Старые дачи:Комарово :   Статьи
 

Старые дачи::Комарово::Статьи

Содержание:

Пансион "Тихий уголок" в Келломяки. (31.12.2012)

Мы начали поиски местоположения пансионата "Тихий уголок" с того момента, как была создана страничка Келломяки/Комарово на сайте terijoki.spb.ru, то есть с октября 2010 года. К этому времени на сайте, в фотогаллерее, уже было выложено несколько дореволюционных фотоснимков улиц и дачных участков Келломяки, и в частности, Морской улицы с беседкой и фонтанами парка Чижова, а также с видами на "Тихий уголок". И надо заметить, что они смотрелись очень органично по соседству со снимками чижовского парка. И здесь, и там – практически одинаковый рельеф местности: довольно крутой склон, по которому взбиралась деревянная лестница, пруды. Как-то казалось естественным, что пансионат находился на территории чижовского парка, более известного как вилла Рено.

Фонтан в парке Чижова в Келломяках. Открытка начала 1910-х гг. Вероятное время съемки - рубеж 1900х-1910х гг. Открытка из коллекции С. Ренни

Келломяки. Пансион "Тихий Уголок". Конец 1900-х гг. Открытки из коллекции С. Ренни

Правда, некоторыми знатоками сразу было высказано сомнение в возможности такого отождествления. И они оказались совершенно правы.

В декабре 2010 г. на сайте были выложены первые "оборотки" – текстовые стороны открыток. Мы были уверены, что имена адресатов и получателей, содержание их писем, принесут много нового для иллюстрации дачной жизни, дополнят список дачников и помогут разгадать ряд загадок. И наша уверенность была вознаграждена: коллекционер Сергей Ренни в числе первых же фотооткрыток из своей коллекции выложил открытку "Тихого уголка" с обороткой:

Текст был вполне прозаичен: "Милая Женичка! Живем совсем в лесу в 3-х верстах от станции. Кругом тишина, именно "Тихий уголок". Пьем, едим и спим. Вполне отдыхаем. Погода чудная. Солнце и кругом снег, и ели, ели без конца. Целуем..."

Открытка была отправлена 24 марта 1914 года некоей Е. А. Просвирниной. Из адресной книги "Весь Петербург на 1913 год" узнали, что Евгения Андреевна Просвирнина содержала мастерскую дамских нарядов и действительно проживала по Литейному, 30. Но главным в этот момент было другое – указание на местоположение "Тихого уголка"" – 3 версты от станции!!!

Почти сразу же после этого информация о пансионате "Тихий уголок" была обнаружена и на страницах "Всего Петербурга": ст. Келломяки Финляндской ж/д, "открыт круглый год, 2 ½ версты от вокзала".

И закрутилось...

Вилла Рено отпала сразу – она находилась гораздо ближе к станции.

Для наглядности на карте был начертан круг с радиусом от станции в 2 ½ версты (которые на деле были тремя). Были еще ограничения: требовался довольно высокий склон, по которому могли спускаться деревянные лестницы и внизу под ним намек на нечто, связанное с водой (на территории "Тихого уголка" был пруд с купальней и "островом уединения"). Это могла быть речка, ручей, болото, в конце концов (в которое со временем мог превратиться пруд). После перебора немногочисленных вариантов остались два – участок на нынешней улице Связи (на самом деле просека в лесу) и участок в самом конце 1-й Дачной улицы, за поворотом на Щучье озеро.

С еще большей тоской, чем обычно, стали ждать лета: надо было проверить все на месте.

После детального "полевого исследования" участка на лесной улице Связи было признано, что он недостаточно крут: лестницу, как на фотографии, там явно не уместить, и места для пруда там нет. Хотя были найдены важные артефакты в виде гранитных фундаментов и остатков ледника. Но это была уже другая история – конечно, дача, но не "Тихий уголок".

Участок в конце 1-й Дачной оказался более перспективным: был обнаружен довольно глубокий овраг, по дну которого бежал ручей. Заболоченность дна оврага указывала на то, что сто лет назад там могло находиться нечто относящееся к цивилизации – пруд с островом уединения и купальня. По опыту было известно, что лет 60 (т. е. с 1945 г.) – это уже "нормальный" срок для того, чтобы творение рук человеческих стало частью природной среды.

Контур старого фундамента на территории детского сада в конце 1-й Дачной ул. Фото: Е. Травина, 26.05.2011 г.

Более того, на высоком склоне оврага в настоящее время находится выездной детский сад. А исходя из всё того же опыта, мы знали, что детские сады в 100 случаях из 100 располагались на старых дореволюционных дачах. Спустя какое-то время могли что-то на территории достроить, но это бывало очень редко (садик должен был принадлежать "богатому" ведомству, которое готово было раскошелиться на новое здание).

В процессе детального ознакомления с территорией садика (посетили его в конце мая, когда детишек еще не привезли) были найдены остатки фундамента дома. Спальный корпус садика стоял частично на месте этого фундамента, но старый дом был гораздо больше, поэтому фундамент выходил далеко за пределы нового здания. Сторож сказал, что сравнительно недавно существовал еще один старый дом, немного в стороне от найденного нами фундамента. Но он был полностью перестроен, обит сайдингом и сейчас ничем не напоминает первоначальную постройку. Кроме того, за территорией садика, через лесную дорожку стоял небольшой домик, сохранившийся, видимо, от дореволюционных времен. То есть, мы увидели, что на этом участке вполне мог уместиться пансион с целым комплексом построек разного назначения: кроме собственно дачи ведь должны были быть и домик сторожа, и различные сараи, и прачечная, и может быть, летняя кухня (не говоря уже о колодцах и ледниках).

Справедливости ради, надо заметить, что в непосредственной близости от данного участка были еще две "перспективные" полянки: одна слева, дальше в лес, а другая справа, через 1-ю Дачную. На этих полянках вполне могли стоять дачи, а ручей был все тот же. Но как-то ближе к сердцу был участок с садиком.

На этом поиски были "заморожены" почти на год. Время от времени наведывались к ручью на границе Комарово и Ленинского, лазали по склонам, пресекая попытки энтузиастов забраться в болото для поиска "острова уединения".

Осенью 2012 года в генеральном каталоге Публичной библиотеки (ныне РНБ) нашлась карточка под названием "Санатория-пансионат «Тихий уголок», СПб, 1910 год". Заказав этот рекламный буклет, мы выяснили, что означенная "санатория" действительно находилась в 2 ½ верстах от станции (хотя мы-то уже знали, что на самом деле этих верст было 3). Надо было "сойдя с поезда, перейти рельсы в сторону "к речке", ехать по Первой улице до Салиакской, в конце которой налево находится санатория. Извозчики от 60 до 70 к." Санатория принадлежала Людмиле Яковлевне Криваксиной.

Картина с местоположением "Тихого уголка" почти прояснилась. Две с хвостиком версты по 1-й улице как раз подводили к ручью и современному детскому садику. Правда, настораживала откуда-то взявшаяся Салиакская улица, о существовании которой никто доселе не подозревал. И по ней еще надо было ехать до конца с тем, чтобы обнаружить санаторию слева. Если это участок современного садика – то вообще-то он справа... И тупичок, на котором садик находится, не совсем соответствует указанию "ехать до конца": там и ехать-то минуту, не больше, даже на извозчике (не говоря уже о велосипеде).

Здание пансионата "Тихий Уголок" на любительской фотооткрытке начала 1910-х гг. – "кругом снег, и ели, ели без конца". Из коллекции С. Ренни.

Как всегда в подобных спорных случаях, авторитетное мнение высказал Евгений Балашов, который предложил впредь до нахождения точной карты, считать Салиакской улицей проезд не перед ручьем (на котором стоит садик), а за ручьем (где сейчас дома садоводства). Тогда точно получается: и улица, по которой можно "ехать до конца", и склон оврага с дачей оказываются именно слева. При этом, сам ручей, болото и утопленный в нем остров уединения оставались на своих местах, ничего нового искать не требовалось. В качестве уточнения можно еще добавить, что эта территория уже не совсем Келломяки/Комарово, а скорее, окраина Хаапала/Ленинского. Возможно, поэтому Салиакской улицы на картах Келломяки не существовало.

Теперь о владелице пансионата.

Криваксина Людмила Яковлевна в адресной книге "Весь Петербург на 1898 год" названа дочерью казанского купца Якова Криваксина, проживающей по Бассейной, 30. За более поздние годы (1911-1917) указана ее профессия и место службы: стенографистка, сотрудница "Нового времени". В Интернете она упоминается единожды в списке дам-литераторов, родившихся до революции.

В адресных книгах значится также брат Людмилы Яковлевны, Владимир Яковлевич, действительный статский советник. В 1904 г. он проживал с женой Екатериной Петровной, дочерью Леонидой Владимировной и сыном, студентом СПб университета Владимиром Владимировичем по Максимилиановскому переулку, 12. Затем дочь и сын со страниц "Всего Петербурга" исчезают, а в 1917 году Владимир Яковлевич с женой и сестрой проживают по наб. Екатерининского канала в доме №85.

Нашлись дополнительные сведения о Владимире Яковлевиче: (1850-?) православного вероисповедания, в 1871 г. окончил физико-математический факультет Казанского университета, действительный статский советник, директор Варшавского реального училища. Женат на дочери Кременчугского потомственного почетного гражданина Екатерине Петровне Воронцовой, брак заключен 20.10.1874 года. Род Криваксиных из купцов, внесен в 3-ю часть дворянской родословной книги Казанской губернии по определению Казанского дворянского депутатского собрания от 19.05.1897 г. и утвержден указом Герольдии от 15.11.1897 г. Дети: Людмила Владимировна (25.12.1875-?), Вера Владимировна (20.08.1877-?), Вадим Владимирович (01.10.1879), окончил Варшавскую гимназию (по http://baza.vgdru.com/1/78003/).

Что касается детей, то либо были еще Леонида и Владимир, упомянутые во "Всем СПб", либо на страницы этого издания вкралась ошибка, и Леонида – это Людмила, а Владимир – Вадим.

После 1917 года сведений о Криваксиных более нет, кроме как о Вадиме Владимировиче. Информация о нем содержится на сайте Генерального консульства РФ в Египте.

Русская колония в Египте пополнялась двумя волнами эмиграции: после 1904/1905 гг. и в начале 1920 года, когда прибыли сразу около 4,5 тысяч беженцев, большинство из них – военнослужащие Белой Армии. Русских хоронили вначале (в 20-е годы) на кладбище Сиди-Бишр, близ Александрии, затем на кладбище монастыря св. Георгия в Старом Каире и на кладбище Шетби в Александрии. Большинство могил – это общие склепы (русские в большинстве своем были очень бедны).

В одном из таких склепов на кладбище монастыря св. Георгия покоится Вадим В. Криваксин, скончавшийся 15.12.1950 года на 69 году жизни, и его жена Криваксина Л. П. Годы рождения племянника Людмилы Яковлевны Криваксиной, Вадима Владимировича, и Вадима В., бежавшего в Египет в 1920 г., почти совпадают. Учитывая, редкость фамилии, скорее всего – это одно и то же лицо.

В Ленинграде/Петербурге Криваксиных нет, фамилий племянниц Людмилы Яковлевны (если они вышли замуж) мы не знаем. Может, кто остался из дальних родственников в Казани, откуда Криваксины родом...

/  © terijoki.spb.ru. Материал подготовили Е. Беляева, Е. Травина и А. Браво. Декабрь 2012 г. Последнее обновление: 22.11.2013 г. /

 

 

Добавьте Ваш комментарий :

Ваше имя:  (обязательно)

E-mail  :  (не обязательно)

ОБЯЗАТЕЛЬНО - введите символы с картинки - цифры и латинские буквы.
Регистр не имеет значения - вводите маленькие буквы.
Цифра ноль - всегда перечеркнута.
Если не можете прочесть - перезагрузите страничку.

This is a captcha-picture. It is used to prevent mass-access by robots. (see: www.captcha.net)   

Комментарии

1. 2013-01-20 12:08:01 Никита ()
Спасибо!


 

Rambler's Top100 page counter

© terijoki.spb.ru 2000-2016 Использование материалов сайта в коммерческих целях без письменного разрешения администрации сайта не допускается.