История Интересности Фотогалереи Карты О Финляндии Ссылки Гостевая Форум English version
Поиск по сайту:  © Search script adapted from spectator.ru

5. В. И. ЛЕНИН В ТЕРИОКАХ

Из воспоминаний участников революционных событий, из архивных документов - главным образом донесении охранки - известно, что В. И. Ленин в 1906-1907 годах часто бывал в Териоках. Он участвовал здесь в заседаниях ПК и ЦК РСДРП, руководил общегородскими партийными конференциями- столичной организации, встречался на собраниях с рабочими Петербурга, Латвии, Финляндии, Урала, Закавказья и других районов России.

Практическая организаторская работа В. И. Ленина в этот период, значительная часть которой проходила на территории Финляндии, в том числе и в Териоках, имела громадное значение для большевистской партии, для развития революционных событий в России.

Знакомство В. И. Ленина с Териоками началось с вокзала. Владимир Ильич впервые увидел териокский вокзал в ноябре 1905 года, когда возвращался из долгой эмиграции в Россию. Позже, в 1906 и 1907 годах, он приезжал сюда неоднократно, кроме того, пути его в Таммерфорс, Лахти, Рельсингфорс и другие города Финляндии проходили через станцию Териоки.

Современный вокзал, одно из красивейших зданий Зелелогорска, третье в истории города станционное строение. В начале века, когда сюда приезжал В. И. Ленин, вокзал был деревянным. Стоял он метрах в 100 до пересечения железной дороги с шоссе (ныне проспекта Ленина). Небольшой домик на старом кирпичном фундаменте в начале нынешней Паровозной улицы стоит приблизительно там, где кончался тогда перрон.

Вокзал такой крупной станции, как Териоки, имел буфеты 1-го и 2-го классов. Поезд стоял здесь 15 минут. Таможенники осматривали багаж, следующий в Финляндию. По перрону нередко прогуливались русские филеры, заглядывая в окна вагонов, наблюдая за прибывшими пассажирами. Официальные чины петербургской полиции появлялись здесь редко, их недолюбливали даже местные коллеги. Активно действовать без разрешения финских властей или согласования с ними русская полиция не могла.

Приезжие быстро расходились или разъезжались на финских бричках - рессорных одноколках. Большинство пассажиров направлялись в сторону залива, но были и такие, которые жили недалеко от станции, их дома стояли вдоль Кивепапской дороги. Одно из этих зданий представляло несомненный интерес: здесь бывал В. И. Ленин. Вот как писал об этом известный деятель большевистской партии и Советского государства В. Д. Бонч-Бруевич:

"В это время многие из нас жили в Териоках, в Финляндии, и Никитич (Красин Л. Б.) нередко заезжал ко мне на дачу, точно так же как у меня в это время собирался Петербургский комитет пашей партии и несколько раз к нам из Куоккала приезжал Владимир Ильич) вместе с Надеждой Константиновной. Мы жили в Териоках на даче зубного врача Улановского, направо от железной дороги, довольно уединенно в лесу, где было очень мало жителей, и здесь наши собрания проходили совершенно незамеченными".

Недалеко от Бонч-Бруевича жил А. М. Горький и М. Ф. Андреева. У Горького проходили встречи с писателями и рабочими, студентами и художниками. Здесь же познакомились А. М. Горький и М. Ф. Андреева с активными деятелями партии В. Р. Менжинским и М. Н. Покровским, поселившимися в Териоках недалеко от них. Из Териок Горький и Андреева поехали дальше в Финляндию, оттуда за границу.

В. Д. Бонч-Бруевич позднее дополнил свои воспоминания о пребывании В. И. Ленина в Териоках. В письме к директору Ленинградского института истории партии в декабре 1935 года он писал: "Так же мне хорошо известно, что в этом году (1907) Владимир Ильич побывал в Териоках на даче Л. Б. Красина, который жил приблизительно в 5 или 6 верстах от вокзала по главной улице. На этой даче бывал и даже жил А. М. Горький.

Владимир Ильич бывал здесь два раза в 1907 г.".

Естественно, возникает вопрос - где происходили эти события? Можно ли сегодня посетить если не сами дома, то хотя бы те места, где они находились?

О даче Л. Б. Красина пока ничего не известно. О доме, где жил В. Д. Бонч-Бруевич, в котором бывал В. И. Ленин, можно кое-что узнать из донесений агентов охранки. Дачи зубного врача Улановского вызывали особый интерес у Выборгского жандармского управления. Правда, следили за другим революционером, Сыркевичем, но вышли в конце концов и на В. Д. Бонч-Бруевича: "...Сыркевич близок со своим соседом но даче неким Бонч-Бруевичем. У последнего часто собираются неизвестные люди, приезжающие с поездов. По слухам, на днях на одном из собраний у Бонч-Бруевича, кроме Сыркевича, были шесть человек из Варшавы, все с портфе лями. Собрание продолжалось до утра, причем трое гостей будто бы уехали обратно в Варшаву, а трое остались в Финляндии. Глухое и безлюдное местожительство Сыркевича и Бруевича очень затрудняет филерское наблюдение". Самое главное - агент сообщает точный адрес: Териоки, но Кивенапскому шоссе дача Улановского, в полутора верстах от станции. Значит, дача Улановского находилась недалеко от того места, где сейчас стоит большое каменное здание с колоннами - контора местного парклесхоза (проспект Ленина, 72).

Первое упоминание о пребывании В. И. Ленина в Териоках относится к 4 февраля 1906 года. В тот день Владимир Ильич совещался в Териоках с финскими социал-демократами - М. Уотиненом, П. Тойкка и руководителем финской Красной гвардии И. Коком. Все они оказывали большую помощь большевикам в революционной работе.

Департамент полиции стремился не упускать из виду В. И. Ленина. 9 февраля 1906 года Ульянов Владимир Ильич вносится в список лиц, разыскиваемых русской агентурой в Финляндии. Скрываясь от преследования шпионов, опасаясь ареста, В. И. Ленин все чаще укрывается, а вскоре и надолго обосновывается на даче "Ваза" в Куоккале.

...Субботний или воскресный день. В клубах дыма и пара к перрону приближается переполненный столичный поезд. Из вагонов 3-го класса выходят небольшие группы петербургских рабочих. Их без особого труда можно отличить от дачников, спешивших к семьям.

Большинство приезжих, перейдя железнодорожные пути, направлялись по Большой дороге к центру поселка, постепенно ручейками растекаясь в боковые улочки. Не слишком широкая, зажатая магазинами, дачами и глухими заборами центральная магистраль приводила к шоссе, которое тянется на много десятков километров параллельно заливу. На разных отрезках, даже в пределах Териок, шоссе имело различные названия: Куоккальская дорога, Келломякское шоссе, Церковная улица - ныне это хорошо :известное Приморское шоссе.

Поворот с Большой дороги налево, и вскоре становилась видна деревянная церковь Казанской божьей матери. Оставалось пройти совсем немного. Почти против церкви и несколько в сторону располагались дачи. Туда и направлялись рабочие. Некоторые приезжали уже не в первый раз. Стараясь внешне не слишком отличаться от мастеровых, заходил в эти дома и В. И. Ленин.

С середины 1906 и до глубокой осени 1907 года Териоки становятся местом постоянного проведения партийных форумов - общегородских конференций Петербургской организации РСДРП, которыми руководил и в которых участвовал В. И. Ленин. Эти конференции - важные вехи в его жизни и деятельности.

"Конференции в Териоках, - вспоминал рабочий Ф. А. Булкин, - собирались довольно часто с весьма широким представительством от низов. Товарищ Ленин не пропускал почти ни одного заседания конференции. С необычайной страстностью вникал он в каждый, даже самый мелкий вопрос порядка дня конференции. Неустанно, с железной энергией Ленин старался вдохнуть в нас революционную волю, пробудить в нас революционную активность, творчество... Ильич верил в близкий успех революции, звал нас на бой. Здесь же во время конференций товарищ Ленин делил с нами участь рядового партийного работника. Вождь и вдохновитель настроений и желаний партийного общественного мнения, в минуты отдыха он держал себя как равный товарищ-революционер с равным. Тут же, подвергая себя опасности быть арестованным, он скрывался вместе с другими в чуланах, спал на полу на разостланной соломе. И мы... восхищались таким политическим вождем".

Участие В. И. Ленина в работе конференций было самым непосредственным, всесторонним и решающим. Он. председательствовал на многих заседаниях конференций, всегда направлял ход работы как признанный лидер ре вояюционного крыла социал-демократии. Доклады, выступления, проекты резолюций В. И. Ленина на конференциях в Териоках составляют важную часть идейного наследия вождя. Резолюции конференций часто служили основой для большевистских проектов к съездам и общероссийским конференциям РСДРП. На протяжении всего периода 1906-1907 годов заседания конференции были настоящим полем боя идейной борьбы с меньшевиками, от результатов которой во многом зависело решение важнейших вопросов в масштабе всей России.

На каждом из заседаний конференции присутствовало 70-80 делегатов от заводов и фабрик. Для многих петербургских большевиков встречи с Владимиром Ильичем Лениным в Териоках были яркими и незабываемыми.

Первая из общегородских петербургских конференций РСДРП, состоявшихся в Териоках, проходила 11-12 июня 1906 года. Созыву конференции предшествовала дискуссия в связи с письмом меньшевистского ЦК РСДРП, призывавшего поддержать кадетов. Тактической платформой большевиков в этой дискуссии были написанные Лениным резолюции ПК РСДРП об отношении к Думе и думскому кадетскому министерству. Ко времени открытия конференции за ленинскую резолюцию было подано 1760 голосов, за резолюцию меньшевистского ЦК - 952 голоса. В соответствии с итогами голосований были избраны делегаты конференции от большевиков и меньшевиков.

Споры начались уже при обсуждении повестки дня. Большевики настаивали в первую очередь обсудить думскую тактику, ради чего и собралась конференция, а затем перейти к вопросу о партийном единстве. Меньшевики требовали, чтобы порядок обсуждения был другим. От имени большевиков о порядке дня выступил В. И. Ленин. От меньшевиков - Ф. Дан. Он обвинял ПК в нарушении партийной дисциплины, угрожал расколом. Диспут продолжался три часа. После голосования (42 против 29) стало очевидным, что победили большевики.

О накале борьбы на конференции рассказали ее участники, профессиональная революционерка Прасковья Францевна Куделли и рабочий-большевик Ст. Виноградов. "Впервые я встретил Ленина в Финляндии, в Териоках, - вспоминал Ст. Виноградов. - В Питере тогда уже заседала Государственная дума. Центральный Комитет социал-демократической партии находился в руках меньшевиков. Меньшевики выдвинули лозунг поддержки "ответственного" (перед Думой) министерства. Большевики были против... Организовалась конференция нашей Петербургской партийной организации. Во главе стоял Ленин"...

С докладом о думской тактике от имени ПК РСДРП выступил В. И. Ленин. Текст доклада остался неизвестным, он вошел в список неразысканных произведений В. И. Ленина.

Из 80 делегатов конференции записалось для выступления свыше 30 человек. Всем хотелось высказаться. О настроении рабочих можно судить по письму в президиум конференции группы делегатов Александровского завода: "Если ЦК не считает свою резолюцию и план кампании обязательным, пусть он предоставит Петербургскому комитету вести работу самому и не вмешиваться в руководство социал-демократической работой Петербурга". Прения затянулись. Так и не закончив первого вопроса, заседание прервали. Обсуждение перенесли на следующий день.

Переночевали участники конференции в том самом доме, где заседала конференция, и возобновили прения с утра следующего дня. Но меньшевиков на заседании уже не было. В принятой резолюции одобрялась деятельность ПК. По второму вопросу "О единстве партии" доклад делая В. И. Ленин. По докладу была принята развернутая резолюция. Конференция решила установить прочную связь между Петербургской партийной организацией и думской социал-демократической фракцией.

На конференции присутствовали сестрорецкие рабочие Н. А. Емельянов, Т. И. Поваляев, И. И. Анисимов, А. Н. Павлов (Шура Окружной) и другие. Двое сестрорецких рабочих - А. И. Матвеев и Д. Ф. Голованов - помогли В. И. Ленину уйти из-под наблюдения русской охранки. "После окончания партийной конференции пришлось уходить от шпиков, - вспоминал Д. Ф. Голованов, - мы стали разбегаться кто куда. И на мою долю и на долю Матвеева из Сестрорецка пришлось идти с Лениным верст 25 в противоположную Сторону от вокзала, к Дюнам от Териок пешком. Шли мы, конечно, 4-5 часов. За это время мы с нашим великим учителем многое и многое о чем поговорили. Благополучно дошли до границы... пришли на вокзал".

Результаты конференции, принятые ею резолюции стали широко известны не только в Петербурге, но и по всей России. Многие крупнейшие организации страны отвергли платформу меньшевистского ЦК. В. И. Ленин, подводя итоги этой дискуссии, писал: "На Петербургской конференции было представлено около 4 тыс. членов партии, на Московской областной - около 14 тыс. Итак, около 20 тыс. членов партии, т. е. большая половина ее (на последнем съезде было представлено 31-33 тысячи членов), осудили тактику ЦК в вопросе о поддержке думского министерства".

Во второй половине июля 1906 года, когда на Балтийском флоте вспыхнуло восстание, ПК РСДРП решил собрать конференцию, чтобы коллективно обсудить создавшуюся обстановку. После длительного совещания партийные работники в ночь с 19 на 20 июля направляются из Петербурга в Териоки. Приехало на конференцию около 80 человек, преимущественно рабочие.

С приближением осени накал политических страстей нарастал. Партии и группы готовились к выборам во II Думу. Думская тактика большевиков преследовала цель завоевания гегемонии пролетариата в общедемократической борьбе. Для решения всех назревших вопросов необходимо было созвать V съезд РСДРП. Меньшевики носились в это время с ликвидаторской идеей Аксельрода "о рабочем съезде".

27 августа в Териоках собрался партийный актив Петербургской организации. Полковник Герасимов, начальник столичной охранки, в совершенно секретной записке сообщал об этом событии директору департамента полиции: "27 сего августа (1906 г.) в Териоках в здании театра на 4-й версте состоялось одновременно 2 собрания - одно под председательством Ленина, на котором присутствовало до 100 человек, а другое под председательством Аксельрода, на этом собрании было до 40 человек. Аксельрод развивал идею беспартийного рабочего съезда... Ленин посвятил свою речь критике предложений Аксельрода о беспартийном съезде. По мнению Ленина, такой съезд является совершенным отступлением от соц.-дем. партийной программы и сбивает рабочую организацию с пути партийной работы... Вместе с тем Ленин настаивал на необходимости созыва V партийного съезда... Резолюция Ленина на собрании принята единогласно".

Памятной осталась встреча с Владимиром Ильичом на этом собрании для активного деятеля петербургской большевистской организации Д. А. Трилиссера. Еще до начала заседания Владимир Ильич и Надежда Константиновна беседовали с группой рабочих в Рабочем доме. Ленин задавал вопросы о составе собрания, о том, с каких заводов делегаты, что они знают о рабочем съезде.

Когда В. И. Ленин узнал, что в этом же доме, на чердаке, происходит другое собрание, где доклад о рабочем съезде делает Аксельрод, глаза у него загорелись и он сказал:

- Это прекрасно. Объединить оба собрания, и пусть Аксельрод убедит рабочих в важности замены подпольной партии рабочим съездом... Да, да... пусть выступит... мы тут с ним поговорим.

Предложение было подхвачено, и Трилиссер с другими товарищами поднялся на чердак для переговоров. Зрелище представилось интересное. На ломаных стульях и ящиках сидела небольшая группа интеллигентов, среди ^ которых восседал Аксельрод. Он категорически отказался встретиться с Лениным на рабочем собрании. Вернув шись в зал, парламентеры рассказали об отказе Аксельрода. Владимир Ильич едко улыбнулся, махнул рукой и сказал:

- Что ж, обойдемся и без него.

Ленин выступил на собрании с большевистской критикой идеи рабочего съезда.

Уже совсем стемнело, вспоминал Д. А. Трилиссер, когда участники собрания разошлись в боевом настроении, с глубокой уверенностью в большевистской правоте...

На этом собрании в Териоках был и один из первых учеников В. И. Ленина рабочий-революционер Василий Андреевич Шелгунов.

В октябре 1906 года в Териоках на одной из встреч с членами Кавказского землячества В. И. Ленин делал доклад по аграрному вопросу. Участница этой встречи А. Е. Шарашидзе позже писала: "Слушая Ленина, мы, молодые курсистки, думали, что готовы бросить все и всех и идти за этим человеком, ибо то, что он говорит, это есть истина, это есть правда, это - то, что нужно каждому человеку".

Осенью 1906 года В. И. Ленин непосредственно участвовал в работе Петербургского комитета РСДРП, присутствовал на важнейших его заседаниях, которые проходили в Териоках. Об этом вспоминал В. Д. Бонч-Бруевич: "Здесь (в Териоках) нередко бывали заседания ПК и ЦК нашей партии, и на эти заседания Владимир Ильич всегда приезжал... Также и в начале августа 1906 г. здесь было расширенное заседание ПК". Об участии В. И. Ленина в заседаниях ПК осенью 1906 года писал активный деятель партии и член ПК А. Рудановский, известный под кличкой Ордын: "...несколько заседаний ПК РСДРП состоялось в Териоках... куда члены комитета пробирались из Питера поодиночке. Заседание ПК при участии нескольких членов ЦК происходило под председательством Ленина".

Этапным моментом, переломным рубежом политической борьбы в РСДРП, предельно обнажившим раскольническую деятельность меньшевиков, стала Петербургская общегородская партийная конференция, собравшаяся в Териоках 6 января 1907 года. <<6-го января наша конференция выкинула наше знамя", - так определил В. И. Ленин принципиальную позицию, запятую большевиками. Это знамя "самостоятельного, ведущего свою линию пролетариата... Оно будет развеваться и над думской и над всеми другими видами борьбы, которые 'поведут революцию к победе".

Материалы январской конференции в Териоках и связанные с ней события, вплоть до V съезда РСДРП, принадлежат к важнейшим страницам истории нашей партии. Об этом говорит и тот факт, что В. И. Ленин посвятил изложению и анализу январской конференции более 15 статей.

6 января 1907 года 71 делегат - 40 большевиков и 31 меньшевик - приехали в Териоки. Они должны были вынести окончательное решение по самому важному политическому вопросу: быть или не быть соглашению с кадетами. Судя по воспоминаниям участников событий С. Малышева, Л. Рузера, конференция собралась на одной из дач, принадлежавшей финскому революционному деятелю и литератору Микко Уотинену, где и ранее проводились собрания петербургских социал-демократов.

После утверждения полномочий делегатов и проверки мандатов начался открытый бой с меньшевиками.

Все их попытки оспорить мандаты, перетасовать в свою пользу не увенчались успехом. Тогда представитель меньшевистского ЦК предложил разделить конференцию на городскую и губернскую, чтобы таким путем получить большинство голосов. Большевики категорически протестовали. Конференция отвергла это курьезное предложение.

Меньшевики "обиделись" и направились к выходу. Вслед им раздались насмешки: "К кадетам уходите", "Со своими-то товарищами - рабочими соглашаться не хотите, а с буржуями столкуетесь!". При общем волнении и шуме В. И. Ленин спокойно сидел за председательским столиком. Позже В. И. Ленин писал об этом инциденте: "Друзья кадетов искали лишь повода порвать с революционной социал-демократией. Каков бы ни был повод, он должен был быть найден".

На конференции Ленин выступил с докладом об избирательных соглашениях с революционно-демократическими партиями и группами на выборах во II Думу. В. И. Ленин делал доклад и на следующий день, но уже в другом доме. Здание было пустым и холодным. Не на чем было даже сидеть. Пристраивались вдоль стен на корточках или прямо на полу.

По итогам работы конференции появился ряд ленинских статей - "Со ступеньки на ступеньку", "Протест 31-го меньшевика", "Выборы в Петербурге и кризис оппортунизма". В этих статьях В. И. Ленин разоблачал предательскую, оппортунистическую тактику меньшевиков.

Третья сессия общегородской конференции, собравшаяся в Териоках 12 февраля 1907 года, поддержала резолюцию большевиков Петербурга.

Значительным событием для Петербургской организации РСДРП стала общегородская конференция, собравшаяся в Териоках 25 марта 1907 года. В. И. Ленин отмечал, что эта конференция была "первой с.-д. конференцией за последний год в Петербурге, конституировавшейся без малейших споров о правильности представительства, о законности и числе мандатов и т. д.

Для Петербурга с его наиболее ожесточенной борьбой между большевиками и меньшевиками это - невиданный доселе факт".

При выборах делегатов на конференцию за большевиков проголосовало 4616 членов партии из 6772, т. е. они получили 68 процентов всех голосов. Из 136 избранных делегатов более 100 были рабочие. "Состав этой конференции, - писал В. И. Ленин, - дает возможность и делает неизбежным участие большинства выдающихся рабочих в руководстве всеми делами всей местной организации".

Конференция состоялась в Териоках на даче М. Уотинена по Церковной улице. Из Петербурга делегаты выехали в девять утра. Заседание началось около полудня и продолжалось, по воспоминаниям участников, почти 15 часов! В таком случае работа закончилась глубокой ночью 26 марта.

Под председательством В. И. Ленина конференция была реорганизована не только как высший, но и как постоянно действующий орган местной организации. Кроме того, на заседании обсуждался вопрос о недопустимости участия социал-демократов в буржуазной прессе, а также о взаимоотношениях с социал-демократической фракцией II Думы. Постоянным представителем для контактов с фракцией был избран В. И. Ленин. Эта конференция положила конец партийному расколу в Петербурге, завершила давно намеченную реорганизацию, сплотила ряды столичной социал-демократической организации для революционной борьбы.

Обстановка этой конференции, настроение делегатов показаны в воспоминаниях участника конференции, рабочего 2-й мастерской Трубочного завода А. Новоселова. Он рассказал, что накануне конференции получил пароль и адрес от секретаря райкома: "На станцию Териоки в этот день приехали вечером. По условному паролю нас направили на одну из дач, недалеко от взморья. Большинство делегатов приехало накануне. Ночь провели очень весело, в беседах, спорах по текущему моменту и Государственной думе, потом запели революционные песни, начали с "Марсельезы". На рассвете немного призаснули. Утром рано был устроен чай и закуска на этой же даче. С утренним поездом приехали остальные товарищи... В 11 было открыто заседание".

8 апреля 1907 года в Териоках начала работу вторая сессия конференции. Ленин выступил в прениях по докладу о деятельности социал-демократической фракции II Думы и рекомендовал предложить V съезду партии пригласить на съезд представителей боевых дружин РСДРП.

Весь апрель 1907 года в Петербурге шла подготовка к V съезду партии. В середине апреля в Териоках собирается третья сессия мартовской конференции. Сохранились воспоминания участников заседания третьей сессии, которые рассказывают о выступлениях В.И.Ленина на конференции в связи с подготовкой к V съезду РСДРП и выдвижением делегатов.

V (Лондонский) съезд, закончивший во второй половине мая свою работу, явился крупной победой большевизма в рабочем движении. Вскоре после съезда Россию потряс третьеиюньский государственный переворот. Разгон Думы знаменовал собой переход, по выражению В. И. Ленина, от реакции подкрашенной "к реакции голой, открытой, грубой".

Полиция с начала июня наметила и стала проводить "профилактические" повальные аресты в Петербурге. В ночь с 1 на 2 июня были схвачены 45 человек из Боевой технической группы при ЦК и ПК РСДРП. Но это не всё. Жандармам удалось выследить и арестовать еще 130 партийных активистов в помещении столовой на Забалканском проспекте в Петербурге.

Несмотря на аресты многих активистов, ПК РСДРП решил собрать конференцию для решения важнейшего вопроса - о тактике партии в связи с разгоном Думы, Поздно вечером 5 июня делегаты выехали в Териоки. Всего их было 97 человек: 80 - с правом решающего голоса и 17 - с совещательным. Для конференции использовали помещение кофейни "Товери", которая принадлежала Пааво Какко.

В Териоки приехали делегаты конференции от большинства петербургских фабрик и заводов: Фарфоровского, Семянниковского, Александровского, Трубочного, Паля, "Сименс и Гальске", "Лаферм", "фон Рибен", Пороховых, Адмиралтейских и Ижорских заводов. Начали заседание в 12 часов ночи с сообщений о состоянии дел в организациях и возможности активного выступления. Прения были жаркими, острыми, обстановка - напряженной. Делегаты чувствовали ответственность и серьезность последствий решения конференции.

После долгих споров была принята большевистская резолюция, предлагавшая не объявлять немедленно забастовку, а вести усиленную пропаганду для подготовки масс к участию во всеобщей забастовке, а впоследствии и в вооруженном восстании. Эта резолюция в значительной степени определила курс партии после разгона II Думы. Заседание закончилось в 7 часов утра 6 июня.

В. И. Ленин присутствовал на конференции, с его участием была выработана большевистская платформа.

Картину ночного заседания конференции в "Товери" у Пааво Какко обрисовал член боевой дружины Нарвской заставы А. И. Гуляев ("Андрей"). В своей книге воспоминаний о боевых дружинах большевиков он рассказывал, как поехал в Териоки на партийную конференцию, откуда предполагал взять билет до Выборга. Заседание проходило в небольшом деревянном доме с мезонином, внизу. По обилию столов можно было предположить, что это была чайная или кофейная, на ночь предоставленная хозяином для партийной организации.

"На рассвете, - писал Гуляев, - конференция исчерпала свою повестку дня. Час был еще очень ранний; чайные были еще закрыты. Чтобы освежить, наконец, всю ночь не спавшие головы, участники конференции всей массой друг за другом двинулись в лес, продолжая спорить на ходу. Всходившее солнце румянило смолистые сосны. В сыпучем песке по дороге тяжело передвигались усталые ноги. И вдруг впереди, между стройными стволами сосен, высокой голубоватой стеной, сливающейся с небом, блеснуло море, и потянуло легкой прохладой раннего утра. Многие товарищи, а в их числе и я, не предполагали, что там так близко море, и картина, так неожиданно раскрывшаяся перед нами, поразила нас. Вид бескрайнего простора моря, озаренного ярко-красными лучами только что начавшего подниматься над ним солнца, был поистине прекрасным. Силы вдруг как-то сразу прибавились. Товарищи разбрелись далеко вдоль берега".

В. И. Ленин был превосходным конспиратором. Самым невероятным образом ему не раз приходилось уходить от преследования филеров. Но трудно было уберечься от провокаторов, слишком поздно становилось известно о подлой деятельности бывших "товарищей", платных агентов полиции.

В Териоках аресты продолжались. В начале июля 1907 года, когда Н. Е. Буренин спешил в Териоки, в вагоне его арестовали. Вскоре Н. Е. Буренин узнал, что в тюрьме находится его помощник Н. П. Сагредо.

Одним из самых подлых предателей был некий "Отцов" - Житомирский. Весной 1907 года он регулярно информировал шефа заграничной охранки в Париже о всех действиях ПК и ЦК РСДРП и каждого из членов комитета. От него полиции стало известно о местожительстве и деятельности В. И. Ленина.

16 июня 1907 года в Петербург начальнику охранного отделения была препровождена депеша из Парижа с грифом "Совершенно секретно": "Имею честь доложить вашему превосходительству, что по полученным из совершенно секретного источника сведениям, не подлежащим оглашению, Ленин живет в Финляндии по паспорту, выданному в Берлине на имя германского подданного, типографщика Эрвина Вейкова". В сопроводительном письме департамента полиции предлагалось возбудить о нем дознание, привлечь Ульянова в качестве обвиняемого, возбудив вопрос о выдаче его из Финляндии.

17 июля начальник Московского охранного отделения доносит в департамент полиции, что, по агентурным сведениям, Ленин постоянно живет в Териоках. Несмотря на угрозу возможного ареста, В. И. Ленин в первой половине июня выступил в Териоках перед столичными рабочими. Он рассказал им о V (Лондонском) съезде РСДРП.

Присутствовавшая на этом собрании Н. К. Крупская вспоминала, что вид у В. И. Ленина был необычный. Не сразу узнал Ленина и Д. И. Лещенко, сам делегат V съезда: "После Лондонского съезда я видел Владимира Ильича на большом собрании петербургских рабочих в Териоках. По внешности его трудно было даже узнать: без бо-родки, постриженные... усы... в соломенной живописной шляпе".

Июньское собрание в Териоках вспоминал его участник петербургский рабочий А. К. Воробьев. Александр Кондратьевич писал о том, как его поразила сцена во дворе дома, где собирались участники собрания. Жена гостеприимного хозяина вела горячий спор с каким-то подозрительным господином в штатском. Потом она оборвала круто разговор и в подтверждение своих последних слов недвусмысленно указала на здоровую палку, которую держала в руках. Этот последний довод подействовал лучше слов. Субъект в котелке быстро удалился, а рабочие направились в дом.

Организаторы собрания попросили всех скорее уйти из этого дома, а собраться через час на другом краю Териок. Так и сделали. Начали собрание с сообщения С. Малышева о работе среди каталей. Ждали В. И. Ленина. В комнату вошел Владимир Ильич, занял импровизированную трибуну. На нем было серовато-темное пальто, на левой руке накидка. Усы подстрижены на английский лад.

Речь В. И. Ленина об итогах V съезда партии и поведении на нем меньшевиков продолжалась полтора часа.

Вскоре после собрания в Териоках В. И. Ленин уезжает из Куоккалы в глубь Финляндии, в Стирсудден. Надо было на время скрыться от полицейских ищеек и спо-. койно отдохнуть после съезда. Владимир Ильич устал до крайности, нервничал, не ел, писала в своих воспоминаниях Надежда Константиновна Крупская. Пригласила их к себе "Дяденька" - Лидия Михайловна Книпович, профессиональная революционерка, близкий друг семьи Ульяновых.

Прошло около двух недель. 27 июня В. И. Ленин писал из Стирсуддена матери: "...я вернулся страшно усталым. Теперь отдохнул вполне. Здесь отдых чудесный, купанье, прогулки, безлюдье..."

8 июля в Териоках собралась на свое заседание конференция Петербургской организации РСДРП. Кроме думской тактики 83 участника конференции должны были выработать порядок дня III конференции РСДРП (II Общероссийской). Доклад о думской тактике в новых условиях делал В. И. Ленин. Листовка с тезисами доклада Ленина 8 июля в Териоках разошлась по всем партийным организациям России.

В перлюстрированном охранкой письме одна из участниц конференции сообщала товарищам о ленинском докладе: "Была в Териоках на конференции Питерской, где решался вопрос об отношении к Государственной думе.

Слышала Ленина и пришла в восторг. Ленин за участие .в выборах: мотивирует тем, что мы перешиваем совсем другое время, чем во время первой Думы. Тогда было революционное настроение и лозунг "бойкот" мог перейти в вооруженное восстание, только в этом случае он и имеет смысл. А теперь бойкот будет пассивным, что нежелательно".

Решить 8 июля все намеченные вопросы не удалось. Затянулись прения, да и условий для работы не было.

Через неделю, 14 июля, опять собрались в Териоках, чтобы обсудить доклады и принять резолюцию. В. И. Ленин снова выступил с речью. В агентурных сведениях департамента полиции сохранился документ, который характеризует В. И. Ленина как выдающегося руководителя и оратора: "В талантливой речи, которая явилась резюме произнесенного им на конференции доклада в защиту участия партии на выборах, оратор горячо и убедительно доказывал полную целесообразность новой своей тактической позиции. Впечатление от речи на членов конференции было огромное".

Конференция закончилась важной и трудной победой над "бойкотистами", достигнутой, главным образом, за счет колоссальной силы убеждения, присущей В. И. Ленину. Через неделю III конференция РСДРП (II Общероссийская) приняла за основу ленинский проект резолюции, призывавший партию принять участие в избирательной кампании и вести борьбу против монархических партий, особенно против кадетов, которых готовы были поддержать меньшевики.

По окончании конференции в Териоках В. И. Ленин беседовал с делегатами о состоянии работы в районах Петербурга, на заводах и фабриках. Один из делегатов рабочий Н. Тетерин вспоминал: "Я стал жаловаться на тяжелое положение партийной работы в связи с усиливающейся реакцией, на бегство от общественной жизни

интеллигенции". В. И. Ленин заметил: "Интеллигенция бежит - это полбеды. Надо удержать от бегства рабочих. А для этого необходимо работникам, особенно из рабочих, удесятерить свою энергию, а не поддаваться панике. Это главное. Как бы ни плохи были сейчас полицейские условия для работы, но все же плоды работы заметны, пережитую революцию полицейскими участками не вытравить из головы рабочих".

2 сентября 1907 года в Териоках собралась шестая сессия петербургской конференции. С докладом о социалистическом конгрессе в Штутгарте выступил вернувшийся с конгресса В. И. Ленин. Присутствовало 62 человека - 52 делегата с решающим голосом и 10 с совещательным.

В. И. Ленин в своем докладе указал на важность принятых решений, на необходимость широкой пропаганды их, особенно о работе в войсках и о взаимоотношениях между партией и профсоюзами.

Конференция обсудила вопросы проведения избирательной кампании. Центральная комиссия, избранная из восьми человек, должна была осуществить практическое руководство выборами в Думу. Но выполнить всю намеченную программу делегатам помешали "внешние условия". Под угрозой провала уже ночью 3 сентября конференция вынуждена была разойтись до окончания работы. Успели только избрать новый состав ПК на один месяц до выборов нового состава общегородской конференции. В ПК РСДРП избрали 16 человек, 11 представителей районов, остальные - от ЦК РСДРП, Военной организации, литературной группы и профсоюзов. Преобладали большевики, только четыре меньшевика вошло в состав ПК с решающим голосом. 4 сентября в Териоках состоялось первое заседание нового состава ПК РСДРП. Вновь обсуждался вопрос о практических задачах в связи с выборами в Думу.

Начальник Петербургской охранки 21 сентября сообщил в департамент полиции о том, что "в субботу 22 сего сентября, вечером в Териоках в гостинице "Товарищ" ("Товери") состоится собрание Петербургского комитета, а по окончании такового - общегородская конференция". В Гельсингфорс полетела срочная телеграмма генерал-губернатору Финляндии: "Припять меры недопущения!"

В ответ на телеграмму из Гельсингфорса сообщили, что в субботу вечером действительно "прибыла партия русских, большинство рабочих", которые направились в гостиницу Пааво Какко. Они уже приступили к выборам председателя, но пришла полиция и заявила о незаконности собрания. Им предложили разойтись, что они без возражений и сделали. Часть рабочих уехала с последним поездом, но небольшая часть осталась ночевать в Териоках.

Вот как рассказывал об этом эпизоде рабочий-большевик, делегат Лондонского съезда партии И. В. Попов:

"Осенью 1907 года собрались на городскую конференцию в какой-то гостинице. Следом нагрянули полицейские. Нам предложили возвратиться в Петербург под угрозой русской полиции. Пришлось разойтись, но в Петербург не поехали: раз такое дело, в Белоострове будет засада. Разбрелись по ближним селениям, а потом поодиночке в толпе пассажиров вернулись домой. В другой раз собрались в Териоках на даче где-то около русской церкви". Далее Попов рассказывал, что встречал на конференциях многих делегатов Лондонского съезда.

"Не раз, - вспоминал И. В. Попов, - я видел там и слушал Владимира Ильича, но побеседовать с ним не довелось. Да и то сказать, время было трудное: все эти собрания проводились по ночам под угрозой разгона. Владимир Ильич был озабочен. В короткие минуты передышки что-то писал, иногда разговаривал с товарищами. Ему, конечно, было труднее, чем нам".

Полиция сорвала заседание конференции 22 сентября, но оно состоялось на следующий день, хотя и в неполном составе. Участником заседания 23 сентября в Териоках был профессиональный революционер, большевик И. В. Шауров. В 20-х числах сентября он вернулся из Воронежа в столицу и сразу приступил к работе в ПК. Через несколько дней он с товарищами выехал в Териоки. В книге воспоминаний И. В. Шауров подробно рассказывает о докладе В. И. Ленина по вопросам текущего момента, политической обстановки и выборов в Думу. После окончания собрания он беседовал с Владимиром Ильичом.

Конференция заседала до шести утра, но так и не успела рассмотреть все пункты повестки дня. К ним пришлось вернуться па заседании Петербургского комитета 29 сентября, здесь же Н. Г. Полетаев был утвержден кандидатом в депутаты Думы от рабочих столицы. 8 октября 1907 года большевистская газета "Вперед" поместила сообщение об итогах работы конференции в Териоках.

С наступлением реакции ПК РСДРП, его специальные группы всячески старались обезопасить участников конференции от русской полиции, любопытных соглядатаев, провалов и арестов. Принимались особые меры для обеспечения безопасности В. И. Ленина. Об этой специальной миссии боевиков знали очень немногие.

Спустя десятки лет рабочий-большевик, член партии с 1902 года А. Зарубкин рассказал в письме сотрудникам Ленинградского филиала Центрального музея В. И. Ленина, как рабочие по заданию ПК охраняли заседание партийной конференции в Териоках.

Андрею Зарубкину и Николаю Полякову, дружинникам Невской заставы, было поручено охранять конференцию. На дачу они попали через хозяина кафе "Товери", хорошо знакомого им как посредника по снабжению оружием боевой дружины большевиков,

Дача, где должно было проводиться собрание, располагалась недалеко от берега залива. Для обеспечения безопасности В. И. Ленина Зарубкин и Поляков приготовили шлюпку с парусом. К вечеру, когда стемнело, начали собираться делегаты. Конференция проходила в большой комнате на первом этаже двухэтажной дачи. А. Зарубкин запомнил следующую картину: у стены на кронштейне висела лампа, занавески на окнах задернуть! Участники конференции сидели на подоконниках. Посередине зала стоял стол. Он служил для В. И. Ленина трибуной. Полностью выступления Владимира Ильича Зарубкин не слышал. Его внимание привлек разговор в коридоре. Задержали каких-то людей, пытавшихся покинуть дачу.

Оказалось, что они не знали пароля. Зарубкин и Поляков привели неизвестных в пустую комнату и держали там до конца собрания. Впоследствии выяснилось, как рассказывал А. П. Зарубкин, что это были шпики, которых он неоднократно видел на вокзале в Териоках.

После перерыва усилили охрану боевиками-уральцами, которые приезжали в Петербург за оружием. Хотя возле дачи было тихо, рядом бродили подозрительные личности. Закончив заседание, участники покидали дом поодиночке. Благодаря бдительности патрульных-дружинников конференция благополучно завершила работу.

Последнее заседание общегородской конференции Петербургской организации РСДРП удалось провести в Териоках 27 октября 1907 года. Принимались все меры предосторожности, и соблюдалась тщательная конспирация. Недалеко от вокзала делегатов встречали патрульные. Они проверяли пароль и указывали дальнейший путь. Условным знаком служила синяя салфетка или носовой платок.

Предосторожности не были излишними. Полиции от провокаторов стало известно, что принято решение собрать в Териоках конференцию 20 октября. Товарищ министра внутренних дел Макаров направил генерал-губернатору в Гельсингфорс депешу, в которой высказывал недовольство финской администрацией и требовал, "чтобы местные полицейские чины не ограничивались воспрещением, а в пресечении революционных сборищ немедленно уведомляли начальника Выборгского отделения жандармского полицейского управления Финляндской железной дороги по телефону, об отъезде в СПб лиц, принимавших участие в собрании".

Конференция состоялась не 20, а 27 октября. В Териоки приехало 80 человек: 57 делегатов с решающим голосом, 7 - с совещательным и 16 гостей. В работе последней сессии приняли участие и члены ЦК РСДРП. По определению большевистской рабочей газеты "Вперед", эта конференция "отличалась особой страстностью и содержательностью", в повестке дня "стояли самые животрепещущие вопросы". Заседание началось с отчета ПК об итогах избирательной кампании в Петербурге. Из сообщения комитета делегаты узнали о существовании в столице самостоятельной, скрываемой от партии организации меньшевиков во главе с подрайонным партийным комитетом франко-русского завода. Этот комитет выступал с прямыми выпадами против решений партии, нарушал и подрывал дисциплину, ее единство.

В. И. Ленин выступил с докладом о думской тактике. Второй доклад В. И. Ленина был посвящен участию социал-демократии в буржуазной печати. Ленин говорил о предательской роли тех меньшевиков, которые выбалтывают в буржуазных газетах сведения о деятельности партии. На заседании были решены и другие вопросы. Большинство делегатов конференции высказалось за проведение однодневной забастовки в день начала суда над социал-демократической фракцией Думы. Они обратились с воззванием ко всем рабочим и работницам Петербурга и Петербургской губернии с (призывом содействовать "успешному проведению этой забастовки".

Профессиональная революционерка Т. Ф. Людвинская вспоминала о работе этой конференции:

"Недалеко от станции было тогда кафе, где мы, приехавшие из Петербурга, помню, встретились с рядом товарищей, советовались, какая дорога ближе, проще и безопаснее... Помню, что конференция началась в очень запущенном, очень старом, неприглядном и неуютном здании, напоминавшем сарай. Здание было деревянное, не очень высокое, вместить оно могло человек, вероятно, 150-200. Стояло это здание на пустыре. От ж.-д. станции мы к нему пробирались по незнакомым улочкам минут двадцать. Названий улиц мы не знали, этого не полагалось. Кругом был лес..."

Далее Т. Ф. Людвинская рассказывала, что во время заседания в зале вдруг началось какое-то волнение. По рядам пронеслось сообщение о том, что нужно уходить. Делегаты покидали дачу поодиночке и шли к недостроенному дому, где конференция продолжала работу. Разместились в двух смежных комнатах. Из щелей дул холодный ветер. Делегаты поместились в одной, а президиум и трибуна - высокая тумбочка - в другой. В. И. Ленин продолжил доклад. "Изумляла простота его речи, - вспоминала Т. Ф. Людвинская, - несокрушимая логика, последовательность, глубочайшая убежденность. Он бросал в аудиторию слова, проникавшие в глубину сознания и чувства. Он говорил, и каждому из нас казалось, что речь обращена именно к нему".

Среди участников конференции в Териоках Т. Ф. Людвинская хорошо запомнила В. К. Слуцкую, П. Ф. Куделли и Р. С. Землячку.

Департамент полиции, получив агентурное донесение о проведении конференции 27 октября в Териоках, потребовал объяснения от финляндских властей. Выборгский губернатор на основании сведений, доставленных ленсманом Териокского округа, сообщил в канцелярию финляндского генерал-губернатора: "В субботу 9-го текущего ноября (27 октября по русскому календарю) в Териоках не было обнаружено никакого совещательного собрания Российской социал-демократической партии, на следующий же день, в воскресенье, коронным ленсманом было получено около часу дня извещение, что в принадлежащем Арвила неотделанном дачном здании, находящемся на расстоянии более километра от станции Териоки по направлению к станции Куоккала, состоялось сборище русской публики человек около 75-80 числом, относящихся частью к интеллигенции".

Полтора года собирались общегородские партийные конференции в Териоках. На каждое собрание приезжало 70-80 делегатов, но не было ни одного массового провала или ареста! Все проходило благополучно во многом благодаря самоотверженной помощи финских товарищей.

В Териоках жило немало надежных помощников партии. Первый из них - Пааво Какко, владелец скромной гостиницы и кофейни "Товери".

В конце сентября или начале октября Владимир Ильич в одном из писем сообщал: "Писать сюда невозможно по такому адресу, по которому Вы писали (очевидно, в Куоккалу. - Авт.). Кроме того, я скоро уезжаю отсюда. Пишите мне пока по адресу "Herra Kakko Paavo, Terijoki, внутри (только внутри) для Л-на"".

Заграничная агентура, используя провокаторов, пыталась следить за перепиской В. И. Ленина. 10 октября Гартинг сообщал в департамент полиции, что "известный Ленин, он же Ульянов, получает корреспонденцию по нижеследующему адресу: Finland, Terijoki, Herrn Paavo Kakko, на внутреннем конверте: "Для Л-на"". Финляндская жандармерия начала расследование, и уже 29 октября ротмистр Яковлев отвечая на предписание департамента полиции: "Доношу, что Пааво Какко, бывший полицейский служитель (известный финляндский агитатор), в настоящее время содержит в Териоках гостиницу для приезжающих "Товарищ", где и скрываются все революционеры под вымышленными фамилиями. Пааво Какко действительно получает корреспонденцию на имя Ленина. В настоящее время Какко открыл там же на Церковной улице, в доме Вуотинена, вторую гостиницу, в которой проникший туда агент заметил, что там проживают только студенты, курсистки и другие подозрительные личности; в этой гостинице посторонний, не проживающий там, не может получить даже стакан кофе".

Имея свою штаб-квартиру в Париже, главарь заграничной царской агентуры Гартинг располагал подробными сведениями о партийных делах в Териоках. В июле 1907 года Гартинг сообщил в департамент полиции, что весь состав ЦК РСДРП живет в Териоках и даже кто на какой даче. "Кроме того в той же местности, - доносил он, - имеется кофейня "Товарищ" (на Большом шоссе), принадлежащая некоему бывшему городовому, по убеждению социал-демократу, который получает секретные сведения из полиции и благодаря ему, будто бы, удалось спасти депутатов Государственной Думы от ареста, т. к. он узнал о предстоящем обыске за два часа.

В этой же кофейне, служащей местом встреч социал-демократов, живет секретарь Центрального комитета, женщина, известная под именем "Наташа"".

Финляндская жандармерия подтвердила факты, собранные заграничной агентурой. По ее сведениям, П. Какко "отдался исключительно революционной конспирации". В середине августа у него проживало 18 человек на полном пансионе, а около 30 "подозрительных лиц" ходило в гостиницу, обедать. Пааво Какко, заметил жандармский полковник, свое противоправительственное направление выразил еще в бытность полицейским и за это был уволен со службы губернатором Мясоедовым. В этом же документе указывалось, что внутренняя русская агентура в Гельсингфорсе подтверждает то обстоятельство, что Центральный Комитет РСДРП перебрался из Петербурга в Териоки.

Многие конспиративные операции в Териоках проводились при участии Пааво Какко. Он был добрым другом революционеров. Какко ограждал партийцев-нелегалов от русской полиции, предупреждал об опасности, и тогда они переходили в более надежные убежища.

Пааво Какко был организатором местных териокских рабочих. В "Товери" он собирал около 300 человек, вел собрания и выступал с докладами. Какко разъяснял рабочим положение, связанное с всеобщей забастовкой, рассказывал о том, как совершаются обыски и аресты. По его предложению было принято решение послать в губернское правление коллективное письмо с выражением недовольства новым генерал-губернатором, а также представителями местных властей, которые помогали агентам русской охранки.

Что же известно об этом человеке, которому В. И. Ленин доверял свою корреспонденцию? Родился Пааво Какко 25 января 1876 года в Выборгской губернии. В 1901- 1902 году учился в Уусикиркском народном училище. После этого был назначен полицейским констеблем в Териокском округе, но за помощь русским революционерам от этой должности был отстранен. Териокская администрация в 1905-1906 годах ходатайствовала о зачислении П. Какко на должность полицейского, однако усилия их были напрасны. Он твердо завоевал репутацию "красного" и защитника бунтовщиков.

Руководители культурно-просветительского общества "Южная Карелия" характеризовали Пааво Какко как постоянного лектора, занимавшегося просветительской работой и показавшего хорошие знания в вопросах государственного устройства и общественной жизни. П. Какко владел русским языком, что помогало ему общаться с русскими товарищами.

Пааво Какко в 1906-1907 годах являлся председателем финского Рабочего общества, созданного в 1899 году в Териоках. С момента возникновения Общества он помогал первому его председателю М. Плотнену, по профессии сапожнику. Рабочее общество к 1907 году имело 200 членов.

Связь с революционерами и помощь большевикам не ограничились 1905-1907 годами. В ноябре 1909 года полиция захватила у Пааво Какко значительную партию большевистской газеты "Пролетарий" (N 47-48), где была опубликована статья В. И. Ленина "К выборам в Петербурге". Против Какко возбудили дело. Суд состоялся 9 апреля 1910 года в Гельсингфорсе. Пааво Какко был оправдан, судебный департамент финляндского сената не нашел состава преступления. К сожалению, дальнейшая деятельность и судьба П. Какко остается пока неизвестной.

В воспоминаниях революционеров имя Пааво Какко тесно связано с именем дачевладельца и прогрессивного деятеля Микко Уотинена. "Пааво Какко, - сообщалось в одном из документов, - арендовал у сельского торговца Уотинена квартиру для русских путешественников, так как в кофейне "Товери" все комнаты были заняты. Сестра его жены Тюнэ Карлсон около трех месяцев в 1907 году работала прислугой в доме Уотинена".

Большинство собраний, общегородских конференций с участием В. И. Ленина проходили на даче Уотинена по Церковной улице.

Микко Уотинен - известный общественный деятель Финляндии и литератор. Сын сельского торговца, коммерсант, он помогал русским революционерам, предоставляя принадлежавшие ему дома для проведения массовых нелегальных собраний петербургских социал-демократов.

По воспоминаниям Гуго Ялавы, машиниста легендарного паровоза N 293, еще в 1905 году он по просьбе М. Т. Елизарова получал для В, И. Ленина через Микко Уотинена в Териоках журнал немецких социал-демократов "Новое время". Доставка журнала была организована конспиративным путем через финских друзей.

Что известно о жизни Микко Уотинена? Некоторые биографические сведения о нем можно найти в государственном архиве Выборга. Родился Микко Уотинен 27 марта 1885 года в Териоках. Отец его, Юха Уотинен, умер, когда мальчику было десять лет. Сразу пришлось помогать матери (Марии Никонен) в торговом деде. Так и закрепилось за ним на многие годы - "сын купца Уотинева". А был он натурой художественно одаренной. В юности играл в любительских спектаклях и писал стихи. Литература стала призванием М. Уотинена. К 1911 году он был уже автором десятка поэтических книг па (финском языке, главным образом социально-политического содержания. Революция в России, идея освобождения Финляндии из-под ига царского самодержавия стали смыслом жизни, темой его поэзии. Сборник стихов М. Уотинена "Маяк в ночи" был запрещен и конфискован главным управлением по делам печати.

М. Уотинен основал газету "Териоки", которая выходила с 16 октября 1908 года. В 1909 году газета была закрыта. В 1911 году Уотинен издавал газету "Известия пограничной полосы", а с лета 1913 года до ареста - "Териокский дневник".

Литератор Микко Уотинен не только помогал русским революционерам, предоставляя свой дом для проведения нелегальных собраний, но и сам активно пропагандировал антимонархические взгляды, выступая на массовых митингах. В одном из донесений финляндскому генерал-губернатору сообщалось, что вместе с А. Луначарским, М. Лядовым и Марией Силанпя из Гельсингфорса на массовом рабочем митинге в Териоках 30 июня 1906 года выступил с речью "сын купца Микко Уотинен, коснувшийся в своей речи с социал-демократической точки зрения пробуждения в рабочем классе самосознания".

Генерал-губернатор потребовал привлечь М. Уотинена к судебной ответственности, по местная администрация отстояла его. Известно из документов, что М. Уотинен выступал и в связи с роспуском Думы на митинге в июле 1907 года, требуя всеобщего избирательного права.

В годы реакции М. Уотинен неоднократно подвергался преследованиям.

Скончался М. Уотинен в 1935 году в Териоках. На кладбище сохранилась мраморная плита на его могиле.

В 1940 году сотрудники Ленинградского филиала Музея В. И. Ленина и Областного управления по делам искусств пытались разыскать в Териоках дачу М. Уотинена, где под руководством В. И. Ленина проходили партийные конференции.

По заданию Музея В. И. Ленина в Териоки отправились участники одной из петербургских конференций А. П. Зарубкин, Н. Ф. Поляков и Е. Ф. Козлова. Обследовав участок и предполагаемую дачу, где была обнаружена библиотека Уотинена, они пришли к выводу, что по размерам, архитектуре дома и расположению к Финскому заливу указанный дом не является местом проведения массовых собраний. В этот дом не поместилось бы 15-20 человек, а не только 70-80, как случалось на конференциях. Открытие не состоялось. Но в фондах Ленинградского филиала Музея В. И. Ленина было положено начало делу: "Дача Уотинена в Териоках, где В. И. Ленин проводил конференции Петербургской партийной организации в 1907 году".

Семейство Уотинен владело в Териоках тремя участками, которые между собой даже не соприкасались, и на каждом из участков стояли дачи. Установить, на каком участке и в какой даче проходили заседания, нелегко.

Поиск дачи Уотинена или места, где находился дом, продолжался.

...В конце лета 1907 года по поручению Л. Б. Красина в Териоках особенно тщательно подыскивали дом, подходящий для конспиративных встреч. Здесь под руководством В. И. Ленина должны были проходить заседания большевистской части ЦК. "Хозяйкой" этой конспиративной дачи стала Феодосия Кассесинова - 19-летняя девушка, больше известная под своей партийной кличкой - Фаня Черненькая.

О дне и часе заседаний всегда предупреждала один из технических секретарей ЦК Вера Рудольфовна Менягинская. Ближе к вечеру, когда заметно темнело, к дому начинали подходить люди. Хлопала калитка, участники заседания говорили пароль и проходили в дом.

Рассаживались вокруг обеденного крашеного стола, покрытого клеенкой. У каждого свое излюбленное место. Владимир Ильич устраивался в центре, спиной к высокой кафельной печи. Надежда Константиновна - наискосок, почти на углу стола. Небольшая гостиная, где проходили заседания ЦК, была с трех сторон окружена жилыми комнатами, а с четвертой находилась веранда. Даже при большом желании невозможно было с улицы разглядеть, что делается в гостиной.

Однажды на очередное заседание ЦК партии пришел неизвестный, хозяйке дома человек. Он поздоровался с ней, как со старой знакомой, сказал пароль и прошел внутрь дачи. Последней пришла Надежда Константиновна.

- Приехал Ильич? - спросила она девушку.

- Нет, - с тревогой в голосе ответила Фаня Черненькая, - но появился какой-то новый товарищ. Я его не знаю, но пароль он ответил без малейшей запинки.

Фаня осталась в сенях ждать Владимира Ильича. Прошло несколько минут. Из комнаты раздался дружный смех. Фаню попросили зайти в гостиную. Каково же было ее удивление: Владимир Ильич сидел на своем месте и смеялся вместе со всеми. Никого постороннего среди присутствовавших не было. Феодосия Петровна потом еще не раз поражалась удивительной способности В. И. Ленина изменять свою внешность.

На этой даче, по воспоминаниям Ф. П. Кассесиновой, проходило накануне IV конференции РСДРП (III 06щероссийской) широкое совещание большевиков с участием В. И. Ленина, на котором обсуждались думская тактика и отношение к отзовистам, а также, в связи с усилением реакции, вопрос о переходе в более глубокое подполье и задачах партии по работе в массах. Совещание продолжалось три дня.

Осенью 1907 года внезапно на конспиративную дачу ЦК пришел Ипполит Иванович Рябков - с известием о провале транспорта литературы. Арестовали одного финна, который по договоренности взялся за перевозку большевистской литературы из Финляндии в Петербург. Положение казалось безвыходным. В Финляндии скопилось значительное количество нелегальных изданий, а переправлять их было некому. Фаня Черненькая сейчас же поехала в Куоккалу к Владимиру Ильичу и подробно рассказала о провале транспорта.

В. И. Ленин объяснил, что в Питере арестованы многие партийные работники, транспортировку литературы придется организовать своими силами. Он предложил Фане и еще двум техникам-боевикам, жившим в Териоках, самим связаться с местными жителями, которые были у него на примете, и с их помощью переправить через границу скопившуюся литературу.

У Фани Черненькой возникло сомнение, будут ли с ней разговаривать, поверят ли в столь серьезном деле. Она поделилась своими опасениями с Владимиром Ильичом. В. И. Ленин ответил, что это необходимо сделать любой ценой, и дал несколько конкретных советов.

Феодосия Петровна вспоминала, что после разговора с Владимиром Ильичом она почувствовала в себе уверенность и, руководствуясь указаниями В. И. Ленина, принялась за выполнение задания и довела его до конца.

В июне 1936 года Надежда Константиновна Крупская дала Ф. П. Кассесиновой такую рекомендацию: "Знаю Фаню Черненькую - Кассесинову Ф. П. по ее работе в период революции 1905 г. В 1906 г. она была членом боевой военно-технической группы при ЦК РСДРП (б). Тогда она ликвидировала свое имение, отдав деньги на нужды партии. В 1907 г. была хозяйкой конспиративной квартиры ЦК в Териоках. Была в 1909 г. в эмиграции в Париже, Знала ее как самоотверженного работника".

В трудные годы эмиграции Феодосия Петровна вынуждена была скрываться от царской полиции в Южной Америке. В сентябре 1917 года всей семьей вернулись в Россию. С 1918 года Кассесинова на фронтах гражданской войны: Перекоп, Самара, Уфа, Оренбург, Харьков, Одесса. Она была начальником разведки, членом чрезвычайной комиссии по работе в госпиталях и начальником отдела информации политотдела Юго-западного фронта. С 1920 года Ф. П. Кассесинова - в Политуправлении Красной Армии. В 1921 году ее направляют сотрудником советского торгпредства в Финляндии, которое возглавлял Александр Михайлович Игнатьев.

Прошли десятилетия. Все настойчивей историки вели поиск ленинских мест на Карельском перешейке. По просьбе ленинградских краеведов Ф. П. Кассесинова приехала из Москвы в Ленинград 8 декабря 1960 года, а 9-го уже была в Зеленогорске. Приехала специально, чтобы уточнить место, где находилась историческая дача.

Долгое время поиски конспиративной дачи ЦК, гостиницы "Товери" и участка Микко Уотинена не давали результатов. Помог план Териок 1907 года.

На этом плане хорошо видно, что участок М. Уотинена находился недалеко от моря, на нынешней территории дома отдыха "Зеленогорский". Почти против церкви, рядом с главным корпусом дома отдыха "Энергетик", стояла гостиница "Товери".

Недалеко от церкви и гостиницы располагалась конспиративная дача ЦК. Дом стоял в Андреевском переулке. Ф. П. Кассесинова показала авторам настоящей кни ги, группе краеведов и районному архитектору, где находился этот дом. В настоящее время ориентиром может служить небольшое строение под № 49 по Приморскому шоссе, остатки фундамента возле старых берез и большой ели.

Как позднее писала Феодосия Петровна, метрах в 20-25 была еще одна дача, где жил технический секретарь ЦК Вайнштейн. Вероятно, оба дома принадлежали одному хозяину М. Коухиа. Относительно близко жил и "Пчела" - И. И. Рябков. "Ходили мы друг к другу через лес", -писала Ф. П. Кассесинова. Еще четыре года, до последних дней жизни, Феодосия Петровна старалась помочь в розыске людей, свидетелей событий в Териоках, пыталась найти документы, фотографии тех далеких дней.

...Последние два месяца 1907 года В. И. Ленин почти постоянно находился в Териоках. Об этом говорят архивные документы. 7 ноября агенты охранки сообщали, что Ленин живет в Финляндии на даче между Выборгом и Куоккалой, присутствуя на всех собраниях ЦК. 14 ноября чиновник особых поручений при министерстве внутренних дел в рапорте директору департамента полиции указывал, что за Лениным в Териоках установлено наблюдение. 22 ноября судебный следователь 27-го участка Петербурга направил выборгскому губернатору предписание о немедленных розысках Ленина в Выборге и во всей губернии.

Обстановка становилась небезопасной даже в "ближайшей эмиграции" - в Куоккале и Териоках. Аресты стали обычным явлением на тихих раньше дачах. В. И. Ленин вынужден был в начале декабря скрываться в центральной Финляндии, а потом уехать за пределы Российской империи. С этого времени начинается тяжелый десятилетний период эмиграции В. И. Ленина.

К началу 1908 года в Териоках многие дачи опустели. Одним вовремя удалось выехать за границу, других арестовали. Остались в подполье немногие, те, что должны были идти на риск, невзирая на полосу неудач. 6 марта 1908 года арестовали в Куоккале члена ЦК РСДРП и руководителя Боевой технической группы Леонида Борисовича Красина. Его и захваченного вместе с ним Ю. А. Грожана поместили до отправки в полицейской будке в Териоках. Освободить их оттуда не сумели. Арестованных увезли в выборгскую тюрьму. Там А. М. Игнатьев вместе с боевиками, живущими в Териоках, пытался организовать побег. Акция сорвалась, но Л. Б. Красину удалось через месяц с помощью финских друзей вырваться из тюрьмы.

Большевики и в годы реакции поддерживали в Териоках явки и связи, 27 февраля 1909 года узкий состав ЦК РСДРП, оставшийся в Петербурге, принял решение:

"Проваленную в Петербурге технику и паспортное бюро возобновить возможно скорее, тем более, что складочная квартира в Териоках осталась. Предложить ПК войти в связь с Териоками".

В 1909 году бежал из ссылки один из ближайших соратников В. И. Ленина, секретарь ПК и Одесского комитета РСДРП в 1905 году С. И. Гусев. Добравшись до Петербурга, он поселился в Териоках по паспорту некоего столичного электротехника В. И. Муромского. Снимал он маленькую комнату и ежедневно ездил в столицу, где почти три года работал ответственным секретарем в редакции Военной энциклопедии. Выполняя задания партии, он участвовал в нелегальной рабочей печати.

В начале ноября 1909 года в Териоки приехал Я. М. Свердлов. С помощью С. И. Гусева он установил нужные связи. Необходимо было укрепить партийные кадры, активнее использовать легальные организации, шире создавать рабочие клубы, воскресные школы для рабочих. Все время занимала забота о транспортировке нелегальной литературы из-за границы.

Териоки и в годы реакции оставались надежным передаточным пунктом. В списке адресов ЦК РСДРП за 1909 год, по которым П. К. Крупская отправляла партийную литературу в Россию, Териоки занимали заметное место. Из девяти адресов в Финляндии - три в Териоках: Пааво Какко - Центральная гостиница, Марья Петровна Голубева - собственная дача в Териоках и Териокское рабочее общество. Пересылать в Териоки не только литературу, но даже письма было чрезвычайно сложно. Н. К. Крупская предупреждала своего постоянного корреспондента М. В. Кобецкого о том, что письма в Финляндию, идущие из Парижа через Стокгольм, все распечатываются.

Осень 1909 года и зиму 1910 провела в Териоках Лидия Михайловна Книпович - "Дяденька". В донесениях охранки ее называли в те годы "ответственным лицом большевистского центра". Она проходила у филеров под кличкой "Железная", что достаточно объективно характеризует ее волевую, целеустремленную натуру опытной профессиональной революционерки.

Официальным поводом для переселения из Петербурга в Териоки было слабое здоровье младшей племянницы Лидии Михайловны Тани Книпович. Они жили недалеко от станции на даче Комулайнена. Сосны окружали дом, подступали к самой веранде. Об этих месяцах, проведенных вместе с теткой в Териоках, вспоминала в беседе с одним из авторов этой книги в 1962 году тогда уже доктор исторических наук Татьяна Николаевна Книпович.

Дачный участок располагался в довольно глухом месте. Дом охраняла большая овчарка - Рекс. Дача служила конспиративной квартирой. Сюда приходил товарищ Андрей - Яков Михайлович Свердлов. Ол любил играть в шашки, а Татьяну обучал шахматному искусству. Уже тогда он носил пенсне. Бороды не было. Навещала Книпович Конкордия Самойлова. Надолго задерживался у Лидии Михайловны и Сергей Иванович Гусев, он здесь обедал, читал газеты. Лидия Михайловна всегда была чем-нибудь занята по хозяйству.

Конспиративные бумаги, записки, листовки хранились в вентиляционной трубе. На даче было два входа. Один зимой закрывали, другой бдительно охранял Рекс. В марте 1910 года Лидия Михайловна с Таней на санях по льду залива переехали на маяк Стирсудден, где летом 1907 года гостил у них В. И. Ленин.

Летом и осенью 1910 года недалеко от Териок в маленькой финской деревушке Леппенено устроились на отдых подальше от столичной и выборгской полиции мать и сестра В. И. Ленина - Мария Александровна и Анна Ильинична. Все эти факты стали известны из писем Владимира Ильича и Надежды Константиновны, которые приходили из Франции и Швеции по адресу: Териоки, деревня Леппенено, дом Екатерины Лясонен.

Деревенька Леппенено (всего несколько домов) располагалась между северным берегом Малого Симагинского озера и Восточно-Выборгским шоссе. Место дома Екатерины Лясонен пока не установлено. Летом 1910 года В. И. Ленин отправлял письма на еще один териокский адрес: деревня Инониеми, станция Териоки финляндской железной дороги, Василию Александровичу Савельеву для М. И., собственная дача. М. И. - Мария Ильинична Ульянова.

23 апреля 1910 года М. И. Ульянова была обыскана и арестована в Москве при ликвидации местной сопиал-|-демократической группы, но была сразу освобождена. |Тогда-то и решила Мария Ильинична укрыться от надзора полиции подальше от людных мест в тихой деревушке Инониеми. Сами Териоки были полны полицией.

Известны письма В. И. Ленина Марии Ильиничне от 18 июня, 28 июля 1910 года. 4 сентября в письме к матери он писал: "С Маняшей списался вполне: 4 сентября по стар. стилю, т. е. 17.IX по новому, жду вас в Стокгольме на пристани". Речь шла о встрече Владимира Ильича с Марией Александровной, последней встрече Ленина с матерью.

Мария Ильинична, живя в Инониеми, была в семье В. А. Савельева домашней учительницей. Весной 1911 года она обратилась в С.-Петербургский учебный округ за официальным разрешением заниматься педагогической деятельностью. Попечитель округа запросил выборгского губернатора о благонадежности и получил вполне благоприятный ответ.

Инониеми ныне носит название Приветненское. Туда можно добраться на автобусе N 417 от Зеленогорска. Бывший поселок располагался вдоль самого берега залива, рядом с устьем речки Ино-йоки, сейчас она называется Приветненкой. Место дачи В. А. Савельева пока не установлено.

В годы реакции, а затем и революционного подъема Териоки, поселки Карельского перешейка оставались надежной конспиративной базой большевиков.


Предыдующая глава


Последние комментарии:





История Интересности Фотогалереи Карты О Финляндии Ссылки Гостевая Форум   

Rambler's Top100 page counter ^ вверх


© terijoki.spb.ru 2000-2016