Терийокские старости

Содержание для метки :

К полному содержанию

"Териокский Дневник" "Мiръ и Искусство" "Мысль" "Петербургская газета" "Suomen Kuvalehti" "Вестник полиции" "Весь Петербург" "Вечерний Ленинград" "Дачник" "Зодчий" "Иллюстрированная неделя" "Искры" "Ленинград" "Ленинградская Здравница" "Неделя строителя" "Нива" "Огонёк" "Олонецкие губернские ведомости" "Православный финляндский сборник" "Сестрорецкий рабочий" "Смена" "Советская Колыма" "Театрал" "Териокский Дневник" "Финляндия" "Финляндская газета" "Хельсингский илл. журнал" Выборг Зеленогорск Зимняя война Келломяки Книжный вестник Комарово Куоккала Пенаты Погода Путеводители Райвола ТАСС Терийоки Уусикиркко Халила газета "День" газета "TERIJOKI" железная дорога фотоальбомы этикетки 1875 1881 1888 1896 1901 1903 1905 1906 1907 1908 1909 1910 1911 1912 1913 1915 1916 1917 1919 1926 1930 1939 1940 1941 1945 1946 1947 1948 1949 1950 1951 1952 1953 1954 1955 1956 1957 1958 1959 1962

Журнал "Финляндия", №7, 10(23) июня 1909 г. Дачная Финляндия.

Журнал "Финляндия", №7, 10(23) июня 1909 г.
Журнал "Финляндия", №7, 10(23) июня 1909 г.

Журнал "Финляндия", №7, 10(23) июня 1909 г.
ДАЧНАЯ ФИНЛЯНДИЯ

"Охранителям" надо отдать справедливость: они умеют к поднимаемой ими травле привлечь maximum внимания, производя великий шум пускаемыми в оборот изумительными хитросплетениями; они умеют, открывая "огонь", сделать его "сосредоточенным". Такими чертами, несомненно, запечатлено неустанное, неистовое "финляндоедство" "охранительной" прессы, в оркестре которой "Новое Время" исполняет, как известно, роль первой скрипки. "Авторитеты" по "финляндскому вопросу" вроде пресловутаго А. Р. и подобных ему "публицистов" дают тон компании, а многочисленные "достоверные лжесвидетели" доставляют обличительный материал, плетут сеть фантастических обвинений, вздорных и клеветнических. Противно разбираться во всех этих измышлениях, не всегда их возможно опровергать, главное-же – от клеветы всегда что нибудь остается, а этого только и надо клеветникам: ради всегда остающагося "quelque chose" они ведь и "работают".

Типичным образчиком подобнаго рода "работы", в которой такие великие мастера сотрудники "Новаго Времени", является недавняя статья г. Кассия, помещенная в № 11.920 этой газеты. Речь в ней идет о "петербургских данниках Финляндии", как г. Кассий называет дачников, ежегодно увозящих "из своей страны не один десяток миллионов на процветание финляндской обособленности". "Патриотическое" сердце римлянина из Эртелева переулка сокрушено, ибо "такая значительная утечка капитала едва-ли может благотворно отразиться на финансах государства" и потому он озабочен изысканием способов "избавиться от многомиллионной ежегодной дани в пользу Финляндии".

Для такого "избавления", по мнению г. Кассия, "есть только два пути: или обратное присоединение Выборгской губернии с дачным районом к России, или же насаждение дачных курортов в других окрестностях столицы". Увы, обратное присоединение Выборгской губернии пока что не поставлено a l'ordre du jour практической политики, и г. Кассий меланхолически, в тоне "зелен, ягодки нет зрелой!" высказывается за предпочтительность мер культурно-экономических, которыя "всегда мягче". Но так как меры культурно-экономическия вызывают в памяти пословицу "Улита едет, когда-то будет", то г. Кассий не прочь, коснувшись вопроса о "петербургских данниках Финляндии", при сем удобном случае поинсинуировать и приклеветнуть. Он уверяет, что только "суровая необходимость" заставляет петербуржцев быть "данниками" Финляндии, "так как и для них жизнь среди враждебно настроеннаго населения не представляет особенной прелести". Резко будто бы проявляется ненависть к русским у "политиканствующей финляндской интеллигенции" и "особенно безцеремонный тон слышится со стороны мелких железнодорожных служащих, с которыми дачнику приходится постоянно иметь дело".

Конечно, многочисленные дачники могут засвидетельствовать, что все это - "безцеремонная" выдумка г. Кассия, или попросту "брехня", как сказал бы малоросс. Мне лично в течение нескольких лет приходилось жить и бывать в разных местах дачной Финляндии, и положительно никогда я не видел ни проявлений "враждебнаго настроения населения", ни ненависти "политиканствующей финляндской интеллигенции", не слышал "безцеремоннаго тона мелких железнодорожных служащих". И, конечно, не "суровая необходимость" заставляет многочисленных петербуржцев искать летняго отдыха на даче в Финляндии, причем в числе этих "финляндских данников" нередко оказываются сами "охранители", многие из которых даже приобретают в Финляндии земельные участки и строят себе там дачи. "Человек ищет, где лучше" - вот в чем объяснение финляндскаго "данничества" петербуржцев.

Природныя условия страны, в связи с ея культурно-общественной атмосферой, спокойная, мирная, обстановка ея прочнаго буржуазнаго правопорядка - сильнее праздных выдумок политиканствующих клеветников. В Финляндии дачник находит здоровую, сухую местность с песком и сосною, морское побережье с прекрасным купаньем, чудныя озера, приволье лесов, богатых ягодами и грибами, здоровый, укрепляющий воздух. Над людьми, утомленными столичной обстановкой, особенно над детьми, чахнущими и вянущими в копоти и слякоти гнилого Петербурга, эти природныя условия Финляндии творят чудеса: в несколько дней возстановляется сон, появляется апетит, лицо покрывается здоровым румянцем, исчезают вялость и апатия, проходит неврастеническая раздражительность. Нередко даже слабеющия силы тяжелых туберкулезных больных укрепляются и организм успешно борются с губительной болезнью. Все культурныя удобства к услугам дачника: прекрасно функционирующая почта, железнодорожное сообщение, телефон, развозка жизненных припасов.

Важнее всех этих удобств та атмосфера мирнаго спокойствия, которая устанавливается веками сложившимся порядком отношений, регулируемых правом. Пусть в финляндских порядках многое архаично, - напр. несомненно архаичны столь осмеянныя формы судопроизводства, отзывающияся средневековьем, - но в этих порядках чувствуется какая-то неразрывная связь с той почвой, на которой они выросли, какою они созданы. В старые меха все же вливается новое вино; современное правосознание умеет приспособить даже устарелыя формы к современным понятиям о праве и справедливости. И при действии обветшалых судопроизводственных форм гражданская свобода и личная неприкосновенность финляндцев обезпечены надежнее, чем таковыя российских обывателей, имеющих построенные на современных началах Судебные Уставы. В консервативной приверженности к традиционным формам чувствуются крепость и стойкость старой культуры. Даже ген. Бобриков отметил высоту финляндской правовой культуры в раздраженном отзыве: "чухны упорно отстаивают приобретенныя права".

Значение крепкой правовой культуры воспринимается живым непосредственным впечатлением: достаточно прожить 2-3 дня на даче где-ниб. в лесу возле Мустамяк и потом где-ниб. около ст. Сиверской, и разница почувствуется наглядно. Но особенно ярко сказывается высокая культурность в моменты, требующие планомерных, быстрых и решительных мероприятий. Свидетелем такого момента мне пришлось быть осенью прошлаго года, когда в конце августа в Петербурге вспыхнула холерная эпидемия. В один день финляндская железная дорога, начиная с площади перед вокзалом в Петербурге, была поставлена на "военное положение" (конечно, не в буквальном смысле слова). Быстрыми, целесообразными, систематически и решительно проведенными мероприятиями (я видел, напр., как неукоснительно после прохода каждаго поезда, на самых небольших станциях, дезинфецировался путь посыпкой негашеной известью) - опасность заноса эпидемии в страну была предотвращена. Эпидемия свирепствовала в самом Петербурге, в его окрестностях и дачных местах по сю сторону границы, а дачныя местности Финляндии, находящияся с ним в живом постоянном сообщении, остались "благополучными". Население не обнаружило никаких следов паники, наоборот, сохраняло все время уверенность и спокойствие...

Спокойная уверенность в завтрашнем дне вообще проникает культурный быт и является залогом успешнаго экономическаго и гражданскаго развития. Ближайшия за Белоостровом дачныя поселения, наир., перенаселенныя летом Терииоки, страдают несколько от избытка отбросов столичнаго населения, отравляющих жизнь всех пригородных дачных поселков с недостаточной количественно и плохо организованной полицией. Вообще же в дачной Финляндии, особенно за Териоками среди приволья, может быть, несколько скучноватых и чахлых лесов, царят полный мир и тишина. Не только об экспроприациях и грабежах, но даже об обыкновенных кражах не слышно, нет приставания к гуляющим, не видно пьяных. Уходя гулять, совершенно безопасно оставить дачу незапертой; незапертыми можно оставлять на ночь окна и двери. В таких условиях дачная Финляндия, конечно, очень привлекательна для небогатаго петербуржца, особенно для того, кто бежит от тоски людных дачных поселений и от чопорности людных курортов. Одну "суровую необходимость" приходится-таки претерпевать финляндским дачникам, особенно чувствительную для тех из них, кому часто и к определенному часу необходимому ездить в Петербург, но в нелепой и нередко грубоватой придирчивости Белоостровской таможни финляндцы, конечно, неповинны: я уверен, что о существовании финляндской таможни в Териоках многие дачники даже не подозревают.

Мих. Могилянский.

 

/ © Публикация terijoki.spb.ru, 14.03.2018 г. Материал подготовили А. Браво, О. Суздальцев. При перепечатке ссылка обязательна. /

 

Добавьте Ваш комментарий :

Ваше имя:  (обязательно)

E-mail  :  (не обязательно)





 

Rambler's Top100 page counter

© terijoki.spb.ru 2000-2018 Использование материалов сайта в коммерческих целях без письменного разрешения администрации сайта не допускается.