Старые дачи:Сестрорецк : Историческая справка
 

Старые дачи::Сестрорецк::Историческая справка

П. А. Авенариус

Поезд Сестрорецкой ж. д.

Тарховка, станция Приморской ж. д.

Сестрорецкий Курорт, 1908 г.

Сестрорецкий Курорт, 1913 г.

Железнодорожная ул. близ ст. Курорт

Сестрорецкая дачная местность у ст. Курорт

Сестрорецкий Курорт

Сестрорецк, Железнодорожная ул., дача Змигродского

Сестрорецк, Парковая ул., дача Кохно

Сестрорецк, Лиственная ул.

В Дубках, 1913 г.

В 1837 г. по территории Cанкт-Петербургской губернии была проведена первая в России Царскосельская железная дорога. К началу XX в. через губернию проходили уже 8 железных дорог. Железные дороги связывали столицу не только с другими городами губернии и Российском Империи, но и с многочисленными близлежащими дачными местностями. К концу XIX века большой популярностью у петербуржцев стали пользоваться местности, расположенные по северному побережью Финского залива. В Петербурге тогда действовала конно-железная дорога, одна из линий которой связывала центр города в Новой Деревней. Обычным транспортом для поездок в ближние дачные местности были также конные линейки, дилижансы, омнибусы и, наконец, просто крестьянские телеги.

В 1870 г. была открыта Финляндская казенная железная дорога. Это позволило дачным местностям в северном направлении вытянуться через Белоостров, Терийоки и Перкъярви вплоть до Выборга и Риихимяки. Несколько в стороне от этой ветки оказались перспективные дачные местности по берегу Финского залива между Петербургом и Сестрорецком. Правда, в 1870 г. было создано «Общество Сестрорецкой железной дороги», которое построило узкоколейку от Белоострова до Сестрорецка, и пустило по ней «кукушку»1. Но по свидетельствам современников, поезда ходили нерегулярно, да и сама дорога занимала много времени. К середине 80-х годов Общество разорилось2. Дачные местности вокруг Сестрорецка по-прежнему были в очень плохой досягаемости для петербуржцев.

В 1890 г. инженер-механик Петр Александрович Авенариус обратился с прошением в Комитет министров Российской империи о строительстве конно-железной дороги, связавшей бы Петербург (Новую Деревню) и Сестрорецк через местности вокруг Лахты и Лисьего Носа. Почти сразу же выяснилось, что сама идея конно-железной дороги является устаревшей: конная тяга не выдерживала конкуренции с тягой паровой. Авенариус перерабатывает первоначальный проект и в 1892 г. Высочайше была утверждена постройка Приморской Санкт-Петербургско – Сестрорецкой железной дороги.

Первая очередь дороги между Новой Деревней и Лахтой была построена к июню 1893 г., и по ней началось движение служебных поездов. Вторая очередь дороги связывала Новую Деревню с Озерками; «Озерковский» участок был открыт 23 июля 1894 г. торжественным молебствием в помещении вокзала в Озерках, которое было совершено настоятелем Казанского собора о. Михаилом при хоре певчих. Третий участок от Лахты до Лисьего Носа был открыт к октябрю 1894 г., правда, «без особого торжества». По случаю открытия последнего, четвертого, участка, и всей дороги в целом в ноябре 1894 г., ее строителю, П. А. Авенариусу была преподнесены хлеб-соль и икона Нерукотворного Спаса от благодарных жителей Сестрорецка.

Чуть раньше стала действующей и ветка Приморской дороги от 16-й версты к Пароходной гавани мыса Лисий Нос. Уже оттуда ходили в Кронштадт в зимнее время года общественные парные сани. Дорога по льду Финского залива освещался фонарями, по пути стояли сторожевые будки, а посередине пути находился постоялый двор.

Что касается основной ветки Приморской железной дороги, то поезда отправлялись из Сестрорецка с интервалом в два часа, всего их было 10, и весь путь до Новой Деревни занимал 1 час 15 минут. На дороге было 13 станций и платформ: Новая Деревня, 2-я верста, Дамба, Лахта, Ольгино, 13-я верста, Раздельная, Каупиллово, Горская, Александровская, Тарховка, Разлив, Сестрорецк. Позже линия была продлена в сторону Курорта.

Приморская железная дорога приносила своим владельцам совсем небольшую прибыль. Правление даже было вынуждено выпустить облигации 5-ти процентного займа; но вскоре было принято новое и неожиданное решение. П. А. Авенариус, бывший директором-распорядителем правления, обратился к правительству с просьбой о выделении земель вокруг железной дороги для устройства там курорта. Так, были выделены 54 десятины земли вокруг устья р. Сестры2.

19 июня 1898 г. было Высочайше утверждено положение Комитета Министров и постановлено:

  1. «Предоставить Обществу Приморской С.-Петербургско-Сестрорецкой ж. д. продолжить названную дорогу до границы с Финляндией, с устройством ветвей к оружейному заводу и Ряжевой гавани Общества в Сестрорецке и с возобновлением означенной гавани.
  2. Устроить в Сестрорецке между морем и р. Сестрой курорт»4.

Общество получило на берегу Финского залива землю, которая наиболее всего подходила для устройства курорта: на берегу и на дне залива не было камней, сам берег покрывал ровный мелкий песок, а совсем рядом находился прекрасный сосновый лес, который «оздоравливал» воздух и защищал местность от холодных северных и северо-восточных ветров.

Местность повсюду была песчаная с водопроницаемым слоем до 30 фут. глубины. Это означало, что даже после проливного дождя можно было гулять по всему парку «без галош»5.

Строительства Курорта было завершено очень быстро, уже к 10 июня 1900 г. «Самый курорт П. А. Авенариус имел в виду устроить так, чтобы в нем были здания и приспособления, как для лечения разных недугов и укрепления здоровья, так и для развлечения пользующихся курортом. Для достижения этого предполагалось:

  1. Рельсовые пути расположить и по всему вновь устраиваемому дачному району.
  2. Устроить остановочные пункты в наиболее удобных местах.
  3. В возобновляемой гавани отвести место для стоянки яхт.
  4. Установить телефоны для общего пользования на упомянутых остановочных пунктах и во всех зданиях курорта.
  5. Береговую линию, возведенную над пляжем, укрепить со стороны моря ряжевой стенкой с каменными откосами, спланировать и приспособить для прогулок.
  6. Устроить Курзал.
  7. Оборудовать Водолечебницу.
  8. Построить двухэтажный дом для приезжающих с 65-ю комнатами.
  9. Построить двухэтажный дом для администрации, а также дома для служащих, казарму для рабочих, караульные дома, ферму и оранжереи.
  10. Устроить водопровод во всех главных зданиях; провести электричество в зданиях, парке и на пляже.
  11. В парке и по пляжу установить киоски, скамейки, беседки, принадлежности для игр и гимнастических упражнений, корзинки для сидения у берега и кабинки на колесах для купания в море.
  12. Огородить территорию Курорта забором6.

Ходатайство П. А. Авевариуса, изложенное в сейчас упомянутой записке, обратило на себя внимание министра земледелия и государственных имуществ А. С. Ермолова. Записка была передана на заключение почетного лейб-медика Л. Б. Бертенсона. Через месяц с небольшим, именно 23-го июля того же 1896 г., Л. Б. Бертенсон, по осмотре данной местности, представил министру докладную записку, подтверждающую всю пользу устройства проектированного курорта и соседних дач»7.

Через два года, когда основные здания были построены, современники сочли, что «сестрорецкий курорт своей обширностью превосходит не только русские, но и заграничные курорты», – как было написано в одном из путеводителей того времени8. Дачная местность в Сестрорецке превратилась в модное место, где можно было не только поправить здоровье, но и «себя показать».

Добираться до Сестрорецкого курорта было довольно легко. Поезда шли от станции в Новой Деревне (правда, до нее надо было добираться на конке от Михайловской улицы за 12 копеек или на пароходе Финляндского легкого пароходства от пристани у Летнего сада за 5 копеек). В будние дни ходило 14 пар поездов, в воскресенья и праздничные добавлялись еще 5 пар. Первый отходил из Петербурга в 7-15 утра; последний – в 1-15 ночи. Билет 2-го класса стоил 75 коп., 3-го класса – 45 коп. Были также билеты сезонные.

Отдыхающие непосредственно в Курорте получали так называемую «куркарту» бесплатно. Приходящие больные и вообще посторонние посетители могли получить куркарту для посещения курорта с платой. Для взрослых – 6 рублей; для детей и учащихся в форме – 2 рубля за весь сезон.

Кроме того, были разовые билеты для входа в курорт. До 3-х часов дня со взрослых взималось по 20 коп., с детей и учащихся в форме – 10 коп. После 3-х часов дня взрослые платили 50 коп., а дети 25 коп9.

Таких «приходящих» и посторонних посетителей, а также детей и учащихся «в форме» становилось все больше. В начале 1900-х гг. происходит отвод казенных земель многочисленным государственным учреждениям и Обществам для устройства летних дач. В самом начале ХХ века земельные участки в Сестрорецке получили школы Женского Патриотического общества, Общество школьных дач для средних учебных заведений, Сенатская типография, Экспедиция заготовления государственных бумаг и др.10

Во второй половине XIX века дача из простого жилища стала общественным феноменом, «своеобразной российской панацеей, решением многих городских проблем и удовлетворением потребностей... В общественных дискуссиях, касавшихся проблем Петербурга, она неизменно выступает как убежище от агрессивной городской среды и деструктивных элементов культуры. В 1850-1870-х гг. она привлекает новые группы населения, далеко не аристократичные по своему происхождению, и постепенно превращается в один из важных элементов массовой культуры»11.

Как указано в очерке о Сестрорецке того времени, дачные места Сестрорецка разделяются на три главных района: 1. Канонирский, 2. Дубковский, 3. Новые места. Всех дач в этих районах имеется около 350, каждая дача имеет балкон или террасу, а также небольшой садик. Цена дач в зависимости от числа комнат колеблется от 50 до 700 руб.12

При аренде участка («оброчной статьи») казенной Сестрорецкой дачи арендатором подписывалась Актовая бумага, в которой перечислялись пункты с правилами аренды («отдачи в оброчное содержание казенных земель под устройство дачных помещений на основании Закона 23 мая 1896 г.»)

Аренда предполагалась на 99 лет; по истечении каждых двенадцати лет оброчная плата могла быть повышена не выше, чем на 5% против оброчной платы за предшествующие двенадцать лет; в первый год было необходимо огородить участок; лес на участке приобретался в собственность с уплатой его рыночной стоимости; дом с жилыми комнатами и кухней, а также сарай должны были быть построены на каменном фундаменте в первые три года (были возможны отсрочки); дом должен был быть не менее 12 кв. саж., а сарай и ледник не менее 4 кв. саж.; участок нельзя было использовать под заводские и механические заведения, разрешалось устройство лавок для продажи необходимых в данной местности продуктов13.

Со строительством Приморской железной дороги число дач и дачников возросло; на плане Сестрорецка 1914 года многие участки уже поделены и значатся как отдельные под литерами «а» и «б». Поднялись и цены: до 300 и даже до 3.000 рублей. Для удобства дачников были построены дополнительные платформы: Ермоловская, сразу за станцией Сестрорецк, у одноименного проспекта; Курорт; Школьная, где располагалась санатория для больных детей, и Дюны, на 31-й версте от Петербурга14.

Для содействия благоустройству дачной жизни Сестрорецка в 1902 г. было организовано соответствующее Общество. Оно занималось устройством новых или улучшением существующих улиц, дорог, дорожек, мостов и лучшего содержания берега залива и реки Сестры; улучшением освещения, противопожарной частью, санитарным состоянием и содержанием ночных сторожей15.

Появление Курорта оживило дачную жизнь и в близлежащих местностях – Александровском и Тарховке. Участки там также относились к Сестрорецким казенным дачам. В 1900 г. была зарегистрирован Устав Общества содействия благоустройству в Тарховской дачной местности. В нем было зафиксировано, что общество «...имеет целью заботиться о приведении означенной местности в возможно лучшее состояние по благоустройству и удобствам. Район деятельности этого общества составляет местность, лежащая между платформами С.-Петербургско-Сестрорецкой железной дороги – Тарховка и Новая платформа, и около первой их этих платформ, имея границами: с севера – селение Сестрорецк; с востока – озеро, образовавшееся от разлива р. Сестры; с юга – имения гр. Стенбок-Фермора, а с запада – Финский залив»16.

Вот как описывается соседняя с Тарховкой платформа «Разлив» в путеводителях нач. ХХ века: «Разлив: платформа, возвышенная песчаная местность с сосновым лесом. Река Сестра. Цена дач 50-400 руб. Сдаются отдельные комнаты от 45-80 руб, можно с пансионом»17.

В Сестрорецке и Тарховке действовало единое пожарное общество. На 1913 год в нем состояло 10 почетных членов, 16 пожизненных членов-жертвователей, 150 действительных членов и 12 членов-жертвователей. В число пожизненных членов-жертвователей помимо жителей и дачников Сестрорецка входили и организации: Сестрорецкое Ссудо-сберегательное товарищество; Сестрорецкий металлический завод; страховое общество «Якорь»; страховое общество «Россия»; Приморская С.-Петербургско-Сестрорецкая железная дорога; и 1-е и 2-е Российские страховые общества; страховое общество «Саламандра». Начальником пожарной команды Сестрорецкого пожарного общества был Михаил Тихонович Панфилов, его помощниками – Алексей Федотович Гусев и Петр Иванович Белкин, брандмейстером – Михаил Иванович Копылов. В состав пожарной команды входили два отряда трубников, топорники, водоснабжатели, а также четверо человек, работавшие с баграми и моторными трубами18.

Начальником Тарховского отдела команды Сестрорецкого пожарного общества на 1913 год был тот же М. Т. Панфилов; старшим – Владимир Иванович Ахропотков; трубниками – Владислав Петрович Ковальский, Алексей Михайлович Тихов, Константин Дмитриевич Аксенов и Петр Федорович Федоров; топорниками – Михаил Диевич Жучков, Петр Федорович Малеев, Иван Евграфович Мякотин и Петр Федорович Поляков; водоснабжателями – Василий Тимофеевич Игнатов, Василий Петрович Мальцев и Владимир Васильевич Бельский; трубочист – Михаил Лебедев19.

После 1917 года жизнь Курорта и связанных с ним Сестрорецких казенных дач изменилась. Дачи лишились своих владельцев, Курорт же сильно пострадал во время кронштадтского восстания - тогда вся медицинская и хозяйственная часть были эвакуированы, и лишь ничтожные остатки вернулись спустя некоторое время обратно. К 1921 году Курорт представлял собой картину полного разрушения, тем не менее в 1923 г. Наркомздравом были отпущены средства на его восстановление. С августа 1923 г. он уже частично функционировал. С марта 1924 г. началось полномасштабное восстановление работы медико-санитарного и хозяйственного аппаратов20.

Реклама парикмахерской Сестрорецкого курорта сезона 1928/1929 гг.

Стоимость проживания и процедур в лечебных заведениях Курорта зависела от категории граждан. К примеру, обычный абонемент на курсовое лечение стоил в сезон 1928-1929 года 60 руб., а такой же «трудовой льготный» 45 руб.; грязевая процедура (из расчета 1 ведра) стоила 3-75 или 2-50 «трудовая». Общий массаж обходился обычному гражданину 3-75, а «льготный трудовой» стоил 2-2521.

Польза курорта заключалась в том, что это было место, где «...трудящийся с производства мог действительно отдохнуть, где в условиях полного покоя, на берегу моря в сосновом парке они могут восстановить пошатнувшееся здоровье, где на полноценной пайке они запасутся силами для новой кипучей, подчас тяжелой и изнурительной, но плодотворной работы»22.

Курорт предоставлял помещения для проживания отдыхающих в своих пансионатах и дачах, кроме того предлагалось снимать комнаты в большом числе сохранившихся дач (около 500) в районе, окружающем Курорт. Понятно, что это были те самые «бывшие» Сестрорецкие казенные дачи.

Со временем, многие дачи стали использоваться либо в качестве общежитий для проживания сотрудников Сестрорецкого курорта, либо в качестве самостоятельных санаториев или домов отдыха различных профсоюзов, а также детских пионерских лагерей, принадлежавших районам Ленинграда, различным заводам, фабрикам, высшим учебным заведениям.

После Второй мировой войны оставалось еще достаточное число старых дач, которые формировали образ дореволюционной курортной местности. Их продолжали использовать различные предприятия и учреждения в качестве своих летних домов отдыха и пионерских лагерей. После распада СССР распалась и система летнего профсоюзного отдыха для детей и взрослых. Дачи оказались заброшены, начали ветшать и гореть.

Некоторое их число было введено КГИОПом в список выявленных объектов культурного наследия или в Реестр объектов культурного наследия федерального и регионального значения. В настоящее время в этом списке значатся:

  1. Усадьба П. А. Авенариуса, Федотовская дорожка, 42. Объект культурного наследия (ОКН) Федерального значения (ФЗ).
  2. Дача Е. Ф. Важеевской, ул. Андреева, 12. ОКН Регионального значения (РЗ).
  3. Дача В. Е. Кривдиной, ул. Григорьева, 16. ОКН ФЗ.
  4. Дача на ул. Григорьева, 4. ОКН РЗ.
  5. Дача Л. И. Косяковой, ул. Григорьева, 5. ОКН ФЗ.
  6. Дача А. М. Прокофьевой, ул. Григорьева, 7. ОКН РЗ.
  7. Особняк Б. К. Правдзика, Ермоловский пр., 9. ОКН ФЗ.
  8. Дача Л. М. Клячко, Лесная ул, 7. ОКН ФЗ.
  9. Дача Я. М. Гольденова, ул. М. Горького, 20. ОКН РЗ.
  10. Дача С. И. Дворжецкого, Оранжерейная ул., 3. ОКН РЗ.
  11. Дача Л. А. Змигродского, ул. Андреева, 3. Выявленный объект культурного наследия (ВО).
  12. Дача И. Ф. Кречева, ул. Григорьева, 18. ВО.
  13. Загородный дом Л. Ф. Фертиц, Лесная ул., 9. ВО.
  14. Дача Г. Г. Бескараваева, Лесная ул., 13. ВО.
  15. Дача А. К. Гербиха, ст. Александровская, 4-я линия, 14. ВО.
  16. Дача К. О. Гвиди, Лиственная, 18. ВО.
  17. Дача Н. М. Кочкина, ул. М. Горького, 8. ВО.
  18. Дача В. П. Коновалова, ул. М. Горького, 23.
  19. Дача Б. Н. Кана, Парковая ул., 14. ВО.
  20. Дача В. Г. Лихачева, Парковая ул., 16. ВО.
  21. Дача О. Р. Кондратьевой, Парковая ул., 18. ВО.
  22. Дача П. А. Кохно, Парковая ул., 24. ВО.
  23. Дача на Пляжной, 15. ВО.
  24. Загородный дом Ф. Р. Витцеля. Пляжная, 7. ВО.
  25. Дача Ф. В. Шаповаленко, Парковая 16, лит. Д (Пляжная ул.) ВО.
  26. Дом А. К. Чубанова, Приморское шоссе, 250. ВО.
  27. Дача Г. Г. Бескараваева, наб. р. Сестры, 44. ВО.
  28. Дача Д. М. Цвета, наб. р. Сестры, 51. ВО.
  29. Дача в Тарховке, на Советском пр., 17. ВО.
  30. Загородный дом В. П. Олофа, Сосновая ул., 18. ВО.
  31. Дача на Тарховской ул., 7. ВО.
  32. Дача М. Н. Павловской, Тарховский пр., 46. ВО.
  33. Дача В. К. Ефремова, Тарховский пр., 46. ВО.

Некоторые из этих дач уже практически уничтожены, другие перестроены до неузнаваемости, на месте третьих – готовые котлованы для новых построек...

/ Елена Травина. Октябрь 2014 г. /


1. «Кукушка» – короткий, от одного до нескольких вагонов поезд местного сообщения.
2. Ривкин Б. Е. Сестрорецкие железные дороги. http://perecheek.narod.ru/sestr.htm.
3. В разных источниках количество десятин разное: от 40 до 60.
4. Курорт, устраиваемый близ Сестрорецка Обществом Приморской железной дороги.Спб, 1898. С. 1.
5. Сестрорецкий курорт и его приморская санатория. СПб, 1908. С. 36.
6. Там же. С. 2-4.
7. А. Фишер фон Вальдгейм. Cестрорецкое побережье, как курорт и дачная местность //Новое время, №8097, 12 сентября 1898 г., http://terijoki.spb.ru/history/templ.php?page=sestr_kurort-1898.
8. Орфеев, М. Неклюдов. Сестрорецк. Краткий исторический и современный очерк с описанием курортов. Спб, 1900. С. 21.
9. Сестрорецкий курорт и его приморская санатория. Спб, 1908. С. 45.
10. РГИА, фонд 387, оп. 7 и 8. Дела Лесного ведомства.
11. Малинова-Тзиафета Ольга. Их города на дачу. Социокультурные факторы освоения дачного пространства вокруг Петербурга (1860-1914). СПб, 2013. С. 14.
12. А. Орфеев, М. Неклюдов. Сестрорецк. Краткий исторический и современный очерк с описанием курортов. Спб, 1900. С.29.
13. По состоящему с 1897 г. в 99-летней аренде двум Тарховским дачным участкам в Сестрорецкой казенной даче под №№27 и 28. ЦГИА, фонд 1015, оп. 1, дело 1068. Л. 1-4.
14. Платформа Ермоловская была названа по проходящему близ нее Ермоловскому проспекту, названному в честь министра земледелия и государственных имуществ А. С. Ермолова, который содействовал планам Общества по строительству Приморской ж. д. и устройству Курорта.
15. Устав Общества содействия благоустройству Сестрорецкой дачной местности. Спб, 1909. С. 4-5.
16. Устав Общества содействия благоустройству в Тарховской дачной местности. Спб, 1900. С. 3-4.
17. Дачный указатель. Руководство для едущих на дачу. Путеводитель для туристов и экскурсантов. Составил Г. Ш. СПб, 1910. С.66.
18. Инструкция для пожарной команды Сестрорецкого пожарного общества. Спб, 1913.
19. Инструкция для пожарной команды Сестрорецкого пожарного общества. Спб, 1913. С. 50-51.
20. Сестрорецкий трудовой курорт в летнем сезоне 1924 года. Доклад д-ра Л. Д. Грина в санаторно-курортном управлении 22.09.1924 г. Л., 1925. С. 6.
21. Санитарно-курортное объединение «Сестрорецкий курорт» Ленздравотдела. Сезон 1928/29 гг. Лгр, 1928. С. 7.
22. Там же. С. 6.

Использованные источники, публикации:

1. Александрова Е. Л., Федоров В. М. Дачи стиля модерн в окрестностях Пб //История Петербурга №№1-3, 2008.
2. «Былого счастия обзор... Досуг, праздники, развлечения в фотографиях и воспоминаниях к. XIX – нач. XX века. СПб, 2010.
3. Весь Петербург: адресная и справочная книга на 1904 год. Спб, 1904.
4. Весь Петербург: адресная и справочная книга на 1917 год. Спб, 1917.
5. Волков Г. Как строилась Приморская Санкт-Петербургско-Сестрорецкая железная дорога //Курортный район. Страницы истории. Вып. I. СПб, 2005. С. 51-70.
6. Горюнов С. Истоки «Северного модерна» //Архитектура эпохи модерна в странах Балтийского региона. 2011-2013. Тезисы докладов международной научной конференции. Спб, 2013. С. 15-16.
7. Дачный указатель. Руководство для едущих на дачу. СПБ, 1910.
8. Инструкция для пожарной команды Сестрорецкого пожарного общества. Спб, 1913.
9. Кириков Б. М. Архитектура петербургского модерна. Особняки и дачи. СПб, 2003.
10. Курорт, устраиваемый близ Сестрорецка Обществом Приморской железной дороги. СПб, 1898.
11. Малинова-Тзиафета Ольга. Их города на дачу. Социокультурные факторы освоения дачного пространства вокруг Петербурга (1860-1914). СПб, 2013.
12. Общество содействия благоустройству Сестрорецкой приморской дачной местности. Отчеты за 1903-1916 гг. СПб, 1906 - СПб, 1917.
13. Общество содействия благоустройству Сестрорецкой приморской дачной местности. Устав. СПб, 1909.
14. Орфеев А., Неклюдов М. Сестрорецк. Краткий исторический и современный очерк с описанием курорта. Спб, 1910.
15. Сестрорецкий курорт и его приморская санатория. СПб, 1908.
16. Санитарно-курортное объединение «Сестрорецкий курорт» Ленздравотдела. Сезон 1928/29 гг. Лгр., 1928.
17. Сестрорецкий трудовой курорт в летнем сезоне 1924 года. Лгр, 1925.
18. Сестрорецкое пожарное общество. Отчет за 1912 год. Спб, 1914.
19. Симкина С. А. Дачи модерна на северном побережье Финского залива //Памятники истории и культуры. Вып. 4. СПб, 1997. С. 335-349.
20. А.Фишер фон Вальдгейм. Cестрорецкое побережье, как курорт и дачная местность //"Новое время" № 8097, 12(24) сентября 1898 г.
21. Teuvo Termonen. Junalla Pietarista Kivennavalle. (Теуво Термонен. Фотоальбом "На поезде от С.-Петербурга до Кивеннапы", на финском языке). Saarjärvinen Offset Oy, Saarjärvi 2008.

 

/ Последнее обновление: 28.10.2014 /


 

Rambler's Top100 page counter

© terijoki.spb.ru 2000-2016 Использование материалов сайта в коммерческих целях без письменного разрешения администрации сайта не допускается.