Сергей Градусов. После вчерашнего. Повесть.

СЕРГЕЙ ГРАДУСОВЪ


ПОСЛЕ ВЧЕРАШНЕГО,

или

ПОХОЖДЕНИЯ САНТЕХНИКА

легкомысленная повесть


ПРЕДУВЕДОМЛЕНИЕ:

Действующие лица и события, описанные ниже, отнюдь не выдуманы, а доподлинно имеют (лица) и имели (события) место в действительности. Посему автор ни за что ответственности НЕСТИ НЕ СОБИРАЕТСЯ.

Автор

2004

 - Глава 1.  - Глава 2.  - Глава 3.  - Глава 4.  - Глава 5.  - Глава 6.  - Глава 7.  - Глава 8.  - Глава 9.  - Глава 10.
 - Глава 11.  - Глава 12.  - Глава 13.  - Глава 14.  - Глава 15.  - Глава 16.  - Глава 17.  - Глава 18.  - Глава 19.

Глава девятая.


Счастье не может длиться вечно. Внезапно кончаются сигареты, и не то, чтобы ты так уж хотел курить, нет, даже и не тянет, тебе сейчас нужно одно – глядеть в эти горячие черные глаза, вчера еще незнакомые, а сегодня самые родные, единственные, но, как будто исполняя необходимый обряд, ты встаешь, одеваешься, ничего страшного, это ведь всего на минуточку, тебя чмокают в щеку в прихожей и кричат вслед:

-Вова, хлеба заодно купи!

Телицкий вышел на улицу и сразу ослеп и оглох - весна, хохоча, опрокинула на него лавину света и звука. Сияло солнце, наконец-то сияло после бесконечных дождей голубое небо, сияли белейшие обрывки несущихся по небу облаков, сияли, звеня во все горло, несущиеся по асфальту ручьи. Весело шипели по мокрым мостовым шины автомобилей. Воробьи, огромными стаями облепившие кусты, наперебой орали каждый свое. Мещанов и Перетрухин перебегали улицу наискосок, к винному магазину.

Телицкий, блаженно щурясь, шел по улице прямо к потрепанному белому жигуленку. Сидящие в жигуленке весны не замечали. Красноглазый от недосыпания Сухарь оправдывался по мобильнику:

-Нет, Виталий Иваныч, нигде нет… Может, он на родину подался, он же тверской? В Твери пошукать…

Виталий Иванович орал так, что слышно было всем:

-В Твери без тебя шукают! Твое дело здесь искать!

И вдруг сидящий на заднем сиденье Толстый замолотил Сухаря по плечу, тыча пальцем в стекло. Сухарь глянул и обомлел:

-Э-э-э… Виталий Иваныч… здесь он… здесь…

В два счета Телицкий был схвачен и оказался зажатым на заднем сиденье меж двух амбалов, которым и без него-то было в жигуленке тесновато. Четыре руки так вцепились в него, что Вова сразу упал с неба на землю, понял – дело плохо…

Проехали, но совсем не далеко, остановились у Вовиного подвальчика. Бандиты, уже привычно пригибаясь, подталкивая Вову в спину, прошли по подвальному проходу к мастерской, отперли дверь своими ключами, впихнули Телицкого внутрь, заперлись изнутри.

-Ну, будем колоться, или будем глазки строить?! – заорал Толстый и, замахнувшись, бросился на Володю. Телицкий ушел от удара и мгновенным встречным достал незащищенный подбородок бандита. Сбить с ног такую тушу, конечно, было нереально, но Толстый, что называется, нарвался на торец и поплыл. Бандиты на секунду опешили и Вова успел проскочить между ними… Теперь они оба были перед ним и надвигались, немного мешая друг другу. Вова ушел от одного удара, от второго, поднырнул под руку, снова оказался на свободном пространстве. Краем глаза заметил, что Толстый приходит в себя, ловким маневром скучковал бандитов, так что им пришлось толкаться локтями…Некоторое время братки не знали, как и подступиться. Наконец сообразив, просто массой вмяли Телицкого в стену, скрутили, выкинули на середину мастерской, взяли в круг… Еще некоторое время Телицкий использовал разность весовых категорий, летая, как мячик, между бандитами, лихорадочно ища выхода из ситуации… Понял, что выхода, в принципе, нет. Выскочил из круга, поднял руки:

-Все, сдаюсь, сдаюсь…

Бандиты просто перевернули Телицкого вверх ногами, потрясли. Из карманов посыпалась всякая ерунда – ключи, зажигалка, записная книжка, несколько рублей мелочью, мятые червонцы… Пролетел мимо носа презерватив в розовой упаковке. Вова проводил его глазами, вздохнул: где ж ты раньше был, мой единственный… Словом, ничего интересного не обнаружилось, и Вова был поставлен на ноги.

-Где кольцо?

-Какое кольцо, ребята?

-Не крути гад! Сам знаешь, какое!

-Я его в ментовку снес…

-В ментовку снес?! – Сухарь без замаха так ударил Вову в живот, что свет погас в глазах и звук пропал.

Очнулся Вова привязанным к верстаку, с заклеенным скотчем ртом. Совсем рядом у лица дымился на подставке паяльник. Сухарь нагнулся над ним:

-А, проснулись! Ну, где кольцо? Что мычишь? Скотч мешает? Ладно, мужик, я тебя сейчас подпаяю, ты и со скотчем заговоришь. Вы с дружком твоим Потаповым врать любите, да не умеете… А колечко-то у тебя, больше негде…

Паяльник был уже в руке Сухаря, и рубаху уже задрали сволочи до самых плеч. Телицкий напряг все мышцы, потянул веревки - без толку. Оставалось только зажмуриться…

И тут, как петух, прогоняющий перед рассветом нечистую силу, запел у Сухаря в кармане мобильник. И Телицкий, еще не слыша ни слова, сразу почему-то понял, что это избавление.

-Да, Виталий Иваныч. Работаем… Так… Понял…понял… В милицию снес… Конечно, по-тихому, Виталий Иваныч, само собой… Нет, нет… не успели … лежит… Понял…

Убрав мобильник, Сухарь шлепнул Телицкого по голой спине:

- Повезло тебе, мужичок. Живи пока… Колечко мент прикарманил. Так что полежи здесь, отдохни, подумай, как жить дальше будешь…

-Носом дыши, - напоследок съязвил Толстый.

Оставшись один, Володя попробовал выкрутиться из веревок, но только до крови натер запястья. Освободиться не удалось. Ну что же, и вправду надо попробовать расслабиться. В полутемной мастерской было тихо, только за стеной журчала вода в канализационной трубе. Володя лежал-лежал, да и задремал… Проснулся он от тяжелых шагов по дощатому настилу в проходе подвала. Кто-то подергал запертую дверь мастерской, знакомо вздохнул. Потом голос Потапова сказал: «елы-палы»… Телицкий отчаянно замычал, завертелся, пытаясь что-нибудь сбить с верстака, но ни до чего не дотянулся. Проклятый скотч, проклятые веревки!.. Потапыч, конечно, ничего не услышал. Вова слушал, как удаляются шаги, как хлопнула входная дверь. Он опять остался один, без надежды на спасение. Попытался снова заснуть, но теперь не получалось, болели отлежанные ребра, жгло, как огнем, ободранные запястья, сводило уставшую шею. Дышать носом становилось все труднее. Телицкий попробовал содрать скотч, потерся лицом об верстак, ничего не добился, только щеку оцарапал…

Кто знает, сколько времени прошло, когда снова снаружи послышались шаги. Бандиты по-хозяйски вошли в мастерскую, отвязали Телицкого от верстака, Сухарь пребольно, как будто вместе с кожей, отодрал скотч. Вова сидел связанный на верстаке, не доставая до полу ногами, как на приеме у зловещего врача-садиста.

-Ну что, мужик, дела такие. Кольцо ...

И тут снова послышались шаги по проходу. Сухарь железной ладонью мгновенно зажал Вове рот, щелкнул выкидным лезвием. Опять Потапыч, но как на сей раз не вовремя! Потапов подергал дверь, стукнул раза два, на всякий случай позвал:

-Вова, ты тут?

Поняв, что гость один, Сухарь махнул Толстому: открывай!

Потапов ввалился в мастерскую и опешил, увидев связанного Телицкого в лапах у бандита, с ножом у горла.

-Ну, все понятно? Толстый, руки…

Потапыч безропотно - а что делать? - протянул руки Толстому и был связан. Не хотелось больше Сухарю никаких заморочек с этим медведем. Сухарь отпустил Телицкого.

-Ну что, теперь все в сборе? Что, прохиндеи, притихли?

Друзья молчали.

-Правильно молчим. Так мы, пожалуй, и договоримся. Я говорю, а вы молчите и делаете. Лады?

Друзья молчали.

-Кольцо сейчас у мента. – Сухарь назвал фамилию и хмыкнул, - Прозвище – Холка. Живет здесь, в одиннадцатом, тридцать третья квартира. Понятно?

Что тут было понимать? Понятно, конечно. Друзья молча покивали.

- Кольцо у него возьмете. И мне принесете. Завтра к вечеру. Крайний срок – послезавтра утром. Понятно?

-Как возьмем?

-Как хотите! Это не мои проблемы! Сумели спереть, сумеете и вернуть. А не вернете… Объяснять не надо?

Объяснять не надо, чего там…

-Ну и лады. Завтра мы вас найдем. Вопросов нет? Вопросов нет!

Бандиты двинулись к выходу. Телицкий с Потаповым только переглядывались, сказать было нечего… С трудом, с шипением и матюгами, друзья развязывали друг друга и, развязавшись, выскочили на улицу. Ни секунды больше не хотелось оставаться в этом подвале.

- Пойдем к тебе, очухаемся немного, - сказал Потапов, - а то у меня такой разгром.

-Пойдем…


 - Глава 1.  - Глава 2.  - Глава 3.  - Глава 4.  - Глава 5.  - Глава 6.  - Глава 7.  - Глава 8.  - Глава 9.  - Глава 10.
 - Глава 11.  - Глава 12.  - Глава 13.  - Глава 14.  - Глава 15.  - Глава 16.  - Глава 17.  - Глава 18.  - Глава 19.

Репино – Зеленогорск

2003- 2004


Эта повесть, ввиду категорического неумения автора разговаривать с издателями, никогда, видимо, не будет опубликована на бумаге. Но ведь в наше время "опубликовать" не обязательно значит "напечатать". Очень рад, что имею возможность найти читателя на сайте Териоки. Надеюсь добавить несколько мазков в картину и без меня замечательного сайта. Если повесть доставит хоть несколько приятных минут хотя бы нескольким читателям, я буду счастлив.
автор


 

Rambler's Top100 page counter

© terijoki.spb.ru 2000-2016 Использование материалов сайта в коммерческих целях без письменного разрешения администрации сайта не допускается.