Галерея terijoki.spb.ru

Первыми владельцами участка была семья Бородулиных. В 1903 г. его приобрел на имя жены, Екатерины Яковлевны Бородулиной, строительный подрядчик Николай Арсеньевич Бородулин (1860 Кр.Село - ?). Подробнее о семье Бородулиных.

В 1911 г. (возможно ранее, но купчая оформлена 1911 годом) участок с кадастровым номером 2-42 в Келломяках (см. на карте межевания) был куплен на имя Лидии Фаберже. Следующая сделка - 1941-й год, когда была оформлена продажа Лидией участка.
Именно это здание являлось "дачей Агафона Фаберже", а дом в Левашово числился как "загородный дом Агафона Фаберже", в С.-Петербурге у Агафона не было недвижимости, прописка у него была в Левашово.

В ряде источников предполагалось, что дача Агафона Фаберже в Келломяках, вероятно, была построена по проекту архитектора Карла Шмидта. Однако, учитывая, что Фаберже не были первыми владельцами участка, и Лидия Александровна Фаберже приобрела уже готовую дачу, есть все основания полагать, что она была построена не по проекту К. Шмидта, а А. Гаммерштедта, и первоначально для Н. А. Бородулина.

Агафон Карлович ФАБЕРЖЕ (1876 - 1951), второй сын Карла Фаберже, окончил гимназию Видемана в Санкт-Петербурге, с 1895 г. сотрудничает в фирме отца, отвечает за коммерческие вопросы и заведовал движением драгоценных камней, выдающийся геммолог. С 1898 г. назначен экспертом Бриллиантовой комнаты Зимнего дворца, эти обязанности исполнял до 1917 г. Оценщик Ссудной казны. Привлекался к экспертизе наследства великого князя Алексея Александровича (1908) и оценке коллекции купца Плюшкина, приобретенной Николаем II (1911). По оценке русской эмигрантской газеты (1939 г.) «Агафон Фаберже – единственный из сыновей, кто смог бы продолжить дело отца – Карла Густавовича Фаберже».

Агафон Фаберже единственный из сыновей К. Фаберже, кто остался в Советской России, где прожил 10 лет. Агафон два раза сидел в тюрьме ЧК. Первый раз его арестовали «для профилактики» в мае 1919 года на квартире, где он с другими экспертами оценивал антиквариат. Приписали спекуляцию и посадили «до конца гражданской войны». И действительно, выпустили в сентябре 1920 года, правда, трижды водили на расстрел, пытаясь узнать, где находятся фамильные драгоценности. В сентябре 1924 года его посадили во второй раз за «вредительство — неверную оценку бриллиантов». Выйти удалось с помощью взяток только в мае 1925 года.

В 1922-1923 гг. А. Фаберже участвовал в комиссии акад. А.Е. Ферсмана по описанию «Российского Алмазного Фонда» ( с декабря 1922 «Алмазный фонд СССР»). В 1923 г. уполномоченный Гохрана по Петрограду.

Агафон Карлович - выдающийся филателист, коллекционер и антиквар; самый богатый из сыновей Карла Фаберже. Его загородный дом в Левашово - Осиновой Роще называли «Малым Эрмитажем» Обладал одной из крупнейших коллекций почтовых марок и знаков почтовой оплаты Российской империи, финских и польских марок. Владел крупнейшей в мире коллекцией русских земских почтовых марок.

Женат на Лидии Трейберг (1897 г.), от которой имел пять сыновей: Агафона (1898-1960), Петра (1902-1970), Федора (1904-1971), Игоря (1907-1982) и Рюрика (1909-1978). Вторым браком женат на бывшей бонне своих детей Марии Алексеевне Борзовой (1889-1973), от которой имел сына Олега (1923-1993).

Как рассказывала историку В. Скурлову внучка Агафона Фаберже Татьяна Федоровна, в конце 1918 года первая жена А. Фаберже Лидия Александровна Фаберже (урожд. Трейберг) бежала из Петрограда в Финляндию, миновав границу по льду реки Сестры, и явилась на собственную дачу. Прислуга страшно переполошилась, не ожидали увидеть хозяйку. Затем Лидия с четырьмя детьми - старшему было 20 лет, а младшему 9 лет - отправилась в Хельсинки, далее в Европу, в Швейцарию. Она еще приезжала на собственную дачу в 1931 году с 24-летним сыном Игорем, забрали мебель, часть мебели была продана.

Сам Агафон Фаберже в ночь на 11 декабря 1927 г. вместе с Марией Борзовой и сыном Олегом бежал из Лисьего Носа по льду Финского залива в Финляндию. Имел дом в предместье Хельсинки. Умер, не приняв финского гражданства, российским подданным.

В самом начале 1930-х гг. дачу Агафона Фаберже снимала (собственная дача на Горной ул. еще не была построена) семья сына академика И. Павлова - Владимир Павлов, его жена Татьяна с дочкой Людмилой, и мать Татьяны Ванда Орешникова.
В 1930-х гг. дачу арендовали под магазин мебельной мастерской Михаила Забелина и Николая Сандина.
В 1941 г. Лидия Фаберже дачу продала.

В советское время дача принадлежала детскому саду Василеостровского района. Дача не сохранилась, сгорела в марте 1999 года.

Справку подготовили А. Браво, Е. Травина, П. Корвенкюля. Последняя редакция: 24.01.2017 г.
Использованы материалы статьи Рупасова А.И., доктора исторических наук и Скурлова В.В., кандидата искусствоведения "Агафон Карлович Фаберже – филателист", любезно предоставленной В. В. Скурловым.
Исторические фотографии предоставлены В. Скурловым.
Современные фотографии О. Лариной, В. Скурлова, Р. М. Даянова, Е. М. Травиной.

Дача Агафона Фаберже упоминается в воспоминаниях детей архитектора Карла Шмидта, с которым Агафона связывали родственные (Карл Шмидт - двоюродный племянник Карла Фаберже) и деловые (он был архитектором загородного дома А. Фаберже в Левашово и, вероятнее всего, архитектором дачи в Келломяки) отношения, а также увлечение - оба были крупнейшими коллекционерами марок. К тому же у семьи Шмидт тоже была дача в Келломяках, рядом с дачей Фаберже.

Дочь Карла Шмидта Маргот вспоминала: "В доме [дача в Келломяках] у Агафона Фаберже все было чрезвычайно богато и роскошно, что разительно отличалось от простой обстановки нашего летнего домика в Келломяки. Когда мы входили в детскую комнату, складывалось впечатление, что мы попали в магазин игрушек. Они были разбросаны кругом: самые дорогие и изысканные. В комнатах на столах стояли чаши с шоколадными конфетами и другими сладостями; у нас подобное бывало только по праздникам, и в более скромной форме. Однажды на веранде у них висела огромная банановая гроздь, с которой дети, пробегая, срывали бананы. На меня эта роскошь даже давила...
Для сыновей же Фаберже в Келломяках были построены настоящие маленькие домики с двумя или тремя комнатами, с настоящими дверьми и застеклёнными окнами, которые открывались и закрывались. Крыши этих домиков не пропускали воду, внутри всё было покрашено, стены оклеены обоями. Каждый из сыновей Фаберже обставил свой дом по своему вкусу. Толло, или Теодор, любил играть в куклы... Эмигрировав в Швейцарию, он стал дамским портным [неточность, дамским портным стал брат Теодора Игорь], владел большим известным ателье. Петя увлекался садовым искусством и сам разбил сад вокруг своего дома. Это произвело на меня огромное впечатление. Впоследствии Петя стал фермером в Бразилии".

Брат Маргот, Эрик вспоминал: "В Келломяках у Агафона Фаберже тоже [помимо виллы в Левашово] был большой прекрасный деревянный дом, но не такой простой, как наш. У них все было поставлено на широкую ногу, в то время как мой отец, несмотря на свою финансовую состоятельность, был скромен и умерен во всем... Моя мама и госпожа Лидия Фаберже, жена Агафона, охотно общались, читали вместе романы и играли в четыре руки на фортепьяно."

---

В 1903 г. участок приобрел на имя жены, Екатерины Яковлевны Бородулиной, строительный подрядчик Николай Арсеньевич Бородулин (1860 Кр.Село - ?).

Его отец был личностью уникальной. Арсений Николаевич Бородулин (1818 Костром.губ.—1893), родился крепостным крестьянином в деревне Сысоевой Костромской губернии Кологривского уезда. Получил от своего помещика Статского советника Захарова разрешение на «подрядный промысел», приехал в Красное Село С.-Петербургской губернии в 1840-х. гг. Занимался частными заказами и казенными строительными подрядами, имел дела с Дворцовым ведомством. Быстро нажил значительный капитал и влияние.
Например, восприемниками его сына и келломякского дачника Николая Арсеньевича Бородулина в 1860 г. были известный архитектор Александр Иванович Резанов, архитектор Департамента уделов, Коллежский советник, и Пелагея Васильевна Муравьева, жена министра Государственных имуществ, генерала от инфантерии М.Н.Муравьева-Виленского. С архитектором Резановым, ректором Академии художеств, Бородулин видимо был в дружеских отношениях, т.к. тот был восприемником нескольких детей и внуков Бородулина. А.И.Резанов как архитектор, и А.Н.Бородулин как строительный подрядчик, несколько лет подряд строили в усадьбе Муравьевых - мызе Сырец, около Луги, господский дом и здания усадьбы, церковь, и проч. для Михаила Николаевича Муравьева-Виленского.

И министр государственных имуществ генерал Муравьев стал главным работодателем Бородулина по казенным заказам.
Также в команде Резанова подрядчик Бородулин строил дворец Вел.кн. Владимира Александровича на Дворцовой наб., 26, и реконструировал его же дворец в Красном Селе. А Вел.кн. Владимир Александрович стал (через Резанова) в 1875 г. восприемником сына Бородулина, Владимира.

В 1860-х гг. А. Н. Бородулин становится личным, а в нач. 1870-х - потомственным почетным гражданином. Он был главным попечителем Троицкой церкви Красного Села, только на золочение ее куполов Бородулин потратил 19 тыс. руб., а также был председателем строительной комиссии и попечителем церкви св.Ольги в Дудергофе.

Известные дети А. Н. Бородулина: Николай (1860 Кр.Село - ?); Иван, строительный подрядчик, член попечительского совета Лавальского приюта под покровительством кн.Кропоткиной; Владимир (1875 Кр.Село - ?); Серафима (в замуж. Знаменская).

Николай Арсеньевич Бородулин (1860 Кр.Село - ?) юридически, первый год жизни 1860-61 был крепостным. Впоследствии Потомственный почетный гражданин, член-попечитель Совета детских приютов под покровительством ЕИВ Вел.кн.Александры Иосифовны. Занимался строительными подрядами в Красном Селе. Сотрудничал со своим другом, одногодком и коллегой по Совету приютов, архитектором Александром Карловичем Гаммерштедтом (1860-1917). Гаммерштедт в 1901-1902 гг. построил ему доходный дом по Большому пр. П.С. 13/4 на продажу. Бородулины прожили в доме до 1905 г., после чего продали его.

Н. А. Бородулин, по примеру отца, был членом строительной комиссии по возведению церкви св.Духа в Келломяки, и там же, в 1903 г. приобрел участок «Тихий уголок» на жену, Екатерину Яковлевну.
Поэтому нельзя исключать, что эта дача построена не по проекту К.Шмидта, а А. Гаммерштедта, и первоначально для Н. А. Бородулина.

Rambler's
Top100 page counter