Terra Incognita

Содержание:   Фортификация   Маршруты   Достопримечательности   Малоизвестное   Заграница

Дача приюта для детей-идиотов и эпилептиков Братства во имя Царицы Небесной в Сосновой Поляне. (04.10.12)

Райвола. Старопильненский приют. 1913 г.2

Группа детей с нянями на крыльце здания приюта под Райвола, 1903 г. Фото из фондов ЦГАКФФД СПб3


Фрагмент финской
карты 1930-х гг.

Первое специальное учреждение для умственно отсталых детей появилось в Петербурге после чуда исцеления болящего отрока Николая Грачева от Чудотворной иконы. Для поддержания и расширения приюта в 1900 г. было основано Братство во имя Царицы Небесной, которое состояло в ведении Санкт-Петербургского митрополита. Братство находилось под Августейшим покровительством Государыни Императрицы Александры Феодоровны.

В "Церковных ведомостях", издаваемых при Святейшем Правительствующем Синоде, № 22 за 20 марта 1904 года читаем1:

"В отчетном году Братство положило прочное начало делу призрения несчастных детей вне Петербурга. Еще в 1902 году оно приступило к постройке первого дома в 5 верстах от станции Райволо Финляндской железной дороги на казенной земле, по Высочайшему повелению даной Братству Министерством государственных имуществ. Этот дом есть основание для устройства колонии для более взрослых неизлечимо больных питомцев Братства, которые не могут быть обучены ни грамоте, ни ремеслу, но могут работать на огороде или в поле. В первом доме колонии устроена и 9-го июня 1903 года высокопреосященным Николаем, архиепископом Финлядским, освящена небольшая домовая церковь во имя святого Сергия Радонежского.

Приютом принято на свое попечение 10 детей припадочных и идиотов, ранее содержавшихся при доме умалишенных в земской больнице, вследствие чего земское собрание, бывшее в декабре месяце 1903 года, постановило отпускать на содержание приюта ежегодную субсидию в размере 1000 руб.
...
Наиболее крупные расходы были по постройке каменного дома приюта в Петербурге, колонии в Райволе и приобретение земли с постройками в г.Курске."

Главное здание приюта с церковью под Райволой, в местечке Ванхасаха (в переводе с финского - Старая лесопилка, ныне Сосновая Поляна), было построено по проекту архитектора Антонина Ивановича Балинского. Под приют было отведено 22 десятины земли. Строительство всех построек приюта, включая хозяйственные, обошлось в 50 000 рублей. При освящении церкви и построек в сослужении у архиепископа Финляндского Николая был известный протоиерей Ф. Н. Орнатский, причислен в 2000 году к лику святых Русской православной церкви.

Фотографии приюта, сделанные в 1903 г. мастерской К. Буллы:

Среди сотрудников и воспитаников приюта на фотографии 1903 г. присутствует и архитектор А. И. Балинский (10.05.1862 – 20.09.1913). Антонин Иванович Балинский в 1883-1891 гг. учился в Академии Художеств, в 1888 г. получил 2-ю серебряную медаль и окончил курс наук, в 1890 г. – 1-ю серебряную медаль, 28 октября 1891 г. получил звание классного художника 2-й степени. Являлся архитектором С.-Петербургского родовспомогательного заведения. По проектам А. И. Балинского, помимо главного здания приюта с церковью в Ванхасаха, построено несколько зданий в С.-Петербурге – дома на Малой Морской, 31 (1906 г.) и Большой Монетной, 22 (1908 г.); церковь детского приюта Братства во имя Царицы Небесной на ул. Воскова, 1 (1913-1915 гг., окончена И. И. Яковлевым); деревянная церковь Св. Прп. Сергия Радонежского в Райвола (1903 г.); церковь Божией Матери «Всех скорбящих радости» Большеохтинского отделения Всероссийского Александро-Невского братства трезвости; церковь Божией Матери «Всех скорбящих радости» при Обуховской больнице Императрицы Екатерины II.

Сотрудники и воспитанники приюта в Вахасаха (Сосновая Поляна). Фото К. Буллы, 1903 г., из коллекции С. Ренни. Среди сотрудников присутствует и архитектор А. И. Балинский (сидит второй справа, в светлой шляпе), по проекту которого было построено главное здание приюта.

Фрагмент фотографии с А. И. Балинским в центре

Архитектор Антонин Иванович Балинский (10.05.1862 – 20.09.1913), автор проекта дачи приюта. Фотография любезно предоставлена правнуком А. И. Балинского А. Балинским


Одноэтажный корпус приюта
Фото рубежа 1900-1910-х гг.

Братство во имя Царицы Небесной очень серьезно относилось к организации деятельности приютов. Заведующая первым приютом Е.К. Грачева, сестра чудесно исцелленного Николая Грачева, была командирована в Швецию, где особенно хорошо поставлен ручной труд и много сделано для отсталых детей и калек. Как пишут в том же номере "Церковных ведомостей" в Швеции "Ею были закуплены ткацкие, коллекции для обучения столярному мастерству, образцы слойд (изделия мелких вещей из дерева для детей младшего возраста) и несколько моделей новых рукоделий. В течение года открыты две новые мастерские: ткацкая, для которой из Швеции выписаны станки особого устройства, специально для обучения отсталых детей, и столярная мастерская. Взят опытный мастер столяр, который сразу сумел заинтересовать детей, и дело пошло настолько успешно, что призреваемые сами заготовят себе всю простую мебель для вновь строящегося дома в Райволо, и уже могут принимать небольшие заказы."

Между двумя основными корпусами приюта располагался одноэтажный корпус, возможно, административный. В 2004 г. на его месте оставался заросший непроходимым кустарником бугор.

 

Из отчета летних курсов учителей за 1907 год6:


...На экскурсию в приют Царицы Небесной для идиотов и эпилептиков потребовался целый день (7 августа), так как приют, по случаю летнего времени, находился на даче в расстоянии двух часов езды от Петербурга, на ст. Райвола финл. жел. дороги. На станции Райвола для осмотра приюта собралось более 100 слушателей. Эта экскурсия была соединена с большими трудностями, в виду того, что приют находится в 4-х верстах от станции и дорога к нему была до такой степени испорчена дождями, что по ней не решались ехать извощики. Тем не менее, хотя и с большим трудом, экскурсанты добрались до приюта, провести в котором несколько часов было глубоко поучительно. В приюте более 300 несчастных детей: идиотов и эпилептиков. Доктор А. С. Грибоедов, руководивший осмотром, познакомил слушателей со всеми помещениями приюта и в течение 2-х часов демонстрировал разные типы душевно-больных детей: эпилептиков, идиотов, отсталых, подробно излагая историю болезни каждого ребенка. Очень внимательно отнеслась к экскурсантам начальница приюта, взявшая на себя труд устроить для них завтрак. По возвращении из приюта слушатели собрали около 25 руб. на гостинцы несчастным детям...

Главный корпус приюта, фото 1920-1930-х гг.

Второй корпус приюта, фото 1920-1930-х гг.

Воспитанницы финского ремесленного училища в Ванхасаха на занятиях. Фото с сайта www.luovutettukarjala.fi

После революции, когда приют оказался на территории независимой Финляндии, на базе приюта было организовано финское ремесленное училище-интернат (Kannaksen Ammattikoulu), в котором обучались металлообработке, столярному и плотницкому делу, ведению сельского хозяйства. Девочки учились домоводству, шитью и рукоделию4.

Зимой 1940 года в уцелевших после войны постройках организовали санаторий для больных с открытой формой туберкулёза "Сосновая Поляна". Здания уцелели и в военные 1941-1944 годы, а после войны в них вновь открыли детский туберкулёзный санаторий областного подчинения. Санаторий обслуживал детей школьного возраста от 7 до 16 лет. Дети здесь лечились, посещали школу, отдыхали и выписывались с улучшением состояния здоровья.

Шли годы. Дома, построенные в начале XX века, ветшали, ухудшалось техническое состояние, вышла из строя отопительная система. Пока стояли на ремонте, растеряли кадры, персонала и раньше не хватало. Несмотря на то, что предоставлялась лимитная прописка не только одиноким, но и семейным, а объявления, приглашающие на работу, печатались в местной газете, проблему решить не удавалось. Жилые дома старые и ветхие. Санаторий находился в отдалённом месте, от остановки автобуса 1 км пути, зимой дорогу заметало снегом. Менялись главные врачи. Старые деревянные корпуса, многоместные спальни, отсутствие игровых комнат, веранд, спортивных сооружений, отсутствие базы для внедрения новых, современных методик диагностики и лечения - всё это не позволяло совершенствовать работу и соответствовать современным требованиям. В довершение ко всему сгорела школа. Безусловно, требовались большие вложения в развитие материально-технической базы. В 1984 году планировали строить новую школу, а в последующие годы построить новый санаторный комплекс. Оказавшись в трудном положении, санаторий не смог выстоять и был закрыт осенью 1984 года. В санатории трудились люди, преданные своей профессии, добросовестно выполняли своё дело. Заведующей медицинской частью работала Николаева Нина Дмитриевна. После закрытия санатория, она, опытный врач-фтизиатр, много лет работала в санатории "Жемчужина".

После закрытия санатория "Сосновая Поляна" его территория и постройки быстро пришли в запустение и к настоящему времени (2012 год) от них практически ничего не осталось. О том, что было на территории бывшего приюта можно узнать по фотографиям С. Ренни и П. Корвенкюля, сделанных в 1997 и 2004 гг.

Лестничная клетка. Фото С. Ренни, 2004 г.

Кирпичи Бр. Харчевых (Белоостров). Фото С. Ренни, 2004 г.

Элемент канализационной системы рядом с руинами - колодец, закрытый люком АО "Зигель" (СПб). Фото С. Ренни, 2004 г.

На развилке дорог стоял каменный амбар с датой "1912". Слева от амбара в 2004 г. еще стоял изначальный корпус приюта, открывшегося летом 1903 года. Но уже в том же году корпус сгорел. Между двумя 2-этажными корпусами приюта первоначально был одноэтажный корпус - от него остался лишь заросший вытянутый холмик.

Руины хозяйственных построек. Фото С. Ренни, 2004 г.

Амбар. Фото П. Корвенкюля, 1997 г.

Амбар. Фото С. Ренни, 2004 г.

Корпус изначального приюта, открывшегося летом 1903 г. Фото С. Ренни, 2004 г.

Тот же корпус, точнее пепелище на его месте 2 недели спустя. Фото С. Ренни, 2004 г.

По состоянию на октябрь 2012 г. от построек приюта не осталось ничего. Лестничный короб, видимо, разобрали на кирпичи, потому как и следа его нет. Нет и амбара - выдран с корнем. Всё вокруг зарастает стремительно, видны лишь битые кирпичи да торчащие тут и там части железных кроватей.

На месте кирпичного лестничного короба. Фото Osbourne, 2012 г.

На месте сгоревшего корпуса. Фото Osbourne, 2012 г.

На месте амбара. Фото Osbourne, 2012 г.

Из воспоминаний З. П. Соловьевой5:

На краю Ванха-сахи еще в доеволюционное время было построено богоугодное попечительское заведение - приют для детей с отставанием умственного развития. На территории приюта располагался учебный корпус, жилые помещения для обитателей богодельни и персонала, а также многочисленные хозяйственные постройки (конюшня, скотный двор, кузница, баня, прачечная и др.) В первые годы независимости Финляндии приют перешел в разряд сиротского дома, а затем на его базе создали ремесленное училищие, ставшее довольно известным:преподаватели съезжались сюда с разных концов Финляндии. Это училище функционировало вплоть до осени 1939 г.

К счастью, большинство построек училища до начала мирной поры сохранились, чудом уцелев в огне советско-финляндской войны. Эти строения стали материальной основой учрежденного зимой 1940 года санатория для больных с открытой формой туберкулеза.

... Летом 1941 года официальные власти бросили их на произвол судьбы. Эвакуация была до последнего момента запрещена, а призывы уходить от наступающего врага рассматривались как паникерство и карались местными органами. Когда финские войска подошли к поселку, начальство успело уехать в Ленинград, а несчастные больные спасались кто как мог. Некоторые, по рассказам старожилов, от отчаяния бросались из окон санатория...

Постройки санатория пережили и наступление советских войск в 1944 г. Вначале в них жили военные: связисты, моряки, прожектористы. Но вскоре фронт передвинулся к Выборгу, и территория оказалась пустой.

Ганатовские - наши соседи. Я хорошо помню бабушку Маргариту и ее мужа, подговаривающего моего отца устроить на поляне между нашими домами карусель и крутить ее под баян в праздник. Этот их проект не удался, хотя они даже делали какие-то чертежи.

В 1944 году Ганатовским предложили выбрать любой дом. Дед Мартын выбрал хуторок на опушке леса. Там и сейчас живет эта семья. Анна Мартыновна Тарасова, старшая дочь, вспоминает, что поначалу ее родители помогали как-то наладить санаторное хозяйство: убирали корпуса санатория, ухаживали за небольшим стадом коров и лошадей, переданных санаторию, захоранивали оставшихся в разрушенных домах и на полях трупы убитых - и своих, и врагов. По словам Анны Мартыновны, ее родители были убеждены: предать земле тело погибшего - дело святое и Богом зачтется.

Вскоре территория Ваха-сахи была официально передана Облздравотделу - для создания, как уже упоминалось, детского легочно-туберкулезного санатория. Тогда-то и началось настоящее переселение.

Приезжали сюда те, кого война лишила крова. В большинстве своем это были люди, в период Великой Отечественной войны насильственно угнанные - из Ленинградской области и сопредельных областей - в Прибалтику или Германию и вернувшиеся домой, увы, на пепелища. Для многих дорога к новому дому проходила тогда через Ленинград: большой город давал возможность хоть какого-то решения жизненных проблем.

... Моя мама, Анна Федоровна Соловьева (в девичестве Жохова), родившись в конце 1920-х годов, была десятым ребенком в семье. Во время войны старшие братья ушли на фронт, а мамину семью немцы переселили виз Новгородского края в Эстонию. Семья, состоявшая из пожилых отца с матерью и восьмерых девочек, никому в работники не годилась и была оставлена в каком-то государственном хозяйстве под Тарту.

По возвращению из Эстонии строить новый дом и поднимать хозяйство без мужчины было невозможно: в конце войны мой дедушка умер, и в семье остался только один представитель сильного пола - восьмилетний Юра, мой двоюродный брат. Выручил мою маму и ее сестер сын старшего брата. Он служил в пожарной части Райволы и узнал, что набирают персонал для детского санатория в Ванха-сахе. В таком месте нужны были женские руки. Он послал вызов - и зимой, в начале 1946 года, мама с бабушкой и сестрами приехали в Райволу, в оттуда нанялись на работу в Ванха-саху. Работа и жилье в полуразрушенных домах нашлась всем.

Первый главный врач санатория Томашевский был до этого директором детского дома. Он привез на новое место - в помощь себе - группу сирот-подростков. Но вскоре пришлось отослать мальчишек назад: земля была нашпигована оружием, и уберечь ребят от гранат, пулеметов и ружей было невозможно.

Мама вспоминает, что довольно часто устраивались воскресники: разбирали искореженное железо, девушки искали по лесам назахороненные останки, холмики над могилами, а парни собирали скелеты и свозили всех в братскую могилу - на холме у карьера. Так ныне существующая братская могила стала местом упокоения всех погибших в боях на этой земле...

Мой отец - Петр Иванович Соколов - оказался в Ванха-сахе в конце 1940-х гг., когда сюда перевели воинскую строительную часть. Пока солдаты строили новый железнодорожный мост, между ними и преимущественно женским населением Ванха-сахи завязались очень теплые отношения, из которых образовалось немало молодых семей. Отец встретил мою маму, влюбился... После демобилизации приехал к ней с Дальнего Востока, не смог уговорить уехать на свою родину под Смоленск - и остался навсегда на Карельском перешейке.

Я родилась и выросла в Ванха-сахе (санаторий "Сосновая Поляна"), в красивом холмистом месте при слиянии двух рек - Рощинки и Гладышевки. Очень люблю эти места, но родными для меня они не стали. Странно, но до сих пор история моей малой родины начинается для меня с 1944 года, а эта чарующая и добрая земля кажется временным приютом, ибо нет в ней моих корней. Теперь я хорошо понимаю отца, всю жизнь тосковавшего по смоленщине и только перед смертью смирившегося с тем, что будет похоронен здесь, в финской земле.

А вот мама любит Сосновую Поляну и считает ее своей. Может, потому, что их семья отогрелась здесь после рабства в Эстонии, или потому, что мама вложила много сил, залечивая эту землю, изранненую войной, или же оттого, что теперь много наших родных захоронено здесь. Не знаю. Для мамы это любимый и родной край. И она делает все, чтобы это чувствовали ее внучки.

/ Материал подготовили А. Браво, С. Ренни, Н. Рогалева. Благодарим за помощь П. Корвенкюля, И. Лапина, Osbourne и Salmi-Orusjarvi. 4 октября 2012 г. Последние дополнения: 10 апреля 2015 г. /


Использованные материалы:
1. "Церковные ведомости" № 22 за 20 марта 1904 года цитируются по rdp4v.
2. Фотография из альбома "На поезде от С.-Петербурга до Кивеннапа" - почтовая открытка изд. Е.Ш. Мантейфеля (СПб), 1912-1913.
3. Фотография из фондов Центрального государственного архива кинофотофонодокументов С.-Петербурга, http://photoarchive.spb.ru/.
4. Балашов Е. А. Карельский перешеек. Земля неизведанная. Юго-Западный сектор ч.2 Уусикиркко (Поляны). СПб., 1998,с.147-152. ISBN 5-87517-022-0.
5. Соловьева З. П. "Послевоенная Райвола". Материалы научной конференции по Райволе 22-23 сентября 1999 г.
6. Летние Педологические курсы для учителей в С.-Петербурге с 20 июля по 18 августа 1907 г. Отчет, составленный секретарем курсов Н. Е. Румянцевым.//Вестник психологии, криминальной антропологии и гипнотизма. Год IV-й. Вып. I. - СПб., 1907.

 

Добавьте Ваш комментарий :

Ваше имя:  (обязательно)

E-mail  :  (не обязательно)

ОБЯЗАТЕЛЬНО - введите символы с картинки - цифры и латинские буквы.
Регистр не имеет значения - вводите маленькие буквы.
Цифра ноль - всегда перечеркнута.
Если не можете прочесть - перезагрузите страничку.

This is a captcha-picture. It is used to prevent mass-access by robots. (see: www.captcha.net)   


Содержание

 

Фортификация

Карельский укрепрайон (КаУР)

Форт Ино

Крепость Выборг

Линия Маннергейма, Зимняя война, Великая Отечественная война

Финская береговая оборона

Линия VT

 

Маршруты

Пешком по Карельскому

 

Достопримечательности и знаменитости

Выборг и его окрестности, острова Выборгского залива

Зеленогорск/Терийоки, Курортный район Санкт-Петербурга, Карельский перешеек

 

Малоизвестные факты и проекты

 

Заграница


 

Rambler's Top100 page counter

© terijoki.spb.ru 2000-2016 Использование материалов сайта в коммерческих целях без письменного разрешения администрации сайта не допускается.