Старые дачи::Комарово::Статьи

Содержание:

Архитектор Гавриил Барановский. Годы жизни. (20.09.2018)

Елена Травина, канд. филос. наук,
координатор исследовательской группы «Старые дачи»

Гавриил Васильевич Барановский. Фотография из альбома "Юбилейный сборник сведений о деятельности бывших воспитанников Института гражданских инженеров. 1842-1892", из фондов музея СПбГАСУ (бывш. ЛИСИ)

Еще совсем недавно, несколько лет назад, о Гаврииле Васильевиче Барановском было известно немного. Вернее, существовали статьи об архитекторе Барановском, но практически ничего не было известно о Барановском-человеке. Не только о его семье, друзьях, родственниках, но даже и о точной дате и месте смерти. Сейчас мы знаем о нём гораздо больше – благодаря сведениям, которые по крупицам надо было собирать в документах из архивов России, Финляндии и Швеции, анализируя даты, имена и события, связывая их воедино, делая безумные гипотезы, и иногда находя им подтверждения.1

В данной статье автор делает попытку наполнить идиому «годы жизни» фактами, событиями, радостями и разочарованиями архитектора Гавриила Барановского, то есть, «прожить его жизнь» на нескольких страницах, хотя на самом деле, эта жизнь заслуживает многотомного исследования.

По семейному преданию, род Барановских принадлежал к древнему польскому гербу Равичей (Rawa, Ravicz). В автобиографии сына Гавриила Барановского, Василия, сказано, что его дед и бабушка Барановские – польские дворяне. Пока остается вопрос, когда Барановские оказались на территории Бессарабии; было ли это связано с одним из Польских восстаний или с иными причинами? Гавриил Барановский родился 25 марта 1860 года в Одессе; метрическое свидетельство №3813 было засвидетельствовано Херсонской Духовной консисторией. Его отцом был коллежский асессор, столоначальник по Секретному столу канцелярии Подольского губернатора, потомственный дворянин Василий Иванович Барановский (ок.1828-после 1866); матерью – дочь подполковника Розалия Константиновна Малиновская, во втором браке Диамантиди (?-после 1890). Кроме Гавриила в семье были еще дети: Георгий (р. 1855), Антонина (р. 1858) и Марк (р. 1861). В службу в Сергиевский земский суд Василий Иванович Барановский вступил в 1844 году, что было утверждено постановлением Бессарабского областного правления, и только в 1853 году он был произведен в первый чин коллежского регистратора. Согласно формулярному списку, он был православным, имения родового или благоприобретенного не имел, образование получил домашнее. В 1862 году, когда В. И. Барановский служил приставом 3-й части г. Одессы, последовало Высочайшее соизволение на принятие и ношение ордена Меджидия 5-го класса, пожалованного ему, Барановскому, Его Величеством Турецким Султаном.2 Формулярный список Василия Ивановича Барановского заканчивается 1866-м годом, из чего можно сделать вывод, что вскоре он умер. Его вдова вторично вышла замуж и снова овдовела, и в более поздних документах названа «вдовой греческо-подданного Диамантиди, бывшей вдовой Барановского».

В июне 1880 года Гавриил Барановский окончил механико-техническое отделение дополнительного класса Одесского реального училища, что давало право поступления в высшие учебные заведения. Согласно сведениям, изложенным в краткой автобиографии Василием Гаврииловичем Барановским, его отец первоначально поступал (или даже поступил) на юридический факультет Новороссийского университета в Одессе. Но осенью того же года по неустановленной причине он оказался в Санкт-Петербурге, став вольнослушателем Императорской Академии Художеств (ИАХ); получил билет №2 на посещение учебных классов в течение 1880-81 уч. г. и право держать экзамен для зачисления на следующий учебный год.

Осенью того же 1880 года случилось событие, которое полностью перечеркнуло мечты о поступлении в ИАХ. 6 ноября 1880 г. на него поступил донос: «Вольнослушатель Императорской Академии художеств Гавриил Васильевич Барановский, находясь 4-го сего ноября на Семеновском плацу среди собравшегося народа в ожидании смертной казни государственных преступников, высказал окружавшей его публике и солдат Лейб-гвардии Семеновского полка сожаление и сочувствие к осужденным, причем, хотя не вдавался по этому предмету в особенные объяснения, но выражал симпатии свои к идеям революционеров». «Выражение сочувствия» к народовольцам Квятковскому и Преснякову, которых в этот момент вешали в Петропавловской крепости, стоило Гавриилу Барановскому отобрания билета вольнослушателя ИАХ (и хорошо, что только этого).

Встал вопрос, где учиться дальше, тем более, что его уже «ждали» в Одесском по воинской повинности присутствии для её отбытия. Было решено поступать в Строительное училище сразу на 2-й курс, что и было исполнено в августе 1881 года, а статус воспитанника Училища предоставил отсрочку от призыва. Сразу же по зачислении последовали прошения о назначении стипендии «в виду крайней несостоятельности». Плата за обучение в Училище составляла 27 руб. 50 коп. за полугодие, которые должны были быть оплачены вперед. Кроме того, слушатель должен был на свои деньги пошить студенческую форму. Студентов можно было поощрить за хорошие успехи двумя способами: назначить стипендию или освободить от оплаты обучения. Как показывает практика, ни один из этих двух способов почти не применялся к студентам 1 и 2 курсов. Только уже зарекомендовавшие себя третьекурсники могли рассчитывать на положительную резолюцию на своем прошении и только в том случае, если экзамены и практические работы получали положительные оценки и имелась справка от полицмейстера, подтверждавшая финансовую несостоятельность просителя. Именно такую справку получил Гавриил Барановский от помощника Одесского полицмейстера, и к ней присовокупил справку от директора Одесского реального училища, что был освобожден от платы за обучение по бедности. Стипендия была назначена с осени 1882 года и пролонгировалась каждые полгода вплоть до окончания Училища, к тому времени преобразованного в Институт Гражданских инженеров (ИГИ).

В июне 1885 году обучение было окончено. В Аттестате было указано, что во время пребывания в Институте Гавриилу Барановскому в 1883 и 1884 г. г. Советом присуждены награды за лучшие практические летние отчеты; по окончании курса учения в мае 1885 г. Советом Института гражданских инженеров с утверждением г-на Управляющего МВД он удостоен звания гражданского инженера с правом производить работы по гражданско-строительной и дорожной частям, носить особый, Высочайше установленный знак и при поступлении в гражданскую службу получить чин X класса; а за лучший архитектурный проект он был награжден серебряной медалью.

По окончании ИГИ гражданский инженер Барановский был причислен к Техническо-Строительному Комитету Министерства внутренних дел (ТСК МВД) в чине Х класса - коллежского секретаря. Надо было себя зарекомендовать, чтобы начать движение по служебной лестнице, а до этого момента – не умереть с голода и не влезть в большие долги, поскольку поначалу причисление к ТСК не подразумевало назначения жалованья.3 Помогли бывшие преподаватели, которые рекомендовали способного студента помощником на различных постройках. Это были и приобретаемый профессиональный опыт, и хоть какое-то решение финансовой проблемы. Барановский упоминает (в Юбилейном сборнике ИГИ, 1893) о том, что в это время он был помощником у академика архитектуры Э. И. Жибера, бывшего архитектором Главного дворцового управления, на постройке придворных зданий у Прачечного моста; у архитектора А. Ю. Новицкого при возведении им трех больших мастерских на Балтийском судостроительном заводе; у архитектора Д. Д. Соколова при постройке дома и барачной больницы. В период с 1885 по 1888 г. Барановским самостоятельно были составлены проекты и построены деревянный мост шпренгельной системы через р. Смоленку в створе 8-9 линий и рельсовый путь на о. Голодай; 2-х этажный деревянный дом на Широкой ул., 20; 2-х этажный каменный дом для купца Долгополова на 7-й линии; выполнена отделка церкви в доме гр. А. Д. Шереметева на Гагаринской наб. С большой долей вероятности можно сказать, что сохранилось фото дома купца Долгополова, снесенного в 1979 г. при постройке производственного корпуса ЛПО им. Козицкого.4 Кроме того, Барановский выиграл конкурс на составление проекта часовни-усыпальницы семьи Поливановых на Никольском кладбище Александро-Невской лавры и осуществил этот проект.5 В те же годы (1889) по проекту Барановского был установлен памятник Андрею Ивановичу Дурдину на Митрофаньевском кладбище.

Загородный дворец Г. Елисеева в Оруском парке в Эстляндии, построен в 1899 г.

Спасо-Преображенская церковь в поместье Г. Елисеева в Тойла-Ору, Эстляндия. Арх. Г. В. Барановский, 1899 г.

Г. В. Барановский. Церковь имения Г. Г. Елисеева в с.Привольное, 1895 г. (фрагмент)

Г. В. Барановский. Дом Долгополова, СПб, 7-я линия, 84

Г. В. Барановский. Павильон на выставке в Н. Новгороде. Журнал «Строитель» №№15-16 1896 г.

Г. В. Барановский (возможно). Альбом Г. Г. Елисеева. 1890-е гг.

Г. В. Барановский (возможно). Альбом Г. Г. Елисеева. 1890-е гг.

Г. В. Барановский среди участников церемонии освящения закладки здания Императорского Русского Географического общества, спроектированного Барановским, 21 октября 1907 г. Детальный просмотр

Г. В. Барановский (справа) среди участников церемонии освящения закладки здания РГО (фрагмент)

Видимо, в 1887 году, состоялось и знакомство гражданского инженера Барановского с Григорием Григорьевичем Елисеевым, которое в значительной степени, изменило его жизнь. Тогда была осуществлена надстройка в доходном доме Г. Г. Елисеева по Биржевой линии, 18 (мастерская художника). Елисеев нашел «своего» архитектора, которому мог доверить постройку самых разнообразных объектов. Архитектор же нашел не только «своего» заказчика, который стал его покровителем, меценатом, единомышленником, но и – друга. В последующие годы по заказу Г. Г. Елисеева Барановским были осуществлены следующие постройки: дом на Фонтанке, 64 (1888); деревянная церковь Казанской иконы Божией Матери на 350 человек в имении Приволье в Могилевской губ. (1892/1893?); дом по Чернышову пер/ул. Ломоносова, 14 (1891-1892); капитальный ремонт обывательского дома по Чернышову пер., 12/Ломоносова, 12 (1891/1892?); перестройка особняка на Биржевом, 12, реконструкция и отделка интерьеров (1893-1894); перепланировка доходного дома на Биржевом, 14 (1893-1894); особняк при заводе для И. А. Дурдина на Полюстровской наб./Свердловской наб., 36 (1895); павильон торгового дома "Братья Елисеевы" на Всероссийской художественно-промышленной выставке в Нижнем Новгороде (1896); дача в имении Оро в Тойла, Эстляндская губ. (1897-1899/1901?); доходный дом в Москве, в Козицком пер., 1 (1898-1901?); постройки на территории Гавриловского конного завода Елисеева, бывший Мартиниана Борисовского сыновей, в Екатеринославской губ., Бахмутского уезда, близ ст. Дружковка (1899); перестройка дома по М. Садовой, 8, доходный дом, Елисеевский ресторан, перестройка, сооружение нового углового здания (1899); Елисеевский магазин на Невском, 56 (1902-1903); Торговый дом Товарищества «Братья Елисеевы» в Москве на Тверской ул. (совм. с М. М. Перетятковичем, 1903); доходный дом Т-ва «Бр. Елисеевы» в Москве, Козицкий пер., 3. Совм. с арх. В. В. Воейковым (1905); комплекс доходных домов Г. Г. Елисеева в Москве по Козицкому пер., 1А, стр. 1 и 2 (1914).6 Дурдины включены в этот список по причине того, что Елисеевы породнились с ними после брака Г. Г. Елисеева с М. А. Дурдиной, и некоторые заказы (особняк и памятник на кладбище) Барановский получил, видимо, по протекции Елисеева.

Мы можем только предполагать о существовании не только деловых, но скорее, товарищеских, дружеских отношений между Г. Г. Елисеевым и Г. В. Барановским; во всяком случае, - это выглядит вполне логично. Без этого вряд ли состоялось бы столь долгое сотрудничество заказчика и архитектора. Кроме того, летом 2017 года была сделана интересная находка, которая проливает свет и на иконографию Барановского. Известно лишь одно его официально атрибутированное фото, помещенное в Юбилейном сборнике ИГИ, где ему лет 30. Кроме того, в архиве РГО в Петербурге есть фотография, сделанная в день закладки здания РГО в Демидовом переулке и молебна по этому случаю, изображающая причастных к этому торжеству с надписанными именами. На фотографии, естественно, присутствует и Барановский как архитектор здания (в возрасте около 45 лет и мало похожий на фото из Юбилейного сборника). В Тойла (Эстония), где находилась усадьба Елисеева, была обнаружена снятая на фотоаппарат копия с альбома фотографий, принадлежащих семье Елисеевых и можно предположить, что на двух из них присутствует Г. В. Барановский. Если это так, то наличие фото Барановского в семейном альбоме Елисеева, подтверждает гипотезу об их дружеских отношениях.7

Можно также предположить, что оплата Григорием Елисеевым услуг архитектора была достаточно щедрой. Деньги, полученные за первые елисеевские постройки, и место в ТСК МВД с небольшим, но стабильным жалованьем, позволили Барановскому вступить в брак. Его избранницей стала Екатерина Васильевна Кобелева, дочь статского советника, унтер-шталмейстера Двора Его Императорского Величества. Венчание состоялось 11 января 1889 года в церкви Императорского С.-Петербургского Воспитательного дома в присутствии свидетелей со стороны жениха – его учителя и покровителя, академика архитектуры, профессора ИГИ, тайного советника Эрнеста Ивановича Жибера, а также друга и однокурсника Василия Антоновича Косякова. По невесте были Григорий Григорьевич Елисеев и врач Александр Дмитриевич Зотов. Шаферы, несомненно, были «статусными»: имена Жибера и Елисеева означали не столько ступень, на которой находился младший техник по чертёжной части, сколько его амбиции. Барановский, начинал делать карьеру практически с нуля, помня о детстве и юности, проведенных в бедности, и не собираясь повторять ошибку, сделанную в юношеском порыве в Академии художеств.

Несомненно, и молодая 19-летняя жена была вполне «статусной». Ее отец, Василий Васильевич Кобелев (1822-1897), пятьдесят лет прослужил в Придворно-Конюшенном ведомстве и прошел путь от младшего берейторского ученика до унтер-шталмейстера, выйдя в отставку в чине действительного статского советника, пожалованного ему в 1890 году. А мать, Дарья Александровна (1840-1918 Келломяки), была дочерью командира Роты Дворцовых гренадер, Александра Дмитриевича Горчакова (1772-1871), принимавшего участие ещё в войнах с Наполеоном (Смоленск, Бородино, Доброе, Кульм, Париж).

Двое братьев из младшего поколения Кобелевых не пошли по стопам отца, а избрали архитектурную стезю. Старший сын, Александр Васильевич Кобелев (1860-1942), был одногодком и, видимо, некоторое время однокурсником Барановского, но окончил ИГИ на два года позже и сразу же был направлен в Киев.8 Средний, Михаил Васильевич Кобелев (1866-?) окончил ИГИ в 1894 г., служил архитектором министерства путей сообщения со специализацией по проектированию водопроводов и канализации, и одновременно в течение 10 лет работал помощником и заместителем Барановского на постройке домов для Елисеева; в 1915 г. получил чин действительного статского советника. Дочь Лидия вышла замуж за гражданского инженера Н. В. Крюкова (выпуск ИГИ 1895 года); дочь Варвара за архитектора Стефана Карасимеонова (1872-после 1938), который учился в Венской Школе прикладных искусств. Дочь Анна (1859-1933 Келломяки) работала в типографии «Строитель» Барановского.

Несмотря на постоянные заказы на строительство от Елисеева, а затем престижные контракты на постройку зданий Русского географического общества и буддийского храма, Барановский так и не стал в полном смысле этого слова постоянно практикующим архитектором. Он не был прикреплен ни к какому учреждению, заводу или больнице, что вызывало бы необходимость постоянно строить для этого ведомства здания (недолгая служба в 1891-1894 гг. архитектором глазной лечебницы, в общем, не в счёт – опыта, почёта и денег она практически не принесла). Его душа лежала к теоретическим знаниям, анализу фактов и просветительству. В то же время, служба в ТСК была в значительной степени «бумажной», но одновременно связанной с многочисленными поездками, командировками, осмотрами зданий и написанием справок по этим осмотрам.

Поступление (или попытка поступления) на юридический факультет университета в Одессе впоследствии аукнулись курсом Специального законоведения и составления смет, которые Барановский преподавал в ИГИ в 1897-1905 гг.; избранием в Комиссию Общ-ва гражданских инженеров для обсуждения проекта новых обязательных постановлений по строительной части в Петербурге (1899 г.); предложением своей кандидатуры в качестве составителя проекта правил для объявления конкурсов Общества гражданских инженеров (1901 г.); докладом на заседании Общ-ва гражданских инженеров «О проектируемых правилах пожарной безопасности городских поселений» (1902 г.), назначении представителем от МВД в Особое Совещание по обсуждению проекта Городового положения для губерний Царства Польского (1909), направление представителем от МВД в Межведомственную комиссию для установления проекта программы законодательных в отношении Финляндии мер и начертания надлежащих во исполнение ее законопроектов (1912) и, как венец, - многолетней и кропотливой работой над пересмотром Строительного Устава, а затем составлением его нового Проекта (1902-1917 гг).

Поэтому, не удивительно, что в 1894 г. Барановский начал издание собственного журнала «Наше жилище», переименованного в 1895 году в «Строитель. Вестник архитектуры, домовладения и санитарного зодчества». Видимо, тогда же были созданы издательство и типография Строитель, которые размещались на Фонтанке, 64, который он построил, управляющим которого был и где была его квартира. Журнал, издаваемый и редактируемый практически всего одним человеком, по качеству статей, иллюстрациям и анализу тенденций мировой архитектуры мог соперничать с «Зодчим». Статьи, опубликованные на его страницах Барановским под своей фамилией и под псевдонимами («Г. Б.», «Равич») еще ждут своих исследователей, которые смогут проанализировать архитектурные и социально-философские взгляды Барановского – в одном лице современника описываемых им событий и историка архитектуры.

На страницах журнала, помимо информации, относящейся к архитектурной практике, содержались теоретические статьи, а также отчеты с различных выставок – международных и всероссийских. К примеру, в №№5-12 за 1899 год был помещен цикл статей «Беседы строителя» за подписью Г. Равич. В номерах за 1900 год содержались Отчеты о V архитектурном съезде в Париже в рамках Всемирной выставки 1900 г., куда Барановский был командирован от МВД. Большие обзорные и аналитические статьи о постройке Политехнического института в СПб за подписью Г. Б. (1902) и Морского собора в Кронштадте (1903). Статья «на злобу дня»: «Народное представительство и устройство парламентских зданий в современных государствах» (1905). Типографией Строитель был издан Альбом зданий и сооружений Всероссийской Художественно-Промышленной выставки 1896 года в Нижнем Новгороде; альбом был составлен Барановским и содержал 335 чертежей и рисунков.

В 1896 г. Барановский подал прошение о ежегодной субсидии на издание своего журнала, которое было отклонено по причине того, что аналогичный журнал, издаваемый Императорским С.-Петербургским Обществом архитекторов – «Зодчий» - уже существовал. «Строитель» издавался до ноября 1905 года, получил в последний год новое оформление, но внезапно прекратил выходить. Возможно, это было связано с увеличением обязанностей по ТСК и/или покупкой участка земли «Нордиска вилла» в Келломяках, на котором предполагалось построить большой дом и разбить парк (всё это требовало значительных вложений).

Вилла "Арфа" - дача Барановских в Келломяки. Фото 1930-х гг.

Г. В. Барановский (возможно) на строительстве дачи в Келломяках, предположительно 1904 г. Фото из архива А. Крюкофф

С 1896 г. Барановский смог позволить себе заграничные отпуска, каждый от двух недель до четырёх месяцев. Это были и просто путешествия, и лечение. Тогда он, видимо, объездил Европу, увидев, наконец, своими глазами те здания и ансамбли, о которых читал и о которых рассказывали профессора в ИГИ. Представление о географии поездок можно получить из списка заграничных путешествий его сына Василия, поскольку в этом возрасте он мог ездить только с родителями: Германия, Австрия, Венгрия (1896); Германия, Австрия (1897); Австрия, Италия, Французская Ривьера, Германия, Швейцария (1898); Германия, Бельгия, Франция, Швейцария, Италия (1900); Австрия, Швейцария, Италия, Германия (1903). В этих путешествиях появились собственные наблюдения и оценки, на основе которых можно было начинать составление колоссального труда – семитомной «Архитектурной энциклопедии второй половины XIX века», которая выходила в свет с 1902 по 1908 год. По карьерной лестнице Барановский шёл в том темпе, который был положен, не запаздывая, и в своё время получая очередные чины и награды: коллежский асессор (1892); надворный советник (1895); коллежский советник (1899); статский советник (1903); действительный статский советник (1906).

В ноябре 1907 года действительный статский советник Барановский был, наконец, назначен штатным членом Техническо-Строительного комитета с жалованьем в 3000 рублей (без подразделения на жалованье, столовые и квартирные). С этого времени увеличилось число комиссий, в которых приходилось заседать и число командировок по Российской империи от ТСК, в которые его направляли.9 Еще за год до введения в штат ТСК Барановский был назначен представителем от МВД в Комиссию при Министерстве путей сообщения для обсуждения новых требований, предъявляемых к Батумской распределительной станции керосинопровода и для решения вопроса о перенесении на новое место Батумской сортировочной станции Закавказских железных дорог (март 1907). За этим последовали назначения представителем от МВД в Особое Совещание по обсуждению проекта Городового положения для губерний Царства Польского и командировка в Вильно для осмотра повреждений в стенах и фундаментах дворца; по пути осмотр в Пскове губернских присутственных мест (1909); назначение представителем ТСК в Особое междуведомственное совещание, образованное при Министерстве Торговли и Промышленности и в Экспертную комиссию международной воздухоплавательной выставки, устраиваемой Русским Императорским воздухоплавательным обществом в Михайловском манеже; командировка в Екатеринослав для осмотра губернаторского дом и затем направление в Особое совещание, образованное при Морском министерстве для выработки предположений об условиях производства, оценки и продажи территории Нового Адмиралтейства, а сразу после этого направление в Харьков для приемки работ по капитальному ремонту присутственных мест (1911).

Свидетельство о рождении В. Г. Барановского (ЦГИА, фонд Консерватории. Ф.361, оп.3, д.11)

В. Г. Барановский, студент Училища правоведения. Фото из архива А. Крюкофф

Можно с уверенностью сказать, что карьера архитектора Барановского была направлена не только на самореализацию, но в значительной степени на создание прочного фундамента для благосостояния семьи. Как и у всех тех мальчиков из семей разночинцев и мелкого дворянства, которые приезжали в Петербург получить образование, а затем строили тот Петербург, по улицам которого мы сейчас ходим. Вряд ли они думали о том вкладе, который вносят в архитектуру столицы. Они поднимались по пирамиде Маслоу от удовлетворения простейших жизненных потребностей до радости самореализации. Практически нищенское их существование в родительских семье навсегда определило отношение к деньгам и положению в обществе. И Гавриил Барановский делал всё для достижения этого положения. Он начинал практически с нуля, а потому ещё большие надежды связывал со своим сыном, которому обеспечивал великолепный старт. Тот должен был получить блестящее образование, перспективное направление на службу и через женитьбу вступить в общество еще более высокое и родовитое. При этом, автор менее всего пытается представить архитектора бездушным карьеристом. Он весь отдавался работе на постройках, часто вкладывал в нее свои личные средства, чтобы не загубить дело (как это было с постройкой РГО, когда ее хотели «заморозить» из-за эпидемии холеры: Барановский на свои средства нанял врача, который осматривал рабочих). У него были друзья, которым он оставался верен всю жизнь: однокурсники Василий Косяков и Бронислав Правдзик (последний - земляк из Одессы), которые тоже не пережили первые революционные годы.

Единственный сын, Василий Гавриилович, родившийся в 1890 году, должен был укрепить положение семьи, созданное отцом. Среднее образование он получил в 1899-1908 гг. в Петришуле, после чего поступил в Императорское училище правоведения в С.-Петербурге. Это было элитарное, аристократическое высшее учебное заведение, в которое могли поступить лишь дворяне, и которое по окончании давало диплом с правами, приравненными к диплому Университетов. Лекции соответствовали лекциям на юридических факультетах, но обучение включало в себя и практические занятия.

Почти в пятилетнем возрасте Василия стали обучать музыке. Его первым учителем стал талантливый пианист (и аккомпаниатор Шаляпина) Флориан Лежен (в СПб консерватории он преподавал транспонирование и чтение партитур с листа). В период учебы в Училище правоведения, занятия музыкой продолжались, хотя и не так регулярно, с известным педагогом Г. В. Романовским. Можно предположить, что и музыкальная зала на даче в Келломяках была устроена специально для занятий музыкой Василием и устройства небольших концертов. Осенью 1913 года Василий решил экстерном получить диплом Консерватории, что и случилось в мае 1914 года, когда были сданы все экзамены по игре на фортепиано и обязательной теории музыки.

Карьерный рост Василия Гаврииловича также должен был радовать отца. По окончании Училища правоведения, он был направлен в Канцелярию Совета министров в Петербурге в качестве чиновника для особых поручений в 5-й департамент, называемый «Финским» департаментом, потому что он работал с администрацией в Финляндии. В мае 1914 года он был переведен в Канцелярию Финляндского Генерал-Губернатора в юридический, 2-й департамент в качестве младшего чиновника для особых поручений, где отвечал за прием и выдачу лицензий. Василий планировал, что по окончании работы в Канцелярии Генерал-Губернатора он сможет продолжить работу в Финляндском Сенате, в юридическом отделе в качестве младшего юрисконсульта.

Но с осени 1911 года всё пошло не так, как предполагал Гавриил Барановский. На новом месте службы, куда был направлен сын - блестящий правовед, он познакомился с барышней, экспедиторшей из разряда «офисного планктона», да еще старше его почти на четыре года, дочерью всего-навсего полковника береговой артиллерии в Кронштадте, Евгенией Ричардовной Миклашевской. А в январе 1912 года против воли родителей женился на ней. Вероятно, это было крахом всех надежд Гавриила Барановского на успешную карьеру сына, которая не в последнюю очередь была связана и с его выгодной женитьбой. Возможно, он рисовал в своем воображении торжественное венчание сына с аристократкой в одном из главных соборов Петербурга в присутствии именитых гостей. Венчание же состоялось в небольшой Чернореченской церкви; никто из Барановских на нем не присутствовал; шаферами были аристократические приятели Василия по Училищу правоведения. Сам Гавриил Барановский, узнав о свершившемся факте, на следующий же день подал прошение о поездке за границу для лечения.

А после этого – оставалась только работа.

Последней его постройкой стала школа в Келломяках. Об авторстве Барановского исследователям впервые стало известно из найденного весной 2017 года некролога, напечатанного в 1920 г. в финской русскоязычной газете, а затем это нашло подтверждение в одном из дел, хранящихся в РГИА. Здание в Келломяках было хорошо известно по финским планам и фотографиям 1930-х годов: в нём располагались казармы отдельной сапёрной роты. Было известно, что казармы расположились в бывшей русской школе, но о постройке школы именно Барановским известно не было.

Смета на постройку двухклассной школы им. П. А. Столыпина в с. Келломяки Выборгской губернии составляла 41 710 рублей 69 копеек и была подписана 8-м сентября 1913 года. Барановский безвозмездно составил проект, а затем наблюдал за постройкой. Начавшаяся война помешала пышно отметить важное событие в жизни русского населения Великого Княжества Финляндского: такого масштаба сельских народных школ здесь еще не было. Новое здание для Терийокского реального училища по проекту Л. П. Шишко, предполагалась строить также по последнему слову архитектуры школьных зданий, но в дереве. Каменная школа в Келломяках явно выходила за рамки обычного. Два этажа на подвале с котельной, пять классов на 48 человек, включая два ремесленных, огромная «сборная» (актовый зал), библиотека, комнаты для учителей при школе и башенка с часами, возвышающаяся над окрестными дачами. Здание было взорвано, видимо, в ходе войны 1939-1940 гг. Сейчас на этом месте большой холм с развалинами подвального этажа и торчащими из земли перекрученными железобетонными конструкциями, окруженными по периметру современными дачками. После II Мировой войны весь годный кирпич был вывезен на постройку двух домов на ул. Лейтенантов.10

Из "Финляндской газеты", №140 от 9(22).10.1911, стр. 3. Об открытии русской народной школы Келломяки

Школа им. П. А. Столыпина в Келломяках, построенная по проекту Г. В. Барановского. Фото 1920-х гг.

Фрагменты фундамента на месте школы в Комарово. Фото: Е. Травина, 17.07.2017 г.

Один из домов на ул. Лейтенантов в Комарово, построенный после войны из кирпича, взятого из развалин школы. Фото: Е. Травина, 17.07.2017 г.

Примерно с этого же времени в личном деле Гавриила Барановского начинают появляться документы с исками учреждений о взыскании с него значительных сумм за произведенные постройки (видимо, не укладывался в смету), а также иски частных лиц, у которых он мог занимать деньги под проценты. А потом – война, когда половина страны в патриотическом экстазе клялась в верности царю, отечеству и собиралась вести войну до победного конца, быстро приспособившись к новым условиям военного времени. Департаменты работали в обычном режиме, исправно выдавая документооборот до февраля-марта 1917 года, когда всё рухнуло. Последними бумагами в личном деле гражданского инженера Барановского стало приглашение в декабре 1916 г. для получения карточек на сахар на 14 человек членов большой семьи, куда входили и тёща, и сестры жены со своими семьями («карточки на получение сахара высылаемы по почте быть не могут, а за получением таковых должен явиться лично или через доверенных в канцелярию градоначальника по продовольствию – Гороховая, 2, ежедневно, кроме праздников с 7 до 10 час. вечера») и предложение в марте 1917 г. заполнить бланк какого-то удостоверения на себя и жену (может, для выезда за границу?)

Мы не знаем даты окончательного выезда Гавриила Барановского из Петрограда в Келломяки (семья жила там постоянно уже несколько лет). Возможно, это был ноябрь 1917 года, когда в Петроград на короткое время приезжал Василий. Нордиска вилла (вилла Арфа) была продана в декабре 1917 г. за 175 000 рублей. Из этой суммы 80 000 рублей пошли на уплату долга, а остальные 95 000 выплачивались небольшими суммами, что было очень невыгодно, так как рубль стремительно падал. Во владении в Келломяках оставался еще участок земли с домом, в котором Барановские пережили самое страшное время гражданской войны в Финляндии, когда белые и красные сменяли друг друга в селениях от Выборга до Белоострова, а обыватели сидели по погребам и подвалам, прячась от «человека с ружьём». Расстреливали и те, и другие. Что делал архитектор Барановский? – он дописывал философский трактат.

Сын Василий собирался издать трактат в полном виде, переведя на шведский язык, но денег хватило лишь на публикацию резюме, которое и нашлось в документах его личного дела на получение шведского подданства. Философский труд назывался «Мировая материя и ее производные. Геометрическое проявление онтологической проблемы». В настоящей статье не хочется углубляться в философские размышления, но можно лишь констатировать, что благодаря этому трактату представление о личности Барановского может быть значительно расширено. И именно так писал о нём сын: «…его знания охватывали самые разнообразные научные направления. Математик и филолог, художник и юрист, самый большой свой интерес проявил он в философии. Ей он посвятил большую часть своей жизни, и, таким образом, не только изучил ее, но и создал собственную систему. В эту систему он непоколебимо верил, и ее завершение было его самой большой мечтой».

Гавриил Барановский скончался от паралича сердца в Келломяках 28 июля 1920 года, был похоронен на местном (сейчас комаровском) кладбище; место могилы утеряно.

Газета "Новая Русская Жизнь", 7 августа 1920 г. Некролог Г. В. Барановского

Запись в приходской книге Свято-Духовской церкви в Келломяки о смерти и погребении Г. В. Барановского

Титульный лист трактата Г. В. Барановского «Мировое вещество и его элементы», изданного В. Барановским, г.Лунд (Швеция), 1921 г.

Могила В. Г. Барановский в г. Лунд (Швеция). Фото из архива А. Крюкофф

Екатерина Барановская переехала к сыну и скончалась в г. Лунд (Швеция) в 1932 году.

Василий Барановский развёлся с бросившей его женой и в 1923 г. принял шведское подданство и женился на скрипачке Норе Дюсберг. Оказалось не нужным первое юридическое, и востребовано второе музыкальное образование, полученное в СПб консерватории. В 1920-1930-е годы он много гастролировал по Европе в составе оркестров и сопровождая солистов, в том числе свою жену. Сочинял музыку. Умер Василий в г. Лунд в 1946 году, на памятнике была сделана надпись «Jur Doktor Wasili de Ravicz Baranowski. 20.01.1890-5.10.1946». Детей у него не было.


1. Автор благодарна родственной Барановским семье Krykov (Финляндия), которые поделились бесценной информацией из семейных архивов, а также Anna-Mari Ojutkangas-Hedlund (Швеция), которая отсканировала и передала в дар документы из Национального архива Швеции, касающиеся сына архитектора, пианиста и композитора Василия Гаврииловича Барановского. И, конечно же, никакого исследования не получилось бы без коллег на сайте terijoki.spb.ru, которые приносили новые материалы, комментировали находки и создавали ту атмосферу творчества, в которой ты оказываешься как бы в потоке информации, и этот поток сам несёт тебя в нужном направлении.
2. Орден Меджидие - турецкий орден, учрежденный в 1852 г. султаном Абдул-Меджидом; имел пять классов; им награждались в том числе подданные иностранных государств; кавалеров ордена 5-го класса не могло быть более 6.000 человек.
3. Второй бумагой в деле Барановского (после причисления к ТСК) был исполнительный лист от 16.12.1885 г. на сумму 65 руб. 70 коп. в пользу купца Григория Афанасьевича Абакумова за пошив зимнего пальто.
4. Источник: http://www.citywalls.ru/house23563.html
5. В биографической справке Барановского в Юбилейном сборнике ИГИ Никольское кладбище, где и находились захоронения Поливановых, ошибочно названо Тихвинским.
6. Даты построек в разных источниках немного отличаются, а потому требуют дополнительной перепроверки.
7. Автор выражает свою признательность сотруднику Института Восточных рукописей С. И. Марахоновой за ценную информацию о находке ею этого альбома и за возможность ознакомиться с предполагаемыми фотографиями Гавриила Барановского.
8. По семейным воспоминаниям, Александр Кобелев был крестником императора Александра II. С 1899 преподавал в Киевском Политехническом институте, с 1912 г. – профессор. В Киеве, Полтаве и Казатине сохранился ряд зданий, построенных А. В. Кобелевым.
9. Надо сказать, что служба архитектором требовала железного здоровья. Это и присутствие на строительстве в любую погоду, где можно было простыть на морозе или сильном ветре и заработать хронические заболевания; стрессы от общения с заказчиками и начальством и постоянные командировки для чиновников ТСК, когда в месяц можно было совершить три-четыре инспекции в разные города России. Поэтому, многие архитекторы умирали безвременно, и наиболее частой фразой в их некрологах была фраза о вдове и сиротах, которые покойный оставил совершенно без средств к существованию.
10. Развалины келломякской школы были обнаружены заведующей библиотекой пос. Комарово Е. А. Цветковой..

Архивы:
1. РГИА ф. 789 (ИАХ), оп. 11 ед. хр. 160. Личное дело Барановского Гавриила Васильевича. 1880 г.
2. ЦГИА СПб ф. 184 (ИГИ), оп. 2 д. 39. Дело Строительного училища МВД об учащемся Гаврииле Барановском. 1881-1886.
3. РГИА ф. 1293, оп. 118 ед. хр. 85. Дело ТСК МВД. Барановский Гавриил Васильевич.1885-1917.
4. ЦГИА СПб ф. 19, оп. 127, д. 103. Запись №3 в книге церкви св. Марии Магдалины от 11 января 1889 г. о повенчании Гавриила Барановского и Екатерины Кобелевой.
5. РГИА ф. 468, оп. 42, ед. хр. 117. О производстве унтер-шталмейстера Высочайшего Двора статского советника Кобелева в действительные статские советники. 1890.
6. ЦГИА СПб ф. 201 оп. 1 д. 170. Об определении гражданского инженера титулярного советника Гаврила Барановского архитектором при Глазной лечебнице. 1891-1894.
7. РГИА ф. 1293, оп. 146, ед. хр. 16. Дело ТСК МВД о назначении старшего архитектора почт и телеграфов гражданского инженера статского советника М. В. Кобелева сверхштатным членом ТСК. 3.02.1914-12.01.1915.
8. РГИА ф. 1276, оп. 16, ед. хр. 22. О службе письмоводителя Канцелярии Совета Министров коллежского асессора Барановского. 1911-1914.
9. РГИА ф. 1276, оп. 16, ед. хр. 16. Дело Канцелярии Совета Министров о службе Василия Барановского. 1911-1914.
10. ЦГИА СПб ф. 19, оп. 127, д. 2726. Запись №11 в книге приходской церкви св. Николая Чудотворца на Чёрной речке от 16 января 1912 г. о повенчании Василия Барановского и Евгении Миклашевской.
11. РГИА ф. 733, оп. 224, ед. хр. 146. Смета на постройку 2-х классной школы им. П. А. Столыпина в с. Келломяки Выборгской губ. Приложены планы. 1913.
12. Riksarkiv. Justitidep Konseljakter medborgarskapsakt Nr 1923-07-13 Baranovsky Vassily.
13. Riksarkiv. SUK Kanslibyrån DIB Baranovsky Vassily.
14. Riksarkiv. SUK Passbyrån F2BA Vol 365 Baranovsky Vassily
15. Национальный архив Финляндии. Kenraalikuvernoorin Kansilia. Henki I loaktit 1-21. A-Б. Fh. 1. Дело 3-го отделения Канцелярии Финляндского Генерал-Губернатора о службе Василия Гаврииловича Барановского. №19. 1914 г.
16. Дача Г. В. Барановского «Вилла Арфа». Режим доступа: https://terijoki.spb.ru/photos/index.php?/category/928

/ © Е. Травина, 20 сентября 2018 г. /

 

 

Добавьте Ваш комментарий :

Ваше имя:  (обязательно)

E-mail  :  (не обязательно)

Комментарии

1. 2014-04-03 00:00:16 наталья ()
В радиопрограмме Анны Всемиронвой 2 апреля 2014 г. Ирина Михайловна Травина сказала, что в ноябре 1880 года Барановский присутствовал на казни народовольцев на Семёновском плацу. В ноябре 1880 года в Петропавловской крепости казнили народовольцев Квятковского и Преснякова. Не смогла найти никаких сведений о казни народовольцев на Семёновском плацу в ноябре 1880 г. Уточните, пожалуйста, где проходила казнь, на которой в ноябре 1880 года присутствовал Барановский

2. 2014-04-03 07:21:01 abravo ()
Уважаемая Наталья, народовольцы Квятковский и Пресняков были повешены 4 (16) ноября 1880 года в Петропавловской крепости. См. например, статью о Преснякове в Википедии - http://ru.wikipedia.org/wiki/Пресняков,_Андрей_Корнеевич

3. 2014-04-06 21:56:01 Елена ()
Согласно документам, казнили Квятковского и Преснякова в Петропавловской крепости; народ собрался на Семеновском плацу, и именно там Барановский "высказал сожаление". Видимо, именно так было заведено, именно туда должен был прискакать посланник с известием о свершившийся казни или о помиловании

4. 2015-10-15 00:26:21 Марахонова светлана ивановна ()
Прекрасная работа с архивным материалом, однако, следует уточнить, что Григорий Григорьевич Елисеев имел единственную дочь Марию(Мариэтту), 1900 г.рожд. Анастасия Григорьевна была дочерью его старшего сына, тоже Григория Григорьевича Елисеева.

5. 2015-10-16 09:42:06 Елена ()
Светлана Ивановна, спасибо! Исправили.

6. 2018-09-29 23:11:05 Галина (galina551@yandex.ru)
Замечательная работа!!! К сожалению, у меня сведения из Тойла-Ору о том, что Барановский венчался в построенной им Спасо-Преображенской домовой церкви купца Елисеева :-(

7. 2018-09-30 13:20:50 Александр (abravo@terijoki.spb.ru)
Галина, спасибо Вам за отклик. Что касается информации о венчании Г. В. Барановского, приведенной в статье, то сомнений в ней никаких нет, поскольку сохранилась метрическая запись о венчании Барановского в церкви при СПб Воспитательном доме: "No.3. Январь, 11-е. 1889 год. Служащий при Министерстве Внутренних дел младшим техником, титулярный советник Гавриил Васильев Барановский, православного вероисповедания, первым браком, 28 лет и Дочь Унтер-шталмейстера Высочайшего Двора, статского советника Василия Васильевича Кобелева, девица Екатерина Васильева, православного вероисповедания, первым браком, 20 лет. По женихе: титулярный советник Василий Антонов Косяков и тайный советник Эрнест Жибер. По невесте: потомственный почетный гражданин Григорий Григорьев Елисеев и врач Александр Дмитриев Зотов. Священник Сергей Благовещенский с псаломщиком Александром Флёровым." Источник: ЦГИА СПб, фонд 19, оп. 125, д.1081. Л. 548. 1889 год. Но, в любом случае было бы интересно узнать подробнее о сведениях, имеющихся в Тойло-Ору, может быть они укажут на какие-то другие детали биографии Г. В. Барановского.

8. 2018-09-30 20:10:22 Галина (galina551@yandex.ru)
Здравствуйте, Елена! Я любитель-летописец по просьбе священника лет десять занимаюсь сбором информации о храме в Кохтла-Ярве и священниках, служивших там. Дело в том, что кохтла-ярвеский храм построен в 1938 году по размерам именно под иконостас разобранного тойла-оруского храма купца Елисеева (архитектор Г.В.Барановский). Я ездла в Тойла-Ору к местному краеведу (бывший директор эстонской тойлаской школы), который и снабдил меня редкими фотографиями елисеевского дворца и храма, и выдал на эстонском языке сведения о храме. Вот перевод: "Православная церковь в Пюхайые. В 1878 году Григорий Елисеев купил в деревне Пюхайые 3 хутора вместе - 56 десятин земли и, кроме этого, еще мызу Пюхайые и ферму Фёренхоф. Всего он овладел почти 700-стами десятинами земли. Построили Оруский замок и разбили парк. Автором проекта замка был Г.Барановский, планировка парка создана рижским архитектором Купхальтом. Г.Барановский проектировал также домовую Орусскую Спасо-Преображенскую церковь для (необходимых духовных нужд) семьи Елисеевых и обслуживающего персонала. Первый камень был заложен 26 мая 1899 года. И уже 16 августа 1899 года церковь была готова. Состоялось торжественное освящение церкви епископом Агафангелом (Преображенским) Рижским и Митавским в сослужении архимандрита Иннокентия, протоиереев Н.Розанова, К.Виноградова, В.Плисса, священников Н.Цветкова, А.Оргусаара и двух диаконов. После этого в замке состоялся большой праздник. Так как теперь весь дворцовый комплекс освящен. В новой церкви также состоялось венчание Г.Барановского. Церковь была маленькой, с пятью позолоченными куполами, внутри оштукатуренная, снаружи отделана камнем лимонно-желтого цвета. Общая стоимость церкви составляла 40 000 руб. В орусской церквислужили священники: 1. о.Александр Венчаков до 1922 года; 2. о.Владимир Тухомский 1922-1925; 3.о. Григорий Троицкий 1925-1927; 4. о.Пётр Панов 1927-1930. В 1938 году церковь демонтировали, церковные принадлежности передали в строящуюся в то же время церковь на Паванду в Кохтла-Ярве. Церковь Паванду проектировал Антон Соанс и т.д. уже о новой церкви" Составил краевед Олав Валлимяэ, из книги Пюхайыги. Вот. Могло ведь венчание состоятся в Эстонии, а задокументировано в С-Петербурге? Думаю, что могло :-) Даже не знаю, как мне быть теперь в свете новой информации......

9. 2018-09-30 21:26:16 елена ()
Здравствуйте, Галина. Спасибо большое за столь подробную справку о строительстве Барановским Спасо-Преображенской церкви, о чём я не знала. А сохранились ли ее фотографии? Мне показалось, что Александр подробно ответил на Ваши сомнения касательно места венчания Г. В. Барановского. Еще раз: венчание было засвидетельствовано священником и псаломщиком в петербургской церкви сразу после совершения обряда венчания. Согласно установлениям православной церкви венчание не могло происходить в одной церкви, а затем запись спустя 10 (десять лет) вноситься в метрическую книгу другой церкви. Без соответствующей записи эти 10 лет считались бы сожительством вне брака, и дети в таком сожительстве считались бы внебрачными детьми. Я никогда не слышала о таких случаях: для православных верующих это был бы невозможный грех. Потому, единственным выводом можно считать следующий: информация о венчании Барановского в Тойла является ошибочной. Давайте доверять только документам и подвергать сомнению воспоминания и свидетельства очевидцев. Память людей несовершенна...

10. 2018-10-01 08:14:53 Галина (galina551@yandex.ru)
Здравствуйте, Елена! :-) Я и не обратила внимания на даты. Действительно, такого быть не могло, что храм построен на 10 лет позже, чем состоялось венчание. Спасибо Вам огромное! Буду исправлять и Олаву передам об ошибке. Фотографии храма в основном известные, в интернете находила. Меня интересовало подтверждение того, что иконостас в Кохтла-Ярве из елисеевского храма. Я была уверена, что такое фото существует! И вот Олав мне его предоставил - просто чудо: елисеевский храм и наш иконостас! А недавно побывала в Валга в церкви и там увидела фото елисеевского храма и рядом иконостас - на одной фотографии. Вечером пришлю. Сейчас на работе. Бог в помощь!

11. 2018-10-01 11:58:49 Жуков Вадим Юрьевич ()
Это очень содержательная и фактографически богатая статья о знаменитом (и одновременно достаточно малоизвестном) талантливом выпускнике Института гражданских инженеров В. Г. Барановском. В самом деле автор собрала здесь, по-видимому, все известные до сих пор, в том числе и в большинстве -- благодаря ее собственным разысканиям, сведения об архитекторе. Можно поздравить Елену Михайловну с этой работой!

12. 2018-10-01 13:23:05 елена ()
Вадим Юрьевич, спасибо!

13. 2018-10-01 17:14:48 Галина (galina551@yandex.ru)
Елена, на какой эл.адрес переслать фотографии?

14. 2018-10-01 18:46:22 Александр (abravo@terijoki.spb.ru)
Галина, перешлите, пожалуйста, на мой адрес. А я Елене перешлю. Заранее большое спасибо.





 

Rambler's Top100 page counter

© terijoki.spb.ru 2000-2018 Использование материалов сайта в коммерческих целях без письменного разрешения администрации сайта не допускается.