Terra Incognita

Содержание:   Фортификация   Маршруты   Достопримечательности   Малоизвестное   Заграница

Кладбище на о. Сорвали в Выборге. (25.06.07).

ИНТЕРРЕГ-ТАСИС ПРОЕКТ ИНТЕРРЕГ-ТАСИС "МЕМОРИАЛЬНЫЙ ПАРК СОРВАЛИ - НАШЕ ОБЩЕЕ КУЛЬТУРНОЕ НАСЛЕДИЕ"

Карта Сорвальского кладбища.

Карта православной части Сорвальского кладбища.

Расположение Сорвальского кладбища на снимке Выборга.

 - Часть 1. Краткое описание проекта. Хроника работ. Книга.
 - Часть 2. Ханс Эмиль Андерсин. Памятная роща Сорвали.
 - Часть 3. Зинаида Новосёлова. Сорвальское кладбище - хранитель военной истории края.
 - Часть 4. Юлия Мошник. Несколько слов об "инженере" Фримане.
 - Часть 5. Воспоминания о посещении Выборга человеком, которого следует помнить, и о его похоронах.
 - Часть 6. Сеппо Тикка. Воспоминания о кладбище в Сорвали.
 - Часть 7. Сеппо Тикка. Отто фон Феандт.
 - Часть 8. Леена Репо. Сеятели поля будущего. Виллиам и Эстер Отсакорпи.
 - Часть 9. Юлия Мошник. Мемориал семьи Хакман.
 - Часть 10. Храм Успения Божией Матери на Сорвальском кладбище.
 - Часть 11. Зинаида Новосёлова. Карл Готлиб Бем.
 - Часть 12. Леена Репо. Матильда Хоффманн.
 - Часть 13. Зинаида Новосёлова. Е.В. Нигрицкая (1851 - 1925).
 - Часть 14. Зинаида Новосёлова. Храмы на погостах.
 - Часть 15. Матти Рюнен - нити жизни.

Часть 6. Сеппо Тикка. Воспоминания о кладбище в Сорвали.

В моей душе живы воспоминания о захоронениях на Выборгском кладбище в Сорвали. Мне хотелось бы поделиться ими именно сейчас, когда на месте кладбища планируется создание мемориального парка.

С конца зимы 1936 года и до начала Зимней войны я и моя семья проживали в Сорвали, неподалеку от старой части шведо-немецкого кладбища. Отец купил дом по адресу Тоукотие, 12. Мы быстро познакомились с соседями и обзавелись новыми приятелями. Я всегда увлекался историей, и старое кладбище, расположенное в 200 метрах от нашего дома, вызывало во мне живой интерес. Весной я отправлялся туда, чтобы исследовать кладбище, на котором уже, очевидно в течение многих лет, никого не хоронили. Там я читал историю Выборга, написанную на надгробных камнях и памятниках.

Хотя с этой стороны кладбища были ворота, прохожие обычно перелезали на его территорию через угловой участок ограды. Первое, что поражало - это большая каменная плита, на которой был установлен железный, уже покрывшийся ржавчиной, довольно-таки большого размера гроб. Ни имени, ни других надписей там не было видно, и никто не мог рассказать об истории этой могилы. Имя покойного тоже не было известно. В этой части кладбища было много других старых надгробий и заржавевших могильных крестов. Кладбище было открыто еще в 1798 году, так что и родственники многих захороненных на нем к этому времени уже умерли.

Недалеко от этого шведо-немецкого кладбища располагалось кладбище финское. Самой красивой на нем была семейная усыпальница Хакманов с белой часовней. Вокруг часовни была высокая каменная стена с укрепленными в ней плитами с именами усопших. От ворот к семейной усыпальнице вела величественная лестница из черного гранита. Помню, как во время Рождества, вокруг часовни горели огромные свечи.

Рядом с могилой Хакманов был великолепный надгробный памятник герою войны 1808 -1809 годов полковнику Отто фон Фиандту, а рядом - большой надгробный камень, под которым покоился известный феннофил Адольф Ивар Арвидссон.

Пройдя от этого места несколько десятков метров вперед, я оказывался рядом с могилой техника-строителя Сало, умершего незадолго до начала Зимней войны. Это была крупных размеров каменная плита из серого гранита, установленная горизонтально, а сзади, как на стене, было написано имя усопшего. Что же было особенного в этой могиле? В то время рассказывали, что строитель еще до своей кончины просил, чтобы после его смерти на могиле было установлено два стула и стол, а на столе - бутылка и игральные карты. Якобы он ночью будет подниматься из могилы и вместе с бесом играть в карты. Однако на этой могиле никогда не было ни стола, ни стульев. Может быть, просто кто-то выдумал эту историю.

Финское кладбище по всей длине было разделено еловой изгородью на старую и новую части. Рядом с этой живой изгородью, вблизи могилы Сало, было надгробие из черного гранита. На нем никогда не было цветов. Могила принадлежала бывшему комиссару полиции Вилхо Пекканену, который, насколько мне известно, скончался от сердечной недостаточности еще в 1916 году. При жизни он был рьяным слугой царя, и люди его не любили, так как он слишком усердствовал на своем посту.

Дальше, в направлении шведского кладбища была высокая чугунная ограда; в центре захоронения, на каменном постаменте - надгробная урна, также из чугуна. Это могила Адама Вилке. Всегда, когда я смотрел на это украшение в виде урны, я думал, что же оно изображает, что рассказывает об усопшем?

Ближе к тем воротам, что располагались со стороны народной школы, находилась могила поэта Валтера Ювелиуса. Он был известен, как автор текста песни "Jo Karjalan kunnailla lehtipuu" (под именем Валтер Юва). На том же финском кладбище покоились умершие в середине 1930-х годов мой двоюродный брат Марти и маленькая двоюродная сестренка Райли. Правда, похоронены они были в разных его частях.

Также стоит упомянуть новое шведское кладбище. Туда вели ворота, расположенные на пересечении улиц Маантиекату и Энсимяйненкату. От ворот, сразу же налево, было надгробье из красного гранита. Здесь была похоронена скончавшаяся незадолго до Зимней войны дочь школьного учителя. Мы с мамой считали, что это было первое в истории кладбища Сорвали захоронение урны с прахом.

В удаленном от шоссе секторе этого кладбища находилась также необычная семейная могила. Там было два-три довольно высоких надгробных памятника, на которых по кругу были нанесены рунические надписи. Я уже не помню, были ли это имена, написанные обычными буквами, но в особой манере, или настоящие рунические письмена. Еще в 1960-х годах камни оставались на своих местах, а потом они куда-то исчезли.

Пройдя по центральной аллее к воротам, расположенным с противоположной от шоссе стороны, можно было выйти к старым и заброшенным захоронениям у внешней стены кладбища. На некоторых могилах еще росли цветы, но в целом оно производило впечатление забытого людьми. Уже после войны я слышал от одного старого жителя Сорвали, что это было кладбище для бедных. Также в 1918 году, во время гражданской войны, там хоронили умерших и казненных красных.

В связи с шведским кладбищем мне вспоминается первый день войны 1939 года. Накануне, нас, учеников Сорвальской школы, отправили на кладбище на практические учения. Когда утром 30-го ноября прозвучал сигнал военной тревоги, мы уже знали, куда нам нужно было идти. Место для укрытия нашему пятому классу досталось под большим могильным монументом из черного гранита. К счастью, это укрытие не понадобилось, однако я до сих пор жалею, что не сфотографировал то место, когда в 1960-х годах еще раз побывал на кладбище. Тогда этот могильный монумент еще стоял там.

Очень своеобразным было маленькое еврейское кладбище в Сорвали, расположенное во дворе домов по улице Маантиенкату. На кладбище размером в 60 м² уже десятилетиями никого не хоронили.

Самым большим по площади было открытое в 1799 году русское кладбище, располагавшееся между бухтой Сауналахти и улицей Маантиекату. Тогда, в 1910-х годах, численность русского населения Сорвали составляла около 20% всего населения поселка. Территория кладбища была предназначена для захоронения не только жителей Сорвали, но и для православных из других районов, проживавших в Выборге. Уже до войны русское кладбище производило впечатление зарастающего лесом места. На некоторых могилах оставались еще похожие на лоханки для стирки жестяные раковины, внутри которых, как символ памяти, лежали заржавевшие украшения из цветов. Стекла, прикрывавшие сверху эти выемки, были, конечно, разбиты. Однако, построенная в 1888 году церковь стояла на своем месте. Рядом с церковью было большое сооружение с застекленными окнами. Вероятно, это какой-то богатый русский строил часовню.

В моей памяти сохранилось и новое кладбище, которое было открыто в 1930-х годах на присоединенном участке со стороны залива. На нем успели обрести вечный покой около 30 выборжцев.

Когда я вспоминаю кладбище в Сорвали, память возвращает меня и в то время, когда в 1940 году нам, жителям Выборга, пришлось оставить свой город. Как же сохранились эти Сады Господни в годы военных сражений и после них?

Мы вернулись назад, домой, в декабре 1941 года. Под снежным покровом кладбище выглядело уцелевшим. С приходом теплой весны 1942 года обнажились изменения, успевшие произойти с памятниками за это время. Совершенно очевидно, что летом 1940 года там, на кладбище, был организован сбор металлолома или нечто подобное, поскольку со многих могил исчезли окружавшие их металлические цепи. Также исчезли рельефные портреты усопших с тех надгробных камней, где они когда-то были. Пропал железный гроб, о котором я писал в самом начале. Думали ли русские солдаты, что найдут там сокровища? Надгробный памятник Адама Вилке с металлическими украшениями исчез со своего места. Некоторые старые железные кресты были сломаны. Впрочем, не всем могилам и памятникам был нанесен урон. Часовня семьи Хакман сохранила красивые дубовые двери и почти не пострадала. Женская фигура на могиле Отсакорпи оставалась на своем месте.

Когда настала весна, и снег стаял, где-то перед 1-мая, в западной части кладбища обнаружилась груда тел погибших красноармейцев. Они погибли в июле предшествующего года, и их захоронили в вырытую на том месте братскую могилу. Всего этих мертвых русских солдат было около сорока. Осенью русским военнопленным было приказано выкопать тела красноармейцев из могилы. Зима в тот год настала рано, уже в октябре, и выкопанные тела так и остались лежать на земле, под снегом. С приходом новой весны от кладбища стал распространяться ужасный трупный запах, который доходил и до нашего дома. Жители связались с местными властями, чтобы трупы наконец вывезли. Ночью пришла машина, тела уложили в большие ящики из редких досок и увезли.

Пока город принадлежал русским, они не много хоронили на Сорвальском кладбище. Помню, что была могила одной маленькой девочки на склоне горы, и еще какой-то офицер был похоронен в бывшей финской семейной могиле недалеко от школы. Когда прежнее население Выборга вернулось, всех умерших русских выкапывали, гробы увозили в Мааскола и перезахоранивали там. Вернувшись назад, в Выборг, родственники людей, похороненных в Сорвали, начали приводить кладбище порядок и возвращать ему прежний вид...


  Часть 1.   Часть 2.   Часть 3.   Часть 4.   Часть 5.   Часть 7.   Часть 8.   Часть 9.   Часть 10.   Часть 11.   Часть 12.   Часть 13.   Часть 14.   Часть 15.


/ Все материалы предоставлены АНО "Центр Виипури". Менеджер проекта по восстановления Сорвальского кладбища - Алла Матвиенко. /

 

Добавьте Ваш комментарий :

Ваше имя:  (обязательно)

E-mail  :  (не обязательно)

ОБЯЗАТЕЛЬНО - введите символы с картинки - цифры и латинские буквы.
Регистр не имеет значения - вводите маленькие буквы.
Цифра ноль - всегда перечеркнута.
Если не можете прочесть - перезагрузите страничку.

This is a captcha-picture. It is used to prevent mass-access by robots. (see: www.captcha.net)   

Комментарии

1. 2012-11-03 00:14:26 сергей ()
почему на берегу и в воде где это кладбище очень много битой посуды попадаются брошки,манеты.В песке у берега как будто специально сыпали, или дома были?

2. 2016-10-01 23:35:52 Петр (peter.dubrowsky@yandex.ru)
Смотря на такое, никак не пойму. Ведь не война такое сделала, все это происходило в послевоенное время. Люди так много сделали для города, жителей... Нет, не понимаю я такого отношения, за гранью моего понимания.


Содержание

 

Фортификация

Карельский укрепрайон (КаУР)

Форт Ино

Крепость Выборг

Линия Маннергейма, Зимняя война, Великая Отечественная война

Финская береговая оборона

Линия VT

 

Маршруты

Пешком по Карельскому

 

Достопримечательности и знаменитости

Выборг и его окрестности, острова Выборгского залива

Зеленогорск/Терийоки, Курортный район Санкт-Петербурга, Карельский перешеек

 

Малоизвестные факты и проекты

 

Заграница


 

Rambler's Top100 page counter

© terijoki.spb.ru 2000-2016 Использование материалов сайта в коммерческих целях без письменного разрешения администрации сайта не допускается.