Старые дачи::Дачники

Содержание:

Т. С. Гомонова. Павел Петрович Марсеру(1)

Марсеру Павел Петрович (3/16.08.1860 – 31.05.1920)

Художница Елизавета Меркурьевна Бём (1843 – 1914) писала своей подруге Варваре Петровне ШнейдерШнейдер Варвара Петровна (1860 – 1941) – художница, искусствовед, собирательница памятников народного искусства. Состояла в переписке с А.А. Боголюбовым, В.М. Васнецовым, В.Г. Короленко, В.В. Стасовым, И.Е. Репиным, М.К. Тенишевой и др. в июле 1898 года из Терийок, где она жила в то время на даче Пето №3: «Вчера была наконец у Марсеру, живут они прелестно, на всяком < ... > французский вкус сказывается. Он страстный любитель цветов и его сад и цветник в славе в Teriokaх». И далее: «...Дягилев и к.Тенишева, оказывается, приезжали упрашивать Марсеру перейти на их сторону, т.к. у них главный недостаток в сведующем человеке по части промышленности, < ... > [он] имеет связи и знакомства с заграничными фабрикантами и художниками, работающими в этом направлении. – Что еще важно, что он человек живой, в полном смысле этого слова, а не надо его подталкивать, задора в нем и так хоть отбавляй. Ну, а этим мы русские не отличаемся. Еще важно, что он < ... > за то стоит, чтобы все русское в ход пускать, а не копировать с иностранцев как это у нас принято делать...»(2).

Дом № 20/31, 29 на углу Невского проспекта и Большой Конюшенной улицы. Фото К.Буллы. Начало 1900-х гг.

Продукция торгового дома Марсеру

Реклама торгового дома «А.МАРСЕРУ» на Большой Конюшенной, 29

Сегодня фамилия Марсеру знакома не многим. Но со второй половины XIX века вплоть до революции в самом центре столицы на Большой Конюшенной улице, на первом этаже доходного дома №29 располагался роскошный магазин «художественного фарфора, хрусталя, бронзовой и электрической арматуры» «А. Марсеру». Дом некогда принадлежал статскому советнику Сергею Дмитриевичу Башмакову (1831 – 1877), правнуку А.В.Суворова. Магазин был довольно популярен среди состоятельных жителей столицы. Здесь можно было купить хрусталь «de luxe», тончайший белый английский фарфор Worcester и Copeland, фарфор французский и копенгагенский, красивые венские статуэтки.

Магазин Марсеру упоминается в воспоминаниях современников. Князь Кирилл Николаевич Голицын рассказывает: «Если мы завернем за угол на Большую Конюшенную и пройдем по ней шагов 20 – 30, то окажемся перед магазином обрусевшего француза Марсеру. «Ширпотреба» здесь не было. Покупателям предлагается набор товаров исключительного разнообразия, изысканного вкуса и высокого качества. Последние два свойства заметно отражались на ценах – магазин считался «дорогим»(3).

Начиналась история магазина на Большой Конюшенной в 1873 году с продажи дамских шляп. Владельцем его тогда был французский подданный, выходец из Парижа Петр Теофил Артур Марсеру (Petr Theophil Arthur Marcerou) (15.02.1830 – 9/21.04.1884). Он был женат на Джоанне Аделаиде Марсеру, урожденной Кудюрье (Joanna Adelaida Coudurier) (3/15.12.1827 – 18.04.1906). Венчались супруги в 1856 году в Санкт-Петербургской римско-католической церкви св. Екатерины(4) на Невском проспекте.

Павел Петрович Марсеру, о котором пишет в своем письме Елизавета Меркурьевна Бём, был четвертым ребенком в семье. Он родился 3 августа 1860 года в Санкт–Петербурге. При крещении получил имя Пауль Сальватор Юлий (Paul Salvator Juli Marcerou)(5). Когда сыну исполнилось одиннадцать лет, отец определил его в Императорское коммерческое училище, по окончании которого Павел был удостоен званий личного почетного гражданина и кандидата коммерции. С 1877 года он учился в Императорской Академии художеств в архитектурном классе. Интересно, что, сдав досрочно экзамены за третий курс, Павел уехал во Францию «для отбывания воинской повинности вольноопределяющимся». В июне 1881 года он завершил свои «научные курсы» в Академии и за классный проект «торгового дома» был удостоен 2-ой серебряной медали. Совет Академии выдал ему временное свидетельствоТолько через двадцать лет (в 1902 году) Марсеру получит диплом Императорской С.-Петербургской Академии Художеств, необходимый ему для представления в Департамент Герольдии Правительствующего Сената для присвоения ему и его сыну звания потомственного почетного гражданина., подтверждающее его право на звание неклассного художника по архитектуре и на производство построек. И снова Павел едет во Францию, теперь уже «по семейным обстоятельствам»(6).

С возвращением П.Марсеру в Петербург в 1882 году магазин на Большой Конюшенной, где прежде отец торговал дамскими шляпками, становится магазином по продаже фарфоровой и фаянсовой посуды. «Марсеру начали выписывать из Лиможа расписной фарфор и фарфоровое «белье», которое расписывали по индивидуальным рисункам на заказ»(7).

В 1884 году скончался глава семейства Петр Теофил Артур Марсеру, и дело перешло его вдове Аделаиде.

Имя Павла Марсеру появилось на страницах «Недели Строителя», приложения к журналу «Зодчий», издававшемуся Обществом Архитекторов в 1889 году. Марсеру присутствует на заседании Общества в качестве «представителя завода керамиковых изделий».

О том, что он имел отношение к керамическому производству, говорит и то, что он участвовал в выставках, устраивавшихся во время проведения Съездов Русских Зодчих. Так в 1892 году во время Первого съезда в Петербурге была организована выставка в Соляном городке в залах Императорского Русского Технического Общества. Над устройством выставки «потрудились, главным образом гг. архитекторы: Гейслер, Марсеру, Цейдлер и граф Сюзор...». Газета «Новое время» писала тогда, что среди «гончарных, керамиковых и майоликовых» изделий на выставке «лучшие – образцы английские (the Fineclay & C°) и парижские, выставленные архитектором Марсеру. В изяществе форм и тонов – эти керамики не имеют на выставке соперников»(8).

В 1898 году П.П.Марсеру становится владельцем магазина, а затем «полным товарищем и вкладчиком». Магазин имеет статус торгового дома под названием «А.Марсеру» и собственное клеймо: монограмма А.М. в двойной круглой рамке с надписью по периметру А.Marcerou/St.Petersburg.

С 1903 года фирма «А.Марсеру» – поставщик Двора, о чем свидетельствуют записи в делах Канцелярии Министерства Императорского Двора и уделов, хранящихся в РГИА. Например, по рисункам П.Марсеру был исполнен к свадьбе великой княжны Ольги Александровны и герцога Ольденбургского «большой семейный сервиз на 200 персон – с оранжевыми рисунками «в цвет двора великой княгини» на Императорском фарфоровом заводе»(9).

Согласно адресной и справочной книге «Весь Петербург», в 1905 году ассортимент товаров магазина дополняется «бронзовой и электрической арматурой». У Марсеру была мастерская. В статье журнала «Зодчий» за 1909 год архитектор Александра Ивановича Дмитриева (1878 – 1959), автор проекта городского «училищного дома» им. Императора Петра Великого (ныне – Нахимовское военно-морское училище), рассказывает, что «люстры и стенные бракеты [(бра) выполнены] мастерскою П.П.Марсеру».

В 1906 году в Павловске великий князь Константин Константинович запишет в своем дневнике: «Вчера пригласил сюда Марсеру, владетеля хорошего магазина фарфора, хрусталя и бронзы на Конюшенной. Он человек воспитанный и образованный. Показывал ему дворец и чудные его сокровища. Хочу заказать ему стенные лампы, которые подходили бы к остальной обстановке»(10).

Транспортировкой товаров из-за границы, по-видимому, занимался младший брат ФеликсФеликс родился 26 ноября 1867 года в С.-Петербурге. См. ЦГИА СПб. Ф. 347. Оп.1. Д. 47. С.207.. Он был «представителем иностранных фирм», в частности, транспортной и комиссионной фирмы «Ф.Марсеру и Ю.Шретер». Ее правление находилось в Париже (Rue d’Hauteville, 26). В Санкт–Петербурге ее отделение располагалось по адресу Казанская пл.,3. Компания была довольно крупной, имела филиалы во многих городах Российской империи и Манчжурии. В 1900 году фирма «Марсеру и Шретер» – контрагент генерального комиссара русского отдела на всемирной выставке в Париже.

Елена Ивановна Гончарова (Марсеру), жена Феликса Марсеру

С 1913 года Феликс имел в собственности участок в Левашово по адресу: Лосиный пр., 9. Он был женат на Елене Ивановне Гончаровой (в первом браке Пресняковой, 1877 – 1936), дочери помощника редактора «Правительственного Вестника» Ивана Ивановича Гончарова. По окончании Петербургского Императорского Театрального училища в 1896 году, она танцевала на сценах Императорских театров до 1914 года. Гастролировала в антрепризе Дягилева. После драматических событий, произошедших с семьей Марсеру в 1920 году, эмигрировала в ПарижБыла главным хореографом в театре Châtelet в Париже. В 1929 году при этом театре открыла Балетную школу. Сотрудничала в Русском литературно – артистическом кружке в Париже, участвовала в организации детских концертов в 20-е годы. С начала 1930–х руководила хореографической частью театра la Gaite-Lyrique..

Необычайно энергичный П.П.Марсеру, помимо дел, касающихся торгового дома, широко занимается общественной деятельностью. Он – действительный член различных столичных обществ. Это и Императорское Санкт–Петербургское Общество Архитекторов, и Императорское Общество поощрения художеств (ИОПХ), и Попечительский Комитет о сестрах милосердия Красного Креста. Он – участник Кружка любителей русских изящных изданий. С 1906 года П.Марсеру – член Петербургского клуба общественных деятелей и участкового комитета партии промышленников «Союз 17 Октября».

Более двадцати пяти лет жизнь П.П.Марсеру была связана с Обществом Архитекторов. Павел Петрович оказался у истоков зарождения традиции проведения архитектурных съездов. Он принимал участие в трех из них (1892, 1900, 1911), проходивших в Санкт-Петербурге. «За труды по организации съезда и выставок» в 1911 году П.П.Марсеру был награжден орденом Св. Анны II степени.

Он входил в состав жюри архитектурных конкурсов. «Сформировавшееся на рубеже веков «ядро «судейского истэблишмента» составляли такие архитекторы, как Л.Н.Бенуа, И.С.Китнер, П.Ю.Сюзор, А.И. фон Гоген, Г.Д.Гримм, Ф.И.Лидваль, Г.И.Котов, П.П.Марсеру, В.П.Цейдлер, С.П.Галензовский и др.»(11).

С 1892 года – он бессменный казначей Общества. В январе 1917 года «высочайше пожалован во внимание к особым трудам и заслугам, ... чин статского советника казначею Императорского Петроградского общества архитекторов, архитектору Павлу Марсеру».

С ростом промышленного производства в конце XIX века обостряется конкуренция на рынке сбыта. Встает вопрос об эстетической стороне выпускаемой продукции. П.П.Марсеру и его коллег беспокоит отсутствие художественного вкуса, как у промышленников, так и у потенциальных покупателей в целом в России. Он выступает с докладами в Обществе Архитекторов и в Обществе Поощрения художеств. В своем докладе «Художественное воспитание и образование у нас и во Франции», представленном в зале заседаний Общества архитекторов в присутствии принцессы Евгении Максимилиановны Ольденбургской в марте 1897 года, П.П.Марсеру анализирует опыт Франции и предлагает «ближайшие меры к поднятию в России искусств и ремесел». Это, в первую очередь, введение в начальных школах рисования, как общеобразовательного предмета с выработкой «строгой программы». Затем «увеличение числа и упорядочение уроков рисования в средних [учебных] заведениях, а также в коммерческих училищах»; введение в курс средних [учебных] заведений истории искусства и, наконец, выработка программы для преподавателей, чтобы «обеспечить правильность преподавания и ожидаемый успех»(12).

Эту же тему Марсеру развивает в «Записке о мерах к развитию и расширению деятельности ИОПХ», с которой он выступает в январе 1898 года в Комитете Общества поощрения художеств. Он предлагает меры по «распространению технических и художественных познаний, ... развитию вкуса в народе, образованию промышленников и ремесленников»(13).

Положительно оценил эти начинания Владимир Васильевич Стасов (1824 - 1906): «...мне так понравились предложения г. Марсеру, в нем слышалась такая чудесная, добрая и здоровая нота!».

Вице - президент ИОПХ Иван Петрович Балашов (1842 – 1924?) пишет в своем отзыве: «Сочувствуя в высшей степени принципам, изложенным в этой записке, и признавая вполне важным и целесообразным как самую их постановку, так и выведенные из них заключения, я, вместе с тем, присоединяюсь и к предлагаемым автором записки способам осуществить свою мысль, насколько сие позволяют средства Общества»(14). Далее Балашов перечисляет те мероприятия, которые он находит особенно «полезными и желательными». Первым пунктом этого списка он ставит ходатайство перед Министерствами народного просвещения и финансов «о введении рисования, в качестве обязательного предмета, во всех учебных заведениях Империи».

Целям художественного образования послужило и открытие мастерских при рисовальной школе ИОПХ. В 1891 году «И.С.Китнер и П.П.Марсеру представили ИОПХ проект создания ремесленных школ для образования живописцев-декораторов и граверов-декораторов по стеклу. В результате этого почина ИОПХ приступило к устройству своих художественно-ремесленных мастерских в Демидовом переулке, 6 (ныне пер. Гривцова)»(15), перестроив старое здание губернской тюрьмы под свои нужды. Марсеру становится членом педагогического совета художественно-ремесленных мастерских и входит в судейство конкурсов, устраиваемых обществом.

Находясь в Париже в 1897 году, П.П.Марсеру собрал необходимые сведения для открытия «хромолитической и печатной мастерской» (литографической). По возвращении в Петербург он сделал доклад о школе печатного дела Estienne в Париже, сопровождая изложение «сметами от разных парижских фирм, по части литографии, фототипии и трехцветного печатания»(16). Кроме того, он нашел в Париже подходящего руководителя для новой мастерской.

В рамках ИОПХ организуются различные выставки. Первая международная выставка художественных афиш была открыта в ноябре 1897 года в Санкт-Петербурге в помещении ИОПХ на Большой Морской, 38. В предисловии к каталогу выставки П.П.Марсеру формулирует цель ее проведения: знакомство публики «с особым применением искусства к делу объявлений... Идя на помощь промышленности, Искусство, художественною афишею, проникает в жизнь толпы и там вносит в нее живительную ноту»(17). На выставке было собрано более 700 афиш. Значительная часть экспонировавшихся на выставке работ принадлежала коллекции Марсеру.

Выставка фарфора и фаянса английской фабрики «Wedgwood» была организована Павлом Марсеру и будущим директором Государственного Эрмитажа Сергеем Тройницким (1882 – 1948) в 1912 году в Императорской Академии художеств. Такая выставка проводилась в России впервые. Центральными экспонатами ретроспективного отдела стали «предметы из знаменитого веджвудовского сервиза», так называемого «сервиза с зелёной лягушкой», заказанного Екатериной II в 1773 году для Чесменского дворца. Именно после этой выставки «основная часть сервиза, находившаяся в Английском дворце [в Петергофе], была передана в Императорский Эрмитаж»(18).

Петр Павлович Марсеру (1891 - 1921(?))

П.П.Марсеру выступает в защиту современного искусства. В 1902 году в журнале «Зодчий» появляется очерк «Новый стиль и «декадентство». Автор скрыл свое имя за инициалами «П.М.». Но манера изложения, язык и горячность выдают Павла Марсеру. «Свежесть, простота, беспритязательность, полное отречение от старых форм, вместе со стремлением изменить основные принципы прежнего стиля и двинуть архитектуру на путь рациональности ... – вот главные принципы, которыми руководствуются» передовые художники, «доказывая, что как приемы их творчества, так и их творения отнюдь не подходят ни под одно из определений упадка»(19).

П.П.Марсеру занимался и издательским делом. С 1898 по 1907 год он вместе с известными архитекторами Сюзором, Китнером, Шретером, Томишко и др. входит в Совет редакции упоминавшегося выше журнала «Зодчий».

Ему принадлежала инициатива создания журнала «Художественные сокровища России». В своих воспоминаниях Александр Бенуа этому событию посвятил целую главу «Предложение Марсеру...». А.Н.Бенуа стал редактором журнала, «была выбрана редакционная комиссия из трех лиц: затейщика всего дела П.П.Марсеру, директора рисовальной школы «Общества поощрения» Е.А.Сабанеева (1847 – 1919) и А.А.ИльинаАлексей Алексеевич Ильин — действительный статский советник, историк, нумизмат, картограф, член-корреспондент Академии наук СССР. (1857 – 1942)»(20).

С 1913 по 1916 годы Марсеру был одним из издателей иллюстрированного журнала «Рулевой», органа Российского парусного гоночного союза. И это не случайно. Сам Марсеру в это время – вице-командир, а затем почетный член яхт-клуба в Терийоках и владелец двух яхт. В годы Первой мировой войны журнал публиковал фронтовую хронику. Здесь же был напечатан портрет сына П.П.Марсеру Петра под рубрикой «Яхтсмены на войне»(21).

Павел Петрович рано овдовел. Супругой его была Александра Петровна КарманскаяВ ходе исследования пришлось столкнуться с некоторыми противоречиями. Так в справочнике В.И.Саитова «Петербургский некрополь» жена Павла Петровича Александра Петровна Марсеру значится, как урожденная Камарская. Однако, согласно архивным документам по делу «Об обложении земским сбором недвижимого имущества Г.И.Карманской, Марсеру и Бургеса …» [ЦГИА СПб. Ф. 224. Оп. 1. Д. 2549], после смерти в 1896 году Генриетта Ивановна Карманская оставила наследство: арендуемый у Воронцовой – Дашковой до 1919 года участок земли (площадь участка – 1 десятину 153 кв.саж.) со строениями, находящийся по адресу: 2 стан СПб уезда, на Поклонной Горе по Выборгскому шоссе, д.16. Означенное имущество перешло к Максу Георгу Кноху, Александре Петровне Марсеру и Марии Петровне Бургес., дочь надворного советника Петра Ивановича Карманского (1826 – 1869) и Генриетты Ивановны Карманской (1833 – 1896). Сведений об Александре Петровне практически нет. Известно, что она участвовала в общественной жизни мужа, помогая в организации благотворительных балов Императорского С.-Петербургского Общества Архитекторов. В приложении «Неделя строителя» за 1900 год «сообщалось о поднесении благодарственного адреса и жетона г-же А.П.Марсеру, супруге члена Общества П.П.Марсеру, благодаря трудам и заботам которой, ежегодные балы Общества, составляющие главный доход в капитал вдов и сирот архитекторов, всегда пользуются успехом»(22).

Некролог А.П.Марсеру

Саитов В.И. Петербургский некрополь

Старшая дочь Марсеру Сюзанна с мужем Гарольдом Сеймур в Терийоках (Финляндия), 1924 г.

Скончалась Александра Петровна «от тяжкой и продолжительной болезни»(23) 30 декабря 1907 года. Отпевание проходило в православной церкви при Главном управлении почт и телеграфов (Почтамтская, 4). Погребена она была в семейном склепе с родителями П.П.Марсеру на Римско-Католическом кладбище, на Выборгской стороне.

У супругов было трое детей. Старшая дочь Сюзанна, училась в гимназии. Вышла замуж за сотрудника выборгского офиса компании «Ллойд» Гарольда Сеймура (Harry Seymour)(24). Они оба были великолепными теннисистами. Известно, что Сюзанна в 1924 году находилась в Терийоках, где еще в 1890-х Марсеру приобрел участок на берегу Финского залива. После 1917 года участок оказался на территории независимой Финляндии. Именно в 1924 году из Петрограда приезжала сюда ее гимназическая подруга, которой удалось получить разрешение выехать в Финляндию для лечения дочери. Тогда же были сделаны эти фотографии.

Невеста Петра Марсеру – Ирина Федоровна Дубасова (1887 – 1931)

В 1898 году родилась вторая дочь Елена. Девочку крестили в Казанской церкви здесь же, в Терийоках. Значительно больше сведений удалось найти о сыне Марсеру Петре.

Он родился в 1891 году, крещен в православной церкви Петра и Павла Санкт-Петербургского Коммерческого училища, в котором учился Павел Петрович. После окончания Тенешевского училища Петр поступил в 1911 году в Высшее Художественное Училище при Императорской Академии художеств, но учиться не смог по состоянию здоровья(25). С начала войны 1914 года он состоит на службе Красного Креста. В 1915 году за участие в боевых действиях награждается Георгиевским крестом 4 степени и медалью. В марте 1916 года Петр занимает должность помощника начальника 18-го передового отряда Красного Креста общества частных сестер милосердия (графини Шуваловой)(26). В этом же году он ходатайствует об определении его на службу старшиной детских приютов с обязательством ежегодно вносить в кассу Петроградского Совета приютов двести рублей(27).

Из воспоминаний князя Кирилла Николаевича Голицына стала известна история трагической смерти Петра. Голицын пишет, что Петр ухаживал за Ириной Федоровной ДубасовойИрина Федоровна Дубасова (1887 – 1931) принадлежала к семье старинного русского дворянского рода. Ее родителями были: отец – Дубасов Федор Васильевич (1845 – 1912), будучи на посту московского генерал-губернатора руководил подавлением Декабрьского вооружённого восстания 1905 года; мать – Дубасова Александра Сергеевна (1854 – 1928), урожденная Сипягина, сестра министра иностранных дел Дмитрия Сергеевича Сипягина (1853 – 1902)., дочерью известного адмирала. Они решили пожениться. Им хотелось начать совместную жизнь за границей. Но шел 1919 год, и уехать можно было только нелегально. И вот когда беглецы находились уже в шлюпке, идущей от финского берега к пароходу «с молодым Марсеру случился припадок падучей – в эпилептических конвульсиях он упал в воду и утонул на глазах своей невесты»(28).

Но дата, указанная князем К.Н.Голицыным в воспоминаниях не согласуется с другим источником. В справочнике «Незабытые могилы: Российское зарубежье …»(29) говорится, что И.Ф.Дубасова эмигрировала в Финляндию. Через какое то время она переехала в Эдинбург, где стала секретарем профессора Чарльза Саролеа (Charles Sarolea) (1870 – 1953), читавшего лекции по истории России в Эдинбургском университете. В 1926 году на английском языке вышла ее книга воспоминаний о пережитом в России в первые годы советской власти(30). Так как на момент издания книги И.Ф.Дубасовой в Великобритании герои этих воспоминаний оставались в большевистской России, в ее повествовании отсутствуют фамилии и адреса. Но можно с большой долей уверенности утверждать, что речь идет именно о семье П.П.Марсеру. Книга проливает свет на обстоятельства ареста семьи и описывает трагический конец жизни Павла Петровича в стенах тюрьмы (Дома предварительного заключения) на Шпалерной, 25.

До революции 1917 года Ирина Федоровна была фрейлиной «Их Величеств Государынь Императриц». В годы Первой мировой войны она – действительный член Петроградского общества содействия частным сестрам. С октября 1915 года зачислена на службу в передовой отряд Красного Креста № 18 сестрой милосердия(31), награждена медалью на Георгиевской ленте. В этом же отряде помощником уполномоченного служил и Петр Марсеру.

Как вспоминает И.Ф.Дубасова, семья [Марсеру], была некогда богатой и не лишилась еще на тот момент своего богатства окончательно. Поэтому она давно уже была на примете у новой власти. Во время ареста семьи Дубасова была у них в гостях. У сына главы семьи был знакомый морской офицер, эстонец по национальности. Именно он предложил им купить у него красивую бриллиантовую брошь, якобы принадлежавшую человеку, крайне нуждавшемуся в средствах. Семья колебалась. Но эстонец был настойчив. В конце концов, после семейного совета, было решено вложить деньги в брошь эстонца.

В субботу, 27 марта 1920 года должна была состояться сделка. Морской офицер, который, как потом выяснилось, работал на ЧК, появился в квартире, в сопровождении вооруженных людей. Искали деньги, приготовленные для уплаты за брошь. Однако, несмотря на то, что ничего компрометирующего не было найдено, всех, кто находился в квартире, забрали на небезызвестную Гороховую, 2 , где находилась Петроградская ЧК, а через три дня перевели на Шпалерную. Именно там, через два месяца в лазарете дома предварительного заключения Павел Марсеру скончался в возрасте 60 лет от «анемии мозга», как пишет Дубасова. Точная дата смерти П.П.Марсеру указана в справочнике В.Н. Чувакова(32) – 31 мая 1920 года, и дана ссылка на газету «Новая русская жизнь», где был напечатан некролог.

Близкий друг П.П.Марсеру архитектор Леонтий Николаевич Бенуа (1856 - 1928) запишет в своей записной книжке в тот год: «За прошлую зиму перемерло масса наших знакомых и друзей, кроме наших дорогих родных… из друзей умер П.П.Марсеру... . У Павлуши целая трагедия, он умер в тюрьме!»(33).

Из воспоминаний И.Ф.Дубасовой следует, что из Дома предварительного заключения она и дочь МарсеруВероятно, речь идет о младшей дочери П.Марсеру Елене. Из воспоминаний И.Дубасовой следует, что только за месяц до ареста, т.е. в феврале 1920 года она вышла замуж. были отправлены в лагерь принудительных работ в Вологду. Обе были освобождены по амнистии, но в разное время. Из Петрограда Дубасовой удалось бежать в феврале 1921 года. С помощью контрабандистов она нелегально пересекла советско-финскую границу и добралась до Терийок, где тогда располагался карантин для русских, бежавших из России. Значит событие, которое описывает князь К.Н.Голицын (гибель Петра Марсеру), произошло не в 1919 году, а после февраля 1921 года.

Нельзя не сказать о дружбе Павла Петровича Марсеру с Леонтием Николаевичем Бенуа (1856 – 1928): архитектором, педагогом, общественным деятелем. По свидетельству младшего брата Бенуа Александра началась она еще в молодые годы, когда «…в качестве ученика Академии художеств [Марсеру] сошелся с моим братом Леонтием»(34). Доказательством этой дружбы стали фотографии, любезно предоставленные праправнучкой Леонтия Николаевича Анастасией Олеговной Мурзиной. На снимках, сделанных в 1889 году в Бобыльске, запечатлена жена П.П.Марсеру Александра Петровна в кругу семьи Бенуа(35).

Александра Петровна Марсеру (? – 1907) с семьей Леонтия Николаевича Бенуа

В кругу друзей. Сидят слева направо: архитектор Владимир Петрович Цейдлер (1857 – 1914), архитектор Зигфрид Яковлевич Леви (1860 – 1913), Павел Петрович Марсеру (1960 – 1920). Стоят: Леонтий Николаевич (1856 – 1928) и Николай Николаевич Бенуа (1858 – 1915).(35)

Товарищеский обед кружка любителей русских изящных изданий

Интересна и другая фотография. Надо полагать, перед нами ближайший круг друзей Леонтия Николаевича. На ней изображены сам Леонтий Николаевич с братом Николаем (1858 – 1915), Павел Петрович Марсеру, архитектор Владимир Петрович Цейдлер (1857 – 1914), который много работал для семьи Стенбок-Ферморов. В частности, он перестраивал для них дом на Английской наб.,50, где когда-то жил прусский посланник, будущий канцлер Германии Отто Бисмарк. Здесь же присутствует и другой видный архитектор – Зигфрид Яковлевич Леви (1860 – 1913), автор не дошедшего до наших дней курзала Сестрорецкого курорта, доходного дома с аптекой А. В. Пеля на Васильевском острове.

Некролог П.П.Марсеру на годовщину его кончины

Из письма от 19 августа 1913 года искусствоведа барона Николая Николаевича Врангеля (1880—1915) директору Императорского Эрмитажа графу Дмитрию Ивановичу Толстому (1860—1941) узнаем, что именно Павла Марсеру просит Леонтий Николаевич Бенуа заняться продажей картины «Мадонны с цветком» Леонардо да Винчи, являвшейся собственностью семьи Бенуа. С этой целью «Марсеру специально едет в Лондон», – пишет Врангель. – «Оказывается, что Мадонна уже находится на хранении в Париже»(36). Для спасения «Мадонны» Врангель поднимает шум в газетах, «подогревая» общественное мнение. А уже в декабре 1913 года Эрмитаж выкупает картину.

Помогают заграничные связи Марсеру и в оформлении интерьеров построек Л.Н.Бенуа. Он отметит в своих записках, что при строительстве Московского купеческого банка (Невский пр., 46) «Аппаратуру освещения исполнила из кованой меди по моим эскизам английская фирма. В этом деле, так же как и с фирмой Эмиль Мюллер, участие принимал П.П.Марсеру»(37).

Подводя итог жизни и деятельности Павла Петровича Марсеру: купца, художника, общественного деятеля, смело можно утверждать, что он внес свою лепту в развитие художественной жизни столицы. В своей деятельности он опирался на опыт европейских стран, призывая учитывать национальные особенности русского искусства.

 

Примечания:
1. Т.С.Гомонова. Павел Петрович Марсеру – загадочная фигура культурной жизни Санкт-Петербурга рубежа веков / Открытые слушания «Института Петербурга» : ежегодные конференции по проблемам петербурговедения 2017 – 2018 гг. – СПб, 2019. Публикуется с любезного разрешения автора.
2. РО ИРЛИ, ф.340, оп.1. Е.Х.39, Письмо Е.М.Бем В.П.Шнейдер. лл.390-391 об.
3. Голицын К. Н. Записки князя Кирилла Николаевича Голицына : мемуары. – М. : Дворянское собрание, 1997.
4. ЦГИА СПб. Ф. 347. Оп.1. Д. 67.
5. ЦГИА СПб. Ф. 347. Оп.1. Д. 45.
6. РГИА. Ф.789. Оп.10. Д.133.
7. Жерихина Е. И. Французский мир Санкт – Петербурга. – СПб : Росток, 2015.
8. НБА РАХ. Ф.16. Оп.1. Д. 315.
9. Жерихина Е.И. О «движимом имуществе» великой княгини Ольги Александровны / Кучумов: к - 100-летию со дня рождения : сборник докладов научной конференции Атрибуция, история и судьба предметов из императоских коллекций / [под общ. ред. А.Н. Гузанова]. – СПб. : ГЗМ Павловск, 2012.
10. Дневник великого князя Константина Константиновича. 1906–1907 гг. / Сост., автор предисл., комент, биогр. спр. Т.А.Лобашкова. – М., 2015.
11 Басс В. Петербургская неоклассическая архитектура 1900–1910-х годов в зеркале конкурсов : слово и форма : [Европ. ун-т в Санкт-Петербурге]. – СПб : Изд-во Европейского университета в СПб, 2010.
12 Марсеру П.П. Художественное воспитание и образование у нас и во Франции : [доклад П.П.Марсеру] // Зодчий. – 1897. – Вып. 6. – С. 43 – 45; Вып. 7. С.52 – 54; Вып. 8.
13 Марсеру П.П. Записка П.П. Марсеру о мерах к развитию и расширению деятельности Императорского Общества поощрения художеств и заключения по ней избранной Комитетом Особой комиссии из его состава. – СПб. : тип. Р. Голике, 1898.
14 ЦГИА СПб. Ф. 448. Оп. 1. Д. 1090. «Записка П.П.Марсеру о мерах к развитию и расширению деятельности Общества» и заключения по ней избранной ....».
15 Т.И.Николаева. Виктор Шретер. Иероним Китнер. – СПб : Издательский дом «Коло», 2007.
16 РГИА. Ф.892. Оп. 3. Д. 106. Отчеты и проект отчета о деятельности Императорского общества поощрения художеств.
17 Международная выставка художественных афиш. Каталог / сост. П.П. Марсеру; Имп. о-во поощрения художеств. Междунар. выст. афиш. – СПб. : Типо-лит. Голике, 1897.
18 Лидия Ляхова. С зеленой лягушкой // Русский меценат : альманах социального партнерства. – СПб, 2015. – № 2/19.
19 П.М.[П.Марсеру]. Новый стиль и «декаденство» // Зодчий. – 1902. – Вып.6.
20 Бенуа А.Н. Мои воспоминания : в 5 кн : 2-е изд., доп. репринт. воспроизведение изд. 1990 г. – М. : Наука, 1993. – Кн. 4.
21 Рулевой. – 1914. – № 2–6. – С. 141. – 1916. – № 1–3.
22 Неделя строителя : Еженед. прибавление к журн. "Зодчий", издаваемому Спб. о –вом архитекторов. – [СПб.], 1900.
23 Некролог А.П.Марсеру // Новое время – 1908. – N 11424. – 1 (14) янв.; № 11425 – 2 (15) янв.
24 Участок П.Марсеру // Terijoki.spb.ru. : [сайт]. – Зеленогорск, 2000–2017. – URL : https://terijoki.spb.ru/photos/index.php?/category/1932 (дата обращения 24.11.2017).
25 РГИА. Ф.789. Оп.13. Д.139.
26 С.Б.Патрикеев. Сводные списки кавалеров Георгиевского креста 1914 – 1922 гг. IV степень №№ 100001 – 200000. – М. : «Духовная Нива», 2012.
27 ЦГИА СПб. Ф. 411. Оп. 3. Д. 2261. – С. 3. Почетный старшина П.П.Марсеру.
28 Голицын К. Н. Записки князя Кирилла Николаевича Голицына : мемуары. – М. : Дворянское собрание, 1997.
29 Незабытые могилы : рос. зарубежье: некрологи 1917–1997 : в 6 т. / сост. В.Н. Чуваков. – М. : Пашков дом, 1999. – Т. 2.
30 Doubassoff I. Ten months in bolshevik prisons. – Edinburgh ; London : Blackwood and sons, 1926.
31 Список сестер милосердия Российского Общества Красного Креста, назначенных для ухода за ранеными и больными воинами в лечебные учреждения Красного Креста, Военного ведомства, общественных организаций и частных лиц. – Пг. : Государственная типография, 1915.
32 Чуваков В.Н. Русский зарубежный некрополь. (1917 – 1967 гг.). – М.: Б. и., 1967. – [1], 4.
33 В.А.Фролов. Личный архив.
34 Бенуа А.Н. Мои воспоминания : в 5 кн : 2-е изд., доп. репринт. воспроизведение изд. 1990 г. – М. : Наука, 1993. – Кн. 4.
35 А.О.Мурзина. Семейный архив Л.Н.Бенуа. Музей-квартира Л.Н. Бенуа в Санкт-Петербурге. ВО, 3-я Линия, д.20, кв. 8.
36 И.А.Лаврухина. Барон Николай Николаевич Врангель и его вклад в изучение русского искусства XVIII - I половины XIX века : диссертация ... кандидата искусствоведения. – СПб, 1999.
37 Бенуа Л.Н. Записки о моей деятельности / Публ. В.А.Фролова // Невский архив : Историко – краеведческий сборник. – М.; СПб., 1993.

 

Добавьте Ваш комментарий :

Ваше имя:  (обязательно)

E-mail  :  (не обязательно)





 

Rambler's Top100 page counter

© terijoki.spb.ru 2000-2019 Использование материалов сайта в коммерческих целях без письменного разрешения администрации сайта не допускается.