Выборгская Крепость



Главная страница | Форум  | Написать авторам


Новое время

::Новейшая история::

Почему Выборг не собирались удерживать в 1944 г.
© Э. Тамми, военно-историческое общество Финляндии. 2007 г. Статья любезно предоставлена автором.

До сих пор невозможно найти в опубликованных источниках полную информацию по истории наших последних войн. Не всегда достоверны и сведения, содержащиеся в военных дневниках. Более того, часть из них написана на ограниченном материале, а некоторые даже целиком составлены уже после окончания войны. Информативность опубликованных источников нередко зависит от круга интересов их составителей. К тому же, в Финляндии после войны ряд важных документов был уничтожен".

Судьба Выборга продолжает волновать финнов и спустя более 60 лет после окончания войны. Как получилось, что второй по величине город Финляндии был сдан 20 июня 1944 г. почти без боя?

Генерал-лейтенант Аксель Фредрик Айро служил главным квартирмейстером в ставке. В его задачу входило составление оперативных планов боевых операций. Иногда между ним и маршалом Маннергеймом возникали разногласия, но, "конечно, - заметил позднее Айро в телевизионном интервью, - я в конце концов побеждал".

Айро отмечал: "Карта Финляндии однозначно показывает, где будут проходить решающие сражения и откуда нужно ждать наступления противника, а также где проходит кратчайший путь, <...> Если бороться за Выборг, то город погибнет, а после этого с ним ничего уже нельзя будет сделать. С оборонительной точки зрения, Выборг расположен не на той стороне залива и потеря его с военной точки зрения ничего не значит. Самое главное - сохранить независимость Финляндии. <...> Не обращайте внимания на частности, смотрите на главное!" Айро предположил, что "когда пройдет пятьдесят лет после окончания войны, то кто-то, может быть, расскажет, какой была эта проблема на самом деле. Тогда при полной осведомленности будет легко критиковать и рассуждать, почему сделано так или эдак".

Говорят, что после войны Айро в узком кругу рассказывал о том, что, принимая принципиальное решение об обороне Выборга, он , ссылаясь на оперативную точку зрения, предлагал без боя отказаться от Выборга. Реакция верховного главнокомандующего на это предложение была крайне негативной. По его мнению, речь шла о потере авторитета всей страны. Летом 1944 г. полагали, что Выборг - это весьма серьезная цель для Красной Армии. "Она, наверняка, была бы важнейшей задачей для наступления русских", - считал начальник оперативного отдела Ставки полковник Вало Нихтеля. Тем не менее, уже после поражения немецких войск под Сталинградом в Финляндии широко утвердилось мнение о том, что Германия проиграет войну. В начале 1944 г. финское руководство в тайне начало мирные переговоры. Вопрос же об усилении войск на Карельском перешейке актуализировался после того, как русские сняли блокаду Ленинграда и в начале февраля вышли к реке Нарова.

Перешеек был плохо подготовлен к обороне. Немцы предупреждали об этом, ссылаясь на свой опыт ведения военных действий против Красной Армии. Основные позиции были созданы на песчанике и без серьезных фортификационных сооружений. Главнокомандующий же был сторонником крупных оборонительных работ в Восточной Карелии, что отвлекало ресурсы от инженерно-строительной деятельности на Карельском перешейке. Наращивание здесь войск также вызывало разногласия среди офицеров Ставки, хотя еще в январе 1944 г. генерал Айро предлагал Маннергейму ввести на перешеек дополнительные войска.

Полковник Вало Нихтеля представил 16 февраля 1944 г. обзор, согласно которому из-за изменившейся обстановки следовало перегруппировать армию для усиления войск на перешейке. Однако, маршал негативно отнесся к деталям этого предложения. По этому вопросу возникли разногласиям с полковником Нихтеля, а также с генералом Айро, которые также считали необходимым начать переброску большего количества войск на перешеек.

Все же произошли определенные изменения в оборонительных мероприятий, проводившихся на Карельском перешейке. Вместо ликвидированной группировки войск "Перешеек" появились два армейских корпуса. Секретной телеграммой из Ставки командующим войсками западной части перешейка был назначен бывший командир II армейского корпуса и группировки "Мааселькя" генерал-лейтенант Тааветти Лаатикайнен. Он стал командиром IV армейского корпуса.

В начале марта 1944 г. за пределами Ставки прошли важные переговоры. В здание, где жил Лаатикайнен в Миккели, прибыло несколько видных военных руководителей, наиболее близких главнокомандующему. Новый командир армейского корпуса высказал свои соображения высшим офицерам. Его ознакомили с задачей и сообщили об оперативном плане, по которому позиция Выборг-Купарсаари-Тайпале должна быть в конце концов оставлена, а войска отведены за Выборг на запад, на естественную линию водной преграды. Целью этой перегруппировки являлось сохранение вооруженных сил, поэтому Выборг следовало оставить. В переговорах принимали участие генералы Айро и Хейнрикс, а также полковник Нихтеля.

В мае стало очевидно, что русские готовят наступление на Карельском перешейке. Однако крупное наступление советских войск для финнов оказалось все-таки неожиданным. Было неясно, когда, где и какими силами это наступление начнется. По некоторым оценкам полагали, что наступление начнется только в июле. Неслучайно, что 2 июня 1944 г. полковник Нихтеля ушел в отпуск.

Позднее Вало Нихтеля отметил, что "самой вероятной территорией, с которой могло начаться советское наступление, считался юг перешейка, но никто не мог ожидать, что против нас на данной стадии скопилось такое количество дивизий, артиллерии и танков, которые приняли участие в наступлении". Высадка союзников в Нормандии 6 июня 1944 г., вероятно, заставила многих думать, что Финляндия станет следующей целью Красной Армии. Когда же наступление все же началось, фронтовые солдаты все еще находились в так называемых сельскохозяйственных отпусках, а тракторы для артиллерийских орудий продолжали использовать на сельскохозяйственных работах. Возможно, это повлияло на то, что при стремительном отступлении с основной линии укреплений не успели вывести всю боевую технику. Эвакуация гражданского населения из районов военных действий местами производилась в самый последний момент. Так, эвакуация населения Выборга шла еще 17 июня 1944 r.s когда прибывали уже первые части 20-й бригады. Гражданские лица должны были покинуть город к 6 часам 18 июня. Нехватка транспортных средств и времени привела к тому, что значительная часть частной и государственной собственности досталась противнику.

Что же касается самой обороны города, то отметим, что еще в период "зимней войны" город пришлось сдать советским войскам. Противник занял лишь южную часть Выборга, и боевые действия начались в центре города на высоте Паттринмяки. При этом командир II армейского корпуса генерал-лейтенант Харальд Эквист стремился сохранить войска и готов был отступить еще дальше, но маршал Маннергейм приказал оставаться на прежних позициях, поскольку знал, что идут мирные переговоры. Эквист видел, что положение очень тяжелое: "Мы ведем ужасно азартную игру! Возможно, что, не потеряв значительной части армии, мы сумеем удержать Выборг до завтрашнего вечера, но если игру придется продолжать, то, очевидно, нужно будет сделать выбор: либо наличие войск, либо - Выборг". Так, Выборг можно было бы удержать, но на очень короткий срок. В целом события "зимней войны" показали, что только условия мира могли определить, где будет проходить граница. На это не влияло, в каком месте проходила линия фронта, когда замолкли орудия.

В "зимнюю войну" за оборону Выборга сражались основные части двух дивизий. Численность дивизии тогда составляла около 17 500 человек. Войска 3-й и 5-й дивизий несли тяжелые потери на завершающей стадии "зимней войны", сражаясь за Выборг. Но число защитников города было значительно большим, чем одна бригада в период "войны-продолжения". Численность защищавшей Выборг 20-й бригады к 20 июня 1944 г. составляло 5133 человек.

Подготовка к обороне линии Выборг-Купарсаари-Тайпале весной 1944 г. происходила большей частью только на бумаге. Командир танковой дивизии, переведенной на Карельский перешеек еще в феврале 1944 г., генерал-майор Рубен Лагус как опытный фронтовой командир хорошо понимал обстановку. В середине июня 1944 г. он отмечал, что от Выборга нужно отказаться, так как город невозможно защитить. По мнению Лагуса, на линии Выборг-Купарсаари-Тайпале нужно разместить небольшое количество войск, которые можно быстро отвести в город при прорыве противника. Оборону следовало усилить западнее Выборга. Лагус изложил свой взгляд командиру IV армейского корпуса генерал-лейтенанту Лаатикайнену. Тот признал доводы правильными, но, по его словам, "Карельский замок" (Выборг. - Пер.) по соображениям престижа надлежало все же защищать. Лагус заметил, что недавно назначенный командующим войсками "Перешейка" генерал-лейтенант К. Л. Эш, наверняка, будет согласен с мнением Ставки и не примет точку зрения Лагуса. Однако, несмотря на цейтнот, Лагус смог посетить штаб командующего войсками "Перешеек" в Кавантсаари и доложить о своих взглядах. Эш резко отверг выдвинутые Лагусом предложения. Потеря "столицы Карелии" представляла бы непоправимое падение престижа финнов в войне, поэтому командующий приказал защищать город до последней капли крови.

Однако с точки зрения военных действий город не имел тогда большого значения. К этому выводу позднее пришел и генерал-лейтенант К. Л. Эш. "Стратегически и тактически, -отмечал он в 1950-е гг., - потеря Выборга в конце концов не нарушала обороны перешейка, просто это был ошибочный ход с точки зрения ведения войны".

Рубена Лагуса беспокоило боевое состояние 20-й бригады, направлявшейся к "столице Карелии". Бригада вошла в Выборг в самые последние минуты перед началом сражения. Ее войска не были хорошо обучены и подготовлены к сражению в городских условиях. Бригада прежде воевала в Восточной Карелии и не имела опыта борьбы против танков. Поэтому Лагус вновь попытался повлиять на ход событий. Он запросил право выйти на прямые переговоры с генерал-лейтенантом Айро. Получив на это разрешение, Лагус вернулся в Кавантсаари. Переговоры со Ставкой начались без промедления. Айро отнесся отрицательно к предложению Лагуса. "Ничего подобного мы предлагать верховному главнокомандующему не будем", - ответил главный квартирмейстер. Очевидно, только очень узкий круг лиц знал о секретном оперативном решении Ставки относительно Выборга.

Но все же возникает вопрос о причинах стремительного краха обороны Выборга 20 июня 1944 г. Чтобы ответить на него, нужно учитывать, что противник начал свое наступление на Выборг утром 20 июня, а войска 20-й бригады частично по собственной инициативе стали отступать из города прежде чем началось сражение за город. Действительно, 20-я бригада не имела никаких перспектив вести оборонительные бои за Выборг.

До начала сражения через город прошли войска, отступавшие с Карельского перешейка. Они были невероятно измучены и находились в крайне тяжелом состоянии. Рассказы бойцов о наступающем враге, "которого никто не может остановить", могли породить панику среди защитников города. К тому же нехватка снарядов явилась также одним из решающих факторов быстрой потери Выборга. Вагоны со снарядами приказали оставить на станциях Восточной Карелии. Транспортные поезда были очень большими - до 60-70 вагонов. Мог ли вагон со снарядами существенно замедлить продвижение противника? Новое противотанковое оружие войска получали непосредственно перед боем, не успевая его освоить. К тому же фаустпатронов и противотанковых ружей было немного, и их эффективность оставалась довольно ничтожной, поскольку солдаты не умели правильно применять новое оружие.

Когда началось сражение за город, сразу же стала заметна общая нехватка снарядов. Естественно, стали предпринимать меры, чтобы исправить положение, но обстановку уже нельзя было изменить. Поэтому одной из важных причин, почему в войсках возникла паника, стало то, что из-за нехватки снарядов собственные орудия так и не смогли открыть огонь.

К счастью для финнов, тяжелая артиллерия 20-й бригады (40-я тяжелая батарея) имела до 400 снарядов, которые она получила еще на старых позициях дивизии у реки Свирь. Эти снаряды доставили в Выборг, благодаря чему батарея, имевшая новые орудия, некоторое время сражалась за Выборг.

С другой стороны, артиллерийский склад в Раутокорпи стал печально знаменитым именно в связи с Выборгским сражением. Там тщательно соблюдали отданный суровый приказ не передавать снаряды без соответствующих письменных распоряжений. Солдаты, без приказа отступающие из города, говорили: "Нет такого закона, чтобы нас убивали без патронов!"

Кто же знал о секретном решении руководства Ставки не сражаться за Выборг? То обстоятельство, что командир артиллерии IV армейского корпуса полковник Сиппола был бюрократом, явно способствовало достижению этой цели. Подобная ситуация со снарядами имела место и в сражении за главную оборонительную позицию на Карельском перешейке. Суровая бюрократическая политика и нехватка снарядов затруднили оборону и частично привели к тому, что значительная часть артиллерии 10-й дивизии досталась противнику.

Нехватка транспортных средств также серьезно мешала обеспечению войск снарядами. По прибытии в Выборг техника осталась на вокзале, став трофеем советских войск. 94-я авторота, приписанная к центру обеспечения Выборга при IV армейском корпусе, вообще 19 июля была переведена в Нуйямаа, хотя имела 40 пригодных грузовиков.

Связь также была почти полностью нарушена, и ее осуществление происходило главным образом через нарочных. Полковник Кемппи на протяжении всего сражения за город не имел контакта со штабом IV армейского корпуса. Более того, ситуация осложнялась еще и тем, что телефонная связь командного пункта 20-й бригады со штабом IV армейского корпуса должна была идти через Ставку и использовать ее можно было только в экстренных случаях.

Линия Выборг-Купорсаари-Тайпале практически была незащищена. Географически она была удобна для обороны, поскольку обширная водная система замедляла продвижение противника. Единственным исключением был город Выборг.

Однако финская армия перед подавляющей мощью Красной Армии отступала, и это отступление могло быть замедлено лишь на географически более выгодной оборонительной позиции - линии Выборг-Купорсаари-Тайпале. Необходима была соответствующая глубина обороны. Если бы за город всерьез собирались бороться, то укрепления должны были быть значительно дальше от границы города.

Во время позиционной войны Выборг был местом, где войска проводили отпуск. Командированные в Выборг воинские части, однако, не сделали никаких усилий для обеспечения обороноспособности города. Более того, план обороны города не был заранее составлен. При переброске 20-й бригады в город строительство боевых позиций еще не было завершено. Окопы и траншеи с колючей проволокой отсутствовали, были лишь соответствующие каменные препятствия против танков, но не было дзотов.

При приближении линии фронта стали сворачивать воздушную оборону. 17 июня отвели разведывательные подразделения, что явно ослабило оборону города. В тот же день одна зенитная батарея была переведена в другое место, а на следующий день - еще две тяжелые батареи. 19 июня 3-й зенитный полк получил приказ разместить два легких зенитных подразделения на огневых позициях для борьбы с танками. Учитывая ослабление воздушной обороны, данный приказ можно считать странным, ибо подразделения были просто необходимы для защиты войск с воздуха. Особенно изумляли приказы отнюдь не из штаба военно-воздушных сил, а из Ставки. 20 июня начался бой за Выборг. Командир 3-го зенитного полка решил перевести свое подразделение еще дальше - в район Тиенхаара и Юустила. На территории Выборга, таким образом, не действовало ни одного зенитного подразделения. В тот же день был отдан приказ Ставки перевести подразделения 3-го зенитного полка в тыл для защиты железнодорожных перевозок, мостов и складов. Таким образом, можно сказать, что войска ПВО не принимали участие в обороне Выборга, хотя огонь их тяжелых батарей мог достать до города и с северо-запада от Кивисалмы (Тиенхаара).

Руководство IV армейского корпуса затрудняло своими бюрократическими действиями снабжение снарядами 20-й бригады. Поскольку связь между штабами отсутствовала, командующий IV армейским корпусом должен был посетить Выборг, ознакомиться с ситуацией и попытаться поддерживать контакты через посыльных офицеров. Артиллерия 20-й бригады могла быть усилена одной или двумя батареями еще утром 20 июня.

Расположение железнодорожной артиллерии не позволяло применять ее в сражении за Выборг. 16 июня в 14 часов командир артиллерией IV армейского корпуса отдал приказ: "1-я железнодорожная батарея переводится, по приказу Ставки, за выборгские мосты. Одновременно туда же переводится и 2-я железнодорожная батарея". В результате 20 июня 1-я железнодорожная батарея передислоцировалась на станцию Симоле, но при этом понесла потери от бомбардировок. Для 2-й железнодорожной батареи 19 июня определили огневые позиции со стороны Ховинмаа, но 20 июня она так и не участвовала в боях.

С точки зрения саперов, Выборг был серьезной проблемой из-за многочисленных городских мостов. Предварительный план по уничтожению мостов не был составлен. Кажется странным, что для многих мостов не были заранее приготовлены люки для взрывснарядов, как это смогли сделать, например, в тылу III армейского корпуса на мостах через Вуоксу от Куокаупи до Саймы. Причем Выборг испытывал острую нехватку взрывчатки. Саперы 20-й бригады должны были непосредственно с поезда осуществлять минирование в Кяремяки, и работа эта не была закончена, поскольку мин не хватило.

Существенные потери вызвала бомбардировка 15 июня железнодорожной дороги у Маасколы, когда было уничтожено 30 тонн тротила и 3200 противотанковых мин. Одновременно саперный склад в Линнасаари соблюдал строгие инструкции при процедуре передачи взрывчатки: она не выдавалась без соответствующего распоряжения. 16 июня началась эвакуация склада. Саперный материал перевезли через Кивисиллансалми грузовиками в Лапеенранту. Работы производила без какого-либо перерыва 13-я саперная бригада. Но несмотря на эти действия, она не смогла оказать действенную поддержки в обороне Выборга. Наконец кому-то все-таки удалось взорвать территорию склада, когда противник уже подходил к нему. На складе было примерно 50 тонн взрывчатки, заготовленной для укрепленных позиций линии Выборг-Куппарсаари-Тайпале.

15 и 16 июня в Ставке планировали для защиты Выборга перебросить три подразделения: 17-ю дивизию, 20-ю бригаду и 18-ю дивизию. 15 июня полагали, что защитники города окажутся на объекте не ранее 22 июня, возможно, даже 25 июня! В результате в боях за Выборг участвовала лишь 20-я бригада, и город был оставлен уже 20 июня 1944 г.

После начала наступления события на Карельском перешейке развивались так стремительно, что будущее было невозможно предугадать. В июне 1944 г. положение было прямо-таки хаотическим. Поскольку боеспособность 20-й бригады оценивалась как высокая, то бригада стала главной силой по обороне Выборга.

В решающих боях лета 1944 г. на Карельском перешейке после коротких оборонительных боев были потеряны основная позиция Выборг-Тайпале, самая западная часть позиции Выборг-Купорсаари-Тайпале, и город Выборг. Потеря Выборга вызвала расследование и судебный процесс. По мнению маршала Маннергейма, поскольку Выборг был сдан почти без боя, это был военно-исторический скандал. Главнокомандующий был настолько потрясен сдачей Выборга, что распорядился из Ставки, чтобы генерал-майор Вяйнё Палоярви расследовал сдачу Выборга. Была образована следственная группа, начались допросы, Эта мера подтверждает, что главнокомандующий не знал о секретном плане не защищать Выборг.

Для возбуждения дела против полковника Кемппи и майора Бекмана 29 июня 1944 г. материалы следствия, по решению главнокомандующего, были переданы председателю военного трибунала. Судебное расследование продолжалось несколько месяцев. 19 января 1945 г. военный трибунал вынес приговор, по которому Кемппи получил выговор, а Бекман приговаривался к 8 месяцам тюрьмы. Приговор был обжалован в Верховном суде, и 12 марта 1945 г. Верховный суд принял решение, по которому он оставался в силе. Полковник Кемппи был приговорен к аресту на 25 суток, а майор Бекман - к году тюрьмы. В отношении последнего приговор не был исполнен, поскольку 21 января 1945 г. Бекман совершил самоубийство.

В целом можно заключить, что Ставка часто принимала решения спешно, под большим давлением и при недостаточных сведениях об обстановке. "Когда звонил телефон, - вспоминал Айро, - я часто сразу принимал решение для командующего фронта. При этом нельзя было раздумывать, что кто-то будет затем об этом думать через пятьдесят лет". При этом он упоминал о трудностях при сотрудничестве с главнокомандующим. "Нельзя забывать, что Маннергейм был стариком", - часто повторял он. Маннергейму исполнилось 4 июня 1944 г. уже 77 лет. Разница в возрасте между главнокомандующим и штабным окружением составляла 23-31 год. "Маршал, - отмечал Айро, - получил кавалерийское образование в XIX веке. Во Второй мировой войне, в XX веке, нужно было руководить артиллерией, танками и всем остальным. Взгляд маршала на руководство войной и на командование армией заключался в действии командира кавалерийского армейского корпуса на польском фронте". Он также подчеркивал, что у Маннергейма "явной проблемой был недостаток штабного образования". В качестве общего вывода можно сказать, что люди, близкие к главнокомандующему, были моложе его на целое поколение, более образованны и мобильны, чем Маннергейм.

Генерал Айро отмечал: "Информация постоянно шла из всех частей фронта в Ставку. Кроме этого маршал имел собственные источники информации. Мне приходилось тщательно продумывать, что и когда нужно рассказывать маршалу. Способ работы с главнокомандующим был сложным, поскольку докладывающих было много. То есть сведения шли к нему без соответствующей фильтрации, что вредно действовало на его силы. С этим была связана путаница, и реакции маршала иногда могли быть неадекватными. Временами ему было трудно принять решение при данных обстоятельствах. Иногда положение было хаотическим. Нельзя было предлагать слишком много различных вариантов, и иногда нам вместе приходилось обдумывать, что мы представим маршалу".

В целом манера маршала руководить войсками была весьма индивидуальной, а имевшаяся у него власть позволяла действовать по собственному усмотрению. При этом у маршала была одна серьезная слабость: Маннергейм сосредоточил слишком много проблем, которые он должен был решать сам.

Иногда случалось, что какое-либо заключение главнокомандующего могло привести к противоположному решению. Именно в критические моменты лета 1944 г. система Маннергейма командования войсками подверглась серьезному испытанию, которое проявило ее неэффективность.

Положение маршала в качестве главнокомандующего было безоговорочным. Он пользовался авторитетом и уважением. Маннергейм был нужен Финляндии в трудные военные годы. Близкие к нему люди видели, однако, ситуацию изнутри, и им приходилось принимать собственные решения, Неизвестная сторона Выборгского сражения 20 июня 1944 г. долго оставалась за пределами официальной историографии. Ссылки на то, что не все еще было об этом сказано, появлялись между строк в книгах, рассказывающих о последнем дне Выборга. Например, участник обороны Выборга капитан, позднее подполковник Ууно Таркки написал две книги об этом сражении. Он провел исследовательскую работу, стремясь выяснить тайную подоплеку падения Выборга. Таркки считал вероятным, что здесь присутствовала закулисная деятельность.

Положение Финляндии во время двух последних войн было не из лучших. К началу "зимней войны" в стране было меньше населения, чем в Ленинграде. Против хорошо оснащенного противника, перешедшего границу в 1500 км, был сильный дефицит обороняющихся. Хотя положение в "войне продолжения" не было столь тяжелым, как во время "зимней войны", основной задачей оставалось сохранение независимости страны. Ясно, что ведущие войну генералы должны были взвешивать различные варианты в своих планах и принимать более удачные решения.

/ © Э. Тамми, военно-историческое общество Финляндии. 2007 г. Статья любезно предоставлена автором.
В скором времени предполагается публикация англоязычной версии статьи. /

От редакции сайта: Представляя вниманию читателей статью финской исследовательницы Э. Тамми, посвященную взятию Выборга Советской Армией в 1944 году, редакция следует своей политике представления на сайте разных точек зрения. Для полноты картины можем посоветовать книгу Баира Иринчеева "Забытый фронт Сталина".



 Главная страница | Форум | Написать авторам

Перейти в раздел: 




Rambler's Top100 page counter

© terijoki.spb.ru 2000-2014