашего дома в библиотеку можно было идти по Красным Командирам, а можно было проулком пройти мимо корпуса душевых и пойти живописным берегом извилистой Черной речки. Обычно я брала за раз по 6-7 увесистых томов. Сколько книжек я прочла, сидя на деревянных перилах нашего крыльца под навесом! Помню, как меня наказал папа, за какую-то провинность не разрешил пойти в библиотеку. Это было для меня ужасным наказанием.

Мы росли, кроме детских развлечений появились первые влюбленности. Кто на кого посмотрел, кто с кем рядом сидел в кинотеатре. Все это было предметом глубоких переживаний. Кстати, маму мальчика, который мне тогда нравился, я до сих пор встречаю на пляже в Солнечном. И хотя, по моим подсчетам, ей должно быть уже больше 80 лет, она все так же кажется мне красавицей.

Вот такие безыскусные вещи вспоминаются мне о жизни в летнем Зеленогорске и о моем счастливом детстве.

/ ©  Е. Каппер, 2010 г.
©  Публикация terijoki.spb.ru, 04.05.2016 г. /

 

 

Добавьте Ваш комментарий :

Ваше имя:  (обязательно)

E-mail  :  (не обязательно)

ОБЯЗАТЕЛЬНО - введите символы с картинки - цифры и латинские буквы.
Регистр не имеет значения - вводите маленькие буквы.
Цифра ноль - всегда перечеркнута.
Если не можете прочесть - перезагрузите страничку.

This is a captcha-picture. It is used to prevent mass-access by robots. (see: www.captcha.net)   


 

Rambler's Top100 page counter

© terijoki.spb.ru 2000-2016 Использование материалов сайта в коммерческих целях без письменного разрешения администрации сайта не допускается.