Галерея terijoki.spb.ru

По [url=http://terijoki.spb.ru/trk_showpic.php3?dir=history/maps2&img=10_tyriseva.gif][color=#009F0B]карте Тюрисевя 1930-х гг.[/url] из книги Э. Кяхёнен владельцем участка №81 числилась «госпожа адмиральша Небе» (Nebe, amiraalin rouva). После долгих поисков госпожа Небе нашлась, правда, она оказалась вовсе не адмиральшей. Члены семьи Небе финским сельским окружением, действительно, воспринимались невероятными богачами. Отсюда, наверное, и "титул" адмиральши. «Жизнь в больших виллах, «высший свет», горничные и слуги, и в повседневной жизни и по большим праздникам». Фридрих-Франц Небе (1838 — 1913 С.-Петербург), купец и землевладелец. Закончил медицинский факультет, имел право быть врачом и ветеринаром, но доктором никогда не служил. Он принадлежал к известной семье владельцев Ижорской писчебумажной фабрики «Небе», затем «К. и Х. Небе». Основал фабрику в 1826 г. Конрад-Людвиг Францевич Небе (1786 — 1857 С.-Петербург, Смоленское лютеранское кладбище), и все прочие петербургские Небе — его близкие или дальние родственники. Самые известные Небе — внуки основателя фабрики и продолжатели дела Христиан-Фридрих Конрадович (Христиан Кондратьевич) (1845 — после 1917) и Конрад-Готтлиб Конрадович (Кондрат Кондратьевич) (1860 С.-Петербург — 1914 Гейдельберг). Оба – потомственный почетные граждане, младшийКондрат Кондратьевич – директор фабрики, а старший Христиан Кондратьевич – 1 гильдии купец, мануфактур-советник с 1891 г., директор-распорядитель. Многие родственники также имели отношение к семейному делу (так, например, брат совладельцев, Александр Конрадович, хоть и был действующим провизором, служил на фабрике главным кассиром). Вот и Фридрих-Франц, вероятнее всего дядя братьев Небе, имея профессию врача, занимался совсем другими делами. Он владел посредническими конторами, занимавшимися, как сейчас говорят, «вторсырьем». Его конторы скупали отходы на ткацких фабриках и разнообразное тряпье и продавали бумагоделательным производствам (не только «К. и Х. Небе», но и другим). Кроме того, Ф.-Ф.Небе приобрел много земли в Ваммельсуу, Тюрисевя и вокруг Терийок (где строил дачи для аренды, и, вероятно, вкладывал в дело деньги «семьи» Небе). Первой женой Фридриха-Франца Небе была с 1888 г. Дженни-Элеонора (урожденная Вурстер), а второй — с 1896г. Клара-Алида-Мария (урожденная Мартенс) (1872 С.-Петербург — после 1947 Ярвенпяя) И сам господин Небе, и его семейные дела остались в памяти местных финнов. Очень колоритно, больше похоже на пересуды на лавочке: Герр Небе — «старый, толстый и уродливый человек с бородой». «Он скупал тряпки и лохмотья, и затем продавал их на различных текстильных фабриках в Санкт-Петербурге. Он был вдовцом и не имел детей. У него был большой дом, полный прислуги, и ему нужна была новая жена. Вскоре он нашел в С.-Петербурге девушку из бедной семьи, младше себя на 34 года, и женился на ней. Его избранница, Клара Мартенс, работала репетитором немецкого и французского языка. По договоренности с Небе, вместе с Кларой в Финляндию переехали ее мать и три сестры, Элла, Бертта и Фрида. Брак остался бездетным, и как болтали «злые языки», Клара осталась девушкой». У Небе было много вилл в округе, которые сдавались богатым дачникам из Санкт-Петербурга. Все виллы были с хорошей обстановкой. Так например, на дачах имелось 12 инструментов фортепиано, которые на зиму перевозили в главный дом, и хранились в одной из комнат, которая протапливалась особым образом для лучшей сохранности. И каждой весной из Санкт-Петербурга приглашался хороший настройщик, который приводил инструменты в порядок после зимы. Скрягой Небе не был, он устраивал местным детям праздники на Рождество с подарками и угощением, все приглашались в самый большой зал виллы. Он охотно становился крестным (крестники также получали подарки). Все дела вел сам г.Небе, но он был уже «в возрасте», и вокруг судачили, что же будет после его кончины. Он умер в 1913 г., и все рухнуло. Опасения, что неопытная и непрактичная Клара не справится с делами, подтвердились. Все вышло даже хуже. После смерти мужа Клара стала продавать дома и участки и раздавала деньги родне и друзьям. «Возможно, она хотела сделать кого-то счастливым». Из Санкт-Петербурга к Кларе приехала сестра Фрида (в замужестве Фрейманс) с мужем и еще некоторые люди. Наследство Небе стремительно таяло. После революции и Финляндской независимости, «российские» друзья исчезли. Клару стали обирать местные жители. Сначала Клара завела отношения с инкери из России, он был моложе ее, но был скорее слугой. Они жили как супружеская пара, пока денег не стало меньше, и он исчез. Вскоре после этого Клара влюбилась в женатого человека и переехал к нему в Терийоки. Кончилась история тем, что Клара подписала ему документы на недвижимость, с документами и деньгами он исчез. Последующие ухажеры также сбегали с ее деньгами. В конце концов, к 1930-м гг. у Клары не осталось почти ничего, она жила в небольшом домике в Тюрисевя с огородом, коровой и козой до Зимней войны. В 1939 г. эвакуировалась в Ярвенпяя. Там она жила до своей смерти, в маленьком домике рядом с кладбищем, средства к существованию она добывала, ухаживая за чужими могилами. «Она жила в маленькой хижине, где стояла большая кровать с толстыми матрасами и большим количеством подушек. Грязные ковры на полу. Комната была наполнена маленькими безделушками и сувенирами, скатертями и треснутыми кофейными чашечками. Это служило напоминанием о старых временах». Вот такая грустная история. Что касается дач Небе — главный дом находился в Ваммельсуу (точное место пока неизвестно). А разные дачи «в аренду» были разбросаны в Терийоках и вокруг. После 1913 г. они постепенно были проданы. Домик в Тюрисевя с большим огородом – последний оставшийся дом у Клары Небе, где она вела жизнь простой крестьянки. / Автор справки и фотографий П. Корвенкюля. Последнее обновление 22.09.2014 г. /
Rambler's
Top100 page counter