Галерея terijoki.spb.ru

"Вилла Заеца". В 1930-е гг. там проживал окружной судья Акессон. Участок №127 по карте из книги Э. Кяхенен. После войны - дом отдыха "Большевик".

На карте Терийоки 1902 г. владельцем участка №128 обозначен некий Заец. К сожалению, найти информацию о нем пока не удалось.

Согласно карте межевания Терийоки 1923 г. т.н. участок «Заеца» состоит из 3-х частей с номерами 1-101, 14-10 и 16-18.

Владелец участка 14-10 пока не определен, владелец участка 1-101 - купец Иван Михайлович Михайлов. Но претендентов-купцов, его полных тёзок, оказалось шесть, и определить настоящего владельца было трудно. Поиск владельца третьего участка 16-18 (см. приводимую здесь карточку земельного участка 16-18), дал владелицу - купчиху Анну Ивановну Михайлову, и все сразу определилось.

Мужем Анны Ивановны Михайловой был Иван Михайлович Михайлов (1860—1913 СПб). Купец 2-ой гильдии, потомственный почетный гражданин, держал зеленную и курятную торговлю (торговлю зеленью и мясом птицы и дичью) под фирмой «И. Михайлов» на Мариинском рынке в Курятной линии, магазины №№ 2 и 3 (это современный Апраксин двор, лавки по ул.Ломоносова, ближайшие к Фонтанке). Также И. М. Михайлов владел деревянным домом на Каменноостровском пр., 41А и, совместно с младшим братом Петром, роскошным доходным домом на Верейской, 2, где и сам проживал с семьей. Иван Михайлович был старостой Георгиевской церкви в Технологическом институте, попечителем Единоверческих церквей Димитрия Солунского и Покровской на Б.-Охтинском единоверческом кладбище. Также он был членом комитета продуктовой - «яичной, масляной, курятно-дичной» биржи.
В семье было 8 детей: Михаил, Сергей, Дмитрий, Николай, Иван, Валентина, Александра, Анна. Старший сын Михаил Иванович (1891 СПб—?) стал управляющим дома на Каменноостровском, 41А.
После смерти Ивана Михайловича в 1913 г., Анна Ивановна возглавила торговлю и унаследовала все имущество.

Однако, Анна Ивановна и Иван Михайлович Михайловы не были первыми владельцами участка и виллы. В архивной карточке на участок 16-18 приводится номер купчей на участок - №265, которая также сохранилась в архиве г. Миккели. Из этой купчей следует (см. оригинал и сокращенный перевод), что А. И. Михайлова приобрела участки у вдовы Тайного советника Н. А. Неклюдова Елизаветы Егоровны Неклюдовой.
В приложенных к купчей №265 документах зафиксировано, что в 1892-1893 годах Николай Адрианович Неклюдов приобрел и объединил в один четыре участка:
1) Участок №1, купленный 25.05.1892 г. от крестьянина Йозефа Хольтинена;
2) Участок №14, купленный 31.10.1892 г.
3) Участки 34 и 35, купленные от фирмы "Е. М. Мейер и Ко" 17.02.1893 г., а также все находящиеся на них строения с имуществом.

В завещании Н. А. Неклюдова, составленного и подписанного 30.07.1892 г. в присутствии Тайного Советника А. Ф. Кони и Сенатора Тайного Советника Н. Н. Гехройбера указано, что "Все мое движимое и недвижимое имущество, а также все, что не указано в данном завещании, но может иметь место быть и состояться после моей смерти, завещаю я моей дочери Александре Николаевне Неклюдовой". Видимо именно поэтому потребовалось специальное решение Губернской канцелярии Выборгского округа, утвердившее приобретение А. И. Михайловой участков не у дочери, а у вдовы Н. А. Неклюдова.

Николай Андрианович Неклюдов (1840 Саратовская губ. - 1896 С.-Петербург) – выдающийся русский правовед, криминалист, деятель судебной реформы, в 1895 г. товарищ (заместитель) министра внутренних дел Российской империи (см. статью в Википедии). На процессе Александра Ульянова 1887 года о подготовке покушения на Александра III выступал государственным обвинителем. Известный российский юрист А. Ф. Кони, который засвидетельствовал завещание Н. А. Неклюдова, писал о нем: "<...> У Вас скоро будет министр юстиции, и ты познакомишься с Неклюдовым как его предтечею. Это человек громадных дарований и замечательной рабочей силы. Его заслуги в русской криминалистике несомненны. Но его необъятное, хотя и законное честолюбие, больное самолюбие и гибкий ум делают его человеком не безопасным для судебных учреждений. Это оппортунист в высшей степени - и потом оппортунист страстный и взвинчивающий себя до ослепления. Достаточно указать на то, что по делу Мельницкого он закусил удила до того, что стал доказывать, что присяжные не решают вопрос о виновности [прим.: выступление Н. А. Неклюдова в должности обер-прокурора на суде по делу Мельницких в 1884 году вызвало тогда оживленную полемику].<...>".
Н. А. Неклюдов умер в Санкт-Петербурге 1 (13) сентября 1896 года. Похоронен на Никольском кладбище Александро-Невской лавры.

О следующих владельцах виллы читайте ниже, под фотографиями.

 

В 1926 г. на вилле поселился очень известный человек, вновь назначенный окружной судья Окессон (Акессон). Сразу хочется отметить разночтение в произношении фамилии Åkesson. Первая буква «А» с «диакритическим кружком» сверху, в Скандинавии изначально означала сдвоенное «Аа», постепенно стала читаться как «О». Но в русской традиции прочтения скандинавских фамилий «Å» читалось и «А» и «О». Иногда вообще кружок терялся. Так что называть эту фамилию «Акессон» тоже приемлемо.

Эрнст-Отто Окессон (Åkesson) (1872 Выборг—1939 Хельсинки).
Известнейший финский юрист - адвокат, судья, министр юстиции Финляндии. И даже заключенный "Крестов".
Отец - Тайный советник, доктор медицины, доктор философии, Эрик-Аксель Окессон (1817-1892), уроженец Борго-Порвоо.
Мать - Анна-Матильда Бойе-аф-Генняс, баронесса из древнего финско-шведского дворянского рода. В семье было 4 сына и 3 дочери.
Отто - студент-юрист с 1890 г., получил общее юридическое образование в 1893 г., магистр права с 1896 г. С 1901 г. служил нотариусом магистрата Выборга, был отправлен в изгнание в 1903-1905 гг. за «антироссийскую» деятельность. После возвращения с 1906 по 1913 г. - юрист различных учреждений Выборга, а также гос.служащий Выборгского городского совета в 1910-1911 гг. и заседатель Выборгского Апелляционного суда в 1908-1912 гг.
Как раз на этом посту он и подвергся новым репрессиям – Отто Окессон вместе со всеми членами Апелляционного суда Выборга за противодействие т.н. «Закону о недискриминации» 1912 г. (он же «Закон о равенстве» ) был арестован и депортирован в С.-Петербург, где отсидел в тюрьме «Кресты» 8 месяцев в 1913-1914 гг. После освобождения из тюрьмы служил адвокатом в Хельсинки в 1914-1917 гг.

В независимой Финляндии Окессон занялся политической деятельностью. Избирался депутатом парламента в 1917-1919 гг. от Шведской народной партии, в 1922-1924 гг. от Аграрной партии. Председатель комитета по правовым вопросам 1922 г., член парламентских комитетов по образованию и культуре, ревизионного комитета , комитета по финансам. В 1921-1922 гг. Отто Окессон был заместителем Парламентского омбудсмена и секретарем Апелляционного суда Выборга.
Вершиной его политической карьеры стал пост министра юстиции Финляндии в 1922-1923 гг.

Окессон руководил делом по подозрению в государственной измене членов Финской соц.-дем. партии, но не поддался давлению теперь уже финских властей, и не дал ход делу. Его карьера рухнула. Фактически он был выслан из столицы «подальше», и назначен судьей приграничного района Терийоки-Раяйоки, где прослужил в 1924-1932 гг. Жил на бывшей вилле Заеца. Закоренелый холостяк. Сразу по приезде в Терийоки стал принимать активное участие в общественной жизни. Например, он стал членом-учредителем Морского курорта и казино (Мерикюльпюля на вилле «Лепони»). Видимо, он мог бывать в Терийоках и в дореволюционные времена, здесь гостила (или жила на даче) в 1898-1900-х его кузина, Анна-Хельфрида Окессон (урожд. Пюлккянен).

В 1936-1939 гг., в последние годы жизни, служил адвокатом в Хельсинки, а свою дачу сдал в аренду военным под станцию прослушивания. В связи с этим дача судьи Акессона (Окесона) упоминается в книге Кайно Туокко "На границе неспокойно", использовалась она не совсем в мирных целях:
"Терийокская станция прослушивания находилась в арендованной у судьи Окесона даче возле шоссе Терийоки-Выборг на песчаном берегу примерно в 6 км от ст. Терийоки. За домашние дела отвечал лейтенант Лассе Пакаринен. Специальной охраны не было, т.к. Лоукола и его волкодав(*) заставляли любопытных держаться подальше. У Халламаа [руководителя группы радиоразведки] было собственное место для ночлега при посещении Терийоки. И он часто там бывал. Приходившие в дом должны были знать, где находится потайной звонок. Почти весь персонал радиопрослушивания участвовал в этой работе.
Прослушивающих было обычно 4. Дежурство продолжалось 6 часов. Но после ночной смены было 6 смен свободных. Прослушивание велось круглосуточно. В будни и в праздники. Примерно через час женщины уносили «добычу» на верхний этаж канцеляристам, которые, выполнив письменную работу, доставляли сообщения для расшифровки в «мозговой центр». Начало зимней войны заставило перевести станцию прослушивания в Суоменлинна и потом в Хюрюля."
(стр.291) (*) из той же книги, стр.278: "Лоукола был в Рауту в 1927-38 гг., после чего переехал с семьёй в Терийоки, чтобы обеспечивать безопасность работавшей в даче Окесона группы радиоразведки Халлама... Кроме охранявшей служебное здание пограничной собаки Тесу, у Лоухола было ещё 4-5 других собак, которых иногда брали с собой отправлявшиеся за границу. Как рассказывал Пентти Туокко, служебный дом, где жил Лоукола с семьёй и своими секретами, охранял большой злой волкодав".

Современный адрес - Приморское шоссе, 597. Сейчас в здании размещается загородная база я/с №120 Фрунзенского района.

Справку подготовили П. Корвенкюля, Е. Смирнова, А. Браво. Последнее обновление: 10.08.2017 г.
Современные фотографии Н. Рогалевой, П. Корвенкюля, А. Браво, Д. Лебедева (октябрь 2013 г.).

Rambler's
Top100 page counter