Выборгская Крепость



Главная страница | Форум  | Написать авторам


Новое время

::Новое время::

Осада и взятие Выборга русскими войсками в 1710 г.
© Славнитский Н. Р. // Victoria. Gloria. Fama. Материалы Международной научной конференции, посвященной 300-летию Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи. СПб., 2003. Ч. 3. С. 93-97.

После победы под Полтавой русская армия получила возможность перейти к дальнейшим наступательным действиям на северо-западном театре военных действий. Наступление в 1710 году развивалось на двух направлениях: на побережье Балтийского моря (где ещё осенью 1709 г. была осаждена Рига) и на Финляндском - Выборг и Кексгольм. (С. 93)

Подбор командного состава корпуса, предназначенного для осады Выборга, несколько удивляет. Главное начальство было поручено генерал-адмиралу Ф. М. Апраксину, его помощниками были назначены генерал-майоры Р. В. Брюс и Берхгольц. Основная деятельность Ф. М. Апраксина и Р. В. Брюса в предшествовавший период была связана с оборонительными действиями, главным образом, обороной Петербурга. Кроме того, начальник корпуса не отличался решительностью. Это тем более удивительно, что весь генералитет, имевший опыт осадных операций (Б. П. Шереметев, Я. В. Брюс, А. И. Репнин, А. Д. Меншиков), был сосредоточен под Ригой. Возможно, Петр сам собирался присутствовать (а следовательно, и руководить) под Выборгом[1] и при этом не хотел менять командиров над войсками, защищавшими приневскую территорию в 1708-1709 гг. и хорошо знакомых с условиями местности. Можно также отметить, что именно им пришлось в последующие годы вести боевые действия в Финляндии.

"Главная крепость" Выборга в 1710 г. состояла из пяти бастионных фронтов: бастионов Гольц, Ньюпорт (Нипорт), Клейн-Платформ, Вассерпорт и Элеонора, соединенных каменной стеной. Другая часть крепости, соединявшаяся с главной, состояла из трех земляных бастионных фронтов (Вальпорт, Панцерлакс и Эвроп). Перед куртиной, соединявшей два последних бастиона, располагался равелин Крон и два капинира, а перед куртиной, соединявшей бастионы Эвроп и Элеонора - равелин Клейн. Оба равелина, по-видимому, были земляными. Внутри главной крепости все строения были каменные, а внутри другой крепости - деревянные, за исключением каменной круглой башни, называвшейся Петербургской. Отдельно от этих укреплений на островке располагался каменный замок Шлосс, соединявшийся с главной крепостью при помощи моста[2].

Следует заметить, что к тому времени выборгские крепости пришли в упадок, так как шведское командование вообще довольно мало внимания уделяло этим территориям и средства на ремонт отпускались очень незначительные. При этом укрепления Нотебурга и Ниеншанца считались достаточными для охраны границ, поэтому Выборгу доставались лишь жалкие крохи. Однако в 1702 г. в нем были произведены небольшие ремонтные работы под руководством капитана Л. Х. Стобекса[3].

Гарнизон Выборга в 1710 г. насчитывал 6000 человек[4] (по данным Б. Адамовича и А. И. Дубравина - 4000 человек[5]) и Комендантом крепости с 1702 г. являлся З. Аминоф, однако он был немолод и слаб здоровьем. Поэтому в феврале на должность командира второго пехотного губернского полка был назначен полковник М. Шернстролле, который и руководил обороной города[6]. Крепость имела на вооружении 151 орудие[7].

Следует заметить, что это уже была не первая попытка русских войск захватить Выборг: в октябре 1706 г. к этому укреплению был направлен осадный корпус под командованием Р. В. Брюса. 22 октября поставили мортиры и начали бомбардировку, продолжавшуюся 4 дня и вызвавшую в крепости 5 пожаров; после чего войско за поздним временем отступило к Петербургу[8]. Причиной неудачи этой попытки считается отсутствие флота и осадных пушек[9]. Кроме того, осень не являлась подходящим временем для осадных операций. Аналогичная идея появилась у царя в 1708 г., но она была отвергнута генеральным советом из-за вторжения шведской армии[10]. (С. 93)

Теперь осада состояла из двух этапов. 2 марта Ф. М. Апраксин получил указ атаковать Выборг и собрался выступить 15 числа[11]. Однако 16 марта он находился ещё на острове Котлин, откуда писал Я. В. Брюсу, что отправляется "завтрашнего числа"[12]. Но выступить он смог лишь 21 марта и в тот же день с кавалерией подошел к крепости, а пехота и артиллерия прибыли на следующий день[13]. (С. 94)

Относительно количества артиллерии, взятой под Выборг, возникли разногласия. В большинстве источников - "Журнале Петра Великого"[14], "Реляции о взятии Выборга"[15], "Житие и делах великого государя"[16] и в "Летописи Выборгской крепости"[17] - указывается, что было 10 пушек 12-фунтового калибра и 3 мортиры. Н. Г. Устрялов считал, что имелось 10 пушек (12-фунтовых) и 5 мортир[18], М. М. Бородкин - 24 пушки и 4 мортиры[19], а М. В. Васильев - 12 пушек и 4 мортиры[20] (на источники никто из этих исследователей не ссылается).

В нашем распоряжении имеется ещё один источник - письмо Ф. М. Апраксина Петру I от 2 апреля 1710 г.[21], в котором он отмечал, что "неприятель выстроил против нас три батареи; стреляет зело жестоко и цельно: одну пушку у нас разбили, а другая раздулась от многой стрельбы; осталось у нас на ботареях 10 пушек..." (кстати говоря, это единственный известный нам случай при осадах крепостей, когда шведской артиллерии удалось вывести из строя русское орудие). Таким образом, в поход под Выборг первоначально было взято 12 пушек, но при стрельбе было задействовано только из 10 (одиннадцатая пушка вышла из строя очень быстро - к 2 апреля было сделано только 60 выстрелов из пушек[22]). Следует признать, что Н. Г. Устрялов и М. В. Васильев были правы. Что же касается мортир, то их, скорее всего, было три.

Нужно заметить, что этой артиллерии было явно недостаточно, однако взять больше было невозможно, так как артиллерию везли по льду[23]; ибо сухим путём добираться было трудно. Видимо, на этом этапе в задачу Апраксина входило лишь блокировать крепость и постараться причинить ей как можно больше вреда.

Осадный корпус, как уже отмечалось, прибыл под Выборг 22 марта, при этом русские войска сразу овладели посадом, который шведы попытались сжечь, но были отогнаны в крепость[24]. В тот же день, как сообщил царю Ф. М. Апраксин, "к оной крепости приближались апрошами, которые с великим трудом приводили, ибо в то время ещё там были великие морозы, к тому ж и ситуация кругом той крепости камениста, от чего немалое было помешание; однако ж, хотя и с трудом, апроши привели к морскому проливу, который под самым городом в расстоянии мушкетной стрельбы, в чем много помогли мешки с шерстью, где голые каменья были. А на другую сторону... для приводу апрошев отправлен был генерал-майор Беркгольц с шестью полками, которые также апрошами к городу приближались"[25]. К этому следует добавить, что работа проходила под огнем шведской артиллерии; начавшегося ещё 21 марта, когда было сделано 250 выстрелов из пушек, а всего до 29 марта (когда, судя по ведомости, опубликованной А. З. Мышлаевским, начали стрелять русские орудия) шведы выпустили 66 бомб (но без вреда)[26] и 1207 ядер[27]. Кроме того, шведы сделали вылазку из крепости, но были отбиты с уроном для них[28].

Не совсем ясна дата начала обстрела Выборга русской артиллерией. По данным Реляции[29] и Журнала Петра Великого[30], огонь был открыт 1 апреля. Однако Ф. М. Апраксин сообщал царю, что "бомбардировать Выборг и замок начал 30 марта, в первый день посадили в город и замок 130 бомб, в другой 90..."[31]. Кроме того, А. З. Мышлаевским опубликована "Ведомость, сколько выстрелов из мортир и из пушек из Выборга марта с 21 числа апреля по 9 число, также что и от нас к ним в город выпалено". В ней указано, что стрельба началась 29 марта, когда было сделано 148 выстрелов из мортир и 60 - из пушек; а в следующие три дня действовали только мортиры, из которых выпускалось по 100 бомб ежедневно[32]. Какому из источников следует верить в этом случае, сказать трудно. Ясно только то, что с русской стороны стрельба началась в конце марта или в первый день апреля. Всего же за первый период осады атакующие сделали 2975 выстрелов из мортир и 1531 из пушек; шведы ответили 399 залпами из мортир и 7464 из пушек, то есть перевес осажденных был очевиден. При этом 5 апреля Ф. М. Апраксин отмечал, что "... пушки наши нам мало помогают, понеже зело малы и легки; когда мы начнем стрелять, то неприятель противу одной из десяти стреляет"[33]. Однако мортиры наносили ощутимый урон выборгским постройкам и живой силе противника (во время бомбардировок жители прятались в погреба, а солдаты, по словам перебежчиков, оставались на валах, опасаясь приступа со стороны атакующих)[34]. (С. 94)

Генерал-майоры Беркгольц и Р. В. Брюс даже обратились к Ф. М. Апраксину с предложением штурмовать крепость, не дожидаясь "изготовления бреша", так как в случае ожидания можно потерять от болезней и ран людей больше, чем на штурме[35]. Петр, узнав об этом из письма адмирала, посчитал, что это "...зело изрядно, но и зело опасно". При этом он отметил: "однако ж оной штурм мы, яко далеко будущия оттоль, весьма не возбраняем, но даём на ваше рассуждение... что ежели совершенную надежду в том видите, то с богом, а ежели оная худо последовать будет, то должны будете дать ответ"[36]. Однако Ф. М. Апраксин не захотел брать на себя такую ответственность и решил дождаться подкреплений, которые должны были прибыть морем, как только вскроется лёд. (С. 94-95)

Тем временем в Петербурге полным ходом шла подготовка к морскому походу под Выборг. Орудия для дальнейшей осады, по-видимому, взяли из Петербургской крепости. Кроме того, 4 апреля последовал указ К. А. Нарышкину отправить под Выборг "зимним путём чрез гору или чрез море, который путь удобнее усмотришь" 20 пушек 18-фунтовых, присланных в Нарву в 1709 г. из Петербурга, и к ним 9000 ядер[37]. Но Нарышкин не сумел быстро собрать их и лишь 25 апреля отправил пушки на судах к острову Котлину, для чего к нему был прислан капитан-поручик Соловой[38].

Но Петр не дождался их и 30 апреля вышел вместе с флотом в море - дальше тянуть было нельзя, так как под Выборгом уже ощущался недостаток не только в боеприпасах, но и в провианте. Мы здесь не будем подробно останавливаться на этом походе; отметим лишь, что он был очень тяжелым, ибо море ещё окончательно не очистилось от льда; и его пришлось ломать, "втягивая маленькую пушку на бугшприт и затем роняя её на льдины"[39]. Большинство провиантских судов ветром и льдами отнесло в море, и их с трудом удалось спасти[40]. 2 мая Петр даже приказал Л. Думашеву срочно собрать подводы "с ближних мест к Питербурху" и на них отправить хлеб под Выборг[41], но 9 мая этот приказ был отменен, так как флот все-таки прорвался к Выборгу[42], причем у осаждающих к тому моменту провианту оставалось лишь на три дня[43], хотя в письме Т. Н. Стрешневу 3 мая Ф. М. Апраксин писал, что у него всё благополучно[44]. Но надо отметить, что так он писал в течение всего периода осады, а в письме Н. И. Репнину от 26 апреля даже отмечал, что "неприятель от нас приходит во всеконечную тесноту"[45].

Относительно количества артиллерии, привезённой под Выборг морем, также существуют разногласия: в "Реляции..." отмечается, что было привезено 80 пушек и 19 мортир[46]; Ю. Юль писал, что "царь оставил под Выборгом 80 орудий для брешных батарей... и 50 больших мортир"[47]; по мнению Н. Г. Устрялова, было оставлено 80 пушек (24- и 18-фунтовых) и 26 мортир[48], а М. В. Васильева - 80 пушек и 28 мортир[49], то есть разногласия упираются в количество мортир. Так же неясна судьба 20 пушек, отправленных К. А. Нарышкиным из Нарвы: 10 мая царь приказал К. И. Крюйсу, чтобы, когда из Нарвы прибудет капитан-поручик Соловой с артиллериею; отправить его туда "не мешкав", если не будет опасения от неприятельских кораблей ("ибо та артиллерия здесь зело нужна")[50]. Но что с ними произошло дальше - неизвестно, скорее всего, к Выборгу они так и не прибыли.

Сразу по прибытии Петр осмотрел укрепления Выборга и составил "Инструкцию по подготовке к штурму Выборга"[51]. По ней предписывалось сделать 2 батареи (первая - на 40 пушек, вторая - на 20) и 3 кетеля (один на 8 мортир, на двух других - по 5), то есть против крепости было сосредоточено 60 пушек и 18 мортир. Также было приказано поставить 140 гантмортир (лёгкие мортиры), в задачу которых входило мешать по ночам устранять повреждения, а также во время штурма сгонять людей со стен. При этом Петр отметил, что в запасе остаётся 20 пушек, 10 мортир и 50 гантмортир. Таким образом, в распоряжении Ф. М. Апраксина находилось 80 пушек, 18 мортир и 190 мортирцев; но при обстреле крепости были задействованы не все орудия. Кроме того, царь предлагал во время штурма использовать брандеры со стороны моря, однако этого не потребовалось.

Следует отметить интересную деталь - эта инструкция полностью включена в состав "Летописи Выборгской крепости"[52], но там она разбита на три части: пункты 1-5 датируются 11 мая (после того как царь дважды осмотрел крепость), на следующий день, осмотрев крепость, Петр составил ещё два пункта (шестой и седьмой), а 13 мая, после четвертого осмотра, - два последних. Среди "Писем и бумаг..." эта инструкция датируется 14 мая 1710 г. и состоит из девяти пунктов[53]. Следует также отметить, что оба источника практически дословно совпадают (кроме двух первых пунктов, которые в "Летописи..." описаны более пространно).

Попутно хотелось бы немного подробнее остановится на интересном источнике по осаде Выборга: "Летописи Выборгской крепости" Она была составлена в 1866-1871 гг., скорее всего, в связи с приближавшейся 200-летней годовщиной рождения Петра I. Изложение событий в летописи начинается с основания Выборга в 1293 г. шведским правителем Т. Кнудссоном, после чего следует подробное описание крепости в 1710 г. и её осада. Причем при описании осады основное внимание уделяется тем событиям, в которых царь принимал непосредственное участие. Петр является центральной фигурой рассказа. Вместе с тем, и в этом источнике встречаются неточные известия, которые чаще всего имеют определенную цель - показать решающую роль Петра I при взятии Выборга. (С. 95)

Работы по сооружению батарей начались 17 мая, часть из них была готова 24 мая[54]. В ходе работ, по сообщению "Летописи Выборгской крепости", из Выборга был выслан парламентёр с просьбой отправить курьера с письмами к генералу Либекеру, но ему было отказано. Кроме того, в ней сообщается о приходе к Выборгу шведского флота, который был отбит в завязавшейся перестрелке[55]. Однако в других источниках ни о парламентёре, ни о прибытии флота не указано; причем Ф. М. Апраксин 29 мая писал царю, что он не представляет, как может шведский флот подойти к Выборгу, но меры принял[56]. Здесь следует отметить, что для полной блокады города под Выборгом был оставлен контр-адмирал И. Ф. Боцис с галерами, закрывшими доступ к нему со стороны моря[57]. (С. 96)

В уже упоминавшемся письме 29 мая адмирал докладывал, что с его стороны батареи и кетели готовы, а со стороны Беркгольца поставлено 10 мортир; но батареи ещё не готовы, так как "в работе великий труд: пришли великие болота и каменья". Поэтому он запрашивал Петра, ждать ли ему пока у Беркгольца будут готовы батареи, или начинать без него; причем сам склонялся ко второму, так как можнл было потерять время, да и крепость с той стороны была хорошо укреплена, что и 40 пушек не помогли бы[58]. Царь согласился, что ждать незачем, и приказал начинать как можно скорее[59]. Правда, возникла ещё одна проблема: на каменистой местности было невозможно тихо возить орудия, а кроме того, начиналось лето, и в разгаре были белые ночи ("ночи светлы как день"), поэтому шведы постоянно вели огонь, от которого гибли люди[60].

Тем не менее, 1 июня начался второй обстрел крепости, причем со стороны Беркгольца, помимо 10 мортир, успели поставить 13 пушек[61].

Обстрел укреплений и бомбардировка продолжались до 6 июня, в результате чего "сделался великий брешь, что по сдаче города два батальона на нем строем стали"[62]. За эти 6 дней по крепости было сделано 2975 выстрелов из мортир и 1539 - из пушек. Шведы ответили 7464 выстрелами из пушек и 394 - из мортир[63].

Бросается в глаза совпадение количества снарядов, выпущенных на первом и на втором этапах, и разница в результатах. Но здесь следует учитывать два фактора: во-первых, на втором этапе действовали орудия более тяжелого калибра, а, во-вторых, увеличилась интенсивность огня: если на первом этапе обстрел продолжался около месяца, то на втором - всего 6 дней.

6 июня было принято решение брать крепость штурмом. Следующие два дня прошли в подготовке к нему. Уже были назначены люди, командированные на штурм[64], но 9 июня комендант выслал парламентёра, который сообщил, что он готов сдаться. 13 июня гарнизон Выборга сдался[65], не дожидаясь штурма, так как разрушения, сделанные огнём русской артиллерии, не оставляли коменданту никаких шансов отстоять крепость.

Сдавшийся выборгский гарнизон состоял из 3880 человек, в том числе 156 офицеров и чиновников и 3274 нижних чинов. Потери шведов убитыми составили около 2500 человек[66].

Сразу после взятия крепости приступили к ее спешной починке. Уже 22 июня Петром была составлена инструкция "что зделать в сей короткий час для укрепления города Выборга"[67], которой предписывалось починить "разоренный" бастион и сделать два новых земляных бастиона. Восстановительные земляные работы первоначально производились силами семи гарнизонных полков[68] под руководством коменданта Выборга Г. Чернышева. За лето 1710 г. ими был вынесен кирпич, осыпавшийся в результате стрельбы ядрами, все бастионы были "выкладены" дерном а брешь заложена фашинами и землей[69].

Следовательно, артиллерии принадлежит решающая заслуга во взятии Выборга, после чего "... чрез взятие сего города Санкт-Питербурху конечное безопасение получено..."[70].


Библиография:
1: Надо сказать, что осада Выборга в тот период больше всего беспокоила царя, ибо этот город являлся опорным пунктом для наступления шведов из Финляндии на Петербург.
2: Выборгская крепость. Летопись ее с 1710 по 1872 г. (далее - Летопись Выборгской крепости) // ОР РНБ. Ф. 1000. СОП. Оп. 3. № 183. Л. 1.
3: Бородкин М. М. История Финляндии. Время Петра Великого. СПб., 1910. С. 76.
4: Мошник Ю. И. Гарнизон и население Выборга весной - летом 1710 г. // От Нарвы к Ништадту. Петровская Россия в годы Северной войны. СПб., 2001. С. 68.
5: Адамович Б. Осада Выборга. 1710 год // Военный сборник. 1903. № 9. С. 26; Дубравин А. И. Взятие русскими войсками и флотом Выборга в 1710 г. // Русское военно-морское искусство. М., 1951. С. 62.
6: Мошник Ю. И. Указ. Соч. С. 68.
7: Васильев М. В. Осада и взятие Выборга русскими войсками и флотом в 1710 г. М.,1953. С. 41.
8: Журнал или Поденная записка блаженныя и вечнодостойныя памяти государя императора Петра Великого с 1698 года даже до заключения Нейштадского мира. Ч. I. СПб., 1770 (далее - Журнал Петра Великого). С. 150.
9: Устрялов Н. Г. История царствования Петра Великого. Т. IV. Ч. I. СПб.,1863. 520; Васильев М. В. Указ. Соч. С. 29.
10: Устрялов Н. Г. Указ. Соч. Т.V. Прилож.II. // ОР РНБ. Ф.1000. СОП. Оп.2. № 1441. Л. 89.
11: РГА ВМФ. Ф. 233. Оп. 1. Д. 248. Л. 26.
12: Архив ВИМАИВИВС. Ф. 2. Оп. 1. Д. 47. Л. 170.
13: Реляция о взятии Выборга в 1710 г. // Мышлаевский А. З. Северная война на Ингерманландском и Финляндском театрах в 1708-1714 гг.: Документы Гос. Архива. СПб., 1894. С. 117.
14: Журнал Петра Великого. Ч. I. С. 243.
15: Реляция о взятии Выборга. С. 118.
16: Журнал боевых действий российских вооруженных сил, главным образом флота, в царствование Петра Великого. Житие и дела великого государя // ОР РНБ. Ф. 359. Колобов Н. Я. (далее - Житие и дела великого государя). Л. 97.
17: Летопись Выборгской крепости. Л. 1.
18: Устрялов Н. Г. Указ. Соч. Т. V. Л. 292.
19: Бородкин М. М. Двухсотлетие взятия Выборга. Выборг, 1993. С. 6.
20: Васильев М. В. Указ. Соч. С. 44.
21: Мышлаевский А. З. Северная война на Ингерманландском и Финляндском театрах в 1708-1714 гг.: Документы Гос. Архива. СПб., 1894. С. 88.
22: Мышлаевский А. З. Указ. Соч. С. 98.
23: Реляция о взятии Выборга. С. 110.
24: Устрялов Н. Г. Указ. Соч. Т. V // ОР РНБ. ОР РНБ. Ф.1000. СОП. Оп.2. № 1441. Л. 293.
25: Реляция о взятии Выборга. С. 117; Журнал Петра Великого. Ч. I. С. 243; Житие и дела великого государя. Л. 97. Изложение во всех этих источниках совпадает дословно, а Летопись Выборгской крепости отмечает лишь приход Апраксина к ней.
26: Мышлаевский А. З. Указ. Соч. С. 88.
27: Там же. С. 99.
28: Житие и дела великого государя. Л. 97.
29: Реляция осады Выборга. С. 118.
30: Журнал Петра Великого. Ч. I. С. 244.
31: Мышлаевский А. З. Указ. Соч. С. 88.
32: Там же. С. 98-99.
33: Там же. С. 89.
34: Мошник Ю. И. Указ. Соч. С. 69.
35: Мышлаевский А. З. Указ. Соч. С. 91.
36: Письма и бумаги императора Петра Великого (далее - ПБП). Т. X. М., 1956. С. 99-100.
37: ПБП. Т. X. С. 93.
38: Там же. С. 548-549.
39: Записки Юста Юля, датского посланника при Петре Великом (1709-1711). М., 1900. С. 196.
40: Житие и дела великого государя. Л. 98.
41: ПБП. Т. X. С. 120.
42: Там же. С. 124.
43: Там же. С. 580.
44: РГА ВМФ. Ф. 233. Оп. 1. Д. 248. Л. 63.
45: РГА ВМФ. Ф. 233. Оп. 1. Д. 248. Л. 63.
46: Реляция о взятии Выборга. С.120.
47: Записки Юста Юля... С. 201.
48: Устрялов Н. Г. Указ. Соч. Т. V. Л. 299.
49: Васильев М. В. Указ. Соч. С. 73.
50: ПБП. Т. X. С. 126.
51: Там же. С. 127-129.
52: Летопись Выборгской крепости. Л. 3.
53: ПБП. Т. X. С. 127-129.
54: Летопись Выборгской крепости. Л. 4.
55: Та же. ЛЛ. 4-5.
56: ПБП. Т. X. С. 599.
57: Устрялов Н. Г. Указ. Соч. Т. V // ОР РНБ. Ф.1000. СОП. Оп.2. № 1441. Л. 299.
58: ПБП. Т. X. С. 599.
59: Там же. С. 155.
60: Там же. С. 601.
61: Там же. С. 601.
62: Реляция о взятии Выборга. С. 120; Житие и дела великого государя. Л. 99.
63: Васильев М. В. Указ. Соч. С. 81.
64: РГА ВМФ. Ф. 233. Оп. 1. Д. 3. ЛЛ. 2-4.
65: ПБП. Т. X. С. 191-193.
66: Мошник Ю. И. Указ. Соч. С. 70.
67: ПБП. Т. X. № 3835. С. 206.
68: Архив СПб ИИ РАН. Ф. 83. Оп. 1. Д. 3758. Л. 1.
69: Архив СПб ИИ РАН. Ф. 83. Оп. 1. Д. 3699. ЛЛ. 1-2; Д. 3758. ЛЛ. 1-3.
70: ПБП. Т. X. С. 191-193.

/ © Славнитский Н. Р. // Victoria. Gloria. Fama. Материалы Международной научной конференции, посвященной 300-летию Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи. СПб., 2003. Ч. 3. С. 93-97.
Статья любезно предоставлена автором. /



 Главная страница | Форум | Написать авторам

Перейти в раздел: 




Rambler's Top100 page counter

© terijoki.spb.ru 2000-2014