Галерея terijoki.spb.ru  

Domov / Современный Зеленогорск / Прогулки по Зеленогорску и его окрестностям / Ушково (Тюрисевя) / Дача Н.И. Джумайло 2

Дача Н. И. Джумайло занимала участки 2-24, 2-40, 2-139 по карте межевания Терийоки и Тюрисевя. Соседний с востока участок 2-55 принадлежал Данилевскому Н.И. Сейчас все эти участки под одним адресом: п. Ушково, Приморское шоссе, 619 / Советская, 2.

Первоначально участками 2-24 и 2-40 владела Конецкая Ираида Матвеевна (1848 - 1905). Её муж Иван Иванович Конецкий (1839 – 1889) купец первой гильдии, основал товарищество пароходства и судоходства «И.И. Конецкий» в Петербурге и унаследовал в 1872 г. компанию брата Григория Ивановича «Невское баржное пароходство». Товарищество специализировалось на грузовых перевозках на линии Петербург-Рыбинск-Ярославль-Нижний Новгород-Казань. Конецкие были родом из Тихвина, затем перебрались в Петербург. После смерти мужа Ираида Матвеевна руководила семейным делом, преобразовав его в товарищество на паях. Пайщиками были племянник и сыновья владелицы. Жила она в квартире на Старо-Невском проспекте, здесь же располагалось правление товарищества. Умерла в 1905 г. от инсульта на паперти храма, молясь на надвратную икону. Похоронена И.М. Конецкая вместе с мужем на Тихвинском кладбище Александро-Невской лавры. После её смерти дело возглавили племянник Иван Григорьевич (директор правления) и сыновья Иван, Сергей и Евгений Ивановичи Конецкие. Дети Конецких - сыновья: Григорий, Иван, Сергей, Евгений, Леонид, и дочери: Александра - замужем за генералом Николаем Дмитриевичем Бутовским, Таисия - замужем за Владимиром Модестовичем Ратьковым-Рожновым, Юлия - замужем за архитектором и гражданским инженером Михаилом Осиповичем Эйзенштейном (их сын Сергей Михайлович Эйзенштейн советский кинорежиссёр), Ираида – замужем за Фёдором Карловичем Петерсоном [Источник: Титова А. «Чемодан с бесценностями», или Конецкие и Тихвин. Газета «Дивья» № 34 (898) от 30.08.2012].

Участки в Тюрисевя под кадастровыми номерами 2-24 под названием «Ихантала» и 2-40 «Яткола» Ираида Матвеевна Конецкая купила у Кристиана Паю и его жены Кристины Германовны, урождённой Иконен, первый в 1899 году, второй в 1903 году. После её кончины наследники продали их «со всеми находящимися на них постройками и инвентарём за условленную между ними и сегодня сполна уплаченную покупную цену сорок тысяч (40000) рублей» - сказано в купчей от 30 августа 1915 г. Евгений и Григорий Конецкие, унаследовав по завещанию ещё и долю брата Сергея, умершего 01.02. 1911 г., также продали её [Источник: РГИА ф.1102, оп.2, д. 61, л. 75 Имущественные документы Н.И. Джумайло на недвижимую собственность в Херсонской и Выборгской губерниях].

Приобрёл эти участки Джумайло Николай Иванович. Уездный Суд на очередной зимней сессии, проходившей в имении Парккали в д. Кирккоярви 10 апреля 1916 года, утвердил приобретение Джумайло. С участка полагалось платить ежегодный оброк в пользу основного геймата (геймат - земля с пашней, лугом и усадьбой), в данном случае «в размере двадцати (20) и одной (1) марки» [Источник:РГИА ф.1102, оп.2, д. 61, л. 75].

Джумайло Николай Иванович (1874 – 1937), дворянин, родом из Краснодара. После окончания юридического факультета Петербургского университета он открыл юридическую контору. Член товарищества на вере «Шалтыр» по добыче рудного золота в Томском Горном Округе (правление находилось в Петербурге, Жуковского 59, кв. 30) [Источник: РГИА ф.1102, оп.2, д. 61, л. 125]. Оказывает юридическую поддержку заводу П. В. Барановского. В 1912 г. становится вместе с Барановским В.П. учредителем завода, занимает один из директорских постов и ведёт юридические дела предприятия [Источник: Барышников М.Н. / В.П. Барановский. Частная инициатива в оборонном секторе Российской экономики начала XX века. / Вестник СПбГУ. Сер 8. Менеджмент. 2016. Вып.3.]

Джумайло и Барановского связывали тесные дружеские и деловые отношения. Они близки по возрасту – разница три года (Джумайло 1874 г.р., Барановский 1877 г.р.) Н.И. Джумайло живёт в 1912 г. по адресу Фонтанка, 64, в 1915 г. он переезжает на Петроградскую сторону, Большой пр., д. 83 в «Дом с орлом» принадлежащий Барановским, в 1917 г. живёт на Кронверском, 5 [Источник: Адресные книги «Весь Петербург» на 1912 г., 1915 г., 1917 г]. У Барановских в Райвола была невероятно красивая вилла.

Семья Виктора Петровича Барановского: жена Антонина Дмитриевна и три дочери: Людмила, Тамара, Ирина. Была ли семья у Джумайло? По мнению М.Н. Барышникова, автора статьи о В.П. Барановском, собственной семьи у Джумайло не было. Такой же вывод можно сделать и на основании архивного документа – завещания, составленного Николаем Ивановичем Джумайло 3 ноября 1914 года, где не упоминается ни жена, ни дети. Но, вспомним, что спустя год, в 1915 г. он купил дачу в Тюрисевя, и ещё спустя 10 лет, подробно описывая свою дачу, Николай Иванович говорит и о спальне жены.

Из завещания Джумайло можно узнать, как он предполагал распорядиться своим имуществом. Душеприказчиками он назначает: двоюродного брата потомственного дворянина Николая Михайловича Лащенко (за труды по исполнению завещания назначает ему 10000 руб. и 3% со стоимости реализованной всей наследственной массы), подполковника Константина Порфирьевича Гаденко (ему 5000 руб. и 2% с той же наследственной массы) и Виктора Петровича Барановского «как человека состоятельного в память обо мне обязанности душеприказчика прошу исполнять без вознаграждения». Антонине Дмитриевне Барановской завещает кольцо с бриллиантом, которое он всегда носит, с тем чтобы после своей смерти кольцо она передала своей дочери Людмиле. Около Гудаута у Джумайло совместно с Георгием Николаевичем Викторовым было куплено имение. В завещании он просит «построить санаторию для больных детей исключительно русских по происхождению и по подданству. На постройку санатории-приюта израсходовать 100 т.р., а если этой суммы окажется недостаточно, то разрешаю израсходовать ещё 50000 р. Санатория-приют должна носить моё имя. Дети в ней и служебный персонал должны содержаться на проценты с остального моего капитала, превращённого в % бумаги. Наблюдение за устройством санатория-приюта и содержание ее я прошу принять на себя жену дворянина Антонину Дмитриевну Барановскую в память обо мне. В случае ее смерти или отказа выполнить мою просьбу организацию санатория-приюта и ведение ее поручаю Петроградскому обществу «Детская помощь» [Источник: РГИА ф.1102, оп.2, д. 61, л. 63-64].
В завещании он даёт подробные указания как распорядиться наследством: раздать долги, исполнить договоры, на похороны и на памятник потратить не свыше 10 т.р., похоронить на Новодевичьем кладбище. Назначает выдать 1000 р. служанке Марии Климовне Певцовой; Бывшему слуге Фёдору Ивановичу Новикову 500 р.; Матери Паулине Степановне Джумайло ежемесячно и пожизненно по 100 р.; Племянницам Ларисе Константиновне Гаденко по 150 р. Нине Георгиевне Андреевой по 50 р. ежемесячно и пожизненно.

После революции 1917 г. Н. И. Джумайло жил в Ленинграде. Дача оказалась на территории иностранного государства. По законам Финляндии, недвижимость иностранцев, не проживающих в стране более трёх месяцев бралась в управление государством. Брошенные дачи, земля, имущество выставлялись на торги. Для защиты имущественных интересов советских граждан в Финляндии в 1925 г. было образовано общество, сокращённо именуемое «Зимфин». Интереснейшие документы этого общества хранятся в ЦГА СПб., фонд Р-219. Есть там и дело Н.И. Джумайло [ЦГА СПб. Ф. Р-219, оп. 3, д. 52. Общество защиты имущественных интересов советских граждан в Финляндии «Зимфин». Ленинград 1925-1928. Джумайло Н.И.].

В общество он обратился 28 апреля 1925 г., подробно описав всё своё недвижимое и движимое имущество: какие строения были на участках, как были обставлены комнаты, какие вещи находились на даче:

Приобретение Джумайло находилось в Тюрисевя по Большой Морской дороге, с востока участок граничил с дачей Данилевского, с юга – берег моря, с запада - проезд на горку, с севера – имение Паю. На купленных участках он развернул большое поместье. В апреле 1916 г. он прикупил земли у соседа Паю и построил там оранжереи. В октябре 1916 г. купил у соседки на запад Москалевой верхнюю часть её участка (участок 2-139 по карте межевания Терийоки), на котором разбил парники. На море в 40 саженях (85,344 м) от берега была устроена купальня и деревянный помост к ней на бетонных устоях. От большой дороги дача была ограждена чугунной решеткой на гранитном фундаменте работы Ю. Тальберг. «Цела ли?» - задаётся он вопросом. «Дорога от моря до дачи была засажена липами и розами. Сохранились ли они?».
Растения для сада были куплены у Гаппих, а для оранжереи у Ивашкевича (Гаппих Федор Карлович «Невское Садоводство», Невский, 90: Продажа в большом выборе лавровых деревьев; фениксы, кентии, фикусы и всевозможные декоративные растения для комнатной культуры).

Главная дача была деревянная, на гранитном фундаменте, штукатуренная с обеих сторон, крыша железная. В кирпичной пристройке находились кухня и людские комнаты. Рядом с пристройкой на границе с дачей Данилевского стояло двухэтажное кирпичное здание, в первом этаже которого электростанция и насос, а во втором аккумуляторная. Рядом был ледник, прачечная, баня и артезианский колодец. Стоял большой двухэтажный деревянный с железной крышей служебный корпус, где внизу сараи и конюшня, наверху три квартиры для служащих. Дом и все служебные помещения были обеспечены центральным отоплением, водоснабжением, смонтированным инженером И. В. Сержинским (Сержинский Иван Вячеславович, инженер путей сообщения, владелец фирмы по устройству водяного и парового отопления, вентиляции, артезианских колодцев, водоснабжения и канализации. Он монтировал отопление и вентиляцию на пороховом заводе Барановского). В доме имелась ванная комната с чугунной эмалированной ванной, с никелированным душем, биде и клозетом.

Здесь же он описывает внутренние помещения дома и их обстановку. Полы в доме покрыты линолеумом, везде ковры и дорожки. В первом этаже располагались: передняя, кабинет, столовая, гостиная, две комнаты для приезжающих – «в каждой из них по дивану-рекорд, обращающемуся в кровать», и другая мебель. В кабинете полированная мебель красного дерева: письменный стол, раздвижной карточный стол, шкаф для книг, стулья, мягкие кресла с высокой спинкой, крытые материей зелёного цвета под гобелен. На стенах картины в золотых рамах: две картины художника Егорнова и большого размера картина художника Оболенского – вид на Финский залив в пасмурный день (художники братья Егорновы Александр Семёнович (1858—1903) - мастер пейзажной живописи и Сергей Семенович - портретист и живописцем, писавший классику и быт; Оболенский Николай Николаевич (1838 после 1907 года) русский художник-пейзажист).

Из описания видно, какая шикарная была дача, всё было устроено разумно и с любовью. Так же подробно описана обстановка в столовой и других комнатах: столы, буфеты, диваны, кресла, стулья, шкафы. В столовой не только обеденный раздвижной стол, но и стол для закусок, и стол для самовара с мраморной доской, а на стене в дубовом футляре часы с боем. В буфетах посуда, хрусталь, столовое бельё. Все эти вещи были перевезены на дачу из городской квартиры. В гостиной пианино цвета слоновой кости фабрики Рёниш, вся мебель в тон пианино и даже карнизы для портьер. Мягкая мебель обита шёлком. На стенах пейзажи Егорнова в золоченых рамах.

Наверх вела лестница, покрытая ковром. Там располагались: бильярдная, в которой кроме стоящего посредине биллиардного стола были кресла и диваны, ломберные столы, на стенах висело девять картин – пейзажей Егорнова, Шишкина, Пиотровского и других художников, почти все в гладких дубовых тёмных рамах, граммофон специального заказа и около ста пластинок. О жене Джумайло ничего узнать не удалось, но спальня жены в доме присутствовала – на втором этаже, угловая, окнами выходит на юг и запад, а «напротив этой комнаты угловая на восток и юг моя спальня» - с мебелью светлого полированного дуба. Спальня жены обставлена была мебелью красного дерева: зеркальный шкаф на две двери, кровать, ночной столик с тремя зеркалами, стулья, кушетка, банкетка, пять мягких кресел, портьеры и обивка светлая одного цвета, на полу ковёр, на стене копия с картины Маковского. Рядом были три запасных комнаты и шкафная комната, где два платяных шкафа, шкаф-аптечка и дорожная в футляре аптечка с набором лекарств. В доме имелся громадный запас белья спального и столового. В гараже стоял автомобиль – лимузин фирмы Гочкис купленный у Крюммеля в 1912 г. (Французская компания Hotchkiss основанная американским изобретателем и предпринимателем Бенджамином Гочкисом. Карл-Людвиг Крюммель с автомобильной компанией Hotchkiss (Гочкис) заключил контракт, став официальным представителем этой фирмы в России).

Всё это богатство было оставлено в Финляндии. На даче всё время жил бывший дворник Михаил Попков. В октябре 1922 г. Джумайло выдал ему доверенность на управление дачей без права продажи чего бы то ни было из имущества. В декабре 1922 г. дворник М. Попков присылает письмо, в котором сообщает, что нужно уплатить налоги на дом, срок уплаты 20 декабря, и что он нуждается в деньгах. Так же он сообщает, что доверенность признали недействительной, что её надо засвидетельствовать в Финляндском консульстве. «До сего времени дача хранится в целости и пока всё благополучно, что будет далее не знаю, очень жаль если все пять лет моих трудов по сбережению дачи пропадут даром» - пишет он в заключение. В начале 1924 г. Попков умер [Источник: ЦГА СПб. Ф. Р-219, оп. 3, д. 52].

В октябре 1922 г. дачу по просьбе Джумайло осматривали его друзья Барановские, живущие в Райволе – дача и имущество в ней было цело. В феврале 1924 г. Барановские вновь осмотрели дачу, и в ней не оказалось уже никакого имущества. Кем и когда распродано и расхищено неизвестно.

Приведу здесь письмо Виктора Петровича Барановского Николаю Ивановичу Джумайло из Райвола в Ленинград 1 марта 1924 г.:
«Дорогой Николай Иванович. Получил Ваше письмо, но сразу поехать осмотреть Вашу дачу ни я, ни Антонина Дмитриевна (жена автора письма) по болезни Тамары (дочь Барановских), которая 3-й месяц лежит в кровати, но наконец-таки Антонине Дмитриевне удалось съездить и осмотреть дачу. К сожалению, ничего утешительного сообщить не могу. Сама дача цела и в том же состоянии в котором я её видел, когда прошлый раз по Вашей просьбе осматривал, но внутри дачи ничего не осталось, кроме биллиарда, портрета Н. в рамке и двух ломанных железных кроватей. Нет ни картин, ни мебели, ни (неразборчиво), ни посуды, ничего, одним словом всё исчезло. Сын дворника Михаила, который там был, говорит, что отец во время болезни всё продал, но кому и за сколько он ничего не знает и денег никаких не осталось. Женщина, которая жила с дворником куда-то уехала, и сын не знает куда. Одним словом, никаких сведений, кому продали, когда продавали, получить нельзя. Соседи и Герберц также ничего определённого сообщить не могли. Вот всё, что я могу сообщить Вам о Вашей даче. В настоящее время дача стоит без присмотра и Вам бы следовало бы дать кому-нибудь доверенность финскому подданному, а если русскому, то с правом передоверия на имя финна, так как иначе Ваша дача перейдёт в ведение финского правительства и во всяком случае так её оставлять я Вам не советую. О нашей жизни нового сообщить я ничего не могу. Жизнь тяжёлая и нервная в особенности теперь, когда заболела Тамара. Перспектив никаких. Сейчас у нас гостит моя сестра София Петровна (У Барановского две сестры: Анна в замужестве Пугачева и София в замужестве Фидлер), но скоро уезжает во Францию, и мы тогда остаёмся опять одни. Не знаете ли чего-нибудь о Сергее Ивановиче Пугачеве (муж Анны Петровны сестры Барановского). Действительно ли он женился и на ком или это не правда. Пока желаю Вам всего лучшего остаюсь всегда готовый к услугам» [Источник: ЦГА СПб. Ф. Р-219, оп. 3, д. 52, л. 1].

По карточкам на участки из провинциального архива г. Миккели мы видим, что в 1924 году присматривают за дачей Владимир Бойсман и Виктор Барановский. В 1925 г. дачи считались брошенными и перешли в собственность Финляндского государства, но тем не менее, Н. И. Джумайло борется за своё имущество. В декабре 1925 г. он заявляет в правление общества Зимфин, что согласен на продажу «моего недвижимого имения в Тюрисевя за сумму не менее ста пятидесяти (150000) финских марок с переводом на покупателя уплаты недоимок и расходов по продаже». «Зимфин» даёт агенту в Выборге поручение осмотреть дачу: «Дача очень интересная. Просим Вас лично осмотреть эту дачу и сказать, что, по Вашему мнению, можно выручить при её реализации, принимая во внимание, что стоимость электрической станции, котлов и прочего механического оборудования само по себе уже представляет довольно высокую цену». 1 марта 1926 г. из Выборга сообщают, что по информации от потенциального покупателя некий генерал Бойсман имея доверенность от гр. Джумайло уже продал половину имущества, т.е. большую дачу размером 16х12, и знает ли об этом сам Джумайло. В мае из Выборга сообщили, что дача осмотрена, одна постройка почти совсем разобрана: «на основании чего смотритель там на месте распоряжается и продаёт по частям имущество в то время когда мы требуем всё ещё 100000 ф.м., хотя большая часть имущества уже продана».

В 1926 г. Н. И. Джумайло - юрист, проживает в Ленинграде, по Б. Пушкарской ул., 65. Он член правления общества «Зимфин», пишет заявление с просьбой освободить его от занимаемой должности, т.к. он не может исполнять обязанности члена правления «Зимфин». Он сообщает, что «получил постоянную службу в г. Свердловске, куда и переезжаю на постоянное жительство» [Источник: ЦГА СПб. Ф. Р-219, оп. 3, д. 52, л. 47]. Это последний лист в деле. Было ли продано какое-то оставшееся имущество Н.И. Джумайло в Тюрисевя – неизвестно.

Завершилась жизнь Н.И. Джумайло печально. Джумайло Николай Иванович (1874, Краснодар - 1937) русский, б/п, не работал, бывший плановик Всесоюзного общества изобретателей, житель: г. Ленинград, Можайская ул., д.10, кв. 3. Арест: 22.10. 1937 г. Осужден: 15.12. 1937 г. Комиссия НКВД и прокуратуры СССР. Обвинение: 58-6 УК РСФСР Расстрелян 20.12. 1937 г. [Источник: Ленинградский мартиролог. Том 4. Возвращенные имена. Книга памяти России]

В настоящее время участок Джумайло и соседний Данилевского занимает выездной детский сад. Все здания детского сада находятся на бывшем участке Данилевского. На участках Джумайло есть разрушенные фундаменты от некогда находившихся здесь построек.

Справку подготовила Н. Н. Рогалева, 10.07.2020 г.

Rambler's
Top100 page counter