Старые дачи:Публикации
 

Старые дачи::Публикации

Содержание:

С. А. Симкина. ДАЧИ МОДЕРНА НА СЕВЕРНОМ ПОБЕРЕЖЬЕ ФИНСКОГО ЗАЛИВА

В начале нынешнего века северное побережье Финского залива стало одним из самых модных дачных мест в окрестностях Петербурга. От Лахты до финской деревни Тюрисевя (пос. Ушково) развертывается интенсивное дачное строительство; создаются акционерные общества, занятые устройством пригородных поселков и разработкой наиболее экономичных и удобных проектов загородных домов. Министерство земледелия и государственных имуществ, а также крупные землевладельцы, такие как Стенбок-Ферморы, начинают делить свои земли на отдельные участки с целью сдачи их в аренду на выгодных условиях.

Местность стремительно благоустраивается, возникают как реальные, так и фантастические проекты планировки дачных поселков. На основе новых строительных технологий проектируются дачные постройки, явившиеся основой для целых типовых серий. Одновременно состоятельные люди, получив в аренду или купив большой участок земли, заказывают проект своего загородного дома крупным столичным зодчим. Те же в свою очередь, ориентируясь на средства заказчиков, иногда невзирая на очень скромную смету, создают настоящие маленькие шедевры, не имеющие аналогов в европейской архитектуре того времени. Но не только частные дачи, а также благотворительные заведения, приюты, школы, больницы и церкви энергично строятся в конце XIX - начале XX века по всему побережью.

В это время, необычайно плодотворное для русской архитектуры, в Петербурге работает целая плеяда выдающихся мастеров, оставивших громадный и, быть может, еще не вполне оцененный по достоинству след в отечественном зодчестве. Это было время творческих поисков, осмысления на новом уровне наследия прошлых эпох, создания новых художественных концепций и дерзновенных прорывов в будущее. Краткая проектно-строительная деятельность архитекторов эпохи рубежа веков (уложившаяся не более чем в четверть века) придала облику тогдашнего Петербурга-Петрограда необыкновенные черты. В пригородное же дачное зодчество была вписана совершенно новая страница, неповторимая и неожиданная. Тогдашним зодчим удалось органично сочетать традиции народной деревянной архитектуры с понятием дачного дома I860-1870-х годов и новейшими достижениями модерна. В лучших постройках, расположенных на северном побережье Финского залива, полноценно отразились лучшие качества петербургской архитектурной школы, достигшей к тому времени своего расцвета. Здесь работали такие крупные мастера архитектуры, как Володихин, Вайтенс, фон Гоген, Бук, Гингер, фон Постельс, Пясецкий, Лукомский, Бальди и другие. Их постройки известны, но они - лишь некоторая часть архитектурного наследия в этой области. В большинстве своем об авторах многих оригинальных и высокохудожественных произведений ничего не известно, история не сохранила имена их создателей, и творения их, постепенно ветшая, отходят в небытие. Они разрушаются, теряя детали отделки, а иногда и целые художественно обыгранные функциональные элементы - изящные двери, балкончики, террасы, витражи, фронтоны, оконные заполнения. Их перестраивают, уродливо соединяя новые "заплаты" со следами былого великолепия. И тем не менее еще многое уникальное и неповторимое, дополняющее и углубляющее наши знания об архитектуре этой эпохи, сохранилось на северном побережье Финского залива.

Это время пришлось на формирование и становление модерна в России. За два неполных десятилетия своего существования стиль этот прошел несколько этапов развития. На территории бывшего Сестрорецкого уезда можно познакомиться с образцами дачных построек его различных периодов: от ранних, еще тяготеющих к традиционным композициям 1860-1880-х годов, до поздних, приближающихся к конструктивизму. В архитектуре Петербурга начала XX века модерн широко представлен доходными домами и особняками, зданиями банковских контор и страховых обществ, мостами и решетками, решенными в самых разнообразных формах. Ранним постройкам этого стиля присущи фасадные декорации, нередко заполненные текучими растительными орнаментами (напоминание о венской сецессии); или это крупные, словно нагроможденные друг на друга объемы с большими плоскостями стен, с подчеркнутым запоминающимся силуэтом крыш ("северный" модерн); или переработанные мотивы древнерусского зодчества (неорусский стиль), а также многочисленные, художественно переосмысленные реминисценции исторических стилей. Бесконечное разнообразие решений, не лишенных гармонии, изящества и вкуса. Основополагающим принципом модерна в архитектуре было эстетическое осмысление конструкции и функции, максимальная функциональность. Архитектура - это искусство огораживать пространство, и отсюда прием проектирования изнутри наружу, опровергающий установки прежнего времени (от создания фасада к решению внутренних пространств).

Декоративность модерна имела два аспекта, первый был направлен на обыгрывание функциональных и конструктивных элементов, то есть был нераздельно слит с ними. Второй - подчеркнуто бесполезный, демонстративный - просто декорация, словно противоречил работе конструкции и материала, но на самом деле подчеркивал ее. В таких случаях на гладкое поле стены накладывалось изображение мягких, текучих линий, стилизованного растительного орнамента или цветочных гирлянд. Протест против монотонности декора эклектики, стремление к новизне и неожиданности вплоть до эпатажа - характерные признаки архитектуры этого времени. Впрочем, многое зависело от желаний и вкусов заказчика, а также от технических условий (конфигурации участка, наличие других зданий, сумма сметы, строительные материалы). В городе эти требования звучали жестче, чем в условиях сельской местности. Тем не менее строительство загородных домов-дач имело свои существенные особенности. Здесь, с одной стороны, всегда была возможность для большей свободы творчества - дома, стоящие отдельно друг от друга на большом расстоянии (вписанные в ландшафт), позволяли работать не только над лицевым фасадом, как в городских доходных домах, но и над каждым в отдельности. В отличие же от городских особняков эти дачи были в основном деревянными, а свойства материала зачастую диктовали и определенные объемно-пластические решения.

В это время повышаются требования к дачному строительству. Не только загородные дома, но и небольшие дачи строились с учетом всех новейших гигиенических, строительно-технических и художественных требований. Комфортность и целесообразность организации среды обитания сделались предметом особых забот. Объявлялись конкурсы на дачные постройки, популяризировался и изучался опыт заграничного строительства подобного рода. В соответствии с местными традициями и условиями учитывались и творчески переосмысливались лучшие достижения зарубежных архитекторов.

Уже к концу первого десятилетия XX века застройка прибрежной полосы отличалась значительной плотностью. Усиленно застраивались старые и создавались новые дачные поселки, возводившиеся по последнему слову тогдашней архитектурной и градостроительной науки. Для нас они и по сей день представляют несомненный интерес не только с историко-художественной точки зрения, но также как пример рационального и конструктивного подхода к решению ряда планировочных и строительных задач.

До нашего времени сохранилась почти без изменения планировка Лахты, Александровской, Ольгина, Лисьего Носа, Тарховки, Комарова, Ушкова. Возникновение поселков Ольгино, Владимировка (прибрежная часть современного пос. Лисий Нос), Александровская связано с прокладкой линии Приморской железной дороги (1894) и организацией крупным землевладельцем Стенбок-Фермором акционерного общества, деятельность которого была направлена на развитие дачной жизни в этих местах. Помимо прочего, акционерное Общество также занималось проектированием загородных домов и разработкой новой технологии их строительства. В 1910 году в Ольгине было построено более 150 зимних дач, в основном из дерева1.

Последним председателем Общества благоустройства поселка был петербургский нотариус П. Г. Дрожжин2. Он был владельцем великолепного двухэтажного деревянного дома на углу Юнтоловской и Лесной улиц (Юнтоловская, 18). Постройка эта - образец удачной стилизации финского народного зодчества в рамках эстетики модерна, для которого характерен четкий силуэт за счет высокой, со значительными свесами, кровли, выпуски бревен, увеличивающиеся кверху, гранитный цоколь, сложенный из крупных блоков, необшитые плоскости стен. Однако все это слегка утрировало пропорции здания и абрис кровли, и своеобразие каждого из четырех фасадов позволяет определить время его создания. Судя по всему, это было в конце 1900-х - начале 1910-х годов. Автор проекта не установлен. Однако известно, что примерно в это же время в Петербурге для Дрожжина по проекту гражданского инженера В. М. Орлова строился шестиэтажный каменный доходный дом. В. М. Орлов довольно много работал в формах архитектуры модерна (11-я линия, 52, Скороходова, 4, Восстания, 32, Можайская, 30, и др.), тем не менее вопрос об авторстве загородного дома Дрожжина остается открытым.

п.Лахта. Собственная дача. Арх. А.П.Вайтенс, 1910 г.

Дома № 19 и 21 по Лесной улице построены по проекту архитектора А. П. Вайтенса3. В них воплотилось все обаяние и новаторство архитектуры раннего модерна, установка которого на уникальность здесь проявилась с убедительной силой. С каждой новой точки обзора открывается неповторимый ракурс. Они напоминают словно вырастающие из земли "надутые" воздухом фантастические сооружения, однако вполне гармоничные, несмотря на причудливое нагромождение объемов (д. 21). В этих сооружениях пригородный петербургский модерн ближе всего подошел к органической архитектуре. Здесь нет ориентации на исторические стили, никаких реминисценций прошлых эпох. Остальные весьма и весьма интересные c архитектурно-художественной точки зрения дачи поселка Ольгино все-таки не являются такими законченными маленькими шедеврами; нигде здесь больше не встречается такого неразрывного единства общего и частного, гармонии отдельных деталей и всей композиции в целом, таких необычайно пластичных объемов, тем не менее ни на секунду не позволяющих забыть, что это деревянные сооружения.

Дома по Хвойной ул., 15, и Пролетарскому пр., 8, расположены неподалеку друг от друга. И тот и другой не являются произведениями высокого искусства, но в каждом есть "изюминка". Дача на Хвойной ул., 15, представляет собой симметричную композицию, состоящую из двух прямоугольных объемов, поставленных под углом друг к другу. Место их соединения акцентировано круглой башенкой, завершенной шестигранным "шлемом", грани которого прорисованы столь мягко, что как бы прогнулись внутрь. Замечательно решение оконных проемов - на фасаде представлены окна трех типов - все они причудливой формы, обрамленные белыми наличниками оригинальной конфигурации, и имеют своеобразный и одновременно типичный для модерна рисунок оконных переплетов.

Дом по Пролетарскому пр., 8, целиком относится к эклектике - это сложное громоздкое сооружение, как бы составленное из нескольких совершенно самостоятельных частей: одно-двухэтажный бревенчатый дом, с примыкающей к нему с одной стороны пристройкой c башенкой, а с другой - верандой с мощным бочкообразным щипцом, внутренняя поверхность, контур и стяжки которого заполнены орнаментом, выполненным в пропильной резьбе. Углы под стяжками подчеркнуты резными "веерами". Наличники, расстекловка веранды и башенки - все традиционно для загородных дач 70-80-х годов XIX века, но заполнения оконных проемов первого этажа характерны для модерна. Дом этот, созданный с большой любовью и терпением и, по всей видимости, не имеющий аналогов, создавался не по профессиональному проекту. Однако, несмотря на свою "неуклюжесть", облик его с подчеркнутым силуэтом башни запоминается и вносит свою лепту в восприятие застройки этих мест.

п.Лахта. Советская, 2. 1914 г.

Также не претендует на чистоту стиля здание по Советской ул., 2 (бывший дом генерала Тырсина)4. Возведенное из дерева, но оштукатуренное под камень с применением ордера и одновременно элементов, заимствованных из китайской архитектуры ("беседки" по углам здания в виде завершения китайских пагод), - оно, как и предыдущее, и композиционно, и по своему декоративному решению, и по подходу к материалу относится к архитектуре эклектики. Этот дом был возведен в 1914 году, когда отрицательная реакция на модерн уже вполне набрала силу.

Дома на ул. Рядовой, 12 и 16, расположены рядом. Построенные в конце 1900-х годов, они очень близки по объемно-пластическом у решению, выдержанному на хорошем профессиональном уровне, и представляют собой небольшие сооружения, силуэт которых строится на обыгрывании живописного эффекта разновысоких полувальмовых крыш. Более интересен дом под номером 16. Здесь к полувальмовым добавляется высокая шатровая кровля, перекрывающая небольшой выступающий прямоугольный объем, подчеркивающий угол здания. Декор в традиционном понимании этого слова отсутствует, что нередко в модерне, но большие "лежачие" окна под вертикалью шатра, расстеклованные в верхней части в "шашечку", очень украшают фасад; рядом также "работают" большие (больше обычной величины) окна с полуциркульными завершениями.

Дом на ул. Колодезной, 1/3, - пример создания художественногo образа самыми простыми средствами. При полном отсутствии пластических эффектов, лицевой фасад строится как подчеркнуто плоская, имеющая четкий абрис, но лишенная глубины декорация. Эффект достигается за счет двух высоких глухих стилизованных фронтонов, граница которых обозначена горизонтальной обшивкой. Эта исключительная простота форм разнообразится запрограммированным контрастом очертаний крупных окон, ни одно из которых на главном фасаде не повторяется.

Часть поселка Лисий Нос, называвшегося в начале века Владимировка, застраивалась одновременно с Ольгиным, по такой же планировочной схеме5. Однако застройка его отличалась меньшим своеобразием. В основном это вариации одной и той же объемно-пластической схемы: двухэтажный прямоугольный объем с мезонином и пристроенная к нему круглая или прямоугольная башенка. Разнообразие зрительного впечатления достигалось за счет остекления, рисунка дверных проемов, форм завершения башенок, способа обшивки.

Такими представляются дом на углу Межевой улицы и Мариинского проспекта, дома на Боровой ул., 25*, Высокой ул., 9*, Петровской ул., 11, построенные, в основном, на средства страхового общества "Саламандра". В основе своей они имеют несколько типовых проектов, разработанных архитекторами общества. Это подтверждается еще и тем, что иногда в рамках описанной композиции встречаются абсолютно идентичные здания. Например, собственный дом архитектора Шредера в Александровской (2-я линия, 9) аналогичен дому по ул. Холмистой, 8/5, в Лисьем Носу. Дома эти не лишены значительных художественных достоинств: их объемы удачно сочетаются, пропорции тщательно выверены, детали соответствуют целому.

Деревянная церковь на Мариинском пр., 19, была возведена еще в середине XIX века, но в 1910 году капитально перестроена гражданским инженером С. И. Андреевым6. Здесь слились воедино приемы, характерные для русского культового зодчества (конструктивность, подчеркнутая силуэтность, развитие композиции по вертикали нарастающими массами, всефасадность) и архитектуры модерна (утонченность, эстетизация).

п.Александровская. 4 линия, д.14.

Поселку Александровская, также сооруженному по инициативе акционерного общества на бывших землях Стенбок-Ферморов, с качеством застройки повезло больше. Она здесь гораздо разнообразнее. Множество домов строилось по индивидуальным проектам дипломированных зодчих. Здесь строили академик архитектуры А. М. Кочетов, гражданский инженер Р. И. Блюм, архитектор Р. М. Габе. Однако их постройки время не пощадило, сохранились лишь проектные чертежи в архивах. Уцелевшие же уникальные здания атрибутировать невозможно за отсутствием документов, но можно оценить их достоинства. Уникален дом по 4-й линии, 14, возведенный в лучших традициях немецко-австрийской архитектуры рубежа веков. Его художественное решение радует свежестью и новизной. Динамическое сочетание архитектурных масс (за счет этого достигается неожиданность восприятия каждого нового ракурса), сложный ритм горизонтальных и вертикальных членений, оригинальное решение оконных заполнений - традиционное окно с наличником вписано в круг (окна первого этажа, обращенные на 14-ю линию). Живописность фасада достигается за счет ритмического чередования выступающих и слегка утопленных (противопоставленных первым) объемов, подчеркнутых вертикальных членений одного фасада и горизонталей другого. До нашего времени здание дошло с некоторыми утратами. Несомненно, в прежние времена каждая башенка завершалась шпилем, являвшимся своеобразной точкой в развитии композиции по вертикали. Выполненное из дерева здание поставлено на высокий гранитный цоколь, что лишний раз подчеркивает его монументальность в целом, несмотря на относительно небольшие размеры. Невзирая на сложность всего замысла, ощущения дробности или напряженности не возникает. Это достигается благодаря ясному гармоническому началу и логическому соподчинению всех частей по отдельности и главной идее в целом. В этом здании основные черты модерна воплотились с наибольшей полнотой и определенностью.

Дом, расположенный напротив (4-я линия, 15), уже не отличается такой чистотой стилистических поисков, хотя по-своему гармоничен и несет в себе черты, позволяющие причислить его к одной из вариаций на тему модерна. Его можно было бы назвать воспоминанием о традиционной русской избушке: высокая двускатная кровля с мощными свесами, поддерживаемая резными кронштейнами, стены сложены из крепкого необшитого бруса, выпуски которого (от кромки до основания) представляют собой плавную кривую, которая одновременно кроме функциональной имеет еще и эстетическую нагрузку (смягчает зрительно жесткость сопряженных объемов и одновременно подчеркивает их границы). Прорезающие стены большие "лежачие" окна с характерной столяркой {в одно из них вписаны двери) дополняют картину.

По-иному, но в русле тех же исканий решен дом по 3-й линии, 16. Решение его максимально упрощено, но не лишено при этом оригинальности: здание, как и дом № 14 по 4-й линии, поставлено на мощный цоколь из тесаного гранита, развитая горизонталь основного одноэтажного объема как бы перерывается вписанной в него двухэтажной башенкой с луковичным завершением и шпилем (ныне утраченным). Все в целом производит компактное цельное впечатление и несмотря на скудность использованных художественных приемов достаточно эффектное.

На небольшом холме между Разливом и Тарховкой (Федотовская дорожка, 42) стоит дом бывшего председателя акционерного общества Приморской железной дороги П. А. Авенариуса. Первоначально это был небольшой бревенчатый дом, построенный для князя Святополк-Мирского и для него же капитально перестроенный в начале 1910-х годов архитектором И. П. Володихиным7. Обшитый и оштукатуренный, он производит впечатление каменного сооружения, в котором уже с очевидностью воплотился отход от принципов свободной компоновки модерна в сторону жесткой и упорядоченной неоклассики. Тем не менее обе эти тенденции равно сосуществуют, не приходя в противоречие и не лишая всю композицию определенной уравновешенности и покоя. Здание дошло до нас с некоторыми утратами, уже достаточно ветхим, но как произведение настоящего мастера оно и по сей день производит сдержанное, значительное впечатление.

С открытием Приморской железной дороги также связана история строительства дачных домов в Сестрорецком курорте. В 1898 году Министерство земледелия и государственных имуществ отвело Обществу Приморской железной дороги в бесплатную аренду участок земли мерою в 54 десятины, лежащий близ финляндской границы, между рекой Сестрой и берегом залива, в трех верстах от города Сестрорецка, с тем условием, чтобы Общество выстроило здесь для столицы курорт. Одновременно на казенных землях, примыкающих к курортной полосе, благодаря усилиям того же Министерства был создан поселок Курорт8. Участки сдавались в аренду на 99 лет каждый. Непременным условием было в течение первых трех лет возвести загородный дом или дачу со службами. К концу первого десятилетия XX века целое созвездие великолепных дач располагалось на участке между рекой Сестрой и Приморской железной дорогой.

Курорт. Дача Клячко. Арх. С.Г.Гингер, 1907 г.

ул. М. Горького, 20.

В 1907 году известным петербургским зодчим С. Г. Гингером для присяжного поверенного Герцмана9 на Лесной улице, 7, был возведен деревянный двухэтажный дом (впоследствии он был продан доктору Клячко). Объем здания чрезвычайно выразителен. Разновысокие крыши сложных криволинейных очертаний придают облику здания динамичность, присущую постройкам "нового стиля". Пространственно-планировочная схема проста и рациональна. Объединенные общим вестибюлем помещения первого этажа делятся на три группы: подсобные, рабочие, личные; для каждой имеется свой вход. Логической связи между интерьером и экстерьером подчинено расположение оконных проемов, балконов, террас.

Участок земли по улице Горького, 20** (бывшая ул. Авенариуса), первоначально был в аренде у того же владельца. План деревянного двухэтажного дома был утвержден в сентябре 1908 года. Не исключено, что проект его был заказан тому же С. Г. Гингеру. Так же, как и в предыдущем случае, здесь очевидно, что автор владеет полным арсеналом средств художественной выразительности, характерной для построек модерна. Богатство игры света и тени на фасаде достигается за счет сложного пространственного решения. Дополнительный декоративный эффект дает сопоставление фактуры стены, образованной горизонталями бревен, с выделенными цветом вертикалями оконных наличников и расстекловки. Если сравнивать объемно-пластические решения этих двух домов, то можно найти общее: сложные очертания объемов крыши, асимметричные композиции фасадов, отсутствие декора. Зато некоторые приемы очень близки: в каждой постройке имеется лоджия, утопленная в зашитом фронтоне, а над нею квадратное трехчастное окно; почти идентична прорисовка чердачных окошечек. Однако объемная композиция дома № 20 несколько неуравновешена, что в сочетании с учащенным ритмом оконных проемов создает ощущение напряженности. Тем не менее дом выделяется своим необычным обликом, характерным для сооружений модерна.

Дача Л. Фертинг. Лесная, 9

Дом № 3 по Оранжерейной улице10 возведен по проекту того же архитектора в 1909 году. Однако эта постройка сродни двум предыдущим разве что своей ярко выраженной уникальностью. Здесь зодчий обращается к ретроспективному направлению модерна. Растянутый лучковый фронтон, мелкая расстекловка крупных окон, обработка фасада пилястрами, высокая мансардная крыша - напоминают нам архитектуру раннего "петровского барокко". В своем творчестве Гингер неоднократно использовал мотивы барокко. В "Ежегоднике Общества архитекторов-художников" за 1910 год опубликована фотография служб дачи Грузенберга (ил. 32), построенных Гингером. Фасад небольшого деревянного дома декорирован стилизованным картушем, соседствующим с изящно прорисованным овальным окошечком. Венчает постройку высокая мансардная крыша. Те же элементы, но несколько в ином контексте, обнаруживаются при рассмотрении фасада дома № 9 по Лесной улице.

Дом по улице Горького, 1311, принадлежал преподавателю Института гражданских инженеров В. Н. Пясецкому и был возведен по его проекту в 1901 году. По своим формам и композиции он тяготеет к дачной архитектуре 1880-1890-х годов. Однако зодчий находит оригинальный способ декора, оживляя поверхность тесовых стен причудливо изогнутым ложным фахверком, напоминающим орнамент раннего модерна.

Сестрорецкий пансионат. Дача директора Цвета

На живописном берегу реки Сестры напротив крутого спуска к реке в конце 1900-х годов была построена дача доктора Д. М. Цвета. Автор ее архитектор Ф. Ф. фон Постельс - один из самых своеобразных и утонченных мастеров петербургского модерна. Дача представляет собой изящный коттедж12 (в настоящее время перестроенный), решенный в традициях романтического модерна. Фасад, обращенный к реке, по вертикали делится на три почти равные части, каждая из которых совершенно оригинальна за счет обыгрывания функциональных элементов: форм и обрамления оконных проемов, переплетов, карнизов, фигурных кронштейнов, благодаря разнообразной фактуре стен. По изяществу и тонкости в прорисовке деталей и оригинальности композиции с этим домом может сравниться только собственная дача архитектора на Каменном острове.

Одновременно с дачей доктора Цвета на бывшей Железнодорожной улице (ул. Андреева, 12**) был возведен большой дачный бревенчатый дом. В этой постройке неизвестный автор обращается к традиции русского народного зодчества, но пересказывает народную архитектуру языком модерна, сохраняя ее основополагающий принцип: неразрывную слитность конструктивного и декоративного начал.

Парковая улица, 18

Парковая улица, 14-16

Из того же источника черпает вдохновение и создатель дома 6/18 по Курортной улице, однако по-иному ставит и решает свою задачу. Это сооружение несет в себе значительную долю эклектизма, что не умаляет его художественных достоинств. На крупный двухэтажный бревенчатый объем, оживленный лишь "лежачими" окнами в обрамлении белых наличников, как бы наложена декорация лицевого фасада, украшенного башенками, изящной светелкой и тремя оконцам, расположение которых отвечает высоте подъема лестничного марша. (В 1983 году все здание было обшито вагонкой и к торцовой стене пристроен "карман" из кирпича.)

Дача на Парковой ул., 18, не отличается особенной оригинальностью общего решения, но исключительно эффектное впечатление производят громадные, с причудливой расстекловкой и наличниками, окна, в их плавных изогнутых линиях ощутима та настойчивая демонстративная декоративность, которая свойственна раннему модерну.

В другой даче, выходящей окнами на железнодорожную ветку (ул. М. Горького, 8а), подобный прием использован абсолютно иначе. Здесь тоже окна - главное украшение фасада, но эффект достигается не за счет причудливой раестекловки и наличников, а благодаря большой площади остекленения и нетрадиционной форме окон. И этот дом, и расположенный неподалеку дом № 8 по Сосновой улице не оставляют сомнений в профессионализме их создателей. Автором последнего можно предположить архитектора Б. Г. фон Гука13, жене которого принадлежал участок. Фасад его "нарисован" очень грамотно, с учетом "нового вкуса", но некая дробность в компоновке масс позволяет говорить лишь о своеобразии и живописности этой постройки.

Сосновая улица, 3

Дом № 2 по той же Сосновой улице, напротив, имеет более традиционный и простой по прорисовке фасад, но зато более компактный, как бы собранный к вертикали центральной башни, обусловившей выразительный и запоминающийся силуэт здания. По подходу к решению фасада можно полагать автором этого сооружения гражданского инженера В. Н. Пясецкого, собственный дом которого находится не далее как в ста пятидесяти - двухстах метрах.

Дача по улице Андреева, 3, представляет собой типовой вариант (точно такая же имеется на южном побережье залива в Ораниенбауме). Однако украшенная пропильной резьбой, витражами, башенками, обшитая фигурно наложенной вагонкой, она не диссонирует со своими "соседями", а как бы, наоборот, дополняет архитектурную "энциклопедию" этих мест.

Если же перейти железнодорожную линию и пройти по Парковой улице в сторону "Дубков", то и там можно обнаружить несколько деревянных памятников, напоминающих об ушедшей, золотой для дачной архитектуры эпохе модерна. Две изящных бревенчатых дачи под № 24 и 26 на первый взгляд решены почти без "затей", но, приглядевшись внимательнее, можно увидеть разнообразие заполнений дверных и оконных проемов, неожиданное решение сквозных фронтончиков, как бы обозначенных стяжками, непростое сочетание прямоугольных объемов, акцентированных небольшими башенками.

Еще более интересны в этом аспекте дома по Парковой улице, 40. Они очень компактны, пластичны и хороши в деталях. Автор одного из них установлен - петербургский архитектор К. В. Бальди. В РГИА имеется очень изящный чертеж фасада одного из этих зданий. При его воплощении в натуре некоторые изысканные элементы (фриз, рисунок кронштейнов) пришлось упростить, но сохранилось главное: оригинальная композиция, гармония пропорций, масштабность. Все эти черты присущи и соседней даче (числящейся под тем же номером), что позволяет думать о принадлежности ее проекта руке того же мастера.

п.Молодежное. Дача Воронина. Арх. П.П.Брук, 1910 г.

После Сестрорецка сразу же за Белоостровом кончалась территория Сестрорецкого уезда (входил в состав Петербургской губернии) и начиналась Выборгская губерния Княжества Финляндского. Здесь петербуржцев привлекала неброская красота северной природы, песчаные дюны, поросшие шиповником и соснами, прозрачные воды залива, тишина побережья. Для того чтобы подданный Российской империи, некоренной житель Княжества, имел возможность купить здесь землю и возвести на ней строение, требовалось специальное разрешение Финского Сената.

Комарово. Большой проспект, 11

Комарово. Приморское шоссе, 483

Тем не менее состоятельные жители столицы частенько покупали здесь участки и строили на них свои загородные дома. Дачные поселки: Оллила, Куоккола, Келломяки, Териоки, "Каунис и Тойвала" (на месте деревни Тюресевя) были весьма и весьма популярным местом отдыха. Однако нам сейчас очень мало известно об авторах сохранившихся здесь дачных сооружений. По всей видимости, документы об их строительстве, хранившиеся в губернской управе в Выборге, или погибли, или оказались в Финляндии. Все же отсутствие таковых не позволяет обойти молчанием и то немногое, что сохранилось в натуре, и проекты дач, созданные для этой местности.

В профессиональных архитектурных изданиях того времени опубликованы проекты дач Е. Грушевского в Куоккале, Н. Ермольева (в Келломяках?), Л. Ильина в Келломяках, В. Грушецкого близ Келломяк, Воронина близ Черной речки. Из перечисленных построек сохранилась лишь дача Воронина - вдохновенное творение архитектора П. П. Бука14. Равных ей по масштабности замысла и разнообразию архитектурных приемов нет на всем побережье. Это один из самых ярких примеров романтического модерна, воплощенных в дереве. К настоящему времени она сильно обветшала, а проекты ее реставрации столь упрощены, что вряд ли удастся потомкам удивляться прелестью неожиданных ракурсов этого сооружения.

Также к ретроспективному романтическому направлению модерна относятся дачи в бывших Келломяках (поселок Комарове) - Морская уд., 8, Большой пр., 11. Первая ассоциируется с мавританской архитектурой, но общий объем, расположение масс, прорисовка деталей не позволяют усомниться в ее принадлежности архитектурным исканиям рубежа веков. Вторая напоминает старинный замок, но какой-то ненастоящий - игрушечный. Небольшой основной объем фланкирован круглыми башенками, имеющими шлемовидное завершение. Плавные текучие линии очертаний окон, лоджий, входов, кровли, пластика объемов, фигурная обшивка стен - все говорит о том, что черты исторического стиля только повод для демонстрации возможностей модерна. Здесь очень умело использован богатый арсенал его приемов.

Иначе, но с не меньшей степенью убедительности эти неисчерпаемые для дачного строительства возможности стиля воплощены в здании по Приморскому шоссе, 483. На флюгере дата: "1908". По преданию, дом принадлежал богатому биржевому маклеру, и уровень постройки свидетельствует о состоятельности заказчика. Идея состоит в сложном сочетании нескольких объемов, граница сопряжений которых обозначена ложным фахверком. Необычность сооружения подчеркивается громадными окнами, занимающими всю высоту первого этажа, мощными стяжками, переплетенными под высокими щипцами кровли, оригинальным завершением башенки.

Дача И.И.Новикова (т.н. "дача Маннергейма") в Териоках.

В архитектуре побережья не так много примеров воссоздания исторических стилей в русле модерна, и тем они ценнее и интереснее. Так называемая дача Маннергейма в Териоках (Зеленогорск) - современный адрес Исполкомовская улица, 6**, - органично сочетает в себе элементы неоклассической декорации: ордер, замковые камни, руст, балюстрада и компоновку масс, характерную для "нового стиля". Службы и сохранившиеся фрагменты парковых "затей" говорят о том, что здесь была чья-то великолепная загородная резиденция, все в которой было решено с большим изяществом. В современном Зеленогорске уже трудно найти подобный комплекс сооружений.

Дача Мюзера. Зеленогорск, Театральная ул., 9.

Дом на территории "Северной Ривьеры", Зеленогорск.

Дом на Театральной ул., 9, также обращает на себя внимание необычностью облика, но он решен в более простых формах. Черты модерна сочетаются в нем с приемами традиционной дачной архитектуры конца XIX столетия. К тому же он дошел да нас, утратив целую башенку, что значительно исказило композицию в целом. Зато в интерьерах сохранилось несколько старинных печей, сложенных из великолепных поливных изразцов, обработанных орнаментальными рельефами.

На выезде из Зеленогорска, там, где сейчас высятся новые корпуса санатория "Северная Ривьера", сохранилась одна из самых характерных для северного побережья залива дач. Все черты архитектуры северного модерна читаются в ее облике. Она в свое время была великолепным украшением местности, а сейчас совершенно потерялась среди новых зданий из стекла и бетона. Тем не менее ее художественные преимущества, несмотря на ветхость, бесспорны и очевидны. Создание образа начинается с каменной ограды, сложенной из массивных гранитных блоков (в настоящее время она сохранилась лишь фрагментарно). Такими же блоками акцентировано крыльцо и вход, вписанный в эффектный круг, обрамленный мощным щипцом навеса. Крыша очень сложных очертаний как бы составлена из нескольких объемов, линии которых ритмически перекликаются с навесом крыльца и завершением кирпичной трубы. Плоскости стен прорезаны свободно расположенными (на разной высоте) окнами, что в сочетании со свесами кровли и гранитным цоколем создает очень эмоциональный образ, суровый и выразительный, идеально вписанный в пейзаж Финского побережья.

Если же говорить о целом комплексе построек, удачно соотнесенных с рельефом, то невозможно обойти молчанием историю застройки поселка Ушково (бывшая деревня Тюрисевя) в конце прошлого - начале нынешнего столетия.

Ушково. Пляжевая улица, 10. Административный корпус

Ушково. Пляжевая улица, 10. Дача №1. Архитектор Лукомский

Ушково. Пляжевая улица, 10. Дача №3

В начале XX века в связи с повышением интереса и требований к дачному строительству в районе деревни Тюрисевя было решено устроить дачный поселок. Инициатором выступал инженер путей сообщения В. К. Орловский. Он постепенно скупил у финских землевладельцев двенадцать с лишним десятин земли. Образовавшееся в 1907 году громадное имение было разбито на две части, названные "Каунис и Тойвала"15. Специально для сохранения этого поселка было организовано дачное общество. Территорию обеих частей имения распланировали с максимальным вниманием к своеобразию местного рельефа. Значительная часть земель была разбита на дачные участки. Здания возводились по типовым и индивидуальным проектам, типовые разрабатывались специально для этого акционерного общества и подобного ему под названием "Лахта". Работы по постройке дач производились Управлением имения под непосредственным надзором самого Орловского. Он разработал новую технологию устройства стен в дачных сооружениях, используя одновременно с традиционными материалами изобретенные им термолитовые плиты. Вследствие этого ему удалось снизить стоимость дачных построек на 20-30% при условии, что их функциональные и художественные качества оставались прежними. В 1910-х годах В. К. Орловским был издан богато иллюстрированный проспект, рекламирующий дачи имения "Каунис и Тойвала". К настоящему моменту в натуре сохранилось немного, всего шесть дач в южной части поселка Ушково (нами упомянуты лишь четыре). Сейчас все они входят в комплекс построек детского санатория "Жемчужина" и существуют под общим адресом: улица Пляжевая, 10, различаясь по номерам павильонов.

Дача № 3 - типовой проект (первая серия дач акционерного общества "Лахта"). В этой постройке, имеющей трапециевидный силуэт и еще весьма сложную компоновку объемов крыш, уже намечается поворот к рационализации, свойственной позднему модерну. Композиции фасадов почти симметричны, ритм оконных проемов упорядочен, а их очертания единообразны.

Более ощутимо эта тенденция появилась в так называемом корпусе № 2. В этом сооружении (возведенном из кирпича и бетонита с использованием термолитовых плит) воплотились все лучшие прогрессивные черты рационалистического направления модерна: конструктивность, логическая ясность планировочного решения и построения объемов, органическая взаимосвязь внешних и внутренних пространств. Все эти свойства, а также такие особенности, как использование ленточного остекления, подчеркнутые горизонтали свесов кровли, отсутствие декора и ряд других сближают эту постройку с функциональной архитектурой 1920-х годов.

Здание, решенное в таких пуристических протоконструктивистских формах, не было здесь единственным, сохранились графические изображения других подобных.

"Административный корпус", как и дача № 3, представляет собой одну из модификаций первой серии дач акционерного общества "Лахта" (дерево и термолит). До нас она дошла с некоторыми утратами: отсутствует балюстрада, междуэтажные тяги, балконы, придававшие облику здания законченность и выразительность. Детали эти, так же как и сохранившийся четырехколонный портик, фронтоны и карнизы, свидетельствуют об ориентации (неизвестного нам) автора проекта на неоклассику. Однако довольно сложное объемно-пространственное решение еще целиком принадлежит модерну. В постройке этой, противоборствуя, сосуществуют черты различных стилистических направлений, характерных для архитектурных исканий начала второго десятилетия XX века.

Дача № 1 также претерпела некоторые изменения - зашита терраса второго этажа, значительно уменьшены окна первого. Автор проекта - известный теоретик и поборник неоклассического направления Г. К. Лукомский. Однако здесь его пристрастие к неоклассике выразилось в чисто формальном использовании ордерных элементов на небольшом участке фасада и никак не сказалось на планировочной схеме и пластическом решении всего здания.

Дача № 1 представляет несомненный интерес еще и как пример постановки проблемы реставрации исторического стиля и влияния на него рационалистического направления модерна.

В верхней части бывшего имения Каунис (ул. Пионерская, 13) сохранилась почти без изменения еще одна интересная постройка того времени. Как о ней было сказано в рекламном проспекте имения: "Отлично оборудованная дача-усадьба присяжного поверенного С. А. Косякова". В усадебный комплекс такого рода, кроме основного дачного дома, непременно входили: дворецкая, прачечная, баня, сарай для дров, конюшни, коровник, экипажный сарай, сарай для сена, ледник и колодец с крышей. Ныне сохранился в весьма хорошем состоянии только усадебный дом, а также, судя по всему, уцелела первоначальная планировка сада и мостик через ручей. Дом построен по индивидуальному проекту, но имя этого автора неизвестно. Здание это отличается степенью функциональности, в архитектуре его использованы природные органические формы, способствующие созданию интересного пластического эффекта.

Приведенный выше материал позволяет познакомиться с таким малоизученным явлением, как дачная архитектура рубежа веков на северном побережье Финского залива. Ее своеобразие и достижения обусловлены не только близостью столичной школы, но и общим интересом к дачному строительству, совпавшему с программными установками модерна.

Однако возраст всех описанных построек критический, они постепенно ветшают, исчезая одна за другой, и вместе с ними уходит в небытие одна из интереснейших страниц отечественного зодчества конца прошлого - начала нынешнего столетия.

ПРИМЕЧАНИЯ
1. ЦГИА СПб., ф. 1546, оп. 3, д. 27.
2. Там же
3. ЦГИА СПб., ф. 1546, оп. 5, д. 1434.
4. РГИА, ф. 1102, оп. 3, д. 697.
5. Там же
6. ЦГИА СПб., ф. 256, оп. 26, д. 368.
7. ЦГИА СПб., ф. 254, оп. 1, т. 2, д. 6117.
8. Известия Общества гражданских инженеров, 1902, № 4, с. 23-37.
9. ЦГИА СПб., ф. 224, оп. 3, д. 5336.
10. ЦГИА СПб., ф. 1015, оп. 1, д. 1428.
11. ЦГИА СПб., ф. 224, он. 3, д. 5163.
12. Ежегодник Общества ар хитекторов-художников, 1910, с. 118.
13. ЦГИА СПб., ф. 1015, оп. 1,д. 1362.
14. Ежегодник Общества архитекторов-художников, 1910, вып. 4, с. 28, 29.
15. РГИА, ф. 1102, оп. 2, д. 1451.


*. Ныне утрачен.
**. Сохранилось с большими утратами.

/ © С. А. Симкина, публикуется с любезного разрешения автора по тексту статьи в сборнике сотрудников КГИОП С.-Петербурга "Памятники истории и культуры Петербурга" , вып. 4, 1997 г., стр. 335-349 и с уточнениями по изданию "Памятники истории и культуры Петербурга: Исследования и материалы." Вып. 8. // Сост. А. В. Корнилова. - СПб.: Белое и Черное, 2005 г. - 431 стр. ISBN 5-89771-046-5 - стр. 279≈301.
Дополнительно использован иллюстративный материал раздела "Печи и камины" и фотогалереи сайта terijoki.spb.ru.
Дата публикации на сайте: 13.06.2009, обновление от 19.01.2011
Благодарим П. Каганера за помощь в подготовке материала. /

 

Добавьте Ваш комментарий :

Ваше имя:  (обязательно)

E-mail  :  (не обязательно)

ОБЯЗАТЕЛЬНО - введите символы с картинки - цифры и латинские буквы.
Регистр не имеет значения - вводите маленькие буквы.
Цифра ноль - всегда перечеркнута.
Если не можете прочесть - перезагрузите страничку.

This is a captcha-picture. It is used to prevent mass-access by robots. (see: www.captcha.net)   


 

Rambler's Top100 page counter

© terijoki.spb.ru 2000-2016 Использование материалов сайта в коммерческих целях без письменного разрешения администрации сайта не допускается.