History Interesting things Photogalleries Maps Links About Finland Guestbook Forum Russian version
Search on this site:  © Search script adapted from spectator.ru

The English version of this paper is not present yet, sorry. Try Altavista Babelfish service to translate this page .

4. The center of "nearby emigration"

Декабрьское вооруженное восстание в России потерпело поражение, но революция не была подавлена. Борьба продолжалась. Несмотря на репрессии самодержавия, забастовочное движение оставалось значительным, а в Финляндии количество забастовок увеличилось почти вдвое по сравнению с 1905 годом.

Самодержавие беспощадно расправлялось с массовыми организациями рабочих. Преследовали и арестовывали всех "подозрительных". В Петербурге только за один месяц - с 25 декабря 1905 года по 25 января 1906 года - арестовали 1716 человек; до 7 тысяч "неблагонадежных" рабочих полиция выслала из столицы в административном порядке.

Многие активные деятели большевистской партии перешли на нелегальное положение и поселились в дачных местностях к северу от Петербурга. Териоки с прилегающими поселками Куоккала и Келломяки стали признанным центром "ближней эмиграции" революционеров.

В Териоках в годы наступившей реакции жили и работали В. Д. Бонч-Бруевич, А. В. Луначарский, Л. Б.Красин, М. Н. Лядов, Вячеслав Рудольфович, Людмила Рудольфовна, Вера Рудольфовна Менжинские и другие соратники В. И. Ленина. Владимир Ильич, как известно, с конца августа 1906 года поселился на даче "Ваза" в Куоккале, откуда часто выезжал в Териоки.

В 1906 году питерские большевики значительно усилили агитационно-пропагандистскую деятельность.

Один из митингов большевики организовали 17 июня 1906 года. Торжественно прошли по главной улице Териок рабочие и студенты, приехавшие из Петербурга. К ним присоединились местные рабочие, железнодорожные служащие и много другого трудового люда Карельского перешейка. Демонстранты повернули к общественному парку, вблизи его устроили митинг. Тон задавали большевики. С речами выступили Р. С. Землячка и А. В. Луначарский. Всюду развевались красные знамена и плакаты с призывами: "Долой власть господ!", "Безработным - работы, хлеба - голодным!", "Да здравствует Учредительное собрание!".

Митинг в Териоках 17 июня 1906 года привлек внимание передовой европейской общественности, о его проведении подробно сообщил своим читателям французский журнал "Иллюстрацией": "Хотя уже несколько месяцев как пути для свободного слова в России затруднены, русские революционеры провели митинг не в Петербурге, а в Финляндии в Териоках, не боясь, что его прервет полиция. Это говорит о том, что Финляндия выходит в настоящее время из-под воздействия русской администрации и приобретает, по крайней мере, некоторую автономию. В Териоках демонстранты были встречены финскими социал-демократами и участниками Красной гвардии под командой начальника Красной гвардии Финляндии, отставного финского капитана И. И. Кока. Вооруженная Красная гвардия охраняла безопасность гостей Финляндии. Революционеры, как русские, так и финны, произносили горячие речи. Несколько женщин тоже взяли слово. Красные знамена с лозунгами развевались повсюду". Журнал поместил на своих страницах большую фотографию с места событий. Подпись гласила: "Революционное движение в России. Митинг в Териоках".

Популярным оратором, инициатором многих массовых собраний летом 1906 года в Териоках был один из блестящих публицистов большевистской партии Анатолий Васильевич Луначарский.

Жил А. В. Луначарский в териокском пансионе "Норд". Охранка вела за ним тщательное наблюдение. Ее агенты доносили о содержании многих речей Луначарского, произнесенных в Териоках. Один из филеров докладывал, что 13 июля 1906 года на большом собрании, устроенном на плацу Териокского общества молодежи, Луначарский "рассматривал с различных точек зрения существование и действия думских партий, равно как и рабочий вопрос, все сводя к предположению на случай захвата той или другой партией власти в свои руки", В этом же документе отмечалась особенно резкая критика Луначарским избирательного закона от 11 декабря 1905 года, обеспечивавшего господство в Думе кучки помещиков и капиталистов.

Вместе с Луначарским выступал на митингах в Териоках профессиональный революционер-ленинец, делегат II, III, IV и V съездов партии Мартын Николаевич Лядов. В 1906 году он поселился в маленькой сторожке возле станции Тюрисевя (ныне Ушково), в четырех километрах от Териок. Именно здесь за полтора месяца он закончил первую часть книги "История Российской социал-демократической партии". В том же году книгу выпустило издательство "Зерно". 15 тысяч экземпляров разошлись за две недели до того, как успели наложить на нее арест. Тираж второй части "Истории партии" почти полностью был конфискован. В. И. Ленин высоко оценил работу Лядова. Первое издание книги хранится в кремлевской библиотеке В. И. Ленина.

О том незабываемом времени жизни в Териоках М. Н. Лядов писал: "Каждую субботу из города приезжали рабочие того или иного района, и в Териокском лесу мы устраивали митинги. Кроме меня, на этих митингах приходилось очень часто выступать А. В. Луначарскому, приезжали туда и другие члены комитета, а также социал-демократы депутаты I Думы. Кроме нас, выступали иногда и эсеры, а иногда осмеливались выступать и кадеты, но мы им задавали такую трепку, что небу становилось жарко. Здесь, в лесу, мы чувствовали себя вполне свободно, на наши митинги приходила иногда и дачная публика".

18 июля 1906 года в Териоках произошло событие, взбудоражившее даже благодушно настроенных к царизму обывателей. Черносотенцы убили депутата Думы М. Я. Герценштейна, одного из лидеров партии кадетов, профессора Сельскохозяйственного института.

"...Черные совсем опозорили себя",- писал по поводу : этого убийства В; И. Ленин. Этот позорный акт, санкционированный монархистами, доказывал не силу, а слабость черносотенцев. В Териоках готовились торжественные похороны Герценштейна, и большевики решили использовать их в своих целях. Под руководством М. П.Лядова и А. В. Луначарского при активном участии териокской группы революционеров удалось организовать приезд из Петербурга нескольких сот рабочих во главе с руководителем Совета безработных большевиком С. В. Малышевым. В день похорон Герценштейна дороги были запружены народом. Здесь были русские и финны, рабочие и студенты, обыватели из окрестных поселков, дачники. Большевики устроили митинг, где выступил М. П. Лядов. Он говорил о необходимости самых решительных мер в борьбе с наступающей контрреволюцией, об активной подготовке к вооруженному восстанию. А. В. Луначарский и М. Н. Лядов разоблачали политику закулисных переговоров с самодержавием, резко критиковали выступления кадетов, которые объясняли все беды "дурным окружением царя, плохими его советчиками".

Невольными свидетелями торжественной церемонии похорон стали сестрорецкие рабочие Н. А. Емельянов, Т. И. Поваляев и И. И. Анисимов. Они только выгрузили на берегу залива среди сосен ящики с оружием, чтобы перенести их в лодки. В это время толпа демонстрантов направилась к морю, к тому месту, где произошло убийство. Рабочим-подпольщикам едва удалось спрятать опасный груз, а при наступлении темноты отправить его в поселок Разлив.

Через несколько дней, 30 июля 1906 года, Луначарский и Лядов опять участвовали в организации большого митинга в Териоках, выступали против жестокой расправы царского правительства над восставшими солдатами и моряками крепости Свеаборг, матросами Кронштадта.

Сотрудники охранки, давно заприметившие непременных участников всех митингов и собраний в Териоках А. В. Луначарского и М. Н. Лядова, доложили в соответствующие инстанции о состоявшемся митинге. Министр юстиции потребовал сообщить об этом статс-секретарю Великого княжества Финляндского, чтобы возбудить против революционеров уголовное преследование. Санкция была получена. Луначарского и Лядова привлекли к ответственности за произнесенные речи, "направленные к возбуждению в России вооруженного восстания".

Суд по делу А. В. Луначарского и М. Н. Лядова состоялся в августе 1906 года. Лядов писал о том, что их я обвиняли в призыве к вооруженному восстанию и в оскорблении царя.

В послереволюционные годы А. В. Луначарский вспоминал в "Автобиографии" об этом времени: "По возвращении из Стокгольма я задержался в Финляндии, в Териоках. Революция шла на убыль. Некоторые большие политические митинги, связанные с работой Думы, происходили тогда в Териоках, и мне пришлось там неоднократно выступать. В результате мне было предъявлено тяжелое политическое обвинение финляндскими властями, грозившее длительной тюрьмой. К счастью, финляндский суд оправдал нас".

Документы срочно затребовали в судебные органы Выборга, а затем Гельсингфорса. Луначарский и Лядов поспешили покинуть Териоки и Финляндию. Новое место жительства революционеров охранке было неизвестно.

Суд над большевиками проходил в Териоках в то время, когда, как образно писал В. И. Ленин, "русская революция, поддержанная финляндцами, заставила царя разжать пальцы, которыми он в течение нескольких лет сжимал горло финляндского народа".

Несмотря на ряд ограничений, царское правительство вынуждено было узаконить автономию Финляндии и вместо четырехпалатного сейма утвердить однопалатный сейм. Женщины Финляндии в возрасте 24 лет получали право избирать и быть избранными.

Надолго оказалась связанной с Териоками жизнь и деятельность скромного и беззаветно преданного партии большевика Ипполита Ивановича Рябкова (Пчелы).

Летом 1906 года департамент полиции разослал в газеты объявление о розыске опасного лица: "Разыскивается бывший редактор газеты "Пчела", Ипполит Иванович Рябков, около 50 лет от роду, приметы коего: рост выше среднего, сутуловатый, лицо рябоватое, носит бороду круглую с проседью, рыжеватый, носит темные большие очки и старается смотреть из-под них, так что получается заключение, что очки ему мешают смотреть. В ходьбе постоянно осматривается".

По всей России искали бывшего редактора псковской газеты "Пчела", а жил он с лета 1906 года в Териоках. Человек преклонного возраста - ему исполнилось к тому времени 58 лет, - он брался за самые опасные и ответственные поручения в Боевой технической группе при ЦК РСДРП. Териоки почти на десять лет, не считая арестов и тюремных отсидок, стали родным домом для Рябковых - Ипполита Ивановича и его первой помощницы, жены Неонилы Николаевны. Был Рябков человеком чрезвычайно скромным, на это неоднократно указывали его товарищи. Николай Евгеньевич Буренин передал в Ленинградский партийный архив фотографии И. И. Рябкова. На одной из них он сделал такую надпись: "Пчела" - вся его жизнь - служение революции - нигде не отмечен". Именно поэтому о нем следует рассказать подробнее.

На путь профессионального революционера И. И. Рябков вступил поздно, когда ему уже было 46 лет. Дослужившись до советника почтово-телеграфного ведомства, он вышел по болезни глаз в отставку с мундиром и пенсией 36 рублей 75 копеек. Первоначально Рябков примыкал к народовольцам, а потом тесно сотрудничал с группой "Союза борьбы за освобождение рабочего класса". Хранил шрифты, печатал листовки. В 1897 году при обыске квартиры Рябковых жандармы обнаружили части типографской машины. Ипполита Ивановича заключили в Петропавловскую крепость. Позже Рябкову приходилось сидеть в царской тюрьме еще не раз, попадал он в петербургскую предварилку, в самарскую тюрьму, больше двух лет провел за решеткой в Пскове, отбывал ссылку в Вятской губернии вместе с Воровским, Бауманом, Смидович. С 1898 года И. И. Рябков стал членом РСДРП и активно участвовал в работе партии.

Самым ярким периодом деятельности И. И. Рябкова стали 1906-1907 годы, когда раскрылся его всесторонний талант конспиратора-подпольщика, умудренного опытом многолетней революционной борьбы. В начале 1906 года И. И. Рябков стал редактором псковской еженедельной общедоступной прогрессивной газеты "Пчела", которая следовала лучшим традициям большевистской печати. Газета развенчивала конституционные иллюзии, разоблачала политику партии кадетов. Фактически "Пчела" являлась органом Псковского комитета РСДРП. Недолгую жизнь прожила "Пчела": против редактора возбудили судебное дело, и Рябкову пришлось скрыться.

В Петербурге, куда приехал из Пскова Ипполит Иванович, он через В. Д. Бонч-Бруевича познакомился с В. И. Лениным. Вот как вспоминал об этом сам Рябков спустя почти 20 лет: ""Вам придется перейти на нелегальное положение", - заметил Ленин. - Я уже на нелегальном положении,- ответил я. "Тогда выберите для себя кличку", - предложил Ленин. Я выбрал: "Пчела",- сказал я. "Хорошо, значит, "Пчелка" - будем пом нить",-...закончил наш разговор Ленин". Надо добавить, что и в Финляндию, в Териоки, Рябковы переехали по предложению В. И. Ленина.

Поселились Рябковы первоначально в летнем доме Комулайнена, а на постоянное житье устроились напротив, по тому же Андреевскому переулку, у финского социал-демократа Антикайнена. Териокские власти паспорта не спрашивали, поэтому назвался Ипполит Иванович Лужиным, вспомнил, вероятно, что родился в деревне Лужского уезда Петербургской губернии. В августе 1907 года Рябковы перебрались на дачу Приха в Сатинском переулке.

Ипполит Иванович и его жена Неонила Николаевна вместе работали в Боевой технической группе при ЦК РСДРП. В Ленинградском партийном архиве хранятся воспоминания Н. Н. Рябковой об этом периоде деятельности: "Из Финляндии через нашу группу шли винтовки, маузеры, патроны, динамит и другие боеприпасы. На квартире у меня одновременно был склад динамита. К нам на квартиру приходили товарищи, нагружались и везли в Питер. Когда стало ясно, что вооруженное восстание приходится отложить в более долгий ящик и Боевая техническая группа была ликвидирована, я опять перехожу в литературную группу, работала главным образом по перевозке "Пролетария" и матриц до 1908 года".

Спустя десятилетия бывшие "боевики"-подпольщики с большой теплотой вспоминали об И. И. Рябкове: "Упорядочивается транспорт револьверов, патронов и пр. из Финляндии,- писал рабочий-большевик И. Михайлов. - В этой области особенно удачно работал Рябков, привозя по Финляндской железной дороге несколько пудов контрабанды в специальных чемоданах одновременно". А. Г, Шлихтер в своих воспоминаниях о В. И. Ленине указывал, что чаще всего привозил статьи от Ленина в Выборг "один из старых членов нашей партии, ныне покойный "Пчела"...".

О конспиративном таланте Рябкова говорит такой случай. В 1907 году полиция произвела в его отсутствие обыск в доме Антикайнена, где он жил, но ничего там яе обнаружила. Между тем на запертой террасе дачи был устроен склад литературы общим весом в 75 пудов.

Почти два года департамент полиции безуспешно разыскивал редактора газеты "Пчела", он как в воду канул. Однако жил он все-таки в Териоках. Л. Р. Менжинская в феврале 1908 года встречалась здесь с И. И. Рябковым, когда привозила бланки паспортов для паспортного бюро.

В середине февраля 1908 года охранка напала на след. Начальник Выборгского жандармского отделения сделал запрос в Петербургскую охранку: "Прошу не отказать сообщить мне, проходил ли по наблюдению районного и С.-Петербургского охранного отделения некто Ипполит Иванович Рябков, приблизительно лет 48, который в настоящее время живет в Териоках в Сатинском переулке в доме Приха и заподозрен в причастии к водворению в Империю нелегальной литературы".

29 февраля 1908 года И. И. Рябкова арестовали, и после предварительного пребывания в первом участке Выборгской части он был отправлен в Псков. Там его осудили на три года тюрьмы. В 1911 году Рябковы вернулись в Питер и снова продолжали заниматься революционной деятельностью. В 1913 году они вновь поселились в Териоках на знакомой им даче Приха в Сатинском переулке (ныне Комсомольская улица). Рябков работал в больничной кассе для рабочих Путиловского завода, а с 1914 по 1915 год заведовал книжным складом "Правды", имел самые тесные связи с большевистской фракцией Думы. У одного из арестованных социал-демократов нашли адрес Рябкова. Обыск, произведенный охранкой 30 декабря 1914 года в Териоках на даче Приха, ничего не дал. Рябкова отпустили, но слежка за ним продолжалась. 1 сентября 1915 года в помещении больничной кассы Путиловского завода его арестовали.

И после Великой Октябрьской революции И. И. Рябков продолжал верно служить делу партии. Семидесяти лет он участвовал в гражданскои войне, до последних дней своей жизни оставался активным строителем нового Советского государства. Как вспоминала старейший член партии Феодосия Петровна Кассесинова, Владимир Ильич глубоко уважал И. И. Рябкова: "К нему очень хорошо относился Ильич. Так, не то на конференции, не то на съезде не увидел "Пчелы" и поручил секретарю узнать, здоров ли Ипполит Иванович. И когда узнал, что Ипполит Иванович не был потому, что не было у него пропуска, Владимир Ильич дал указание секретариату ЦК партии всегда посылать ему пропуск. И тов. Рябков... получал пропуска на съезды, конференции, конгрессы".

Скончался Ипполит Иванович Рябков летом 1932 года в возрасте 84 лет. Прожив большую и яркую жизнь, он оставил интересные воспоминания о конспиративной работе в Териоках. Десятки имен и характеристик боевиков, эпизоды подпольной борьбы - ценнейший материал для изучения деятельности большевистской партии в период революции 1905-1907 годов.

Особенное оживление в Териоках началось с весны 1907 года, когда после разгона II Думы Териоки сделались центром притяжения рабочих Петербурга. Здесь жили и оставшиеся на свободе члены думской фракции социал-демократов большевиков... В поселках Карельского перешейка проходили рабочие собрания.

В Териоки в то время приезжали революционеры из многих городов России. Здесь бывали боевики-латыши, эстонцы, рабочие уральских заводов, студенты из Грузии.

В 1907 году эстонские социал-демократы выбрали Те-пиоки местом для проведения своей конференции. Подготовительную работу возглавил Ревельский (Таллинский) комитет РСДРП и Эстонский РК Петербургской организации. Они установили непосредственную связь с ЦК и ПК РСДРП, заседания которых регулярно проходили в Териоках. 1115 членов социал-демократической партии Эстонии избрали на конференцию 21 делегата с решающим голосом.

Териокская конференция, состоявшаяся во второй половине февраля 1907 года, положила начало созданию Эстонской объединенной организации РСДРП. Здесь был разработан устав, избран Центральный Комитет из пяти человек, редакция и ревизионная комиссия.

На конференции при обсуждении проекта резолюции V съезда РСДРП, выработанной В. П. Лениным, разгорелась острая борьба. Выступление эстонских большевиков возглавил крупный партийный деятель, публицист и писатель X. Г. Пегельман. Он председательствовал на конференции. В заседаниях принимал участие и депутат II Думы, эстонский рабочий ревельского завода двигателей П. Пярн. Большевики, отстаивая ленинские позиции, дали резкую критику раскольникам. В. И. Ленин высоко оценил итоги работы и принятые резолюции Териокской конференции Эстонской объединенной организации РСДРП.

В период первой русской революции большевики стремились решить одну из сложнейших задач - завоевание на сторону пролетариата армии. Пропагандисты и агитаторы, пользуясь базами нелегальной литературы на Карельском перешейке, с большим риском проникали в военные казармы и флотские экипажи в Кронштадте через Териоки. Мощным средством борьбы большевиков за армию являлась газета "Казарма" - орган Военной организации ЦК РСДРП и Петербургского комитета РСДРП. Редакция газеты- "Казарма" находилась в Петербурге. Первый ее номер вышел 15 февраля 1906 года.

Одну из своих конспиративных квартир редакция имела в Териоках. Здесь обсуждались статьи для газеты и способы ее распространения. В совещаниях участвовали Е. Ярославский, В. Бонч-Бруевич, М. Ольминский, В. Воровский, В. Менжинский и др. Издание газеты. прекратилось в марте 1907 года.

В Териоках чуть ли не ежедневно проводились не только митинги, но и различные собрания, заседания групп, обществ и профсоюзов, которые до наступления реакции относительно спокойно заседали в Петербурге. Выборгское губернское правление едва успевало регистрировать донесения местных властей о всевозможных "сборищах" в Териоках. Вот перечень некоторых из них.

Июль 1906 года - уведомление териокского ленсмана о собраниях рабочих, проведенных в Териоках.

Февраль 1907 года - в Териоках собрался съезд петербургских типографских рабочих. Больше ста рабочих пришло на дачу Филипповой. Обсуждали вопрос об отношении к Думе и о том, что в связи С этим следует печатать в типографиях. В любом случае решили поддерживать левое направление.

Март 1907 года - ответ териокского ленсмана на запрос губернатора по поводу прошения Териокского рабо-.чего общества о проведении лотереи (лотерея - повод для рабочего собрания).

Апрель 1907 года - в Териоках собралась первая Всероссийская конференция печатников. Целую неделю .72 делегата от 57 союзов печатного дела из 43 городов России, представлявшие 30 тысяч членов союза, обсуждали вопросы своей дальнейшей деятельности.

Апрель 1907 года - переписка генерал-губернатора с териокским ленсманом по поводу съезда петербургских типографских рабочих в Териоках.

Май 1907 года - донесение териокского ленсмана о собрании рабочих в Териоках. Запросы генерал-губернатора и коменданта Выборгской крепости о привлечении к ответственности лиц, занимавшихся агитацией.

Июль 1907 года - сообщение териокского ленсмана о запрещении проведения митингов в Териоках и Келломяках в связи с роспуском II Государственной думы.

Летом 1907 года демократическую молодежь столицы привлекали в Териоки спектакли Свободного театра, организованного актером В. Р. Гардиным. Там шли запрещенные цензурой пьесы: "К звездам" Леонида Андреева, "Дурные пастыри" О. Мирабо. Особой популярностью пользовалась пьеса Г. Гауптмана "Ткачи". Эту пьесу В. И. Ленин отмечал как одну из лучших. О спектаклях в Териоках как об общественном явлении, совершенно необычном для России и по репертуару и по новаторским исканиям, много писала пресса.

Донесения о митингах, собраниях в Териоках, о распространении нелегальной литературы неоднократно привлекали внимание департамента полиции. Не имея возможности распоряжаться в Финляндии как у себя дома, петербургская полиция действовала через финскую жандармерию или совместно с ней. Первые большие обыски и аресты прошли в начале 1906 года. Как сообщала "Финляндская газета", "26 января прибывшей из Петербурга и Выборга жандармерией и полицией в Териоках были произведены массовые аресты. Обыски продолжались в разных частях города около суток. Арестовано несколько русских и финляндцев, причем обнаружены склад оружия, револьверы системы Браунинга и полтора пуда патронов. Арестованные и оружие отправлены в Петербург".

Массовые обыски в Териоках начались с осени 1907 года. Полиция захватила часть тиражей газет "Вперед", "Пролетарий", статьи солдат и матросов, писавших в стеблей, 8 чинов сыскной полиции и 15 конных полицейских. На их содержание он требовал 116 тысяч марок в год. Ссылался губернатор и па трудности наведения порядка, связанные с разбросанностью дачных участков, В 1907 году Териокский округ имел протяженность 25 километров в длину и 3 километра в ширину; па этой территории располагались 1200 дач в Териоках, 762 в Куоккале, 435 в Оллиле, 500 в Келломяках и 200 в Тюрисевя.

Вскоре было опубликовано "высочайшее соизволение" финляндскому сенату отпустить в 1908 году 1 миллион 800 тысяч марок на усиление полиции в Великом княжестве Финляндском. Этим же указом усиливался состав полиции в Териокском ленсманском округе. Общее руководство в пограничных с империей частях Выборгской губернии, и в частности в дачных местностях Териоки, Куоккала, Келломяки и Оллила, возлагалось на особого начальника полиции, назначаемого выборгским губернатором.

Преследование русских революционеров на территории Выборгской губернии было началом похода на демократические порядки Финляндии, на завоевания финляндского пролетариата, достигнутые в годы революции.


Предыдующая глава  Следующая глава


Последние комментарии:





History Interesting things Photogalleries Maps Links About Finland Guestbook Forum   

Rambler's Top100 page counter ^ вверх


© terijoki.spb.ru 2000-2016