Галерея terijoki.spb.ru  

Home / Современный Зеленогорск / Прогулки по Зеленогорску и его окрестностям / Келломяки (Комарово) / Комаровские дачи / ул. Кавалерийская (Троицкая) / Дача Агафона Фаберже, участок 260 47

Post date

Дача Агафона Фаберже упоминается в воспоминаниях детей архитектора Карла Шмидта, с которым Агафона связывали родственные (Карл Шмидт - двоюродный племянник Карла Фаберже) и деловые (он был архитектором загородного дома А. Фаберже в Левашово и, вероятнее всего, архитектором дачи в Келломяки) отношения, а также увлечение - оба были крупнейшими коллекционерами марок. К тому же у семьи Шмидт тоже была дача в Келломяках, рядом с дачей Фаберже.

Дочь Карла Шмидта Маргот вспоминала: "В доме [дача в Келломяках] у Агафона Фаберже все было чрезвычайно богато и роскошно, что разительно отличалось от простой обстановки нашего летнего домика в Келломяки. Когда мы входили в детскую комнату, складывалось впечатление, что мы попали в магазин игрушек. Они были разбросаны кругом: самые дорогие и изысканные. В комнатах на столах стояли чаши с шоколадными конфетами и другими сладостями; у нас подобное бывало только по праздникам, и в более скромной форме. Однажды на веранде у них висела огромная банановая гроздь, с которой дети, пробегая, срывали бананы. На меня эта роскошь даже давила...
Для сыновей же Фаберже в Келломяках были построены настоящие маленькие домики с двумя или тремя комнатами, с настоящими дверьми и застеклёнными окнами, которые открывались и закрывались. Крыши этих домиков не пропускали воду, внутри всё было покрашено, стены оклеены обоями. Каждый из сыновей Фаберже обставил свой дом по своему вкусу. Толло, или Теодор, любил играть в куклы... Эмигрировав в Швейцарию, он стал дамским портным [неточность, дамским портным стал брат Теодора Игорь], владел большим известным ателье. Петя увлекался садовым искусством и сам разбил сад вокруг своего дома. Это произвело на меня огромное впечатление. Впоследствии Петя стал фермером в Бразилии".

Брат Маргот, Эрик вспоминал: "В Келломяках у Агафона Фаберже тоже [помимо виллы в Левашово] был большой прекрасный деревянный дом, но не такой простой, как наш. У них все было поставлено на широкую ногу, в то время как мой отец, несмотря на свою финансовую состоятельность, был скромен и умерен во всем... Моя мама и госпожа Лидия Фаберже, жена Агафона, охотно общались, читали вместе романы и играли в четыре руки на фортепьяно."

---

В 1903 г. участок приобрел на имя жены, Екатерины Яковлевны Бородулиной, строительный подрядчик Николай Арсеньевич Бородулин (1860 Кр.Село - ?).

Его отец был личностью уникальной. Арсений Николаевич Бородулин (1818 Костром.губ.—1893), родился крепостным крестьянином в деревне Сысоевой Костромской губернии Кологривского уезда. Получил от своего помещика Статского советника Захарова разрешение на «подрядный промысел», приехал в Красное Село С.-Петербургской губернии в 1840-х. гг. Занимался частными заказами и казенными строительными подрядами, имел дела с Дворцовым ведомством. Быстро нажил значительный капитал и влияние.
Например, восприемниками его сына и келломякского дачника Николая Арсеньевича Бородулина в 1860 г. были известный архитектор Александр Иванович Резанов, архитектор Департамента уделов, Коллежский советник, и Пелагея Васильевна Муравьева, жена министра Государственных имуществ, генерала от инфантерии М.Н.Муравьева-Виленского. С архитектором Резановым, ректором Академии художеств, Бородулин видимо был в дружеских отношениях, т.к. тот был восприемником нескольких детей и внуков Бородулина. А.И.Резанов как архитектор, и А.Н.Бородулин как строительный подрядчик, несколько лет подряд строили в усадьбе Муравьевых - мызе Сырец, около Луги, господский дом и здания усадьбы, церковь, и проч. для Михаила Николаевича Муравьева-Виленского.

И министр государственных имуществ генерал Муравьев стал главным работодателем Бородулина по казенным заказам.
Также в команде Резанова подрядчик Бородулин строил дворец Вел.кн. Владимира Александровича на Дворцовой наб., 26, и реконструировал его же дворец в Красном Селе. А Вел.кн. Владимир Александрович стал (через Резанова) в 1875 г. восприемником сына Бородулина, Владимира.

В 1860-х гг. А. Н. Бородулин становится личным, а в нач. 1870-х - потомственным почетным гражданином. Он был главным попечителем Троицкой церкви Красного Села, только на золочение ее куполов Бородулин потратил 19 тыс. руб., а также был председателем строительной комиссии и попечителем церкви св.Ольги в Дудергофе.

Известные дети А. Н. Бородулина: Николай (1860 Кр.Село - ?); Иван, строительный подрядчик, член попечительского совета Лавальского приюта под покровительством кн.Кропоткиной; Владимир (1875 Кр.Село - ?); Серафима (в замуж. Знаменская).

Николай Арсеньевич Бородулин (1860 Кр.Село - ?) юридически, первый год жизни 1860-61 был крепостным. Впоследствии Потомственный почетный гражданин, член-попечитель Совета детских приютов под покровительством ЕИВ Вел.кн.Александры Иосифовны. Занимался строительными подрядами в Красном Селе. Сотрудничал со своим другом, одногодком и коллегой по Совету приютов, архитектором Александром Карловичем Гаммерштедтом (1860-1917). Гаммерштедт в 1901-1902 гг. построил ему доходный дом по Большому пр. П.С. 13/4 на продажу. Бородулины прожили в доме до 1905 г., после чего продали его.

Н. А. Бородулин, по примеру отца, был членом строительной комиссии по возведению церкви св.Духа в Келломяки, и там же, в 1903 г. приобрел участок «Тихий уголок» на жену, Екатерину Яковлевну.
Поэтому нельзя исключать, что эта дача построена не по проекту К.Шмидта, а А. Гаммерштедта, и первоначально для Н. А. Бородулина.

Rambler's
Top100 page counter