Литература

Андрей Жуков
В СЧЕТ ВЕЧНОСТИ

Иллюстрации Юлии Ивановой


ДВА ЭКСКУРСА В ИСТОРИЮ

В начале декабря 1725 года Петр 1 возвращался из Сестрорецка вдоль залива. Возле Латы он заметил как вблизи берега тонут, кричат , взывая о спасении рыбаки. Царь не раздумывая бросился в ледяную воду, доплыл до бедолаг, спас их. Доехав до Петербурга простудился. За недомоганием последовало осложнение, болезни обострились все сразу. Самодержец, сколь не был могуч, не в силах уже победить хвори скоро слег и в конце концов в страшных мучениях скончался, успев начертать: "Оставляю все..."-рука его обессилила. Мы остались в неведении кому он хотел наследовать престол.

Мне всегда казалось очень символичным, что роковой шаг к смерти Петр сделал спасая именно рыбаков. Он, Великий, любивший море как никто, понимал бесценность их "подлых", как говаривали в старину, жизней.

В июле 1917 года ЦК большевиков поручил сестрорецкому рабочему Н.А. Емельянову укрыть от преследования Временного правительства В.И. Ленина. Емельянов на дальнем берегу озера Разлив арендоал участок под сенокос. На лодке переправил туда Ленина, где он и скрывался под видом финна-косца. Емельянов в целях конспирации объяснял соседям, что время cмутнoe, семья у него большая, семеро детей, заработком слесаря на заводе не прокормишься, а впереди зима, вот он и собирается купить корову, сено заготавливает . Спустя три месяца грянула Октябрьская революция. Ленин вышел из подполья, чтобы встать во главе победившего пролетариата. Так меня учили в школе. Но я всегда думал, а сено то куда делось ? Потом узнал. Корову Емельянов так и не купил. Молоко ему уже давали как победителю и пост он занял не малый - в торгпредстве Советской России в Таллине. А сено, с шалаша, он, чтобы не пропало, отдал брату сестрорецкому рыбаку. И его зимой съели рыбацкие лошадки, возившие рыбаков по льду в залив на лов. и это мне тоже кажется символичным.

Была же жизнь, когда все, что не делалось, шло рыбакам на пользу. А теперь что?

Рыбаки, кто мы раньше были? Люди самой близкой Природе профессии. Окунул руки в море и вроде ты уже слился со всей Землей. Ты плоть от плоти ее. Но что происходит?

Если вы видели ладони рыбака, то знаете сколько на них ссадин, мозолей, Потpecкавшeйcя и зarpyбeвшeй кожи. Под конец одного лета наши ладони стали гнить. Первым заболел рыбак, ловивший в реке миногу. у него вспухли пальцы, загноились раны. Отправили его на больничный. Мережи и бураки в реке без присмотра не оставишь и приставали к ним другого рыбака. Проходит неделя и у него вспухает большой палец, Hapыв, мужик слезы льет, терпеть боль не может, и его отправляют на больничный. и кого не посылали теперь на реку работать, у всех восполялись руки. У меня на третий день заразились. я откашливался, плевался слизью, спасался тем, что по утрам сдирал запекшуюся сукровицу с порезов, давил гной, зализывал. Знал, что тем, кто ушел на больничный, кололи уколы в вены, делали блокады, рвали ногти. Понимал, что организм, если его не злить, может быть сам справиться с болезнью. Самые отчаянные из нас продолжали ходить в море с забинтованными пальцами. Ведь сети в море оставить без пpисмотpa нельзя,

ты будто прикован к ним, как раб на галере к веслу . Зараза так же неожиданно как появилась, отступила. Гадали: может была она от того, что в верховьях реки настроили свинарников, а канализацию с них направляют в воду без очистки; а может посыпали в этом году поля какими-нибудь новыми удобрениями; а может быть все это вместе причудпиво сложилось из-за жаркого лета, вот и родилась болезнь. Кивали на водку , власть, проклинали жизнь и ... замолкали, как только все это слышал посторонний. Боялись, что рыбу перестанут покупать. Скажут , раз руки болят , река отравлена, значит и рыба.

Приезжало на пирс начальство, совало бригадиру телефон, мол, звони сам в экологическую комиссию, а мы посмотрим, что из этого получится. Бригадир матерился, отказываясь. Ведь сразу мысли какие появлялись: а вдруг бригаду закроют, лов запретят , тогда на что жить ? Оказались мы как между молотом и наковальней, пленники собственной лжи. Закричишь - будешь голодный; молчишь - заживо гниешь. Все мы потом вроде бы выздоровели, неизвестно только зараза вовсе ушла или только затаилась. Иногда горько шутим: "Рыбаки ловили рыбу, а поймали рак." Потому что неизвестно, что будет в будущем.

Выработался у нас иммунитет к этой заразе или нет. Пока остались на коже синеватые рубцы на тех местах что гнили. Как дальше жить, кем работать? Природа словно саморегулируясь отвергает нас. Мол, отойдите, отдохните, не трогайте меня. Она отталкивает нас лишь бы спасти себя. Рушится привычнй стpoй жизни, разваливается связь: мы и море, уходит целый пласт Бытия, уходит как воздух, оставляя нам последние глотки перед смертью. В утешение вспоминаются только слова из Библии: "При печали лица сердце становится лучше."



© Андрей Жуков, иллюстрации Юлии Ивановой
© интернет-публикация terijoki.spb.ru, 2001


На главную страницу

 

Rambler's Top100 page counter

© terijoki.spb.ru 2000-2016 Использование материалов сайта в коммерческих целях без письменного разрешения администрации сайта не допускается.