Rambler's Top100 page counter

CAN: Абсурд, как наилучший подход к сочинительству (21.10.02)

Для многих советских меломанов этот немецкий коллектив часто оставался вне поля зрения. Можно было бы этот факт списать на то, что в нашей стране всегда отдавали предпочтение более академичным британским коллективам таковых направлений (за исключением, пожалуй KING CRIMSON и ранних PINK FLOYD), ан нет: ведь полюбили горячо посредственных немцев ELOY. Время, как известно, все расставляет на свои места. И теперь не вызывает сомнений, что одним из самых влиятельных и революционных коллективов мирового музыкального пространства последних 40 лет является именно CAN (<канистра> - с англ.).

Под их влиянием строились такие изначально радикальные направления, как avant pop/rock, punk, industrial, ambient, techno, drum'n'bass, acid rock и post rock. Дань творчеству CAN на альбоме-трибьюте 97-года Sacrilege отдали Brian Eno, SONIC YOUTH, U.N.K.L.E., Carl Craig, THE ORB, Westbam и прочие знаменитости. Феномен маргинальных немцев, прежде всего, следует искать в их нетрадиционном подходе к сочинительству, исполнению и записи своих запредельных фантазий.

В первоначальный состав группы вошли: клавишник Irmin Schmidt, до этого восемь лет обучавшийся в академии мастера электронной музыки Karlheinz Stockhausen, а затем работавший дирижером театрального и симфонического оркестров; гитарист Michael Karoli, игравший до этого в различных джаз- и поп-группах; басист Holger Czukay, также долгое время проработавший в студии с Штокхаузеном и другими известными электронщиками; барабанщик Jaki Liebezeit, до этого игравший у знаменитого джазмена Chet Baker и эксцентричный негритянский вокалист Malkolm Mooney, ко всему прочему страдающий галлюцинациями.

Вот вам и первая парадоксальность CAN. Сборище правильно обученных музыкантов с консерваторским образованием сразу свернули с пути академичности и нарочитой помпезности (тогда свойственной многим авангардным британским коллективам) в сторону нервозной музыкальной атмосферы, эмоционально неуравновешенного вокала и необыкновенной ритм-секции, прямо-таки загоняющей в угол слушателя и вызывающую психологическую зависимость к ускоряющимся трансовым ритмам ударных и гитарным скрипучим пассажам. Некто фасовщик стиль-пакетов определил в дальнейшем эти <игры разума интеллектуалов> как <краут-рок>.

C самого начала CAN начали активно экспериментировать с аналоговыми синтезаторами, драм-машинками, коллажами из странных шумов и звуков, пленочными лупами и электронными эффектами, соединяя элементы современного джаза, академического авангарда, африканскую полиритмию и психоделических рок импровизаций. Первые сумасшедшие результаты можно услышать на первом полноценном альбоме Monster Movie, включившим в себя 20-ти минутный трэк с необычными шаманскими отнюдь не рок-н-ролльными ритмами. Не менее великолепным получился альбом Delay записанный в 68 году, но по финансовым причинам изданный позднее. Очередной финт CAN проделали с композицией - накладывая не один инструмент, а сразу целые группы. Сингл , написанный для детективного телесериала, в течение года разошелся в Германии тиражом 200 тысяч экземпляров. Он же стал одной из первых музыкальных пьес, на которой одновременно играют драм-машина и живой барабанщик.

Но настоящий шок ожидал музыкантов в процессе записи целой пластинки звуковых дорожек к фильмам , когда группу неожиданно покинул вокалист Муни. Музыканты прослушав множество кандидатов не остановились ни на одном, но: Сидя перед концертом в Мюнхене в уличном кафе Шукай и Либейцайт приметили на улице странноватого вида японца поющего и медитирующего. <Он будет нашим вокалистом> - сказал Холгер и подошел к бродяге с предложением. С важным видом, откликающийся на имя Дамо Сузуки, безумец согласился. <Дамо начал мурлыкать, словно медитирующая обезьяна.

Внезапно он преобразился в атакующего самурая и стал нападать на зрителей - музыка превратилась в откровенный нойз, аудитория была шокирована, началась драка, большинство зрителей покинули зал. Около 30 американцев вернулись и получили полное наслаждение. Среди них был голливудский актер David Niven, который, возможно, представил себе, что он присутствовал на в некотором роде представлении ночного кошмара> - вспоминает Шукай.

Дамо очень плохо говорил по-английски и сочиняемые им тексты были не лишены известной странности. Дамо во многом уступал своим новым коллегам, петь под сложные ритмические конструкции, которые выстукивал Джеки Либецайт, он был не в состоянии. Кроме того, Дамо стремился петь мелодично, а к мелодиям CAN вовсе не стремились. Раздражало стариков из CAN и то, что Дамо любил хард-рок и особенно группу DEEP PURPLE. Но взгляды Дамо на подноготную музыки быстро переменились - бормотания и болезненные вскрикивания стали идеальным сопровождением к музыке CAN.

<Мало какие вещи в жизни вызывали у меня интерес, поэтому я пою ни о чем. Я импровизирую как с мелодией, так и с текстурой. Я не концентрирую свое внимание на каком-то определенном предмете. Иногда голосовые звуки, которые я извлекаю, бывают похожи на английские, французские и немецкие слова, но на самом деле я пою на языке каменного века.> - объясняет свою манеру пения сам Дамо.

В своих интервью в 90-х Хольгер Шукай подчёркивал, что CAN - это четыре инструменталиста, с которыми сотрудничали разные певцы, однако с появлением Дамо Сузуки CAN стали во многих отношениях новым коллективом. CAN выпустили с Дамо четыре работы: Soundtracks (1970), Tago-Mago (1971), Ege Bamyasi (1972), Future Days (1973). Это были лучшие альбомы группы, хотя после ухода Сyзуки в 73 году музыкантами не остановились в развитии и продолжала искать и экспериментировать, поочередно выступая вокалистами. Вплоть до 76-го года CAN переживают расцвет творчества, постоянно расширяя границы психоделического (или если хотите прогрессивного) рока. Апогеем творчества CAN многими специалистами считается официально второй альбом группы - . После Tago-Mago земля не могла равномерно вращаться. Музыка держалась на оголенных нервах, а <пророческие> ритмы забирали с собой все остатки многочисленных излишеств в современной музыке.

Возвращаясь к теме всемирно-исторического значения CAN, стоит отметить, что помимо того, что они выдающиеся музыканты, они еще и разрушили многие стереотипы в отношении технологии звукозаписи и того, что можно считать музыкой. Они, в частности, были одной из первых групп, использовавших в своих записях уличные шумы и привнесших в рок-музыку "побочные" звуки. А, например, в музыканты включили записи собственных импровизаций в паузах между установками новых микрофонов и оборудования. В это время часть группы играла свои партии, ожидая, когда будут решены технические проблемы. Конечно же, в этих случаях всегда хотя бы один микрофон и один магнитофон были в рабочем состоянии. В целом это создавало атмосферу психоделического приключения.

В настоящее время CAN официально не существует (попытка реанимировать нонконформистов в 89 году закончилась неудачно), хотя музыканты много работали сольно и работают до сих пор.

Во второй половине октября Санкт-Петербург () посетит с концертами Дамо Сузуки со своим проектом Damo Suzuki Network's. Для этого проекта Дамо собирает местных музыкантов, способных композиторствовать на сцене. Он особо подчеркивает, что это не джем-сейшн и не импровизация, а именно композиторство, то есть музыканты должны создавать музыку прямо на сцене. Вы такое видывали?

/ Алексей Бажин /

 

Добавьте Ваш комментарий :

Ваше имя:  (обязательно)

E-mail  :  (не обязательно)

ОБЯЗАТЕЛЬНО - введите символы с картинки - цифры и латинские буквы.
Регистр не имеет значения - вводите маленькие буквы.
Цифра ноль - всегда перечеркнута.
Если не можете прочесть - перезагрузите страничку.

This is a captcha-picture. It is used to prevent mass-access by robots. (see: www.captcha.net)   

   Содержание:




© terijoki.spb.ru, 2000-2009