Старые дачи:Публикации
 

Старые дачи::Публикации

Содержание:

А. Роденков. Печи и камины дачи Леонида Андреева на Черной речке. (07.11.11)

На территории Карельского перешейка и по сей день сохранилось немалое количество дачных построек начала ХХ в., комнаты которых украшают отопительные приборы того же времени. Эти печи и камины, особенно изразцовые, являются подчас настоящими памятниками декоративно-прикладного искусства и художественной промышленности, вызывающими интерес и ждущими своих исследователей.

В связи с этим возникает закономерный вопрос: чем же вызвано внимание к утраченным печам и каминам несохранившегося дома Л.Андреева? Дело в том, что даже в таких знаковых для Карельского перешейка дачах, как "Пенаты" в Репино, дачи Мюзера и Новикова в Зеленогорске, были в свое время установлены, хотя и ценнейшие в художественном отношении, созданные зачастую по проектам выдающихся архитекторов (например, замечательная печь в стиле национального романтизма по проекту Эл. Сааринена на т.н. даче "адмирала Макарова" в Верхнем Рощино), но все же типовые, неоднократно тиражированные в соответствии с заводскими рекламными каталогами печи и камины.

В то время, как печи и камины дома Леонида Андреева на Черной речке, были созданы по индивидуальным проектам, с учетом вкусов и пожеланий незаурядного заказчика, для конкретных помещений именно этого дома. А, если к этому добавить, что изразцовые облицовки были изготовлены не на финских, как в остальных случаях, заводах, а на известнейшем художественно-керамическом производстве "Гельдвейн-Ваулин" в Кикерино, то интерес к печам и каминам дачи в Ваммельсуу становится еще более обоснованным.

Прежде, чем перейти к характеристике самих отопительных приборов, уделим немного вниманию архитектору, построившему дом и спроектировавшему в нем большинство печей и каминов. Речь идет об Андрее Андреевиче Оле (1883-1958), ставшим в 1920-30-х гг. одним из крупнейших ленинградских зодчих. А. А. Оль профессиональную подготовку получил в Институте гражданских инженеров (ИГИ, 1901-1910). В 1905 г., когда из-за студенческих волнений ИГИ был временно закрыт, Оль отправился в Гельсингфорс, где устроился стажером к Эл.Сааринену и А.Линдгрену - лидерам финской архитектуры национального романтизма. Творчество выдающихся финских зодчих оказало большое влияние на становление молодого архитектора. Как он сам писал впоследствии, "наибольшую дань я принес веяниям северной архитектуры. В ней привлекала ее крепкая связь с народными традициями и ее ясный и бодрый дух". Работая в мастерской Эл.Сааринена, Оль бывал на его знаменитой даче в Виттреске. Позднее он поместил фотографии этого здания, его интерьеров в свой рабочий альбом, рядом с собственными эскизами для дачи Л.Андреева.

Илл. 1. Дача Л.Андреева на Черной речке

Знакомство А.Оля с Л.Андреевым произошло в 1907 г. в Куоккале (ныне Репино) на даче издателя З.И.Гржебина. Сестра писателя Римма вскоре стала его женой. Леонид Андреев привлекает своего нового родственника к проектированию и строительству дачи на берегу Черной речки. Дом был задуман в необычном стиле, похожим на норвежский замок, с башней, - это была идея самого писателя. Леонид Андреев любил все огромное, и Олем к 1909 г. была построено огромное здание (илл. 1). Как писал впоследствии про дачу Борис Зайцев, "когда впервые подъезжал к ней летом, вечером, она напомнила мне фабрику: трубы, крыши огромные, несуразная громоздкость". Огромные дымоходные трубы выдавали наличие громадных печей и каминов. А.А.Оль красноречиво выявил северный характер всего сооружения и разработал эту тему до мельчайших деталей внутренней отделки, включая печи и камины. Благодаря воспоминаниям детей и друзей Леонида Андреева, а также сохранившимся эскизам и фотографиям попробум коротко охарактеризовать их.

"На пятнадцать комнат было двадцать печей", - вспоминал Вадим Андреев, а Вера Андреева беспристрастно отмечала: "Наверное, Дрюнечка, как папа ласково называл шурина (речь идет, как догадался читатель, об А.Оле, -А.Р.), не слишком успешно справился со своей задачей" (потолок рухнул еще во время постройки, крыша протекала, башня покосилась и т.п.). "Пятнадцать комнат, огромные печи и камины поглощали неимоверное количество дров - дворник Никанор пол-дня таскал большие охапки и с грохотом сваливал их перед прожорливыми топками печей. Тем не менее многие комнаты оставались сырыми и холодными". Об этом же пишут Вадим Андреев: "Зимою все эти печи съедали больше сажени дров ежедневно, но в мороз в комнатах было холодно, по утрам в умывальниках замерзала вода и лопались трубы водопровода" и Корней Чуковский: "Он любил огромное..Его огромный камин поглощал неимоверное количество дров, и все же в кабинете стоял такой лютый холод, что туда было страшно войти. Кирпичи тяжелого камина так надавили на тысячепудовые балки, что потолок обвалился, и в столовой нельзя было обедать."

В самом больщом помещении первого этажа - столовой, оформление которой очень напоминает интерьеры холла дачи Эл.Сааринена в Виттреске, камин был, по словам Вадима Андреева "серо-зеленый, цвета морской воды, грандиозный, величиною с доменную печь, с деревянными колоннами по углам. Впрочем, в столовой кроме камина были еще две печки - одна серо-зеленая и другая темно-красная с длинной уютнейшей лежанкой" Камин, как и весь интерьер холла, был спроектирован А.Олем , о чем свидетельствуют сохранившиеся проектные зскизы архитектора (илл. 2). На старых фотографиях (илл. 3-4) хорошо заметны матовые отблески глазурованных изразцов камина. О месте изготовления этих изразцов можно сделать вывод на основе анализа происхождения каминов в кабинете и библиотеке писателя.

Илл. 2. А.Оль. Проект холла на 1-ом этаже

Илл. 3. Столовая. Слева на лестнице- Л.Андреев

Илл. 4. Камин в столовой

В кабинете Л.Андреева (илл. 5), располагавшемся на втором этаже, над столовой, был, по воспоминаниям Вадима, "зелено-голубой камин" (илл. 6). Нетрудно заметить, что трапециевидная форма камина соответствует трапециевидной форме потолка, дивана и кресел. Но самое замечательное, что авторский эскиз А.Оля этого камина мы встречает в рекламном издании художественно-керамического производства "Гельдвейн-Ваулин"! (илл. 7), что позволяет судить о месте изготовления его керамического декора.

Илл. 5. А.Оль. Кабинет писателя

Илл. 6. Камин в кабинете

Илл. 7. Рекламный эскиз камина в кабинете

"Художественно-керамическое производство "Гельдвейн - Ваулин" было основано в 1906 г. в Кикерино (Губаницкая волость Петергофского уезда) Санкт-Петербургской губернии выдающимся художником-керамистом П.К.Ваулиным (1870-1943), получившим к тому времени международное признание за созданный камин по эскизу М.Врубеля для Всемирной выставки 1900 г.в Париже. Майолики, изготовленные в Кикерине, и поныне украшают многие здания Петербурга и других городов нашей страны. В кикеринских мастерских был налажен и выпуск изразцовых облицовок печей и каминов. В уже упоминавшемся рекламном издании мы находим выполненный самим П.К.Ваулиным эскиз (илл. 8) еще одной каминной печи, находившейся на даче Л.Андреева - в библиотеке (илл. 9). Рельефный декор этой "темно-зеленой", по воспоминаниям, печи в стиле национального романтизма, не так строг, как у камина в кабинете и камина в комнате жены писателя (илл. 10).

Илл. 8. Рекламный эскиз камина в библиотеке

Илл. 9. Библиотека. На перднем плане Л.Андреев

Илл. 10. Комната жены писателя

Как вспоминал Вадим Андреев, "в кабинете Анны Ильиничны - серая громада, грозившая провалить пол и обрушиться в детские". Каминная печь в комнате жены, похожая по форме и декору на камин в кабинете, была спроектирована А.Олем, о чем свидетельствуют авторские эскизы этой печи (илл. 11). В рабочих альбомах архитектора обнаруживаются и проекты печи в детской комнате (илл. 12). Нельзя не согласиться с исследователями творчества зодчества в выводе о том, что "его рабочие альбомы - свидетели повседневных упорных исканий геометрически четких обощенных форм каминов и мебели".

Илл. 11. А.Оль. Проект печи в комнате жены

Илл. 12. А.Оль. Проект печи в детской

Дети писателя, естественно, не забыли про печи в детских комнатах. "Последнее, - вспоминает Вера, - что я вижу, засыпая, это печь - большая кафельная печь, занимающая весь угол комнаты. Она светлая, красивая, наверху цыплята - ярко-желтые, веселые, - идут себе друг за дружкой по зеленому полю". Вадиму в детских запомнились "белые глянцевитые кафели с вытравленными по краям черными рисунками - схематические вороны, деревья, человечки". Об остальных печах в доме мы также можем судить по их краткой характеристике, данной сыном писателя: "Такими же белыми блестящими кафелями были покрыты печи у отца в спальной, в бабушкиной комнате, в людских и в наших с Ниной комнатах... В передней и в гимнастической - голубые, матовые, во всю стену, тяжелые печи. Синяя печка в башенной". О некоторых из них мы можем получить представление по цветным фотографиям, сделанным самим Л.Андреевым (илл. 13-14).

Илл. 13. Фотоавтопортрет Л.Андреева

Илл. 14. Деталь камина. Фотография Л.Андреева

Не вызывает сомнений, что все перечисленные "кафели", как и изразцы каминов в кабинете и библиотеке писателя, были исполнены в кикеринских мастерских, отличительной чертой продукции которых как раз и являлась матовость изразцов. То есть, мы можем сделать вывод, что интерьеры дачи Л.Андреева на Черной речке украшал единственный в своем роде на Карельском першейке, настоящий ансамбль высокохудожественных печей и каминов по проектам А.Оля и П.К.Ваулина, изготовленных в художественно-керамическом производстве "Гельдвейн-Ваулин".

К сожалению, время не пощадило дачу писателя и ее печи и камины. Стоя у недавно установленной памятной доски на месте утраченного дома, невольно вспоминаются написанные о нем строки Бориса Зайцева: "И нет Финляндии. Нет майоликовых отделок, матовых кубов, нет модерна".

 

В статье использованы следующие источники:

Вера Андреева. Дом на Черной речке. М., 1974
Вадим Андреев. Детство. М.1966
Борис Зайцев. Мои современники: Воспоминания. Портреты. Мемуарные повести . - Собр. Соч: В 5т . Т.6 (доп.)- М., 1999
Художественно-керамическое производство Гельдвейн-Ваулин - СПб., б.г.
Оль А.А. Выставка архитектурных и художественных работ. [Каталог. Вступит. Статья +проф. В.Витмана]- Л., 1959
Быкова Г.Д. Андрей Оль.- Л., 1976
Архитектор Андрей Андреевич Оль. . 1883-1958. Графика и документы в собрании Государственного музея истории Санкт-Петербурга. - Спб., 2008

Автор благодарит А.Браво, Р.Даянова, С.Ренни за предоставленные иллюстрации.

/ © А. Роденков. Статья опубликована в журнале "Fireplaces & Stoves Камины и печи", 2011, октябрь-ноябрь , № 5 (09). /

 

Добавьте Ваш комментарий :

Ваше имя:  (обязательно)

E-mail  :  (не обязательно)

ОБЯЗАТЕЛЬНО - введите символы с картинки - цифры и латинские буквы.
Регистр не имеет значения - вводите маленькие буквы.
Цифра ноль - всегда перечеркнута.
Если не можете прочесть - перезагрузите страничку.

This is a captcha-picture. It is used to prevent mass-access by robots. (see: www.captcha.net)   


 

Rambler's Top100 page counter

© terijoki.spb.ru 2000-2016 Использование материалов сайта в коммерческих целях без письменного разрешения администрации сайта не допускается.