История Интересности Фотогалереи Карты О Финляндии Ссылки Гостевая Форум English version
Поиск по сайту:  © Search script adapted from spectator.ru

3. В ГОДЫ ПЕРВОЙ РУССКОЙ РЕВОЛЮЦИИ

Революционный 1905 год, "год великого пробуждения", как назвал его В. И. Ленин, застал финляндский пролетариат в боевой готовности. Вместе с ростом промышленности быстро росло и развивалось рабочее движение, укрепляла свои позиции финская социал-демократическая партия. Она и встала в авангарде революционного движения в стране.

Финляндский пролетариат сразу же откликнулся на петербургские события 9 января 1905 года. Многочисленные митинги протеста и стихийные демонстрации прошли по многим городам и поселкам Финляндии. Не была исключением и пограничная с Петербургом Выборгская губерния. Документы свидетельствуют о горячей симпатии, солидарности трудящихся Карельского перешейка с рабочими столицы, Териокские жители выступили против кровавых репрессий царского правительства.

19 февраля 1905 года большевики вместе с финскими социал-демократами организовали в Териоках большую демонстрацию. У Рабочего дома начали собираться с четырех часов утра. Утренними поездами приезжали рабочие из Петербурга. Объединившись с местным населением, они прошли большой колонной по главной улице. Впереди несли красные флаги, лозунги. Открыто звучали призывы: "Пролетарии всех стран, соединяйтесь!", "Да здравствует социал-демократия!".

В тот воскресный день 19 февраля 1905 года в Териоках слились в одном потоке требования финских трудящихся и петербургских рабочих.

В пламенных речах ораторы, выступавшие на митинге в Териоках, требовали созыва Учредительного собрания и уничтожения незаконного режима в Финляндии - реформы, народного представительства.

Всеобщая забастовка, провозглашенная рабочими столицы, нашла широкую поддержку среди пролетарских масс Финляндии. Весной и летом 1905 года усилилась революционная работа среди трудящихся. Териокские рабочие все чаще выступают с требованиями улучшения своего экономического положения.

На лесопильном, пивоваренном заводах, хлебопекарне, дровяном складе продолжительность рабочего дня не регулировалась законом. На лесопилке Захарова и на лесном складе Галкина рабочий день продолжался 15 часов, а у пекарей достигал 17-18 часов. Многие жители Териок подорвали свое здоровье на лесосплаве.

Заработная плата рабочих не покрывала минимальных затрат на пищу, одежду и жилище. По самым низким расценкам, широко использовался детский труд. Дети и подростки составляли 10 процентов общего количества промышленных рабочих. С возникновением акционерных компаний угнетение рабочих еще более усилилось.

Большевики, выступая на митингах в Териоках, разъясняли реакционную сущность националистических выступлений буржуазии, призывали к единству действий русских и финнов, пролетарскому интернационализму.

Участниками митингов в Териоках были многие видные деятели партии, делегаты съездов РСДРП, члены Петербургского комитета РСДРП. Среди них А. В. Луначарский, М. Н. Лядов, Б. М. Кнунянц, П. А. Красиков, Р. С. Землячка, В. И. Невский, Н. В. Крыленко, С. В. Малышев и другие. На одном из митингов выступал А. М. Горький.

Весной 1905 года пролетариат России готовился широко отметить праздник международной солидарности трудящихся 1 Мая. В канун праздника большевистская газета "Вперед" обратилась к российскому пролетариату с прокламацией, написанной В. И. Лениным. Прокламация призывала рабочих всех национальностей к сплочению, звала их к вооруженному восстанию против царизма, к свержению царского самодержавия, к установлению демократической республики. Вместе с русским пролетариатом решил отметить 1 Мая и финляндский рабочий класс.

Царское правительство по-своему "готовилось" к встрече рабочего праздника. За три дня, 25-27 апреля, из Петербургской губернии по политическим причинам было выслано 743 человека. Войска были приведены в боевую готовность, усилены наряды полиции.

Во избежание провокаций большинство петербургских рабочих отметило праздник 1 Мая (это был воскресный день) в ближних пригородных местах.

В Териоки 1 Мая приехали на митинг из Петербурга печатники, текстильщики и представители ряда других заводов и фабрик. Они говорили на собраниях о своей солидарности с финскими рабочими лесопильного, пивоваренного заводов и пекарен. Выступления ораторов носили ярко выраженный классовый характер.

В 1905 году в Териоках создается местная группа Российской социал-демократической рабочей партии. Для возможности полулегального существования группа оформилась как русская секция финского Рабочего союза и пользовалась при необходимости его помещением - Народным домом. Председателем териокской группы был избран рабочий И. С. Яковлев, а секретарем, казначеем и библиотекарем - Н. А. Савельев. Актив группы часто собирался на Кузнечной улице в доме сапожника Нюмана. Териокская группа на собранные средства приобретала оружие для боевых дружин.

Борьба трудящихся Финляндии за короткий срок принесла реальный успех. На некоторых предприятиях Териок уменьшился рабочий день, в субботу он сократился на три часа при сохранении заработной платы; несколько позже пекари добились отмены ночного труда. Администрация была вынуждена заменить ненавистных народу полицейских.

Во второй половине июня 1905 года на крупнейших заводах Петербурга началась политическая стачка - протест против войны и новой мобилизации. Прекратили работу и путаловские рабочие. Они предъявили администрации требования девятичасового рабочего дня, прибавки зарплаты, возвращения уволенных товарищей и ряд других требований. На стачку администрация ответила локаутом. Полтора месяца стояли без движения станки, и тысячи путиловцев были обречены на голод.

Сбор пожертвований для голодающих проходил на многих предприятиях Петербурга. Около 2 тысяч рублей передал путиловцам из своей партийной кассы Петербургский комитет РСДРП, но этого было мало. По поручению Петербургского комитета большевик Сергей Малышев выехал в Куоккалу к А. М. Горькому для переговоров об организации денежной помощи партии.

В одном из писем Алексей Максимович сообщал: "Здесь на Путиловском форменный голод, голод - индийский. Ребятишки умирают десятками. Женщины иссохли от слез, но - рабочие, несмотря на все это, - держатся крепко. И если стачка продлится еще неделю - они выиграют. 30-го устраиваю концерт в Териоках, думаю, что это даст тысячи 21/2 - каплю в море".

Литературно-музыкальный вечер в Териоках состоялся 30 июля 1905 года. Петербургская охранка отправила на концерт своего "собственного корреспондента". Все события вечера стали известны начальнику столичного охранного отделения полковнику Герасимову, а уже от него и самому директору департамента полиции.

Занималась организацией концерта Мария Федоровна Андреева, друг и соратник Горького, активная участница Боевой технической группы большевиков. Она сняла помещение Териоксюого курзала, объяснив директору, архитектору Юлию Федоровичу Бруни, что деньги за вечер поступят на усиление литературного фонда.

Входные билеты М. Ф. Андреева отправила для распродажи в книжный магазин "Труд" на Невском проспекте. Съезд гостей начался в 6 часов вечера. Местная публика пыталась приобрести входные билеты, но свободных мест уже не оказалось. Пришлось продавать добавочные билеты, и только в сад. Сколько прошло по входным билетам - даже агентам охранки установить не удалось. В течение двух часов они успели насчитать двести человек. Всего в сад могло войти до семисот человек. Денежную отчетность вели устроители, и точной суммы сбора посторонние не знали.

Программу вечера против намеченной изменили и начали со второго отделения. На концерте со своим произведением выступил Скиталец. Сравнивая себя с кузнецом, он призывал и других ковать железо, пока горячо:

"Железо, которое начинает накаливаться, не следует бросать, а надо раскалывать до тех пор, пока его можно гнуть как угодно, и терпением вознаграждается труд". Мария Федоровна Андреева прочла стихотворение "Чайка" и была вызвана снова на сцену публикой. Короткий неозаглавленный рассказ она закончила словами: "Нам нужно бороться, хотя еще не раз дула пушек будут направлены на нас", "Вечная память погибающим в тюрьмах". Эти слова актрисы вызвали гром рукоплесканий, одобрительные крики. Рассказ Леонида Андреева "Красный смех", в исполнении автора, прозвучал как страшное напоминание всем честным людям об ужасах войны. "Все стихотворения, декламации и мелодекламации, - сообщалось в полицейском донесении, - носили явно тенденциозный характер, и публика сильно волновалась, выражая свои одобрения исполнителям. После вечера особенно чествовали Максима Горького, который на вечере прочел свое произведение "Человек". Часть сбора поступила в пользу Петербургского комитета РСДРП. Во время антракта шли сборы: 1) в пользу семейств сестрорецких рабочих, 2) с.-д. комитета, 3) на активное действие".

Не только в антракте, но и во время представления по рядам передавали дамские сумочки для сбора средств голодающим рабочим. Они переходили из рук в руки. Полицейские соглядатаи так и не смогли установить, когда и кто их унес.

Расходились с вечера группами. Большинство уехало из Териок поздно, после полуночи, В одном из вагонов собралось около 100 пассажиров. Они пели "Марсельезу", "Дубинушку" и другие революционные песни.

Студенты и рабочие, возвращавшиеся с концерта в Териоках, не скрывали симпатий к Максиму Горькому. В вагонах слышались громкие возгласы: "Да здравствует Максим Горький!", "Долой самодержавие!", "Да здравствует свобода!". Еще всем памятен был арест писателя царским правительством. Многие петербуржцы специально приехали в Териоки, чтобы увидать любимого писателя услышать его. После окончания вечера Горький беседовал с собравшимися: его высокая, худощавая фигура выделялась в одной из групп рабочих. Он глухо покашливал и улыбался своей особенной, незабываемой улыбкой.

Многие видные представители русской творческой интеллигенции, проживавшие в Териоках и окрестностях, приняли участие в сборе средств для нужд революции. Валентин Александрович Серов помог собирать деньги для бастующих рабочих, Илья Ефимович Репин прислал в виде платы за билет 500 рублей, только что полученных за новую картину. Общая сумма сбора превысила 3 тысячи рублей.

В период нарастания революции пролетариат не мог оставаться безоружным. "Вооружение народа, -писал В. И. Ленин, - становится одной из ближайших задач революционного момента". Если в годы, предшествующие 1905-му, Карельский перешеек служил одним из важнейших путей транспортировки нелегальной литературы, то в новый, революционный период партия использовала пограничные станции, дачные поселки и заброшенные в глухих лесах хутора для доставки, хранения оружия - винтовок, ружей, револьверов. Созданную большевиками Боевую техническую группу при Петербургском комитете РСДРП первоначально возглавлял секретарь ПК РСДРП С. И. Гусев. Горстка смелых, преданных делу партии людей закупала оружие, переправляла его через границу. Базы для хранения этого оружия были созданы в Териоках и в ближайших окрестностях.

На одном из собраний большевиков в Териоках, где участвовали представители от рабочих многих заводов Петербурга, было объявлено об организации боевых рабочих дружин. Оружие ждали из-за границы. Здесь же, в Териоках, провели сбор средств для приобретения оружия. Первые десять браунингов были куплены у хозяина

кафе "Товарищ", где в это время собирались революционеры.

Вскоре после вынужденного отъезда С. И. Гусева из Петербурга Ответственным за транспортировку оружия стал Н. Е. Буренин, имевший большой опыт конспиративной работы еще в "искровский" период. Боевая техническая группа при Петербургском комитете РСДРП перешла в непосредственное ведение Центрального Комитета партии. Координацию действий Боевой технической группы осуществлял Леонид Борисович Красин, член ЦК РСДРП, один из ближайших соратников В. И. Ленина. Бесстрашные революционеры, члены Боевой группы С. М. Познер и Ф. И. Драбкина под видом дачников, снимавших комнаты в Териоках, выезжали оттуда в Гельсингфорс и в Петербург, организовывали доставку оружия, проверяли склады. Кроме транспортировки и закупки оружия члены группы организовали на Карельском перешейке лабораторию для изготовления взрывчатых веществ и бомб, сумели создать инструкторскую школу для обучения рабочих.

В. И. Ленин уделял большое внимание подготовке вооруженного восстания и транспортировке оружия в Россию. Он внимательно следил за деятельностью Боевой технической группы. По его просьбе летом 1905 года в Женеву, где жил тогда Владимир Ильич, приезжал один из руководителей Боевой группы Н. Е. Буренин. "Я уехал в Россию, - вспоминал позже Н. Е. Буренин, - горя стремлением выполнить указания, данные мне Ильичом, сделать все возможное и, как он говорил, даже невозможное, для того чтобы помочь рабочему классу вооружиться ".

Все новые и новые партии оружия накапливались в Териоках и других приграничных поселках Карельского перешейка. Участник революционных событий рабочий И. К. Михайлов вспоминал о четкой, надежной доставке оружия: "Транспорт револьверов, динамита, патронов и по из Финляндии все более упорядочивался".

Разные люди разными путями доставляли в Териоки винтовки и револьверы. Хранить долго на одном месте такие "ценности" было опасно. Откуда брали, куда переносили, кто какими операциями занимался - об этом знали немногие руководители Боевой технической группы при ЦК РСДРП - Н. Е. Буренин, А. М. Игнатьев.

Один из старейших жителей Териок В. П. Филиппов рассказывал, что некоторая часть оружия перевозилась в баржах для дров. На самое дно такой баржи боевики прятали винтовки, а сверху складывали дрова. Груз из Териок по Финскому заливу шел в Петербург, на Малую Невку к Тучкову мосту. Сюда приходили рабочие-боевики и разбирали оружие. Регулярной перевозкой оружия из Териок занимались рабочие Обуховского завода Н. С. Сулимов (Петр), А. С. Сергеев (Саша Охтинский).

Одним из ближайших помощников Л. Б. Красина тх Н. Е. Буренина был профессиональный революционер Ю. А. Грожан. Он активно включился в работу Боевой технической группы после убийства черносотенцами его родного брата Павла, одного из руководителей группы. Юлий Августович Грожан (революционеры больше знали его по конспиративной кличке - Дмитрий Сергеевич) имел самое непосредственное отношение к транспортировке оружия и динамита. Охранка сообщала о нем как о "поставщике оружия". В секретном донесении говорилось: "Техническая группа при Центральном Комитете РСДРП имеет свой склад оружия в Териоках, по Церковной улице на даче Хайкина. Заведует этим складом Дмитрий Сергеевич, являющийся поставщиком оружия".

Захватить этот склад охранке не удалось. Ю. А. Грожан успел переправить оружие в более надежное место.

Успешно переправлял оружие из Финляндии В. В. Куйбышев (Валериан), в те годы студент Военно-медицинской академии.

Помогали перевозить оружие и финские социал-демократы, главным образом финские рабочие и революционно настроенная финская интеллигенция.

Одна из основных баз с ноября 1905 года находилась в Териоках на Варваринской улице, недалеко от вокзала. Здесь революционеры организовали передаточный склад оружия и взрывчатых веществ. Принадлежала дача активному помощнику петербургских революционеров финну Они Комулайнену. Переброской оружия занимались жившие здесь под видом дачников студенты Н. К. Четвериков, его жена В. И. Четверикова и Илья Березин. Помогали им также териокские рабочие Тимофей Федоров и Роберт Тэкренсом - финн, хорошо говоривший по-русски.

В фондах государственного архива Выборга сохранились донесения агентов охранного отделения полиции, которые свидетельствуют о том, что за Они Комулайненом велась постоянная слежка. В одном из них указывалось, что в Териоках на даче Комулайнена по Андреевской улице живет женщина, которая каждый день сдает на почту до 100 (!) писем, а сам хозяин "ведет деятельную переписку с финскими революционерами". В другом сообщалось, что "Они Комулайнен занимается перевозкой оружия для революционной организации через Финляндию в Империю".

Почти год, до глубокой осени 1906 года, продолжали большевики использовать дачу Комулайнена, В конце 1906 года супругам Четвериковым пришлось оттуда уехать. Н. К. Четвериков в ноябре того же года был выслежен и арестован.

Большую помощь оказал Они Комулайнен и луганскому подпольщику-большевику Клименту Ворошилову.

Летом 1906 года он прибыл из Луганска в Петербург за оружием. Но, как выяснилось при встрече с Надеждой 1 Константиновной Крупской, все оружие было уже роздано боевым дружинам заводов и фабрик. Пришлось ему ехать в Финляндию. Вот как об этом вспоминал сам К. Е. Ворошилов:

"Меня связали с двумя товарищами, которые имели уже немалый опыт в этом рискованном деле. Чтобы не вызвать подозрения у полиции, мы, все трое, договорились ехать в Териоки порознь и встретиться на явочной квартире - на даче финна Они Комулайнена, помогавшего русским революционерам.

Поначалу все шло благополучно. Сравнительно быстро и по сходной цене мы приобрели в Териоках маузеры, браунинги, парабеллумы и патроны к ним, переночевали у гостеприимного хозяина и наутро двинулись в обратный путь, причем каждый, как и раньше, ехал своим маршрутом. Но дальше... дальше мне пришлось, как говорится, хлебнуть горя.

Считая, что так будет удобнее и легче передвигаться по Петербургу, я не стал запасаться чемоданом или рюкзаком, а смастерил пояс собственной конструкции, на который навесил под рубахой браунинги и маузеры, мешочки с патронами. В начале это показалось мне и удобным, и не так-то тяжелым, но пока я добирался до столицы, мое изобретение буквально меня измотало. Ныла поясница, болела голова, казалось, на мне нет ни одного живого местам.

Климент Ефремович рассказывает дальше о том, сколько мучений пришлось ему перенести, блуждая по городу, после того как узнал о провале явки. Только через сутки ему сообщили адрес новой явочной квартиры. Вскоре Ворошилов вновь отправился в Териоки:

"Словом, - заканчивает Климент Ефремович, - в тот раз удалось совершить несколько рейсов, В итоге наша луганская большевистская организация получила шестьдесят браунингов, двадцать маузеров и довольно много патронов.

Но через некоторое время мне снова пришлось ехать за оружием в Финляндию. На этот раз мне помогали "Анатолий" (Г. И. Левин), с ним я познакомился еще в Луганске, Казаков, член военной большевистской организации при Центральном Комитете (была ли то его настоящая фамилия или партийная кличка, не знаю), и жена одного петербургского архитектора - энергичная, революционно настроенная женщина. В Териоках при участии того же Они Комулайнена мы приобрели довольно крупную партию браунингов и маузеров".

Илья Березин и супруги Четвериковы сотрудничали в Териоках с членом Боевой технической группы большевиками Д. И. Лещенко и В. И. Невским. Дмитрий Иванович Лещенко, по профессии химик, входил в специальную группу по изготовлению ручных бомб и взрывчатых веществ. Владимир Иванович Невский-член Петербургского комитета РСДРП, один из руководителей боевых дружин, -бывая на явках на Карельском перешейке, выполнял задания боевого центра и Военной организации.

Трудный и опасный путь с оружием из Териок в Петербург много раз проделывали рабочие Сестрорецкого оружейного завода. Особенно отличались Н. А. Емельянов, Т. И. Поваляев и И. И. Анисимов, избранные рабочими Сестрорецка депутатами Петербургского Совета. В декабре 1905 года их арестовали. Пять месяцев тюрьмы за участие в "смуте", а затем ссылка на пять лет в Новгородскую губернию - такова была расправа властей с революционерами. Прошло всего несколько недель - ссыльные решили бежать. В Сестрорецк возвращаться было бессмысленно. Поселились нелегально в Териоках на даче инженера Саволайнена. И опять все время и весь опыт они отдавали Боевой технической группе. Днем плотничали, помогали строить новые дачи. Поздно ночью под видом рыбаков, возвращавшихся с путины, переправляли на дне лодок оружие из Териок в хорошо знакомый им поселок Разлив. Ящики с винтовками, мешки с взрывчаткой, а часто и с нелегальной литературой, прикрывали старыми сетями, которые скупал для них в большом количестве А. Игнатьев. Проходить незамеченными между фортами, минуя пограничные посты, было сложно. Спасало чутье конспираторов и огромный опыт. Великая цель давала мужество. Оружие разгружали на пустынном берегу, в укромных бухтах. Потом его разносили по надежным базам и партиями переправляли в Петербург. За летний сезон 1906 года, по воспоминаниям А. М. Игнатьева, рабочие-боевики доставили из Териок и Келломяк водным путем около 800 ружей, большое количество патронов и 80 пудов динамита.

Член Боевой технической группы при ЦК РСДРП М. Л. Сулимова (Магда), часто приезжавшая в Териоки за "дядей" - динамитом, вспоминала через десятки лет, что в опасном деле ей помогала надежная поддержка товарищей, которые работали рядом, имени которых она так никогда и не узнала.

Самодельные бомбы и взрывчатые вещества поступали в Териоки из центральной части Карельского перешейка. В имении А. М. Игнатьева Ахи-ярви была организована химическая лаборатория. Здесь, в глухом лесу, проводились и первые испытания новых видов бомб. База в Ахиярви и дом Буренина в Кириасалах служили также передаточными пунктами на пути следования оружия и литературы из Швеции и Финляндии.

Переправкой оружия из Териок занимался и опытный конспиратор, профессиональный химик, член Боевой группы доктор П. С. Эйнерлинг. Жил он на даче, хозяином которой был железнодорожный служащий, недалеко от териокского вокзала. Эйнерлинг, используя связи в Белоострове, организовал переброску оружия из Териок в Петербург по железной дороге.

Летом 1905 года в Англии и других европейских странах по инициативе Л. Б. Красина удалось закупить большое количество ружей, английских револьверов, взрывчатых веществ. Для доставки в Россию зафрахтовали пароход "Джон Графтон". 26 августа 1905 года при загадочных обстоятельствах пароход потерпел крушение в финских шхерах. Команде судна удалось не только спастись, но и скрыться. Некоторое количество ящиков с оружием выловили финские рыбаки. Рабочие-боевики сумели переправить этот "улов" в Териоки, а оттуда в Петербург.

Доставка оружия в Россию из-за границы не могла остаться не замеченной агентами охранки. Дворцовый комендант Д. Ф. Тренов докладывал Николаю II о положении дел в Финляндии: "Стремление вооружаться замечается и среди населения Финляндии. В последнее время туда ввозится на пароходах масса разного оружия, которое рассылается затем по отдельным местностям вагонами". Николай II потребовал от председателя Совета Министров С. Ю. Витте навести порядок и воспрепятствовать ввозу оружия: "Донесения наших военных агентов за границей, - писал обеспокоенный царь, - устанавливают существование тайного ввоза оружия в Империю, принявшего за последние месяцы массовый характер. Ввоз оружия производится как через Финляндию, так через западную границу..." Ближнюю Финляндию за содействие "крамольникам" царские сановники называли "Депо революционеров".

Транспортировка оружия с каждым месяцем становилась все более сложной и опасной, но партия, ее люди на всех участках нелегального пути мужественно и бесстрашно продолжали делать свое дело. По испытанным и проверенным каналам из Швеции в Финляндию через Териоки пересылалась партийная литература, тиражи ленинской газеты "Пролетарий", выпускавшейся в Женеве, большевистские брошюры, книги.

Для надежной доставки марксистской литературы использовали даже морские яхты. Е. Д. Стасова обращалась по этому поводу с просьбой к В. И. Ленину и Н. К. Крупской: "Пожалуйста, пришлите немедленно, если только средства позволят, по всем тем адресам, которые Вам оставили Том, Герман (псевдонимы Н. Е. Буренина)... Если Вы пошлете все сразу, то все будет привезено на специальной яхте и мы получим все очень быстро". Потом Н. Е. Буренин, комментируя это письмо, вспоминал, что речь шла о 50 килограммах литературы.

В архиве Н. Е. Буренина сохранился список нелегальной литературы, отправленной через базы, расположенные в Териоках. В списке указаны номера большевистских газет, работы В. И. Ленина, К. Маркса, Г. В. Плеханова, выпущенные отдельными брошюрами, первая книга Н. К. Крупской - "Женщина - работница", "Речь на суде" Петра Алексеева, названная В. И. Лениным великим пророчеством рабочего-революционера.

Часть литературы, в основном листовки, печаталась и на Карельском перешейке, в Териоках, а также в Райволе, в десяти километрах от Териок, на коробочной фабрике Пинанкова. Здесь, как следует из донесения, хранящегося в государственном архиве Выборга, полиция обнаружила в 1905 году "два ящика шрифта и типографский станок".

Отдельные провалы и неудачи не могли помешать партии широко использовать Карельский перешеек как один из наиболее удобных каналов для транспортировки в Петербург оружия, революционной литературы, как относительно безопасное место для проведения партийных собраний и совещаний, массовых митингов и демонстраций.

Всероссийская октябрьская политическая стачка, распространившаяся на промышленные центры России, охватила и Финляндию. Толчком к всеобщей забастовке в княжестве Финляндском послужила остановка движения на линии железной дороги между Выборгом и Петербургом. Воскресным вечером 16 октября замерли поезда, затихли паровозные гудки и на станции Териоки.

17 октября забастовка распространилась по всей Финляндии. В Выборге и в Выборгской губернии, где влияние петербургского пролетариата было самым непосредственным, проходили массовые рабочие митинги. В тот день орган социал-демократической партии Финляндии газета "Тюэмиес" писала: "Сотни тысяч забастовщиков - это герои, готовые голодать, подвергать риску свою жизнь, чтобы добиться свободы десяткам миллионов бедноты России... Ясно, что весь пролетариат Финляндии от всей души желает успеха смелой борьбе русского пролетариата".

В поддержку Всероссийской забастовки почтово-телеграфных служащих прекратили работу служащие почты и телеграфа Финляндии.

В Финляндии организовывались отряды народной милиции, они пресекали попытки выступлений "черносотенцев".

В декабре 1905 года Териоки снова привлекли к себе внимание высших чинов царского правительства. В обзоре важнейших событий, подготовленном для Николая II - "Всеподданнейших записках" - министр внутренних дел П. Н. Дурново обратил внимание царя на следующее: "20-21-го сего декабря близ ст. Териоки Финляндской ж. д. происходили собрания Исполнительной комиссии С.-Петербургского Совета рабочих депутатов при участии 133 лиц..."

После ареста 3 декабря 1905 года депутатов первого состава Совета рабочих депутатов Петербурга немногие оставшиеся на свободе депутаты и члены Исполкома решили пополнить свои ряды и продолжать работу. В столице собираться стало слишком опасно. Выбрали для заседания второго состава Совета Териоки. Собрание приняло решения усилить организационную работу Исполкома Петербургского Совета рабочих депутатов, ассигновать на покупку оружия 3 тысячи рублей и выделить специальную группу людей для ведения этого дела.

8 собрании Совета в Териоках участвовал депутат от рабочих Путиловского завода токарь Михаил Иванович Калинин.

Департамент полиции не скрывал своего беспокойства по поводу собрания в Териоках: "С.-Петербургский Совет рабочих депутатов, перенесший свои заседания на ст. Териоки Финляндской ж. д., в резолюции своей по поводу вооруженного восстания прямо указывает, что боевое выступление масс теперь осуществиться не может в годовщину январских событий текущего года, вторично пролетариат мог бы ознаменовать только нападениями своих "боевых дружин" на отдельные правительственные учреждения и полицейские участки. Тем не менее в январе месяце возможно ожидать повторение беспорядков, хотя, конечно, и не в таких крупных размерах".

2 января 1906 года, воспользовавшись тем, что Исполком Совета собрался в Петербурге, жандармы арестовали весь его состав. На заводах схватили еще 21 рабочего - членов Совета депутатов. Такая спешка объяснялась тем, что полиция надеялась ослабить агитационную деятельность большевиков среди рабочих Петербурга и подготовку к машкрестациям в день годовщины 9 января - Кровавого воскресенья. Однако правительству не удалось остановить выступление петербургских рабочих.

9 января 1906 года бастовало свыше 60 тысяч трудящихся Петербурга.


Предыдующая глава  Следующая глава


Последние комментарии:





История Интересности Фотогалереи Карты О Финляндии Ссылки Гостевая Форум   

Rambler's Top100 page counter ^ вверх


© terijoki.spb.ru 2000-2016