Старые дачи:Комарово :   Статьи
 

Старые дачи::Комарово::Статьи

Содержание:

Классик финской литературы Илмари Кианто, его дача в Келломяки и отношения с семьей И. Е. Репина. (31.08.2013)

Известный финский писатель и поэт Илмари Кианто (1874-1970) имел дачу в Канерва, небольшом полустанке между Келломяки и Куоккала, территориально относившемся к Келломяки. Дача Кианто располагалась на бывшем участке Ларсона, показанном под №231 на карте Келломяки 1913 г.. На карте Келломяки конца 1920-х гг. из книги Э.Кяхёнен дача Кианто обозначена под №33.

Однако, немногие знают, что Илмари Кианто, свободно говоривший по-русски, поддерживал дружеские отношения с И. Е. Репиным и его семьей, особенно с сыном И. Е. Репина Юрием. И. Кианто несколько раз встречался с И. Е. Репиным в "Пенатах" в конце 1920-х гг. и поддерживал хорошие отношения с Юрием Репиным в 1930-х годах и после войны, когда Юрий Репин жил в Хельсинки.

Г-жа Райя-Лииса Кианто (Raija-Liisa Kianto), младшая дочь Илмари Кианто, любезно ответила на наши вопросы о даче Кианто в Келломяки и его отношениях с семьей Репина. Предлагаемая вашему вниманию статья составлена из ответов г-жи Р.-Л. Кианто и проиллюстрирована уникальными фотографиями из архива И. Кианто, также предоставленными Р.-Л. Кианто.
Мы также благодарны г-же Эве Ялонен (Eeva Jalonen) за помощь в подготовке этого материала.


Дача моего отца под названием "Пещера Антилопы" располагалась в Канерва, Келломяки. Я полагаю, что дача стояла совсем рядом с железной дорогой, поскольку отец всегда видел и слышал проходящие мимо поезда. На участке он построил сауну, она была под землей и выглядела как погреб, но каждый был поражен, насколько хорошей она была. Дача была разрушена во время войны. Мой брат, будучи солдатом на той войне, посетил наш участок в начале 1940-х гг., он еще застал дом, который был совершенно пуст, даже печь была снесена, а одна из стен дома наклонилась. Несколько лет назад я пыталась найти это место, ориентируясь на сауну, но ничего не нашла. Я так и не обнаружила нужный участок.

Дача И. Кианто "Пещера Антилопы" в Канерва, Келломяки, 1929 г. Кианто жил на этой даче с 1927 г. (или ранее) до 1939 г. Сначала он арендовал дачу, а в 1930 г. купил ее

Илмари Кианто убирает снег перед своей дачей "Пещера Антилопы", 1927-28 гг.

Илмари Кианто на свое даче в 1930-х гг. со своими друзями-священниками: лютеранским пастором Арви Ярвентаусом и католическим священником Адольфом Карлингом

Название дачи произошло от любимой экономки Кианто, которая была очень высокой женщиной с длинными ногами. Ближайший друг моего отца Эрнст Лампен (Ernst Lampén) как-то увидел фотографию этой длинноногой дамы и спросил: "Где ты нашел эту антилопу?". Так и появилось название дачи. По-настоящему это место называлось Эстериля (Esterilä).

Насколько я знаю, Илмари Кианто и Илья Репин встречались только в Куоккала, когда мой отец поселился неподалеку. Точного года их первой встречи я не знаю, но, скорее всего, это произошло вскоре после приезда отца на дачу, точную дату можно установить по дневникам отца, которые хранятся в архиве Финского Литературного Общества в Хельсинки. Мой отец имел привычку записывать все события своей жизни, которые он считал важными. Это очень помогало ему впоследствии в работе над его книгами, многие из которых были автобиографичными, такие как "Московский магистр" ("Moskovan maisteri"), "Сын священника" ("Papin poika"), "Юный поэт" ("Nuori runoilijamaisteri"). В Келломяки отец написал много книг, он был очень работоспособен, всего им было создано 67 произведений.

Семья Кианто перед дачей в 1938 или 1939 г. Слева направо: горничная Айно, Илмари Кианто, его вторая жена Эльза Мария и дочь от первого брака Райя-Лииса

Ворота к даче Кианто "Пещера Антилопы" в Канерва, Келломяки. Позднее Кианто разобрал эти ворота на дрова

Непосредственным поводом для первой встречи с Репиным возможно было просто желание познакомиться с известным интеллигентным человеком, великим художником. Мой отец свободно говорил по-русски, русский язык был его основным предметом в университете. Он также получил стипендию на 2 года для проживания в Москве в 1901-1903 гг., в это время он перевёл на финский язык несколько книг Льва Толстого и "Обломова" Ивана Гончарова.

Насколько я знаю, мой отец не встречался с Ильей Репиным до того времени, когда тот окончательно обосновался в "Пенатах". Возможно, между ними была какая-то переписка, но вся корреспонденция отца была утеряна во время Зимней войны в 1939 г., когда наш дом сгорел.

Отец посещал "Пенаты" несколько раз в течение около 15 лет пока он жил в Келломяки, иногда по регулярным Репинским средам [по средам И. Е. Репин принимал гостей], а иногда и в другие дни. Один из визитов был в 1927 году, поскольку он ссылался на него позже. На одной из сред 1928 года отец сделал фотографию всех присутствовавших, одним из которых был эстонский профессор Аркадий Пресас (Arkadias Presas). Я не знаю, был ли отец знаком с Пресасом до этого, но он однажды посетил Кианто на его даче и имеется переписка между ними.

Гости Репинской Среды, 1928 г. Фотография сделана Илмари Кианто. (с) R.-L. Kianto

Гости Репинской Среды, 1928 г. Фотография сделана Илмари Кианто. (с) R.-L. Kianto

Что касается тем, которые обсуждали Илмари Кианто и Илья Репин, то мне трудно ответить на этот вопрос. Весьма вероятно, что они обсуждали ситуацию в России, поскольку мой отец жил два года в Москве и также путешествовал по другим частям страны. Но я не не обнаружила в его записях никаких других тем, кроме религии. Зная музыкальные и художественные предпочтения моего отца, я думаю, что он и Илья Репин могли иметь схожие вкусы и разделять общее мнение по отношению к современному искусству и современной музыке. Опера также не относилась к тому, что отцу нравилось, она казалась ему чрезвычайно искусственной...

Сохранился рисунок, выполненный моим отцом, на котором показано размещение гостей за круглым столом во время посещения "Пенат". Там было три других гостя, Кианто и его будущая жена Эльза Мария, Юрий Репин и сын Юрия Дий. И, конечно, Илья Репин и его дочь. Привожу ниже выдержку из беседы, которая шла тогда за столом:

Илья: Есть ли безбожники в Финляндии?
Кианто: О, да, и много. Они повсюду.
Юрий кричит отцу в ухо: Те, кто не верят, не обязательно безбожники.
Но Кианто говорит: Россия пропала!
Илья выглядит обеспокоенным.
Один из гостей сказал: Но, когда гремит гром, те, кто не верят, все-таки боятся Бога!
Илья сказал, что последние моменты его жизни уже близки. И он не может более сказать гостям "до свидания", но должен сказать "прощайте".
Кианто: Послушайте, профессор, когда я покидал Вас в 1927, я сказал "прощайте", а не "до свидания", но Вы сказали, что Вам это не понравилось!
Илья: Я действительно так сказал? Я был просто глуп...

Страница дневника И. Кианто с описанием диалога за столом в «Пенатах», 1928 г.

Страница дневника И. Кианто с описанием диалога за столом в "Пенатах", 1928 г.

Где-то между 1933 и 1935 годами моя мать Ракел (Rakel) по-крайней мере один раз посетила Юрия Репина в "Пенатах" вместе с моим отцом. Я помню, что она рассказывала мне, как, будучи молодой девушкой, опасалась Юрия, потому что он сказал ей - по-фински! - что этим утром он позавтракал 8 вороньими яйцами и тушками ворон. Моя мать гуляла с Юрием в саду или в лесу и он просил, чтобы она стала моделью для портрета. Мать однозначно отказалась и была напугана этим предложением - я не знаю, почему. На выставке Ю. Репина в Атенеуме в Хельсинки много лет спустя я увидела портрет дамы, которая очень напоминала мою мать, но был подписан другим именем. В любом случае, мой отец возражал бы против того, чтобы мать позировала художнику или, по-крайней мере, настаивал бы на том, чтобы присутствовать при этом - он был чрезвычайно ревнив!

Весьма вероятно, что мой отец встречался и с дочерю Репина и беседовал с ней, но именно сын Репина Юрий стал его близким другом и часто навещал его на даче. Обсуждали они, скорее всего, духовную тематику. Мой отец был сыном священника. Есть несколько фотографий, показывающих Юрия у дачи Кианто "Пещера Антилопы".

Юрий нарисовал очень хороший большой портрет моего отца в 1930-х годах, но, к сожалению, он был уничтожен вместе с нашим домом Турьянлинна (Turjanlinna) во время Зимней войны. Есть фотография, на которой запечатлено, как Юрий пишет этот портрет на даче Кианто.

Юрий Репин и Илмари Кианто перед дачей Кианто в Канерва, Келломяки

Юрий Репин пишет портрет Илмари Кианто. Фотография сделана на даче Кианто в Канерва, Келломяки. (c) R.-L. Kianto

Позже, в 1950-х годах, когда Юрий жил в Хельсинки, они встречались с отцом по многим поводам. Я смутно припоминаю, что мне рассказывали, что их обоих приглашали к общим друзьям, на дни рождения и т.д. Я сама помню, как много раз видела Юрия гуляющим по сырым или заснеженным улицам в одних сандалиях, без носков. У меня есть ощущение, что мой отец давал Юрию деньги и также приглашал его пообедать в гостиницу "Метро", где он останавливался, когда бывал в Хельсинки - у отца не было своего дома, поскольку тот сгорел. Сравнительно небольшая картина работы Юрия сейчас принадлежит сыну третьей жены отца (он не является родным сыном отца). Юрий в течение нескольких лет пытался продать эту картину на 80000 финских марок и обещал отдать отцу половину, но никто не заинтересовался. В конце концов Юрий подарил картину моему отцу, который также пытался продать ее, но безуспешно. Так она осталась в нашей семье.

Юрий Репин пишет портрет Илмари Кианто. Хельсинки, гостиница «Метро», 1950-е годы

Юрий Репин пишет портрет Илмари Кианто. Хельсинки, гостиница "Метро", 1950-е годы

Во время встреч в гостинице "Метро" два пожилых господина потягивали красное вино. Каждый раз, когда Юрий подносил бокал к своим губам, он говорил: "В память Иисуса Христа!". Он был очень религиозным.

В качестве послесловия следует отметить, что творчество Илмари Кианто популярно по сей день, и не только в Финляндии. По одной из самых известных его книг "Красная черта" ("Punainen viiva") было снято несколько фильмов, а в театре "Метрополитен" в Нью-Йорке поставлена опера. "Красная черта" была переведена и на русский язык и в 1978 г. напечатана в серии "Библиотека финской литературы" вместе с произведениями другого финского писателя Майю Лассила.

Илмари Кианто играет на кантеле, слушают его дочь Райя-Лииса и собака Векку, 1955 г. И. Кианто любил петь, особенно русские цыганские романсы

Илмари Кианто играет на кантеле, слушают его дочь Райя-Лииса и собака Векку, 1955 г.
И. Кианто любил петь, особенно русские цыганские романсы

© R.-L. Kianto (Р.-Л. Кианто), август 2013,
© материал подготовил А. Браво, terijoki.spb.ru

 

 

Добавьте Ваш комментарий :

Ваше имя:  (обязательно)

E-mail  :  (не обязательно)

ОБЯЗАТЕЛЬНО - введите символы с картинки - цифры и латинские буквы.
Регистр не имеет значения - вводите маленькие буквы.
Цифра ноль - всегда перечеркнута.
Если не можете прочесть - перезагрузите страничку.

This is a captcha-picture. It is used to prevent mass-access by robots. (see: www.captcha.net)   

Комментарии

1. 2015-06-08 21:48:20 Молчанов ()
У меня где-то валяется перевод воспоминаний, как Ильмари Кианто "женил" Юрия Репина на своей служанке.

2. 2015-06-10 15:22:46 abravo ()
Александр Константинович, найдите перевод, пожалуйста, опубликуем.


 

Rambler's Top100 page counter

© terijoki.spb.ru 2000-2016 Использование материалов сайта в коммерческих целях без письменного разрешения администрации сайта не допускается.