Средняя школа № 445

Школа 445
Школа 445
Школа 445

Зеленогорская средняя школа № 445 (теперь лицей № 445) является старейшим действующим учебным заведением города. Величественное, в "сталинском" стиле, здание, с широкой каменной лестницей, заканчивающейся смотровой площадкой, с которой открывается замечательный вид на парк и Финский залив, построено специально для средней городской школы в 1950 году по проекту архитектора А. А. Афонченко. Занятия в школе начались с 1951 года.

Сейчас в сквере перед школой стоит памятник В. И. Ленину. Однако сначала на этом же месте стоял памятник И. В. Сталину, после развенчания культа личности которого место в сквере пустовало до начала 70-х годов.

В 2001 году 445-я школа отметила свое 50-летие.

Государственное образовательное учреждение лицей № 445 расположено по адресу:
197720, г. Санкт-Петербург, г. Зеленогорск, пр. Ленина, д.2.
Телефоны:
(812) 433-30-27 - директор,
(812) 433-35-14 - секретарь,
(812) 433-35-24 - зам. директора по учебно-воспитательной работе.
Адрес электронной почты: school445@mail.ru
Сайт ГОУ лицей № 445: school445.ru

Содержание:

 

К 140-летию Земской учительской школы. (10.02.13).

16 февраля 2013 г. в рамках Проекта "Учителя Санкт-Петербурга – учителя России" в Зеленогорской детской библиотеке и лицее № 445 пройдут мероприятия, посвященные 140-летию Земской учительской школы (ЗУШ).

Сначала в Зеленогорской детской библиотеке откроется выставка к 140-летию Земской учительской школы, пройдет презентация книги выпускника ЗУШ А.С. Шаркова, Е.В. Захаревич "Петербургская земская учительская школа" (2012). Е.В. Захаревич выступит с докладом о деятельности А.С.Шаркова как последователя идей К.Д.Ушинского в г. Зеленогорске. Пройдет встреча с учениками и потомками А.С.Шаркова как первого директора школы № 445.

Затем в лицее № 445 будут возложены цветы к мемориальной доски А.С.Шаркова и показаны видеосюжеты об открытии 445-ой школы и современной жизни школы, ставшей лицеем.


Петербургская земская учительская школа - закрытое учебное заведение, образованное в 1872 году, стало одним из редких в России учреждений, дающих крестьянской молодежи среднее педагогическое образование.

Ученикам Земской школы, прибывшим в столичный Петербург из деревень Петербургской губернии, посчастливилось учиться у педагогов с университетским образованием, талантливых творческих учителей - новаторов( многие из которых стали профессорами Ленинградского государственного института им. А.И.Герцена): Н.В.Чехов, Э.Ф.Лесгафт, М.И.Мигай, З.Б.Вулих, И.Н.Кавун, М.Н.Николаевский, П.А.Знаменский, С.А.Павлович, Е.Н.Медынский, А.П.Пинкевич, Е.И.Досычева, В.Н.Бернадский П.А.Компанийц и др.

C 1907 года Земская учительская школа (сменив 4 адреса с момента своего основания) оказывается в городке на Петровском острове, арендованном у заводчика Ф.Сан-Галли. С тех пор выпускников школы часто стали называть "сангальцами".

"Будьте честны, трезвы, трудолюбивы. Надо жить активно. Используйте для этого все возможное время. В сутках 24 часа. Поменьше лежать, побольше бодрствовать!" - таким девизом всегда руководствовался Андрей Сергеевич Шарков, первый директор 445-ой школы в Зеленогорске, один из выпускников-сангалльцев.

Его судьба - яркий пример жизни русского учителя-подвижника ХХ века. Сын священника, депутата от духовного ведомства Демянского уездного собрания, С.И. Шаркова, Андрей воспитывался в многодетной семье (7 детей), где мама, Ольга Яковлевна, бестужевка, дала ему первые азы знаний. Она умерла от родов, в 1914 году. С 10 лет Андрюша обучался у отца в училище при духовной семинарии. В 1917 году грянула революция... пришло время больших испытаний, уничтожения всего старорежимного. Служители культа, особенно сельское духовенство первыми попали под удар.

В 1921 году Андрей получил справку о смерти отца, найденного около ст. Мга, он остался круглым сиротой с 11-летней сестрой Верой на руках. Надо было как-то выживать. Устроился писарем на Волховской ГЭС, а через три года поступил по конкурсу в Земскую учительскую школу в Петрограде.

Дух идей К.Д.Ушинского, именем которого была названа в 1923 году Земская школа, А.С. Шарков пронес через всю свою жизнь. Лучшим свидетельством служат документы семейного архива. Их сохранила Аполлинария Сергеевна Шаркова, жена, настоящий друг и опора в долгом, более чем 50-летнем, педагогическом пути Шаркова.

"Давайте душе воспитанника правильную деятельность - и обогатите его средствами поглощающей душу деятельности" - именно с таким девизом в 1924 году Шарков взялся за воспитание беспризорников, детей немцев - беженцев с Поволжья. Он не просто организовал работу по ликвидации безграмотности, но творчески подошел к интересам своих воспитанников, выбрав клубную форму работы, вовлекал их в процесс обучения через театральную деятельность. В результате 7 мая 1925 года Петроградский Губернский подотдел правовой защиты несовершеннолених выдал тов. Шаркову удостоверение, что он "проявил себя как активный организатор школы-клуба".

А вот еще удостоверение от 10 сентября 1926 года за подписью В.Н. Бернадского, заведующего Педтехникумом КД. Ушинского.

"В своих занятиях в Школе I cтупени обнаружил творческую инициативу и большие организаторские способности. По мнению руководителей педагогической работы из Шаркова должен выработаться очень интересный учитель Методическая подготовка сильная. Может быть руководителем хора".

И действительно уже в мае 1926 года совсем другой коллектив взялся организовать Шарков. Ему объявили благодарность от политчасти Артиллерийского склада Ленинградского округа. Впоследствии Шарков всегда старался сплотить любой коллектив хоровым пением.

1926 год был выпускным в Педтехникуме им. К.Д. Ушинского для Шаркова. Но после трех лет обучения сразу диплом не выдали. Высокое звание учителя школы I ступени (т.е начальной школы) требовалось подтвердить годовой практикой работы в глухой деревне.

Шарков попал по распределению в Сибирь, в Купинскую железнодорожную школу. И через год работы получил Аттестат. "B течение 1926-27 учебного года в качестве преподавателя математики, географии, естествоведения, оказывал полное умение руководителя детсреды и методиста-преподавателя. Кроме того, руководил библиотекой школы и хоровым кружком. Выступал на заседаниях педколлектива по методическим и организационным вопросам и доказал, что он вполне подготовлен для работы в школе".

Нужно ли комментировать, насколько явно в такой характеристике представлен ушинец, умеющий трудиться с наслаждением и привить это свойство другим.

Итак, молодому педагогу Шаркову в 1929 году Свидетельство о присвоении квалификации учителя заслуженно вручает директор Педтехникума им. К.Д. Ушинского М. Н. Николаевский. А в 1932 году появляется еще одна важная бумага в деле Шаркова – Рекомендация для поступления в педагогический институт А.И. Герцена. Шарков рекомендован как агроном-педагог Гостилицкой ШКМ (школы крестьянской молодежи). Из документов узнаем, что за два года работы в Гостилицкой школе Шарков наладил работу детского самоуправления, под его руководством школа поставила и развернула соцсоревнование среди учащихся, он стал завучем образцовой школы, принимая участие в работе райконференций и методобъединений, добился быстрого роста пришкольного хозяйства, участвовал в общественной работе, в составлении производственных планов по колхозам Гостилицкого уезда, руководил культмассовой работой в районе и вел драмкружок... Одним словом, был накоплен солидный багаж опытного педагога. И даже в сельскохозяйственных работах оказался Шарков на высоте, ведь прошел основательную подготовку как учитель для сельской школы. Конечно, он был принят в институт.

Однако на волне усилившихся репрессий в Ленинграде после гибели С.М. Кирова, в 1935 году Шаркова исключают из института со II курса "за скрытие соц. происхождения". Его жену заставляют отречься от него. "Никогда! никто из вас и мизинца Шаркова не стоит", – была ее короткая отповедь на комсомольском собрании. Студентку Аполлинарию лишили профсоюзного билета и стипендии. Но устроенное "судилище" не стало поводом для уныния, ибо к этому времени молодая чета перенесла более суровые испытания. 18 июня 1930 г по доносу Шарков попал в застенки Барабинского окружного дома заключения (в Новосибирской области), обвинялся в обеспечении без надлежащих документов подопечных школы продовольствием и одеждой. Только благодаря самоотверженности жены, добившейся передачи дела из ОГПУ в гражданский суд, ему удалось избежать расстрела. Шаркова Аполлинария Сергеевна не побоялась с грудным младенцем Борисом ехать к мужу на перекладных в Каинск и "искать правды". Уже 7 августа 1930 года Шарков был освобожден, но его первенец дорогу перенес тяжело, все чаще стал болеть, через полгода умер от воспаления легких.

И все же при всех перипетиях жестокой эпохи шарковский оптимизм побеждает! Обладая несгибаемой волей и силой духа, в 1935 году он сдает экзамены в Магнитогорский пединститут и устраивается завучем в неполную среднюю школу № 4 г. Магнитогорска, характеризуется как преподаватель и заведующий учебной частью, имеющий "высокую культуру развития, прекрасные знания и умения, как в области частных методик, так и общих методических вопросов". Всего за год (1935-36) он сумел поднять учебно-воспитательную работу на высокий уровень, который дал "блестящие результаты по русскому языку в 5 классах".

С нового учебного 1936 года Дзержинским РОНО А.С. Шарков направляется в 6 (185) среднюю школу г. Ленинграда в качестве учителя русского языка, через год назначается завучем, а 21 января 1938 года – директором 185 средней школы. В 1939 году заканчивает ЛГПИ им. А.И. Герцена по специальности "Русский язык и литература".

В начале Великой Отечественной войны, он как начальник эшелона отвечает за эвакуацию около тысячи ленинградских школьников. Ни один ребенок из эшелона, прибывшего на станцию Свеча (Кировская область) не погиб! Благополучно доставив своих подопечных на станцию Свеча, Шарков с 1 августа 1941 года по 25 марта 1942 года назначен директором интерната и учителем русского языка в средней школе "Красная Заря" Свечинского района Кировской области. Школе 185 предложили разместиться в 4 деревнях Мочаловского сельсовета. В деревне Каменка в пяти избах он разместил примерно сто детей 5-7, 8-10 классов. Все воспитанники были разбиты на 4 группы-бригады. Работали в колхозе: сгребали сено, вязали снопы, работали на току, у веялок, косили высоченную траву. Младшие пасли скот. Общий уклад жизни в Каменке напоминал жизнь в трудовой коммуне А.С.Макаренко.

Будучи мобилизованным 1943 году на фронт, Шарков передал руководство интернатом "Каменка" С.Г.Нанкиной. На переправе Днепра он получил тяжелое ранение грудной клетки и позвоночника, был комиссован и направлен для подготовки артиллеристов в г. Саранск. До конца жизни ходил с осколком в легких, но никогда и не думал жалеть себя!

После войны он возглавил коллектив 3-го Ленинградского педучилища (на Костромском проспекте), где учились дети, потерявшие родителей в годы войны. Он постарался воссоздать атмосферу в среде учащих и учащихся, которой когда-то славился городок Сан-Галли. Директор и многие преподаватели жили также на территории интерната со своими подопечными. Так же, как когда-то в Земской школе, был буквально сколлекционирован преподавательский состав: Шарков скомплектовал свои учительские кадры, движимый идеей Ушинского, полагающего что "от первоначальной закваски зависит главный успех семинарии". Помогла тут и мысль Ушинского, что песня воспитывает "чувство, притом чисто человеческое чувство". Поэтому не удивительно, что Педучилище Шаркова было "поющим", выпускники до сих пор вспоминают с благодарностью уникального педагога хора Ф.И.Коряки. В послевоенные годы Шарков в подмосковный городок Коломну выслал приглашение занять вакансию учителя химии Н.Д Маловой – потомственному педагогу, также неслучайно оказалась в педучилище и преподаватель литературы Ардабацкая Ираида Михайловна ("Аргентиночка") – удивительного дара рассказчик; Шаркову удалось заинтересовать в сотрудничестве профессиональную балерину, которая на добровольных началах ( получая только питание ) обучала танцам учащихся. Атмосфера настоящей творческой лаборатории была создана Шарковым в стенах Педучилища на Костромском, работало множество кружков, приглашались деятели искусства и культуры, выезжали на лето на свое приусадебное хозяйство, ходили в турпоходы. У каждого из студентов Педучилища был свой подопечный – ученик базовой школы (она располагалась на третьем этаже), за жизнью которого в течение учебного года надо было наблюдать и оказывать необходимую помощь. До сих пор, так же как некогда собирались выпуски Земской школы, собираются каждый год в день памяти своего учителя и директора Шаркова его выпускники (1948-49 гг).

В семейном архиве Шарковых есть папка писем выпускников училища на Костромском пр. Есть и "особый" блок посланий, направленных в защиту любимого директора. Послевоенная волна репрессий не могла не коснуться "поповского сына", вот почему по ложному обвинению в нарушении финансовой дисциплины в октябре 1948 года Шарков был отстранен от работы. Разве можно было допустить, чтоб Шаркова ученики называли "наш Отец и Учитель", когда у всей страны отцом был Сталин. И все же поддержка общественности, адвоката оказалась ощутима, Шаркова оправдали.

В ноябре 1948 года он перешел на работу директором в Школу рабочей молодежи при фабрике Микояна. А спустя полгода заведующий Гороно П. Е. Никитин, бывший сангаллец, направил Шаркова поднимать Курортный район г. Ленинграда.

В 1949 году Шарков, как зав. РОНО Курортного района, добился разрешения на строительство 445 школы в Зеленогорске, стал первым директором замечательного школьного архитектурного ансамбля, по-Ушинскому, "вдали от шума городского". Место для великолепной школы-дворца на высоком холме Шарков выбрал сам, Лестница "дворца" уступами спускалась к площади, от которой к "Золотому пляжу" Финского залива вел комсомольский сквер, посаженный руками старших школьников. Комсомольский сквер стал для Шаркова воссозданным через время Петровским парком, где под сенью каштанов и лип провел он свои лучшие юношеские годы.

А. С. Шарков (крайний справа) с учителями на ступеньках лестницы 445-й школы г. Зеленогорска

Известно, что Шарков в 445 школу так же собирал коллектив, приглашая учителей из разных регионов послевоенной страны. Н.Д. Кирсанова – из Рыбинска, Н.Д. Малову разыскал под Москвой... Заслуженный старейший педагог 445 школы Р.А Волкова была скромным работником садово-паркового хозяйства, когда на ее добросовестную работу обратил внимание А.С. Шарков. И когда он пригласил ее преподавать биологию в школе, она поначалу отчаянно сопротивлялась. Как это, без специального образования – и учить детей? Но не выдержала-таки атаки директора и впоследствии стала не просто учителем – а Учителем с большой буквы. Каким-то образом (история умалчивает о том, как это произошло) Шаркову удалось переманить в свою школу и преподавателя из Ленинграда, кандидата биологических наук Н.Н. Алексеева, ставшего "отцом" чудесного фруктового сада.

Как и в училище на Костромском, Шарков заботился о формировании единой семьи преподавателей и учащихся. Об этом пишет в своих воспоминаниях Лукина Мария Федоровна, первая учительница начальных классов. В ее первый класс в 1951 году пришли 55 малышей – и ничего, решительно взялась за дело Мария Федоровна.

В 1951 году А.С. Шарков, принимая на работу Елизавету Антоновну и Ольгу Михайловну Пышновскую, учителей из семей репрессированных, да еще на должность завучей – шел на огромный риск. Ведь тогда еще был жив И.В. Сталин! Однако он руководствовался чувством, каким были преисполнены когда-то директора школы его юности: А.К. Янсон (1906-1917) и М.Н. Николаевский (1917-1925). Они отбирали педагогов, не особенно интересуясь прошлым вновь прибывших учителей, но смотрели на живое отношение последних к делу и к ученикам.

Блестящим мастером своего дела был Михайлов Василий Игнатьевич – преподаватель литературы. Он умел каждого научить писать хорошие сочинения.

Никогда не забудутся звуки задушевных мелодий в исполнении баяниста "от бога", уникального педагога музыки, Алексеева Николая Ивановича. Без его аккомпанемента не обходился ни один школьный праздник.

Учителя музыки Н.И. Алексеева Шарков нашел в доме пионеров. Николай Иванович, не имея музыкального образования, умудрился создать ансамбль баянистов, слава о котором гремела по всему району. По настоятельной рекомендации Андрея Сергеевича Н.И. Алексеев закончил музыкальную школу для взрослых в Ленинграде, совмещая учебу с преподаванием по классу баяна в той же школе.

Конечно, нельзя обойти вниманием и еще один любопытный факт. Как это и положено, во "дворце" (так многие называли школу) был свой придворный учитель танцев Владимир Ильич Островский, который во время школьных вечеров, проходивших в актовом зале, ненавязчиво обучал фигурам бального танца всех желающих прямо в процессе самих танцев.

В 50-60-х годах в педагогическом коллективе было много мужчин, что являлось крайне важным для детей, оставшихся без отцов в послевоенную пору, им был необходим именно мужчина наставник.

Первые ученики с благодарностью вспоминают имя Германа Михайловича Рождественского, математика. Ничем вроде бы особенным не выделялся этот учитель. Уроки он вел молча, писал несколько десятков примеров на доске, и все ученики были заняты их решением. Бездельникам он нещадно ставил "колы" и "двойки", но в конце четверти всегда давал шанс исправиться. Г. А. Осипова вспоминает случай, когда одному из учеников, которому грозила "двойка" в четверти Герман Михайлович пообещал исправить все текущие "неуды" за один верно решенный пример. Тот пыхтел-пыхтел, но решил-таки. Учитель тут же вывел поверх позорных "двоек" честно заработанную "троечку".

В Земской Учительской школе были только две отметки "уд" и "неуд", что просто означало: "знает" или "не знает" учащийся предмет. Так же просто, без мелочных придирок относился Шарков и к своему педагогическому коллективу: он никогда никого не отчитывал на совещаниях, никогда не требовал соблюдения всех предписаний, которыми "чиновники от образования" каждый год то и дело пытались корректировать учебный процесс. В основе шарковского подхода как к ученикам, так и к учителям, лежал один и тот же принцип индивидуального подхода к человеку – не как к части коллективного механизма – "винтику", а как к единственной, неповторимой личности. Об этом же писал и К.Д Ушинский: "Дух учебного заведения нужно лелеять и беречь как дорогое многоплодное растение. Его воспитательная сила растет с каждым годом и подчиняет себе новые личности" (II, 65).

Шарков до последних дней жизни: и как Заведующий РОНО, и уже на пенсии как председатель Товарищеского суда, всегда стремился помочь и поддержать людей, вот почему на гранитном памятнике супругов Шарковых на зеленогорском кладбище рядом с их фамилиями навсегда осталась надпись "Жили для людей и в людях".

В 2005 году к столетию со дня рождения А.С.Шаркова по инициативе выпускников и учителей 445 школы была установлена мемориальная доска "Инициатору строительства и первому директору средней школы №445".

Традиции Земской учительской школы, дух идей Ушинского живут в педагогической деятельности потомков А.С. Шаркова. Старшая дочь и внук А.С. Шаркова Михайловы Татьяна Андреевна и Александр Михайлович основали Образовательный центр "Гармония", в котором успешно сочетается работа с детьми, обучающие курсы, издательская и научная деятельность.

 

Добавьте Ваш комментарий :

Ваше имя:  (обязательно)

E-mail  :  (не обязательно)

ОБЯЗАТЕЛЬНО - введите символы с картинки - цифры и латинские буквы.
Регистр не имеет значения - вводите маленькие буквы.
Цифра ноль - всегда перечеркнута.
Если не можете прочесть - перезагрузите страничку.

This is a captcha-picture. It is used to prevent mass-access by robots. (see: www.captcha.net)   

Содержание


 

Rambler's Top100 page counter

© terijoki.spb.ru 2000-2016 Использование материалов сайта в коммерческих целях без письменного разрешения администрации сайта не допускается.