Выборгская Крепость



Главная страница | Форум  | Написать авторам


Новое время

::Новое время::

Шведские крепости вокруг Петербурга.
© М. И. Мильчик, из сборника "Шведы на берегах Невы" Шведский институт, Стокгольм, 1998, стр.26-33.

Карельский перешеек, Северное Приладожье, земли ижоры и води на восточном побережье Балтийского моря - это та территория, жизнь которой с XVIII века все сильнее стала определяться близостью к Петербургу. До его основания главным здесь было многовековое соперничество Швеции и Новгорода (а затем Русского государства) за господство. Нигде так тесно не переплеталась история двух стран, как на восточных берегах Балтики. Возникшие тут крепости, неоднократно переходившие из рук в руки, словно в зеркале отразили драматизм 500-летнего противостоянии.

Далее я ограничусь беглым обзором основных этапов строительной истории крепостей, основанных шведами. Это Выборг и Кексгольм (Корела), Ландскрона и Ниеншанц, а также русскими - Орешек (Hoтебopr), Яма, Копорье и Ивангород. Во время Северной войны все они вошли в состав Российской империи. Основание Петербурга в 1703 г. сначала уменьшило их военную роль, а потом, по мере передвижения границы на запад, полностью свело на нет, за исключением лишь Выборга и Ивангорода.

Давнее отчуждение, усиленное 70-летней закрытостью Советского Союза, проявилось в историографии крепостей: их история как в Швеции, так и в России изучалась почти исключительно на основе собственных источников, а потому неизбежно оставались лакуны, касающиеся прежде всего тех периодов, когда крепости оказывались в руках соперника, не говоря уже об общей предвзятости в трактовке даже доступных источников. Именно так написаны обобщающие и во многом уже устаревшие труды Людвига Мунте[1] и Владимира Косточкина[2]. Лишь в последние десятилетия русские исследователи сделали попытки расширить круг источников, в частности, за счет картографических материалов ХVII века из шведского Военного архива, отчетов инспекционных поездок в 1681 и 1697 гг. выдающегося государственного деятеля, фортификатора и художника Эрика Дальберга (1625-1703)[3], стали использовать обширные публикации архивных документов XVI-XVII вв. по Выборгскому замку Альфреда Хакмана[4] и по Кексгольму Теодора Швиндта[5].

Существенно углубили наши представления об укреплениях Выборга, Корелы (Кексгольма), Орешка (Нотеборга), Копорья и Ивангорода археологические раскопки, проведенные там под руководством соответственно В. А. Тюлепева[6], Л.Н. Кирпичникова[7], О.В. Овсянникова[8] и В. П. Петренко[9], а также архитектурно-археологические исследования И.А. Хаустовой, В. М. Савкова и других в связи с реставрацией названных крепостей. Этот разнородный материал eщe ждет своего обобщения, которое невозможно без системного поэлементного сопоставления с другими шведскими замками и крепостями. Только теперь, когда исчез железный занавес, а между Россией и Швецией устанавливаются отношения добрососедства и доверия, такое исследование вполне осуществимо.

Выборгский замок был основан в 1293 г. в результате третьего "крестового похода" шведских рыцарей. Для него был выбран островок на берегу Финского залива, в начале водного торгового пути, пересекавшего весь Карельский перешеек до Ладожского озера (с XVII века на месте западного русла Вуоксы существует цепь озер). Здесь же проходила сухопутная дорога, связывавшая западно-карельскую область Саволакс (бассейн озера Cайма) и Неву.

Теперь археологически доказано, что на островке перед тем существовало карельское поселение. Это находит косвенное подтверждение и в записи об основании замка в Новгородской первой летописи: "Пришедши свея, поставиша город на Корельской земле"[10]. "Хроника Эрика" уточняет, что замок построен из камня[11], но не упоминает правителя Тюргальса Кнутсона и епископа Петера Вестеросского, что, как полагает И. П. Шаскольский, свидетельствует об их неучастии в походе[12].

Замок стал угрозой Новгороду, ибо находился па подступах к Неве, служившей для него единственным выходом в Балтийское море. Неудивительно, что новгородцы в 1294 г. пытались (правда, безуспешно) штурмовать Выборг[13]. На начальном этапе замок занимал лишь возвышенную часть островка и представлял собой сложенную из валунов квадратную в плане башню-донжон св. Олафа и окружавшую ее крепостную стену. Вскоре вокруг, а затем напротив острова, на городском мысу, стали селиться ремесленники, купцы, преимущественно выходцы из немепких городов. Король Биргер уже в 1295 г. писал в Любек, приглашая торговать с Новгородом через Выборг, о том, что "выборгский замок построен [...] для укрепления королевства и обеспечения безопасности мореходов"[14].

В том же году шведы пытались закрепиться на другом, ладожском конце вуоксинского водного пути, как бы запирая его с двух сторон. Там, на островке в устье Вуоксы (в летописи Узьервы) они основывают Кексгольм (древне-русская Корела, финское название Кякисалми). В отличие от Выборга, укрепление здесь было древо-земляным и непрочным: новгородцы легко разбили его в том же году ("[...] город разгребоша", - сообщает Новгородская первая летопись[15]). "Хроника Эрика", рассказывая о сражении, добавляет, что русские овладели островком и сильно укрепили его[16]. К сожалению, археологически эту "крепостцу" обнаружить не удалось.

Третьим этапом шведского проникновения в Карельское Приладожье стала попытка непосредственно овладеть Невой - главной артерией новгородской торговли, а следовательно и Ижорской землей: в мае 1300 г. у впадения в нее речки Охты (в "Хронике Эрика" она названа Черной рекой - Swärta aa (стих 1473), а в описании Э. Дальберга - Черным ручьем - Svartbäken)[17] войско во главе с Тюргильсом Кнутсоном (Новгородская летопись называет его "маскалка" - марс - маршал) стало строить крепость Ландскрону с помощью своих мастеров, а также "[...] из великого Рима от папы мастер приведоша нарочит", сообщает та же летопись[18]. Речной мыс был перегорожен рвом и валом с деревянной стеной и восемью башнями, на которых стояли метательные машины - пороки. Однако уже в следующем году новгородское войско уничтожило эти укрепления, о чем с необычной подробностью повествует "Хроника Эрика" (стих 1458-1805). События 1300-1301 гг. на Неве стали как бы далеким прологом того, что произошло здесь же при основании Петербурга.

В 1310 г. новгородцы переносят "Корельский городок" несколько дальше от берега Ладожского озера и ставят его па островке в устье Вуоксы: "срубиша на порозе нов"[19]. Эта крепость, многократно перестроенная, существует и поныне (город Приозерск Ленинградской области).

После этого борьба Новгорода и Швеции за Корельскую землю достигла определенного равновесия: западная часть перешейка с Выборгом стала шведской, восточная с Корелой и Невой - новгородской. В результате стороны решили признать фактическое положение, но перед встречей со шведскими послами в 1323 г. "ходиша повгородци с князем Юрием и поставиша город на усть [истоке - авт.] Невы, на Ореховом острове [...]"[20]. Основание новой крепости закрепляло господствующее положение Новгорода в бассейне Невы и одновременно стало политической акцией, связанной с заключением мира. Этот договор, запретивший обеим сторонам строительство новых крепостей на Корельской земле, установил границу, просуществовавшую до конца XVI века, и стал первым соглашением в истории русско-шведских отношений.

Тем не менее противоборство продолжалось. Так, в 1348 г. король Магнус Эриксон захватил новопостроенный Орехов. Новгородцы вскоре отбили остров обратно и в 1352 г. начали строительство здесь мощной каменной крепости с несколькими каменными башнями, что было новым для северо-запада Руси (фрагменты крепости были археологически открыты в 1969-1970 гг.[21]).

Через 12 лет и в Кореле, в детинце, был поставлен "костер камен" - башня (слово происходит, вероятно, от латинского castrum, эстонского kastre или шведского kastell). Однобашенные укрепления были тогда распространены в Скандинавии (в частности, на Готланде), а также в Ливонии. До недавнего времени считалось, что сохранившаяся Круглая башня и есть упомянутый летописью "костер", однако в ходе раскопок 1972-1973 гг. неподалеку от нее было открыто основание трапециевидного в плане сооружения, которое, вероятно, и было "костром" XIV века[22]. Наши же исследования показали, что Круглая башня относится к XVI веку, т. е. к эпохе шведской фортификации[23], о чем будет сказано дальше.

Выборг тем временем продолжал быстро развиваться: в XIV веке застраивается городской мыс, у северного берега которого был основан францисканский монастырь (Серых братьев), а у южного - доминиканский (Черных братьев). Оба монастыря фланкировали подступы к замку. В 1403 г. Выборг получает от короля Эрика XIII права города, но имел ли он тогда деревянную стену, неизвестно.

В период наместничества Карла Кнутсона (1442-1448) вокруг замка построена стена с зубцами, надстроен один ярус на башне св. Олофа и возведен конвентский дом - внутреннее каре зданий, в которое была включена и башня. Весной 1475 г. правитель Швеции и наместник Выборга Эрик-Аксельсон Тотт принял обширную фортификационную программу, в которую входило строительство замка в Саво, реконструкция замка в Висбю и строительство каменной городской стены на Выборгском мысе. Она огибала весь мыс, но наиболее укрепленной ее частью стал полукилометровый восточный участок - "приступная" стена. В центре его располагалась самая большая башня, предназначенная для размещения на ней пушек - башня св. Андреаса, и две воротные: в северной части Карьяпортин торни (Скотопрогонная) и в южной Раатин торни (Ратуши)[24]. От всей стены до нашего времени сохранилась лишь последняя башня и то только благодаря тому, что ее около 1652 г. надстроили, превратив в колокольню финской церкви. Камерные бойницы указывают на приспособленность башни для артиллерии. Появление на востоке централизованного Московского государства усилило в Швеции ощущение опасности, и потому, не успев еще закончить строительство выборгской стены, Тотт приступает к возведению Нейшлота (Олавинлинны), призванного помешать неприятелю проникнуть вглубь Финляндии водным путем. В архитектуре этого замка можно найти элементы, заимствованные из готландского замка Стегеборг, ибо по предположению финского исследователя А. Синисало строительством Нейшлота руководил голландский мастер, а каменщики, вероятно, были теми же, что строили перед тем выборгскую стену[25]. После ее возведения Выборг стал одним из четырех самых укрепленных городов Швеции; кроме него только Стокгольм, Висбю и Кальмар в XIV веке имели стены.

Своего рода ответом на укрепление Выборга стало основание напротив Нарвы в 1492 г. Ивангорода: великий государь Иван III таким образом пытался закрепить выход нового Русского государства к Балтике и установить контроль над торговлей во всем Финском заливе[26]. Выборг оставался тому помехой, и уже в 1495 г. царь направил туда большое войско, однако в решающий момент осады комендант Кнут Поссе взорвал башню св. Андреаса ("Выборгский грохот"), обратив штурмовавших в бегство.

Середина XVI века - новое обострение pycскo-шведских отношений. Назревает война России с Ливонским орденом, в которую предполагала включиться и Швеция. Подготовка Выборга к войне началась осенью 1353 г., когда его посетил король Густав Ваза, приказавший начать строительство двух барбаканов перед Карьяпортин торни и Мункипортин торни (Монашеской воротной башней) - наиболее уязвимыми местами городской степы. Это был ответ на бурное развитие осадной артиллерии. Под руководством немецкого мастера Ханса Бергена первая башня была построена за три года (1547-1550). С Карьяпортин ее соединила открытая галерея. Обнаруженные нами чертежи 1763 г., выполненные перед разборкой старой башни[27], и проведенные археологические раскопки помогли понять структуру этого оборонительного комплекса. Вторую круглую башню так и не построили.

В 1556 г. началось укрепление замка: была усилена стена, обращенная к мосту, понижены башни для размещения пушек на их верхних площадках, в стенах устроены полукруглые выступы-бастеи. Еще интенсивнее перестройка пошла при короле Эрике XIV. В 1568 г. появились новые ворота с подъемным мостом, позднее надстроен конвентский дом. В 1561-1564 г.г. башня св. Олофа получила восьмериковую надстройку из кирпича высотой в семь ярусов[28].

Еще Густав Ваза, видя, как быстро разрушается городская стена, пришел к мысли о необходимости расширить территорию крепости. Однако лишь его преемник Эрик XIV приказал в 1562 г. разработать проект нового укрепления. Его строительство началось под руководством Юхана де Месса на следующий год и завершилось лишь к концу 1580-х гг. Более 20 лет возводили горнверк, состоявший из трех куртин и двух угловых бастионов, причем один из них - Панцерлакс - сохранился. Король Юхан III повелел вести здесь застройку по регулярному плану и призвал горожан переезжать в новую крепость, которую стали называть Земляным городом или Валом. Круглая башня с соединительной галереей была включена в линию северной куртины. Город теперь увеличился почти вдвое и получил вторую линию обороны с востока, откуда скорее всего можно было ждать неприятеля.

Выборг Новое время
План Выборга первой половины XVII века. RA.

Осенью 1580 г. семитысячное шведское войско во главе с Понтусом Делагарди взяло Корелу - Кексгольм. Укрепления детинща состояли тогда из земляных валов с деревянной стеной и трех обмазанных глиной деревянных башен. Юхан III. напутствуя Делагарди, указал: "[...] когда крепость будет взята, ее следует [...] сделать неприступной"[29]. В 1581 г. под руководством приехавшего из Выборга Якоба ван Стенделя началась реконструкция детинца (замка) и строительство валов вдоль берега Спасского (в шведских документах - Городского) острова, а за ними построили казармы, пороховые погреба, деревянную шведскую церковь.

На Замковом острове были выпрямлены берега, вдоль них насыпаны валы, которые позднее облицевали камнем. К 1589 г. завершено возведение трех круглых башен. Одна из них, которую называли "башней Лассе Торстенсона", уже в момент окончания была превращена в воротную. Тогда же построили мост, соединивший эту башню с Круглыми воротами Городского острова (с XVIII века его стали именовать Новой крепостью). Судя по планам XVII века, две другие круглые башни были превращены позднее в бастеи, выступающие за пределы куртин. На их открытых площадках стояли пушки. Потому-то на русской карте 1656 г. Замковый остров показан с одной башней[30]. В 1581-1591 гг. рядом с ней возвели пороховой погреб (Старый арсенал). Чтобы защитить крепость от нападения с воды, оба острова были ограждены бревнами, связанными цепями.

Выборг Новое время
План Кексгольма. 1680 г. RA.

По Тявзинскому миру 1595 г. Кексгольм был возвращен России (1597 г.), но уже в сентябре 1610 г. шведские отряды во главе с Якобом Делагарди осадили город, который капитулировал только в марте 1611 г. и оставался в руках Швеции почти сто лет.

Итак, в 1580-1597 гг. была проведена коренная реконструкция Замка и построена Круглая башня (до этого главные ворота располагались на месте одной из камер Старого арсенала), а в 1630-1640-х гг. были перестроены укрепления Городского острова. Теперь со всех сторон его окружали пять бастионов и облицованные камнем куртины, но к концу века они обветшали, и Э. Дальберг дал им весьма нелестную характеристику[31].

На протяжении XVIII пека русские поддерживали крепость, по после войны со Швецией в 1808-1809 гг. граница была отодвинута далеко на запад, и Кексгольм потерял всякое военное значение. Проведенные в 1980-х гг. на Замковом острове большие реставрационные работы приблизили его к тому облику, какой он имел в конце XVIII века.

В первой четверти XVI века русские перестроили большинство крепостей на своей северо-западной границе: был расширен Ивангород, который стал занимать все скалистое плато над Наровой, надстроены его стены и башни[32], в Орешке и еще раньше в Ямгороде стены подошли вплотную к воде, образовав многоугольник, с семью башнями и внутренними трехбашенными цитаделями, окруженными рвом, в Копорье стены также были поставлены по границе скалы, а две круглые башни, на три четверти своего объема выдвинутые в сторону "поля", стали фланкировать единственные ворота[33].

В конце Ливонской войны Швеция выступила против Русского государства. В Смутное для России время ей стало казаться, что давняя цель - полное господство над Финским заливом - близка к осуществлению. В планы Делагарди входил захват всех русских крепостей бывшей Нoвгоpoдской земли. И это ему удалось. Лишь Корела (Кексгольм) и Орешек (Нотеборг) сопротивлялись соответственно полгода и два месяца, но и они в 1611 и в 1612 гг. были взяты. Потеря Россией этих крепостей была закреплена невыгодным для нее Столбовским мирным договором (1617 г.), Водская и Ижорская земли стали теперь Ингерманландией. На пике своих военных успехов как бы в противовес Орешку на месте Ландскроны шведы возводят в 1611 г. свою крепость Ниеншанц, чтобы можно было, как выразился Карл IX, "защищать всю Неву под эгидой шведскои короны"[34].

Архиепископ Афанасий Холмогорский описывал Канец (как называли Ниеншанц в России) так: "град [...] земляный, невеликий [...], от великия Невы реки до малыя реки от поля имеет ров зело великий и глубокий, яко десяти сажен глубина. Противо того града за малою рекою [...] устроен улицами [...] посад великой. Жителей имеет 450 дворов"[35]. Судя по реляции Э. Дальберга, все названные крепости (за исключением Ивангорода, Нотеборга и Ниеншанца) на протяжении XVII века не претерпели серьезных изменений, а Копорье и Яму из-за ветхости он даже предлагал разрушить.

Выборг Новое время
План Нотеборга (Орешка). 1681 г. Шведский Королевский архив.

По указаниям Э. Дальберга в Нотеборге были починены стены, очищен ров цитадели, возведена куртина перед Церковной и Погребной башнями, переложена Черная башня. К моменту его приезда в Ниеншанц там высился пятиугольный в плане замок, возведенный инженером Г. Сейленбергом в конце 1650-х гг., а город на другом берегу Охты был защищен земляным валом. Дальберг считал, что эта крепость имеет для Швеции особое стратегическое значение[36]. "Если не удержать Ниен, то ни Кексгольм, ни Нотеборг не помогут защитить Карелию, Кексгольмский лен и даже сам Выборг". Далее он пророчески предостерегал короля: "Русские [...] могут легко навсегда осесть [...] между этими реками [Невой и Охтой - авт.] и таким образом, не дай Бог, получат выход к Балтийскому морю"[37]. Однако неоднократно разрабатывавшиеся на протяжении второй полонины XVII века проекты строительства мощных укреплений по обеим берегам реки Охты так и не были осуществлены.

В преддверии Северной войны и в ее первые годы с юга Ниена (в районе современного Заневского проспекта) были сооружены два форта, шанец в Дудердорфе на пересечении дороги Выборг - Нарва и другой, шедшей вдоль южного берега Невы (на южной окраине Красного Села, а также в устьях притоков Невы - Ижоры и Тосно[37]). Но больше всего было сделано по укреплению Ивангорода и Выборга. Э. Дальберг. хотя и полагал, что Ивангород "снабжен очень крепкими башнями и стенами", предложил окружить крепость валунными бастионами, после чего ее "можно было бы считать одной из лучших крепостей государства". Однако эти рекомендации остались на бумаге. Лишь в начале 1690-х гг. юго-восточный фронт крепости (со стороны России) был усилен сводчатым арсеналом. Возможно, тогда же там был облицован камнем и получил бруствер Горнверк. Перед крепостью построили шанцы.

В Выборге кольцевая стена XV века продолжала разрушаться. Она уже давно не отвечала требованиям тогдашней фортификации, и потому все внимание было уделено Горнверку, где в 1703 г. начались большие работы по плану, разработанному капитаном от фортификации Лоренцом Стобеусом: старые стены, шедшие вдоль берегов, перестроены в куртины, перед куртиной, соединявшей бастион Панцерлакс и Эуропэ, на принципах ново-итальянской системы выстроен новый бастион Элеонор, а перед северо-восточной куртиной - равелин Каролус, на мысу Терваниеми заложен шанц, перед рвом Горнверка насыпали гласис, который вместе с прикрытым путем стал внешней линией обороны. К моменту осады еще не кончилось строительство Коронного равелина и рва перед Панцерлаксом[38].

По ходу Северной войны войсками Петра I были взяты все крепости Карелии и Ингерманландии: 1 мая 1703 г. - Ниеншанц, 14 мая - Яма, 27 мая - Копорье, 12 октября - Нотеборг, 16 августа 1704 г. пал Ивангород. 13 июня 1710 г. - Выборг, 8 сентября того же года - Кексгольм. Центром огромного кольца, составленного названными укреплениями, становится Санкт-Петербург с новой крепостью, возводимой на Заячьем острове. С годами к ней все больше переходят их функции. В истории бывших шведских крепостей начинается новый период, для одних ознаменованный подъемом, для других упадком, но единственной крепостью, с основанием Петербурга полностью прекратившей свое существование, был Ниеншанц. В какой степени русские фортификаторы и градостроители "понимали" своих предшественник и продолжали начатое ими? Ответ на этот вопрос - тема другого исследования.

Выборг Новое время
Выборг. Вид с птичьего полета. 1780 г. Атлас "Изображение крепостей Санкт-Петербургского департамента". РГА ВМФ.

Выборг Новое время
Орешек. Вид с птичьего полета. 1780 г. Атлас "Изображение крепостей Санкт-Петербургского департамента". РГА ВМФ.

Выборг Новое время
Кексгольм. Вид с птичьего полета. 1780 г. Атлас "Изображение крепостей Санкт-Петербургского департамента". РГА ВМФ.

Примечания

1. Munthe, L. Kongl. fortifikationens historia. Stockholm, 1902, Ь. 1; 1906. т. 2; 1906. b. 3, 1909. b. 3B.
2. Косточкин. В.В. Русское оборонное зодчество XIII-начала XVII в. М., 1962.
3. Erik Dahlbergs dagbok. Uppsala-Stockholm. 1912. О поездке Э. Дальберга в 1681 г. см: Кальюнди, Е.A./Кирпичников, A.Н. "Крепости Ингерманландии и Карелии в 1681 г.". Скандинавский сборник. Таллин, 1975. т. XX. с. 68-69. Мильчик, М.И. "Панорама Выборга на рисунка Эрика Дальберга и гравюре Яна ван Авеелена", ПКНО 1995. М. 1995. с. 446-453.
4. Hackman, A. "Bidrag till Viborgs slotts byggnadshistoria". Analecta Archeologika Fennica. XI. Helsinki. 1944.
5. Schwindt. T. "Kakisalmen pesalinnan ja entisen linnoitetun Kaupungin rakennushistorian aineksia". Analecta Archeologika Fennica, II. 2. Helsingisa. 1898.
6. Tjulenev, V. "Viipurin arkeologisen tutkimuksen tuloksia". Viipurin Suomalaisen Kirjallisuusseuran toirmilleita. Helsinki, 1987. 8, s. 8-17.
7. Кирпичников, A.Н. 1) "Историко-археологические исследования древней Корелы". Финно-угры и славяне. Л., 1979, с. 52 и сл. 2) Древний Орешек. Историко-археологические очерки о городе-крепости в истоке Невы. Л., 1980.
8. Овсянников, О.В. Копорье. Историко-архитектурный очерк. Л., 1976.
9. Петренко, В.П./Стеценко, Н.К. "Новые данные об Ивангороде". Новое в археологии Северо-Запада СССР. Л., 1985, с. 103-109; Петренко, В.П. "Исследование Ивангорода". КСИА. М., 1991, вып. 205, с. 61-71.
10. Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов (далее НПЛ). М., 1950, с. 327.
11. Erikskrönikan. Utg. R. Pipping. Slockholm, 1986. Стих 1340. Русск. перевод: Хроника Эрика. Пep. А. Желтухина. Выборг, 1994, c. 47. В Сокращенном Новгородском летописце при описании русского похода на Выборг 1294 г. также упоминается "город камен" (ПСРЛ, т. IV, ч. 1, вып. 3, с. 600).
12. Шаскольский, И. П. "Третий крестовый поход шведских рыцарей на восточные берега Балтики". Cpeдние века. М., 1989, вып. 52, с. 142-144.
13. НПЛ, с. 327-328.
14. Finlands medeltidsurkunder. Helsingfors, 1910. Bd. I. №217.
15. НПЛ. с. 328.
16. Xроника Эрика, с. 48.
17. Bonsdorff, С. "Neva och Nyenskans". Acta Societalis Scientarium Fennica Helsingfors.
18. НПЛ, с. 91.
19. НПЛ, c. 92. 93, 333.
20. НПЛ, с. 339.
21. Кирпичников. А.Н. Каменные крепости Новгородской земли. Л., 1984, с. 102-110.
22. Там же, с. 129-134.
23. Мильчик, М.И. "Иэ строительной биографии древне-русской крепости Корелы". Архитектурное наследие и реставрация. М., 1984. с. 168-172.
24. Kauppi, U.-R./Miltsik, M. Viipuri - vanhan Suomen paakaupunki. Helsinki, 1993, s. 12, 38.
25. Sinisalo, F. "Viipurin keskiaikainen kaupunginmuuri". Monrepos, 1, 1971.
26. Подробнее см.: Мильчик, М.И. "Строительная биография Ивангорода и русски-ливонские отношения конца ХV-XVI вв.". Russia Mediaevalis, München, 1987. t. VI, 1. с. 185-194. а также сборник статей: Крепость Ивангород. Новые открытия. СПб, 1997.
27. РГВИА. Ф. 349, оп. 7. д. 64. См. также: Kauppi/Miltsik, 1993, s. 40-41, 115.
28. Там же, s. 34.
29. Tawaststjerna, W. Pohjoismaiden viisikolmaltta vuotinen sota. Vuosien 1570 ja 1590 valinen aika. Helsinki, 1918-1920. s. 279.
30. Schwindt. s. 14, 17; Мильчик 1984, с. 169, 184.
31. Bonsdorff. С. "Kexholms och Wiborg slott ar 1681". Historiallinen Arkisto. Helsinki. 1899, Bd. X, s. 291-294.
32. Мильчик, М.И. "История строительства Иваногородской крепости и внешняя политика Pоссии конца XV-ХVI веков". Древнерусское искусство. Исследования и атрибуции. СПб., 1997, с. 252-258.
33. Кирпичников 1980, с. 55-60, и 1984, t. 183-l84, 165-166.
34. Blees. J. "Fästningen Nyenskans och Nyen". Norrlands Försvar. 1938, s. 74. См. также: Гиппинг, А.И. Нева и Ниеншанц, т. 1-2. СПб., 1909; Лаппо-Данилевский, А.С. Карты и планы Невы и Ниеншанца, собранные А.И. Гиппингом и А.А. Куником. СПб., 1913.
35. Панич,Т. Литературное творчество Афанасия Холмогорского, Новосибирск, 1996, с. 175.
36. КА. Försvars-och fästningsplaner 7:1, лл. 1-23. См.: Кальюнди/Кирпичников 1975, с. 74, 77. См. также статью У. Эренсверд в наст. сборнике.
37. Сорокин, П.E. "Археологические исследования и проблемы сохранении культурного слоя на территории Санкт-Петербурга". Археология Петербурга, 1996, 1. СП6., 1996. с. 31.
38. Kauppi/Miltsik 1993, s. 38-39, 42-43, 38, 40.

/ © М. И. Мильчик, из сборника "Шведы на берегах Невы" Шведский институт, Стокгольм, 1998, стр.26-33.
Статья публикуется с любезного разрешения автора. /



 Главная страница | Форум | Написать авторам

Перейти в раздел: 




Rambler's Top100 page counter

© terijoki.spb.ru 2000-2014