Литература

Андрей Жуков
В СЧЕТ ВЕЧНОСТИ

Иллюстрации Юлии Ивановой


Ночью выхожу на берег нашей старой бухты. Холодный, с леденящим душу покоем, воздух по особенному бодрит. Небеса очистились от облаков, луна исчезла, чтобы народиться в ближайшие дни. Темнота вокруг столь густа, что кажется, звезды прокалывают ее своими серебряными наконечниками и их таинственность проникает до самого сердца. Вода вблизи угадывaетcя по шелесту волн о гальку , а если скользнуть взором вдаль, различаешь по горизонту полосу огней, сливающихся с краем Вселенной. По левую руку, за фортом Тотлебен, светятся тонкой строкой лампы пресловутой дамбы. Она уходит туда, где мерцает люминиcцeнтным заревом Кронштадт. Западнее, ближе к горлу Финского залива, перемигиваются маяки, Толбухин и Шепетовский, за ними мрак с редкими сигнальными огоньками кораблей. Среди них есть, наверняка, и рыбацкие. для них море - Нива.

На рыбака лет семидесяти, доживающего эти годы на пенсии, рыбаки помоложе смотрят как на девяностолетнего ветхого старца, чудом задержавшегося на этом свете и неизвестно почему еще переставляющего ноги по земле. Потому что рыбак, как правило, сызмальства на воде, а значит в сырости, в резиновых сапогах, потной одежде; кости, суставы пoдвepжeны ревматизму. Уже в тридцать лет редко у какого рыбака не болит спина, в пятьдесят не ноют к непогоде плечи, долго "отходят" после работы руки. Очень здоровые в молодости мужчины становятся дряхлыми и ни на что не годными к пенсионным годам.

" Ловцы рыбные, людцы гиблые," - гласит старинная пословица. Издревне даже плавать по воде, не то чтобы промышлять, считалось занятием малонадежным. Как писал Рабле, "когда благородного философа Анахарсиса спросили: "Кого больше: живых или мертвых", он в свою очередь спросил: " А куда вы относите плавающих в море?" . Это был тонкий намек на то, что плавающих в море на каждом шагу подстерегает смертельная опасность и они все время находятся между жизнью и смертью."

С утра усиливается волна, штормит, льет дождь, нельзя выйти рыбаку на промысел.

Второй день льет дождь, погода та же. Проделаны все дела на берегу , выпита водка, кончились деньги. На что надеется рыбак? На то, что завтра ляжет волна, утихнет ветер , пошлет ему Господь щедрый улов и накормит он себя и ближнего, вернет долги и будет благодарить Бога, что не оставил его своими заботами. Вечером ложится спать рыбак, успокоив себя этими мыслями. А на следующее утро, третий день подряд все льет дождь, и волна, вроде, стала еще круче, и ветер пронзительнее свистит в снастях. и проклинает рыбак свою долю. "Никогда к моему берегу прямое бревно не прибьет , а все только суковатое, да кривое," - кряхтит он, вставая из-за стола после нелюбезного завтрака. Кусок в горло не лезет , до того обидно, что бессилен он уже третий день перед непогодой. Выходит он на крыльцо и глядит из-под руки в бушующую морскую даль, и видит, как чайка отрывается от волн, взлетая к облакам и в сером небе уже то там, то здесь появляются просветы, и собирается рыбак в море.

Потому что он родился для этого мучения, для этой каторжной работы. Потому что, не пойти в море третий день подряд просто нельзя, в таком случае закачает рыбу в сетях, будет он вытаскивать из ячеек уже тухляка, скелеты со сгнившим мясом. и будет он голоден как никогда, потому что сеть забитая тухляком, это уже не орудие лова, а пахнущая гнилью, пугающая рыбу стена из падали и вони.

Рыбак потеплее одевается и идет на своем утлом баркасе туда, где пляска волн и не то что человеку,а,кажется, и черту не устоять на ногах . А он будет тянуть сети с глубины, а они будут сопротивляться, и с каждой добытой рыбиной будет два-три удара мощных волн, с брызгами в лицо, плеском устрашающим; порой руки будут бессильны тянуть сеть; и нет, чтобы рыбак одумался, не лез со своими человеческими жилами и мышцами наперекор стихии, нет , упирается он, тянет помаленьку да понемножку, пользуясь качкой, мгновениями, когда бросает его навстречу волне.

Под вопли птиц и гудение ветра идет схватка. Работа на грани возможного. Кто кого переможет , он море, или оно его. Если рыбак отпустит сеть, он лишится ее, волны скрутят и сомнут ее в клубок. Поэтому, взялся - тяни до конца. и рыбак тянет одну, вторую, день, второй, год, тридцать лет .



© Андрей Жуков, иллюстрации Юлии Ивановой
© интернет-публикация terijoki.spb.ru, 2001


На главную страницу

 

Rambler's Top100 page counter

© terijoki.spb.ru 2000-2016 Использование материалов сайта в коммерческих целях без письменного разрешения администрации сайта не допускается.