Старые дачи:Публикации
 

Старые дачи::Публикации

Содержание:

Письмо из Терийоки, 1921 г. (12.01.12)

Формально письмо, фрагмент которого опубликован ниже, отправлено из Мустамяки, однако описываемые там события относятся исключительно к Терийоки. Письмо, по всей видимости, написано неким управляющим, который в отсутствие состоятельного хозяина распоряжался его имуществом. Судя по письму, управляющим он может был и неплохим, а вот с грамотностью у него были проблемы, в публикации сохранен авторский текст.

К сожалению, у нас отсутствует адресная часть письма и его окончание, поэтому про адресата известно только, что звали его Виктор Иванович. Человеком он был весьма состоятельным, из текста письма следует, что в Терийоках ему принадлежали не только несколько участков и дач, но и Казино, электростанция и пр.

В письме упоминается несколько персонажей, известных по истории дореволюционных Терийок.
Это купец Алексей Иванович Шахов, один из его домов сохранился в Зеленогорске, это бывшая типография на перекрестке пр. Ленина (бывш. Виертотие) и Зеленогорского шоссе, идущего вдоль железной дороги. В воспоминаниях П. Миролюбова читаем: "Но давайте с вами пройдёмся по старым Териокам, по главной улице в сторону залива. Прежде всего вы увидите здание с торговлей железными товарами, принадлежавшее Алексею Ивановичу Шахову - известному в Териоках богачу и жертвователю денежных ссуд на благотворительные цели."
Господин А. Хаксель, действительно, был одно время губернатором Выборга, затем служил в министерстве иностранных дел Финляндии, и не просто служил, а в 1930-х годах стал министром иностранных дел.
Упоминаемая в письме госпожа Керстен, возможно, имела отношение к пансионату Керстен в Терийоках, изображением которого мы располагаем.
В материале об убийстве М. Герценштейна в Терийоках упоминается терийокский судья Лагус, который в письме выступает в качестве одного из советчиков автора.

Однако многие другие фамилии из письма на сегодняшний день остаются нам неизвестными. Хочется надеятся, что какую-то информацию о них со временем удасться найти.

Письмо из Терийоки, 1921 г.

Мустамяки 1 Декабря 1921 г.

Многоуважаемый Виктор Иванович,

Имея возможность совсем неожиданно Вам кое что сообщить, я хочу воспользоваться этим случаем. Надеюсь что Вы, мама Ваша и Андрюша все здоровы и находитесь еще в Петербурге по старому адресу. За все время я от Вас получил 4 Июля с.г. через Эстонию одно письмо от 29 Мая с.г., по указанному Вами адресу. 14 Июля я Вам таким же путем ответил на все вопросы, на имя Натал. Степановны, но не имея до сего числа никаких сведений полагаю, что Вы мое письмо не получили. Потому повторю приблизительно сообщенное Вам в том письме. Ваши вещи находятся на бывшей даче Гришенко(1), но не имея от Вас подробного списка не могу сказать все ли на лицо. Гришенко продал свое имущество, земли и дачи, и купил их бывший лавочник и мясник в доме Богомол[ова] в Териоки [в тексте - Терiiоки] на главной дороге, Михаил Александрович Задворнов, о нем можно узнать в Петрограде Пушкинская д.10 кв.46 в мясной Олисов(2). На даче находится и его мебель. Вся мебель сложена вместе, но человек, который присматривает за имуществом говорит что в беспокойное революционное время кое что растоскали, так как в этом доме жили некоторое время солдаты. В случае увидите Задворнова то передайте ему, что человек который следит за домом просит его, ему переслать деньги на уплату налогов, так как наросла очень крупная сумма и могут приступить к продаже недвижимостей.

Это письмо посылаю Вам через Финское посольство и знакомого господина Хаксель(3). Ваш папа его знал и мне кажется что и Вы знакомы с ним. Он был прежде юристом в Петербурге и продолжительное время после того как Финляндия стала самостоятельной, был Выборгским губернатором, а теперь если не ошибаюсь в инностранном министерстве. Меня к нему направил Териокский [в тексте - Терiiокский] ленсман с которым я как то разговорился. При этом разговоре коснулся продажи Казино, что покупателей я много опустил, так как не имею здесь Ваших акций, а на другой кусок, не имея от Вас доверенность на продажу участка, потому что купчая в свое время была сделана на Ваше имя. Потому мне и посоветовал [ленсман], нам с писаться и попросить Вас чрез господина Хакселя снабдить меня доверенностью, а также и переслать с ним же Ваши акции. Если они еще уцелели, а если они больше не существуют то я сделаю здесь публикацию и объявлю их недействительными.

К этому вопросу а так и о продажной сумме каждого участка в отдельности я Вам сообщю ниже. Сперва хочу кое что Вам сообщить в каком положении наше общее дело находится сейчас и что за все это время пока мы друг с другом не встречались произошло. В первых числах января 1918 года мы больше не встречались когда я был последний раз в Петербурге и передал Гуго Ивановичу Петро[ву] выписку прихода и расхода за 1917 год, и получил последний раз наемную плату от Лабгарда(4). За это время здесь тоже многое изменилось и мы теперь находимся в самостоятельной и культурной Финляндии под защитой которой мы живем спокойно и существует везде порядок. В виду того, что А. И. Шахов просил меня вернуть ему деньги по закладной я старался продать электрическую станцию, что мне удалось2 сентября 1918 г. за Netto Ф[инляндских].М[арок] тридцать тысяч, так что разсчитался с Шаховым и Мм Poppino, у которой была как Вам известно тоже закладная. Это было для нас очень выгодно потому что Шахов последнее время уже требовал 10%. Потом продал отдельно кабель, бак водяной и проч. Постр[ойку] электрической станции, потому что ее сильно разрушили, когда разбирали дизель мотор и другие части, я продал на снос за три тысячи Ф.М.

В последствии в Казино все начали вселять солдат и каждый раз по выезда одного полка, через некоторое время въезжают другой. Конечно тут не обходилось без воровства, грязи и порчи. Чтобы избавиться от этого я решил продать оставшийся еще в сохранности инвентарь и первым долгом билиярды, потом воденое отопление и водопровод гостинницы и водолечебницы и кинематограф. Постройки нельзя было больше ремонтировать, так как от взрывов мин, которых ветром примывало к берегу, они сильно пострадали а также и от бомб, которые с брасывали большевики. Одна бомба упала не далеко от Казино на берегу моря и побила много стекол, другая на заднем дворе между театром и прачечной, так что целых стекол нигде не осталось и сильно разрушило постройки, а третья на нашем другом участке, рядом с домом и продавила стену дома, попортила крышу и разбила все стекла так что вид этого здания ужастный. Мебель, которая там находится от госпожи Керстен(5) в страшном виде, но я ничего не могу сделать, много раз передавал знакомым от Керстен и учительницы из русской школы, которая вела переписку с ней, чтобы они убрали бы свою мебель, так как дождь и снег попадает теперь в дом через битые окна и ломаную крышу.

Из всего этого Вы поймете что мне все приходилось делать и решать без Вас, за советом обращаться к Лагусу и часто к Егор Василье[?] и слава Богу обе закладные погасил и выручил с плюсом для Вас и себя капитал. Конечно постоянно имелись тоже расходы, налоги, починки и жалование Алексею, который в Феврале 1920 года умер. Осталась жить одна Лина его жена, ей плачу дальше жалованиье, она очень слаба здоровьем, но работы тоже никакой там неимеет. Так как Вам и мне я предполагаю что деньги будут нужны в России, то я в то время обменивал на русские деньги, на царские и думские рубли, т.е. На 500. х[?] 100., 1000, и 250, и если Вы желаете то сообщите мне письмом или устно чрез господина Хакселя, и я при следующей поездки его, могу Вам их переслать, он их может взять с собой, но я в этот раз недал, так как не знал как Вы это желаете и подойдет ли Вам этот способ. Конечно, лучше всего Вы сами с ним об этом переговорите (* - я в этом советовать Вам ничего не могу). Господин Хаксель вероятно в декабре еще раз поедет в Петербург тогда могу Вам опять послать письмо если имею что сообщить относительно продаж участков. Для Вас отложено полностью Ваша часть. Она состоит из Рублей двести девять тысяч триста, а именно пятьдесят восемь тысяч триста в царских пятьсотенных и сотенных, девяносто...

 

ПРИМЕЧАНИЯ:
1. Гришенко Андрей Иванович, почетный гражданин. Предметы спорта. Ст. Терiоки Финляндской ж.д, Кузнечная ул., собств. дом. ("Весь Петроград" на 1917)
2. Олисов Иван Петрович, мясная и зеленная торговля. Пушкинская, 10, тел. 17247. ("Весь Петроград" на 1917)
3. Хаксель Андрей Матвеевич, магистр философии, Финляндский присяжный поверенный, стряпчий по делам финляндц(ев) при Финл(яндской) экспедиции. Жена Эльза Евгеньевна. Бассейная, 2, тел. 18149. ("Весь Петроград" на 1917). После провозглашения независимости Финляндии - губернатор Выборга, в 1930-х годах - министр иностранных дел Финляндии.
4. Лабгард (предположительно): Эрнест Эрнестович, мануфактурная торговля. Каменный о-в, 2-я Березовая, 27. Или м.б.: Яков Яковлевич, вице-директр частного комм. банка. Крестовский о-в, Ольгина ул., 13. ("Весь Петроград" на 1917)
5. А. М. Керстен фигурирует в списке дачевладельцев Терийоки, приложенном к карте 1902 г. Впоследствии, участок Керстен №59 был передан под строительство новой каменной православной церкви. Вполне вероятно, что этой же семье Керстен принадлежал пансионат в Терийоки, изображенный на этой открытке.

/ © terijoki.spb.ru, январь 2012. Благодарим Г. Андреевского за помощь в подготовке публикации. /

 

Добавьте Ваш комментарий :

Ваше имя:  (обязательно)

E-mail  :  (не обязательно)

ОБЯЗАТЕЛЬНО - введите символы с картинки - цифры и латинские буквы.
Регистр не имеет значения - вводите маленькие буквы.
Цифра ноль - всегда перечеркнута.
Если не можете прочесть - перезагрузите страничку.

This is a captcha-picture. It is used to prevent mass-access by robots. (see: www.captcha.net)   


 

Rambler's Top100 page counter

© terijoki.spb.ru 2000-2016 Использование материалов сайта в коммерческих целях без письменного разрешения администрации сайта не допускается.