Terra Incognita

Содержание:   Фортификация   Маршруты   Достопримечательности   Малоизвестное   Заграница

Зачем русский брат убивает грузина ? Часть 1. (24.09.04).

Один очень хороший человек, по национальности грузин, на мое задумчивое замечание при просмотре местных грузинских телевизионных новостей: " У нас на родине совсем все иначе про вас рассказывают ..." философски заметил: "Да, все врут. И ваши и наши. Правду знают только те, кто здесь на месте сидит и все своими глазами видит".

В августе этого года я и мой лучший друг Инга Комлякова в связи с определенными обстоятельствами отправились в Грузию. Про цели моей поездки позвольте мне умолчать, а вот мой друг Инга отправилась в дальнюю дорогу с решимостью отыскать своего отца, от которого она к тому времени не получала никаких вестей уже целых двадцать лет. Может быть, по возращении мы и ограничились бы рассказом об этом достаточно экстремальном путешествии только в кругу своих друзей, если бы не последние трагические события в северной Осетии.

Свою поездку в солнечную Кахетию я лично могу разбить на четыре этапа, так сказать на четыре главы: Грузия автобусная, Верхний Ларс, "Чикаго 30-х годов", и гурджаанская милиция. Далее счастливый финал, слегка подмоченный невозможностью покинуть солнечную страну без наличия очень больших денег.

Грузия автобусная.

Свою поездку к месту назначения мы с Ингой решили осуществить с целью экономии средств на грузинском автобусе, который отправлялся из Санкт-Петербурга до Тбилиси. Автобус, который стал нам на четыре дня домом, находился в жутком техническом состоянии и под Москвой сломался, но после ожесточенной ругани водителей Бориса и Валико все-таки подумал и затрясся по бесконечным российским дорогам в сторону юга. Через два дня мы с Ингой перестали морщиться от вида грязных сидений, лет сто не стираных занавесок, которые мы тут же попытались изолировать подальше от своих окон, катающихся по полу пустых и полупустых бутылок из-под водки и коньяка. В первое время грузинская речь нас особенно не донимала, но к концу путешествия мы устали от того, что в автобусе разговаривали по-русски только мы, да подлый магнитофон, орущий день и ночь единственную кассету Верки Сердючки. Эту то ли певицу, то ли певца мы и ранее не особенно жаловали, но теперь ненавидим всем сердцем. Потому как вопли, что "Все будет хорошо" в три часа ночи, когда и приложить то себя не куда, начинают вызывать особую человеческую неприязнь. По поводу отсутствия условий для приведения себя в порядок, не в смысле прическу сделать, а просто по-человечески помыться, тут мы до самого возращения домой толком сумели осуществить только в Тбилиси. Например, одна из наших спутниц обнаружив в туалете в Ставрополе раковину с текущей из крана водой, огорченно заметила: "Знала бы, что здесь вода есть, я бы зубную щетку из автобуса прихватила". Цивилизация на просторах нашей огромной родины обнаруживалась только в крупных городах, но мы их, как правило, проходили транзитом, без остановок.

Компания в автобусе подобралась впечатляющая: молодые строители Омар, которого мы трезвым не видели, и Юра, обучивший нас правилам поведения женщин в Грузии. Курить нельзя, пить много тоже. Открытая одежда, типа модных у нас топиков и облегающих джинсов, будет расценена как фривольное предложение любому грузинскому мужчине. На улицах вопросы задавать только женщинам, мужчин желательно избегать. Как выяснилось позднее - женщины в Грузии еще и не плавают - не принято, а заходят в одежде в воду и если можно так выразиться, благополучно в ней намокают. Так что купальники мы из наших дорожных сумок так ни разу и не достали.

На вопрос спутников: "Вас встречает кто-нибудь?", услышав отрицательный ответ, испугано качали головой. Чем ближе мы приближались к южной границе нашей родины, тем чаще встречались на дорогах КП (мы сразу стали называть эти КП "таможнями") со всевозможной военной техникой. В автобус заходили русские здоровенные парни в военной форме, требовали документы и, получив денежное удовлетворение, давали нам беспрепятственно двигаться дальше. Одной из наших спутниц и соседкой по автобусу была бабушка абхазка, потерявшая на войне всю свою семью. Что она делала в России нам не ведомо, но то, что у нее не было необходимых в России документов, мы выяснили буквально на первом южном КП. С этого момента нас не пропускала ни одна " таможня" и везде приходилось платить за "билет" - ставка 500 рублей. А так как КП встречались через каждые сто километров, деньги у бабушки быстро кончились. Но не бросать же человека на полях подсолнухов между Белгородом и Ростовом-на-Дону! Поскольку в автобусе мы с Ингой оказались самыми состоятельными людьми, то пришлось придти на выручку братской абхазкой бабушке. Вот после этого поступка наши спутники поинтересовались, а зачем собственно русские девчонки "несутся в Грузию" и, услышав о цели нашей поездки, отношение к нам грузин изменилось на хорошее окончательно. А наша бабушка-соседка написала письмо в гуржаанскую милицию с просьбой о помощи двум русским генацвале в их поисках. Мы отнеслись к предложению обратиться в милицию скептически, и как потом выяснилось, абсолютно напрасно. В Грузии милиция существенно отличается от милиции в России. Но что странно, до сих пор игнорирующие нас водители автобуса, взяли нас под свою опеку и молодые грузины с этого момента раз и навсегда отстали от нас с навязчивым предложением о совместной выпивке. Напивались в гордом одиночестве, после чего либо врубали набившую всем оскомину Верку Сердючку, либо, развалившись на задних сиденьях, красиво и задушевно пели "Сулико".

С нами в автобусе ехали двое детей, мальчик Лаша 8-ми лет и девочка Русико 10-ти лет, одни, без родителей. На наши удивленные расспросы, почему такие маленькие дети поехали в такую тяжелую поездку одни, взрослые грузины мрачно отмалчивались. Дети расположились к нам только на третий день пути, на таможне "Верхний Ларс", где мы провели с ними в плотном общении двенадцать часов. До этого даже на приветствие "Доброе утро" не отвечали, типа того не слышим мы ничего, идите своей дорогой, дорогой. Правда, как только автобус въехал в Грузию, на грузинской таможне Лаша отчаянно мне нахамил совершенно не заслуженно. Я сначала остолбенела, а потом поняла, что к нашему разговору прислушивались грузинские солдаты, и Лаша не счел разумным любезничать с русской при своих сородичах с внушительными автоматами в руках. Он нахамил, они расхохотались, а я убралась обратно в автобус - от греха подальше.

Проехав степную, да конную Кабардино-Балкарию, наш автобус прибыл к осетинской "таможне". Вот тут к бытовым неудобствам добавились неприятности чисто человеческого характера. Все началось с того, что наши спутники попросили нас вести себя спокойно, чтобы ни случилось, так как страна здесь.., нет, не буду писать это крайне грубое и неприятное выражение... Не прошло и получаса, как водитель Валико вернулся мрачный как туча и сообщил, что с нами, то есть с русскими, у "таможни" проблемы и надо бы денег заслать в размере 200 рублей с носа. Я возмутилась, за что это я должна денег засылать, у меня с документами все в порядке и покажите-ка мне этого гражданина, который ошибочно вообразил себе, что мы ему чего-то еще должны! Валико расстроился окончательно и пояснил, что не любят осетины русских и считают, что даже проездом им в Осетии делать нечего. Вот тут и "понеслась душа в рай". Я достаточно громко заявила, что нахожусь на территории своей, во всяком случае, пока, родины и с какой стати мы - русские должны оплачивать кому-то там свой проезд по территории страны Россия! В итоге паспорта нам вернули, взятки мы после скандала, в который втянулись все кому не лень, не дали, время на все это мероприятие ушло достаточно много, а наши водители наотрез отказались следовать по территории Осетии в ночное время. В итоге мы с Ингой разгуливали из Осетии, где было очень гостеприимное ночное кафе, в Россию и обратно до полуночи, а скучающие таможенники нас приветливо окликали. И только в 7 утра наш автобус в сопровождении вооруженной охраны, двинулся по Осетии. Город Орджоникидзе встретил нас сонными улицами и грустным почти осенним дождем, маленькие города и поселки ютились вдоль дороги, а автобус мчался на всех возможных для него порах стараясь побыстрее покинуть страну, которая встретила нас так не гостеприимно. Через несколько часов машина сопровождения последний раз нам прощально просигналила и отчалила от нашего автобуса. Впереди нас ждал перевал Казбеги, Верхний Ларс, таможня. Самое неприятное место, которое мне вообще встречалось в жизни.

Верхний Ларс

В 7 часов утра перед нами словно в сказке выросли горы. То все поля, да холмы пробегали за окном, а тут раз тебе и горы, так что голову задирать приходиться, чтобы разглядеть вершины. Правда, с утра на перевале особенно вершины и не разглядишь, все скрыты за белым туманом. Как тут не вспомнить Лермонтова с Гете с их знаменитой тучкой, что ночевала на груди гиганта великана (прошу прощение за искажение оригинала для красного словца). Впереди замаячила таможня: автобусы, машины выстроились по узкой дороге в длинную цепочку очереди.

Таможня "Верхний Ларс"

Народ естественно высыпал из всевозможного транспорта на свежий воздух и помчался прятаться по редким кустам и мыться в бурном горном ручье с жутко ледяной водой.

Горный ручей

Не буду описывать все наши мытарства на перевале, опишем только особо впечатлившие нас моменты. Из положительных впечатлений сложились воспоминания о казавшейся бездомной корове, которая бродила вдоль дороги, внимательно изучая выброшенные за бот мешки с мусором. Как собака она вынюхивала мешок, содержащий продукты, бешено трясла его в зубах, высыпая содержимое. После чего сортировала вылетевшие продукты согласно своему вкусу, все не подходящее, ожесточенно мотнув головой, вышвыривала в кусты. Второе положительное впечатление - это продавцы в кафе-вагончиках. Приветливость их второе имя! Как тут не вспомнить наших русских продавцов с их вечной остервенелой ненавистью к покупателю... Банальное восхищение природой я опускаю, вполне достаточно русских классиков, описавших Кавказ во всех его красках и оттенках.

Все остальное пребывание на перевале я лично и вспоминать не хочу. В воздухе не то, что ощущалось, нависало и давило на виски отчаянное желание всех присутствующих на перевале смотаться отсюда по добру по здорову как можно быстрее.

У кафе "Горячие Блюдо"

Еще бы. Место, где вполне можно не собрать по утру костей и ни кто за твою погибель не понесет ответственности, я на сегодняшний день могу назвать одно - Верхний Ларс. К трем часа дня мы окончательно осознали истину, что никто и ни за что, не уплатив таможенникам определенную сумму денег, таможню не пройдет. За многие часы мы не сдвинулись в очереди с места ни на метр. Хоть живи на этом перевале - никому никакого дела нет. Отправили парламентеров за колючую проволоку и, в конце концов, заплатив взятку таможенникам, обрадовались и сдвинулись с места... на пять метров. Ну что опять?!!! Обед видите ли...

В четыре часа, когда таможенники отобедали, прибыл армянский транзит. Тридцать белоснежных "жигулей" в сопровождении около тридцати лиц армянской национальности. На сегодняшний день, грузины бедные, армяне - богатые. Видимо, предложенная ими взятка таможне пересилила все денежные вливания от грузинского транспорта, и эти машины стали пропускать к таможне. Тут обязательно нужно пояснить, что же это такое таможня Верхний Ларс. Иначе, не поймете. У ворот на территорию таможни толпится огромная куча народу, с котомками - дети, старики, мужчины и женщины. Это пешеходы. Тут же суетятся водители всевозможного сгрудившегося на дороге транспорта. Здесь же пассажиры с автобусов и автомашин. Все это в массе составляет человек триста, четыреста - не меньше. Все балаболят, волнуются, переживают, и все хотят смотаться за кордон. Толпа народу осаждает несчастные ворота, за которыми нервничают с автоматами в руках наши русские солдатики.

Для того, чтобы машине сквозь толпу пробиться к воротам, солдаты выходили за ворота и создавали в толпе что-то наподобие коридора. Когда "Жигули" предприняли попытку продраться к воротам, народ заволновался. Таможня закрывается в семь часов, а тут эта бесконечная вереница машин! Кто-то первым шваркнул камень в одну из машин... Драку между армянами и грузинами разглядывать не стала, удрала в свой автобус, и никакой профессиональный журналистский долг не мог заставить меня остаться на месте происходящих событий.

Да простит меня Бог за последующее яростное нападениена наших водителей с требованием сделать хоть что-нибудь и слинять с перевала хоть куда-нибудь ! По удивительному и непонятному стечению обстоятельств, когда мы с водителями подошли к таможенникам и на часах было без пяти семь, они с нами уже не пререкались : "ну, если успеете до семи, тогда пропустим". До автобуса было метров сто, и я с такой скоростью не бегала даже во времена своей спортивной юности. Долетев до автобуса, водитель Борис прыгнул за руль, а водитель Валико в это время бился с непонятными личностями, берущими приступом наш автобус. И когда с огромным трудом двери все-таки удалось закрыть, в автобусе кроме нас, семи коренных пассажиров, оказалось еще семеро пришельцев, которых никакими правдами и не правдами вытурить обратно на улицу никому бы уже не удалось. Через пробитый солдатами в бушующей толпе коридор мы въехали на территорию таможни. Рядом со мной примостился некий гражданин кавказкой национальности, по виду просто разбойник с большой дороги. Я, конечно, не "врач", но у этого гражданина я в любом случае на месте таможенников документы проверила... Да куда там! Солдатик, который пересчитывал пассажиров автобуса, внимательно посмотрел на сто долларов зажатые в руке у "разбойника" и на его требование: "Меня не считай!", согласно кивнул головой. На паспортно-контрольном пункте опять сунули взятку - паспорта проштамповали не глядя. Спасибо, еще доброго пути пожелали. Последний контакт с таможенниками "на этом берегу" произвел на меня особо сильное впечатление. Зашел таможенник в автобус, лениво спросил: "Оружие, наркотики есть?" Все, ясный перец, заорали: "Да, ты чё, дядя?!" "Ну, ладно", - говорит - "свободны". И мы выехали с Верхнего Ларса.

Я, в здравом уме и трезвом рассудке, ответственно вам заявляю, что через Верхний Ларс можно провести все, что угодно! Хоть килограмм героина, хоть танк, хоть станковый пулемет. Главное, чтобы у вас были деньги в нужном для таможенников количестве. Такого беспредела даже в страшном кино изобразить фантазии не хватит. А потом удивляемся, откуда мол террористы оружие в Россию провозят... А им и напрягаться то особо не надо.

Через два километра нагрянула грузинская таможня. Нам говорят: "Ночевать будем здесь". А я тогда, глупая, тогда еще расстроилась! Знала бы, что нас впереди ждет ночная, да раздолбанная военно-грузинская дорога... Вышли мы с Ингой из автобуса и грузинские солдаты даже испуганно замолчали, удивленно разглядывая нас словно мартышек в зоопарке. Я тогда еще Инге с горечью заметила: "надо было нам перед поездкой хотя бы волосы в черный цвет выкрасить что ли... Хоть не выделялись бы так, себе на погибель".

Пейзаж предстал перед нами мрачный: справа скалы, слева скалы, посередине небольшая площадка, а на площадке что-то типа ларька "Фрукты-овощи" советских времен. "Что это?" - спрашиваем. "Контрольно-пропускной пункт" - отвечают. Чудеса, да и только.

Таможенник с грузинской стороны оказался более бдительным, чем наш - русский. Он даже дошел до конца автобуса. Постоял немного - пообщался с нашими водителями. Заметил наш с Ингой пакет с едой, да водой. "Себе, везете?" - спросил строго, коверкая русские слова. Я только хотела сострить, что нет, не себе, а братскому грузинскому народу от нас гостинцы, как Инга больно ткнула меня в бок, я только головой закивала в знаке согласия. На этом досмотр вещей пассажиров благополучно закончился. Я еще тогда подумала, ну ладно, русским может быть все равно чего мы в Грузию везем, хоть атомную бомбу.., но почему грузины так беспечны?

Неожиданно таможня дала добро, несмотря на то, что давно уже закрылась и наш автобус, наконец, въехал в Грузию.

Военно-грузинскую дорогу, которую мы проезжали в кромешной тьме, вспомнить страшно. Если в России дороги плохие, то в Грузии их нет вообще. Если у кого по советским временам сохранились восторженные воспоминания об экскурсиях по этой дороге - сохраните их не тронутыми. Теперь эта дорога что-то вроде американских горок, только с той разницей, что никто и ни за какие деньги не даст вам здесь гарантии, что вы благополучно доберетесь до места назначения. Я думаю, что Инга в своих воспоминаниях подробнее опишет этот полет над пропастью. А я с вашего позволения продолжу.

"Чикаго 30-тых годов".

В три часа ночи мы прибыли в Тбилиси. Темно, так что ни зги не видно, непонятное сооружение и куча молодых и не очень грузин заполонило все пространство перед автобусом. Кричат, за руки хватают, чего-то хотят. Может они и говорили что-нибудь по-русски, да я за этим гвалтом ничего не разобрала, только перепугалась, и, прижимая к себе, купленный в Туле двухкилограммовый пряник жалобно твердила: "Отстаньте, отстаньте вы от меня, господи!" На наше счастье на возникшую неприятную и суетную ситуацию с нами все-таки среагировал водитель автобуса Борис. Спустя пару минут, стало ясно, что это таксисты, автобус они ждали и даже в курсе кто и куда направляется. Борис таксистов на доступном для них языке разогнал, подвел к нам гражданина Грузии огромного роста и в белой кепке по имени Нукрий и сказал: "Он все для вас сделает. До свидания". Делать нечего, мы залезли в потрепанную иномарку Нукрия и тронулись с места. Правда, тут еще и умом тронуться можно было. Понятия о правилах дорожного движения, а именно ограничения скорости, у Нукрия отсутствовали напрочь. За окном машины пейзаж слился в одну разноцветную полоску, да бомбящий магнитофон в его машине превышал все допустимые Минздравом децибелы. Неожиданно машина резко остановилась, Нукрий из нее выскочил, а вместо него на все свободные сиденья, включая и водительское, заскочили очередные громкоговорящие грузины. Опять не сразу мы друг друга поняли. Выяснилось, что это типа менты грузинские, почему-то без формы, и с удостоверениями, которые написаны на непонятных нам закорючках. Не знаю, на что рассчитывал дяденька грузинский милиционер, который ехидно предложил мне проехать с ним в отделение, но я устав, от всех перипетий, которые с нами уже произошли, вяло ответила: "У нас лишних денег вам заплатить - нет. Извините". Отгадайте, что было дальше? Ни за что не догадаетесь! Он посмотрел на нас внимательно и участливо спросил: "Точно, нет? Ну, тогда ладно, езжайте, куда вам надо". И, вернув нам документы, все недавно прибывшие резко покинули салон автомобиля. Вернувшийся Нукрий авторитетно заявил, что нет проблем, и мы помчались по тбилисским улицам дальше. Я, кстати, потом поняла, что это ихнее "нет проблем" - просто присказка такая. Вся Грузия говорит "нет проблем" в любом случае с любыми возможными последствиями.

У обменного пункта Нукрий менял наши деньги самолично - обманут или вообще без денег могли бы остаться... Ночь, закон спит, рядом на улицах - ни души...

Отвез наш таксист нас в гостиницу такую, что сразу и не поймешь, что это гостиница. Подъехали к глухим железным воротам, Нукрий в окошечко в воротах что-то сказал - машину впустили, там двухэтажное здание без вывески, без вообще какого-либо обозначения. Когда зашли внутрь, только тогда стало ясно, что это все-таки гостиница. "Здесь вам будет спокойно" - на прощание сказал Нукрий - "Вот мой телефон, сами по городу не ходите ни куда - звоните, я приеду". Но мы ждать или звонить ни кому по утру не стали, еще живы были петербургские привычки и мы до конца еще не понимали, что Нукрий был прав - по улицам русским женщинам без сопровождения разгуливать вроде как и не совсем безопасно. Долго ли коротко, но нашли мы маршрутку до Гурджаани, по пути выяснив, что билетов на самолет до Санкт-Петербурга в Грузии просто нет в природе. Но, рассудив, что сначала доберемся до цели, а там думать будем, как домой возвращаться, мы уехали в Гурджаани.

По дороге в Гурджаани, где водитель вполне мог потягаться с самим Шумахером, мы выяснили, что ГАИ в Грузии просто нет. Поувольняли гаишников за взятки, а новых не добрали, вот все и ездят, как им бог на душу положит. Более того, еще и техосмотр автомобилей отменили.

В Гурджаани водитель маршрутки спросил, куда нас отвезти и страшно удивился, когда мы попросили показать нам какую-нибудь гостиницу. Как потом выяснилось, что порядочные девушки в отелях не живут, это у них там что-то вроде пристанища для греховной любви. Но кто знал?!! Я с Ингой через пятое на десятое пояснили водителю, которого звали Заза, что мы ищем Ингиного отца. Кстати, тут развеялось одно наше устойчивое заблуждение, что в Грузии говорят по-русски. Если и говорят, то плохо и только немногие представители старшего поколения могут вполне сносно изъясняться на нашем языке. Заза привез нас в четырехэтажную гостиницу с гордой вывеской на фасаде "HOTEL Гурджаани" и нас сопроводили в номер,

В нумере HOTEL-а Гурджаани

где наше чувство юмора предприняло первую попытку покинуть нас с Ингой навсегда. Воды нет, света нет, вокруг не мебель, а рухлядь страшенная, которой и на помойке было бы стыдно оказаться. Ключа от номера тоже нет. Во всей гостинице мы с Ингой одни одинешеньки, не считая администратора Марины, практически знающей по-русски всего два слова. Принесли нам ведро воды, свечку и железную палочку, чтобы мы могли хотя бы изнутри на щеколду закрыться. До сих пор ума не приложу, за что мы вообще администратору денег заплатили? Паспорта мы администратору не отдали, а она особенно и не настаивала. Записала наши данные в тетрадочку и ушла.

Грустное отступление

Все в Грузии напоминает сытые советские времена, когда вовсю процветал в этой стране доходный туризм. Былая красота городских зданий легко угадывается под налетом обветшалости и заброшенности. Разбитые дороги, магазины, напоминающие наши сельмаги, заброшенные, в аварийном состоянии былые здравницы, где теперь проживают беженцы из Абхазии. На обшарпанных балконах санаторных номеров висят развешенные разноцветные покрывала, да полотенца. Некогда самая богатая республика СССР превратилась в "заброшенный дом", где люди в селах живут, не зная документов, у детей нет метрик, едят, что сами вырастили на полях, да пекут свой, домашний грузинский хлеб. Работы нет, торговля в упадочном состоянии. "Вы в России задыхаетесь от высоких цен, а мы здесь задыхаемся от безденежья. Зачем нам Америка? Она с нами торговать не будет" - такие разговоры мы слышали в Грузии не раз. Не знаю, как в остальной Грузии, а в Кахетии мы проезжали заброшенные русские военные части и действующие американские военные части, где как раз и служат по контракту молодые грузинские парни. "Зачем русский брат убивает грузина? Мы же всегда жили в мире, мы не хотим ссориться с Россией", знаете, как часто мы слышали эти слова за гостеприимным грузинским столом? Да не грузина русский брат убивает! А парней в военной форме с нашивкой "commando" на рукаве.

Цитата из местной грузинской прессы: "Здесь Саакашвили явно переступил "грань фола", т. е. превысил полагающуюся Грузии квоту в 500 военнослужащих. Реальное же превышение квот можно списать на необходимую самозащиту от незаконных отрядов, оказавшихся в регионе при попустительстве Москвы".

Цитата из местной грузинской прессы: "За США или за Россию? Грузия стоит между двумя огнями! Россия и США. Грузия все равно будет или под "ногой" одной или другой страны. Никак не могу определиться, что лучше для самой то Грузии?
США, по сути, помогает пока, но всем понятно, что Америка не стала бы это делать безвозмездно. Основная версия, "Грузия- плацдарм на пути к России", т.е. при надобности можно наступить на нее ногой, и перешагнуть в Россию, Россия - же наоборот, только вмешивается и диктует, давит. У нее на это свои причины. Но, тем не менее, при беде грузинского народа, нас хотя бы по старой дружбе могут "пожалеть", чего об Америке сказать не могу. т.к. они вообще не знакомы с нашим менталитетом, да и связи слабее..."

Гурджаанская милиция

Вернемся лучше в наш сумрачный HOTEL. Тут нам опять сказочно повезло. Мы вспомнили про письмо нашей попутчицы - абхазкой бабушки и направились в гуржаанскую милицию. Тут мы пошли три этапа. На первом этапе в некой каморке, напоминающей пристанище пьяного бомжа, нас выслушал, судя по всему, товарищ дежурный. Ничего не понял, повел в другое помещение, с виду поцивильнее, где в разных чинах полукругом сидели товарищи милиционеры и смотрели телевизор. Минут пятнадцать Инга им втолковывала, чего ей собственно от них нужно. Милиционеры передавали из рук в руки, привезенные Ингой, сохранившиеся фотографии отца, перешептывались и отрицательно качали головами. Мы уже подумывали, как бы нам вежливо откланяться и свалить по добру здорову, как нас пригласили в помещение No 3. Там был длинный красивый стол, стулья и, как мы поняли, большое начальство. В итоге, прочитав письмо нашей попутчицы, нас встретили очень хорошо. Первое, что предпринял грузинский уголовный розыск - это то, что они в гостинице предупредили, что без их ведома никого к нам не пропускать, второе - чтобы сами никуда без сопровождения из гостиницы не выходили. Таким образом, мы оказались с Ингой под "домашним" арестом...

Поскольку статья получается уж очень большая, продолжение рассказа как говорится "последует". Напоследок добавлю, что отца мы Инги с помощью гурджаанского угрозыска мы нашли, встреча была исключительно трогательной, семья у Инги оказалась просто огромная, и мы неделю прожили в селе Вирджини.

Гурджаанский уголовный
розыск нашел отца Инги

Дорога Гурджаани-Тбилиси

Памятник "Российско-
грузинской" дружбе

За озером-Панкисское ущелье,
за перевалом-Чечня

Выпечка хлеба

Дом в Гурджаани

Южная Кахетия,
Алазанская долина

Действующая церковь

Другая церковь

Внутри церкви

Иконостас

Икона может быть прямо на улице

Церковь

Внутри церкви

"Кувшин радости"
(должен быть у каждого рода)

Река Алазань,
лечебные грязи

Купание в р.Алазань

Купание в р.Алазань

На улицах Гурджаани

/ Е.Кириллова, фото автора (Зеленогорск - С.-Петербург - Тбилиси - Гурджаани, сентябрь 2004 г.) /

 

Добавьте Ваш комментарий :

Ваше имя:  (обязательно)

E-mail  :  (не обязательно)

ОБЯЗАТЕЛЬНО - введите символы с картинки - цифры и латинские буквы.
Регистр не имеет значения - вводите маленькие буквы.
Цифра ноль - всегда перечеркнута.
Если не можете прочесть - перезагрузите страничку.

This is a captcha-picture. It is used to prevent mass-access by robots. (see: www.captcha.net)   


Содержание

 

Фортификация

Карельский укрепрайон (КаУР)

Форт Ино

Крепость Выборг

Линия Маннергейма, Зимняя война, Великая Отечественная война

Финская береговая оборона

Линия VT

 

Маршруты

Пешком по Карельскому

 

Достопримечательности и знаменитости

Выборг и его окрестности, острова Выборгского залива

Зеленогорск/Терийоки, Курортный район Санкт-Петербурга, Карельский перешеек

 

Малоизвестные факты и проекты

 

Заграница


 

Rambler's Top100 page counter

© terijoki.spb.ru 2000-2016 Использование материалов сайта в коммерческих целях без письменного разрешения администрации сайта не допускается.