Старые дачи:Комарово :   Воспоминания
 

Старые дачи::Комарово::Воспоминания

Содержание:

И. Н. Домнин. Воспоминания о первых послевоенных годах в Келломяках. (19.11.2010)

Два чувства дивно близки нам,
В них обретает сердце пищу:
Любовь к родному пепелищу,
Любовь к отеческим гробам.
А. С. Пушкин

Решение от 31 августа 1945 г. о передаче дачи академику А. Е. Фаворскому, подписанное председателем СНК РСФСР А. Косыгиным

Академик А.Е.Фаворский

Академик А.Е.Фаворский

Академик А.Е.Фаворский

Профессор И.Н.Домнин

В поселок Комарово (тогда еще носившем название на финском языке - Келломяки) я попал шестилетним мальчиком в 1945 году. Мой дедушка, академик А.Е.Фаворский (1860-1945)1, выдающийся ученый-химик и создатель крупнейшей отечественной научной школы в области органической химии, имел дачу в г. Луга, в которой во время войны был размещен военный госпиталь. В 1945 году решением Ленинградского облисполкома, позднее утвержденным Советом народных комиссаров РСФСР за подписью председателя Совета А.Н. Косыгина, лужская дача была передана дедушкой Лужскому горисполкому. Взамен ему была предоставлена в собственность дача в пос. Комарово (ранее Келломяки) по улице Лейтенантов, дом 23.

До 1939 г. в этом доме размещалась финская почта и несколько лет назад из финского туристического автобуса, остановившегося неподалеку, приходила вместе с переводчицей пожилая финская женщина, жившая много лет назад в этом доме. В ремонте дачи принимали участие немецкие военнопленные, которых привозили под конвоем из лагеря, расположенного неподалеку от железнодорожного переезда в пос. Репино.

Везде были видны следы войны. Моя цепкая детская память запомнила развешенные по многим улицам поселка фанерные дощечки: участок минера Березина, участок минера Халтурина и.т.д. Мы, четверо внуков, часто находили на нашем участке боевые патроны от винтовок и пистолетов. Первое время мы гуляли с родителями только по улицам. На обочинах некоторых их них были видны проволочные прутья с кусочками красной материи на их концах, обозначавших возможное местонахождение мин.

Постепенно наша дачная жизнь налаживалась. Всеми дачными делами заправляла наша бабушка Мария Маркеловна. Она была в дружбе с очень колоритными местными "авторитетами". Всеми поселковыми делами управлял милиционер Василий Чухляев. Поселковым электриком был Николай Павлович Чудинов, прошедший всю войну и получивший на ней тяжелую контузию. На месте теперешнего дома отдыха "Комарово" по улице Отдыха вскоре возник Дом отдыха работников прокуратуры и суда, с директором которого бабушка была в тесной дружбе. На Большом проспекте, где теперь отделение "Мать и дитя" Детского неврологического санатория, находилась дача Главного маршала артиллерии Н.Н. Воронова, у которого работал плотник Николай с золотыми руками. Сделанные им садовые скамейки простояли у нас не один десяток лет.

Последствия войны были залечены в поселке довольно быстро, но строительство новых дач шло медленно, особенно на части поселка, находящегося со стороны залива по отношению к железнодорожному полотну. С нашей дачи нас водили купаться на Финский залив в пос. Репино на пляж Дома творчества композиторов, практически это расстояние можно было пройти по прямой линии. По пути можно было набрать 40-50 белых грибов-боровиков, основную часть которых мы находили на территории теперешнего Дома отдыха "Комарово". Иногда по пути мы заходили в черничник и набирали ягод в лесу в самом конце Большого проспекта, за дачей Шостаковича.

В 1946 году бабушка построила рядом с большим финским домом сторожку, в левой половине которой жила сторожиха эстонка София Христиановна, а в правой был хлев для коровы. В первые послевоенные трудные годы наша семья находила большое подспорье в приусадебном хозяйстве. Выращивали клубнику, смородину, малину, сажали картофель. Вдоль забора хорошо прижилась коринка (по-сибирски ирга). Яблони также давали неплохие урожаи. Сперва мы завели корову "Зорька", а потом была корова "Ночка". В Комарово было небольшое коровье стадо, рано утром надо было приводить корову на сборный пункт и потом пастух отгонял их в луга. Днем надо было идти доить корову и мы, четыре внука, под присмотром сторожихи шли на пастбище. Между нами обычно возникала борьба за почетное право нести пустой подойник (полный несла сама сторожиха, полный она нам не доверяла). По возвращении с пастбища корова всегда подходила к крыльцу дома, где ее поджидала бабушка с угощением - краюхой черного хлеба, густо посыпанного солью. Именно благодаря корове наши хорошо унавоженные грядки давали высокие урожаи. После того как наша последняя корова была передана железнодорожной служащей в Репино (держать ее больше в центре Комарово не представлялось возможным) мы поняли чувства наших крестьян, у которых во время коллективизации забирали личный скот. Мы также держали кур и был у нас поросенок Васька.

На лугу (обычно он находился в конце 1-ой Дачной улицы, там где сейчас справа и слева от дороги находятся садоводства) я любил ложиться в солнечный день в высокую траву и наблюдать за жизнью кузнечиков, гусениц и других букашек. Надо мной в голубом небе летали бабочки и стрекозы. Это было одним из ярких воспоминаний о детстве. Мы вообще обладали некоторыми познаниями в энтомологии, поскольку на нашей даче жил несколько лет Михаил Николаевич Римский-Корсаков, сын великого композитора, профессор-энтомолог Лесотехнической академии, а его дочь, доцент-геолог ЛГУ Ольга Михайловна летом на даче жила постоянно.

Приехать из Ленинграда в Комарово было не так просто. Пассажирский поезд, состоящий из паровоза "Сормовский улучшенный" и вагонов, вероятно, еще дореволюционной постройки, курсировал два раза в день: туда и обратно. В 1948-1951 гг., когда отец был ректором ЛГУ и в его распоряжении была персональная машина, иногда удавалось приежать в Комарово по нижнему Приморскому шоссе. В то время оно еще не было асфальтировано, а верхнего шоссе, идущего вдоль полотна железной дороги, не было вообще. Отец любил приезжать в Комарово, его ректорство в университете пришлось на тяжелые для страны и университета годы. Отказавшись подписывать приказ об увольнении из университета ученых-генетиков и филологов, обвиненных в космополитизме, он навлек на себя гнев партийных органов, в частности Г.М. Маленкова. От расправы его спасла тяжелая болезнь, подорвавшая его здоровье. В Комарово он отходил от волнений и часто старался общаться с природой.

Летом, а иногда и зимой, из Москвы приезжала на побывку наша тетя - Марина Алексеевна Фаворская, профессор-геолог, известный специалист по внедрению математических методов в геологическую науку и участник многочисленных экспедиций во многие районы России, особенно на Дальний Восток (Приморье и Камчатка). Она обладала выраженными литературными способностями, посещала литературную студию при Московском доме ученых и являлась автором нескольких сборников рассказов, посвященных в основном ее путешествиям ("О том, что было при мне", 1996г., "След на пустынном берегу", 1993г. и другие). Через многие ее рассказы красной нитью проходит боль автора за бездумное вторжение человека в заповедные места. Марина Алексеевна водила нас по окрестностям Комарово. Мне особенно запомнился поход с ней на Щучье озеро. До поселкового кладбища (ныне превратившегося в элитный Комаровский Некрополь) была обычная грунтовая дорога. Ее продолжение представляло из себя узкую тропинку, залитую в нескольких местах водой. На машине подъехать к озеру не представлялось возможным и, вероятно, поэтому на холмах вокруг озера были прекрасные грибные места, в изобилии росли черника и брусника. Над озером летали грациозные стрекозы бирюзового цвета. Современное состояние территории вокруг Щучьего озера наводит на грустные размышления. Автомашины заезжают прямо по грибнице на холмы, отдыхающие жарят шашлыки и оставляют после себя кучи мусора, руководствуясь лозунгом Людовика XV ("После нас хоть потоп").

Зимой мы приезжали на дачу в выходные и на школьные каникулы. Основным видом зимнего отдыха были лыжи. Прямо от комаровской платформы начинались многочисленные лыжни. Из приезжающих электричек высыпали толпы лыжников, устремлявшихся в природу, в зимний лес. Часто можно было видеть родителей с детьми разного возраста. Лыжни уходили по всем направлениям: в сторону Зеленогорска, до озера Красавица и далее за поселок Ильичево. Любители катания с небольших горок направлялись к горкам "Серенада", "Каскад", "Лоб", отличавшийся большой крутизной спуска. В сторону пос. Репино вела лыжня к живописным крутым склонам реки Сестры. Весной, в солнечные дни, многие устремлялись на лыжню вдоль берега Финского залива с целью получить первую порцию загара. К сожалению, за последние годы популярность отдыха на лыжах резко упала.

Марина Алексеевна впервые организовала для нас, четырех внуков, домашний театр. Для первого представления она сама написала текст из жизни высшего общества. Главным действующим лицом был герцог Бертран, которого играл мой двоюродный брат Игорь. Мне досталась эпизодическая роль "страшной тени". По ходу спектакля герцог должен был произнести фразу: "Смотрите, здесь проползла какая-то страшная тень". Меня одели в старый бабушкин халат, на мою беду имевший на спине большой хлястик и поместили под кровать. Бабушка не преминула задать из зрительного зала режиссеру каверзный вопрос: "Марина, зачем Ивана под кровать засунули?" Когда герцог произнес нужную фразу, я попытался вылезти из-под кровати и медленно пересечь ползком комнату. Однако предательский хлястик зацепился за сетку кровати и позволил мне только несколько раз высунуться из-под кровати и затем ретироваться обратно. Таким образом, мой первый сценический выход закончился провалом. По ходу спектакля возникали и другие технические накладки. Когда ведущий объявил: "Между первым и вторым действием прошло сто лет", зрители закричали: "Чувствуем, чувствуем".

Второй спектакль был поставлен по рассказу А.П. Чехова и прошел более успешно, в нем у меня уже была небольшая реплика.

Второе рождение Комаровского Детского Театра (КДТ) обязано его организатору и режиссеру Ольге Михайловне Римской-Корсаковой, вдове Алексея Алексеевича Фаворского, ученого-геолога, погибшего на фронте в Великую Отечественную войну. Спектакли игрались либо в саду на открытом воздухе, либо на втором этаже большого (финского) дома. Многие спектакли повторялись также в городе на квартирах Римских-Корсаковых или Наумовых. Труппа актеров выросла многократно и включала детей и взрослых артистов из самых разных семей. Активными помощниками режиссера были сын Ольги Михайловны Игорь Алексеевич и дочь Татьяна Алексеевна Фаворские. Были сыграны спектакли по роману А. Дюма "Три мушкетера", Г. Лонгфелло "Песнь о Гайавате", Эрже (Ж. Реми) "Драгоценности Кастафьоре", К. Гольдони "Слуга двух господ", А. Сент-Экзюпери "Маленький принц", Ч. Диккенс "Магическая рыбья косточка", "Робин Гуд" на основе сценария на основе рассказов о Робин Гуде,английских баллад и отрывка из романа В.Скотта "Айвенго", Е.Шварц "Два клена", Ж.Б. Мольер "Плутни Скапена", в период с 1977 по 1983гг. Деятельность Ольги Михайловны безусловно сыграла большую роль в духовном и нравственном воспитании детей, в их приобщении к культуре.

Летом нас, четырех внуков, бабушка возила в гости к известному химику, ученику дедушки, члену-корреспонденту АН СССР Степану Николаевичу Данилову и его жене профессору Эльфриде Давыдовне Венус-Даниловой. Мы с нетерпением ждали этого события, получая от него много новых впечатлений от общения с истинно-интелигентными, добрыми и порядочными людьми.

Несколько слов о тех изменениях, которые, на мой взгляд, произошли в пос. Комарово за последнее время. В годы моего детства, отрочества и юности воздух в Комарово звенел детскими голосами. В поселке было большое количество детских садов, где будущее поколение набиралось здоровья. Теперь их можно пересчитать по пальцам. Основным контингентом жителей Комарово являлась творческая, научная и техническая интеллигенция. Поселок называли даже "Питерским Переделкино". Похоже, это все в прошлом. Есть ли какие-либо планы относительно перспектив развития Комарово как курортного поселка, а не почти безлюдного населенного пункта, на улицах которого стоят дома-крепости, окруженные крепостными стенами?

/ © Иван Никитич Домнин, профессор химического факультета Санкт-Петербургского государственного университета.
Воспоминания любезно предоставлены автором. Публикация terijoki.spb.ru, ноябрь-ноябрь 2010 г. /


1. О семье И.Н.Домнина можно прочитать в его интервью журналу "Санкт-Петербургский Университет".

 

 

Добавьте Ваш комментарий :

Ваше имя:  (обязательно)

E-mail  :  (не обязательно)

ОБЯЗАТЕЛЬНО - введите символы с картинки - цифры и латинские буквы.
Регистр не имеет значения - вводите маленькие буквы.
Цифра ноль - всегда перечеркнута.
Если не можете прочесть - перезагрузите страничку.

This is a captcha-picture. It is used to prevent mass-access by robots. (see: www.captcha.net)   

Комментарии

1. 2016-10-23 00:39:20 Ершов Борис Александрович (borisaershov@yandex.ru)
Уважаемые господа! Помогите,пожалуйста, связаться с Иваном (e-mail? phone) Kind regards. БАЕ

2. 2016-10-23 20:05:13 Александр ()
Уважаемый Борис Александрович, ответил Вам письмом на указанный Вами адрес.


 

Rambler's Top100 page counter

© terijoki.spb.ru 2000-2016 Использование материалов сайта в коммерческих целях без письменного разрешения администрации сайта не допускается.