История Интересности Фотогалереи Карты О Финляндии Ссылки Гостевая Форум English version
Поиск по сайту:  © Search script adapted from spectator.ru

Шведоязычные жители Финляндии

Оригинал: http://countrystudies.us/finland/43.htm
Перевёл с английского В. К.

Самое крупное меньшинство в Финляндии - шведоязычное население, которого в конце 1980-х годов насчитывалось около 250000 человек. Первое свидетельство их присутствия в стране, датируемое восьмым столетием, относится к Аландским островам. После тринадцатого столетия началась активная колонизация из Швеции, и в течение двух столетий образовалась полоса территории, населенная носителями шведского языка, которая лежала вдоль западного и южного побережИй и имела среднюю ширину около тридцати километров. Циклы финской и шведской ассимиляции изменили лингвистическую ситуацию в этой полосе земли. В Остроботнии, например, область шведского заселения расширилась внутрь на целых шестьдесят километров и все еще существовала к концу 1980-х годов, тогда как другие области в конечном счете снова оказались населены носителями финского языка. К концу девятнадцатого столетия области шведского заселения сократилась и в основном пришли к тому виду, что имеется и во второй половине 1980-х годов: Остроботния, Аландские острова и полоса вдоль южного побережья, включая столицу. Переселенцы из Швеции постепенно потеряли связь со своими родственниками на исторической родине и стали считать Финляндию своей страной. Они отличаются от других жителей Финляндии только языком (шведским), который они сохранили даже после сотен лет жизни вне Швеции.

Хотя шведоязычные жители Финляндии в большинстве своём всегда были были крестьянами и рыбаками, в течение столетий они также составляли правящую элиту страны. Даже после того, как в 1809 страна была уступлена России, аристократия и почти весь активный слой в коммерции, в судопроизводстве и в образовании имели родным языком шведский. Бюрократия страны вела фактически всю документацию на шведском языке. Финноязычные жители, желавшие влиться в эти группы, вынуждены были изучали шведский. И только лишь духовенство использовало финский язык на регулярной основе, поскольку ему приходилось иметь дело с массами населения, знавшими, в основном, только этот язык. Однако, каких-либо кампаний по внедрению шведского языка среди финноязычных жителей не было, и проблемы языка как социальной проблемы в период шведского правления не существовало.

Шведский язык сохранял свой приоритет до второй половины девятнадцатого столетия, когда, в результате роста националистических настроений, он был постепенно замещён финским. Многие активные поборники финского национализма были представителями шведоязычной части, использовавшими, однако, в патриотических брошюрах и журналах свой язык, ибо немногие из них умели писать по-фински. К концу столетия националистическое движение достигло успеха в создании письменного финского языка и формировании образованной финноязычной элиты. В 1900, насчитывая 350000 и составляя 13% населения страны, шведоязычные жители Финляндии были все еще непропорционально влиятельны и богаты, но уже не доминировали в стране своего рождения.

Новая Конституция независимой Финляндии защищает шведоязычное меньшинство, придавая финскому и шведскому равный официальный статус национальных языков, предусматривая право гражданина использовать любой из этих языков в суде и иметь правительственные документы, касающиеся его/ее, выпущенными на его/ее языке, а также равный учёт культурных и экономических потребностей обеих языковых групп. Акт о языке 1922 года охватывает многие практические вопросы, порожденные этими конституционными правами. Однако, несмотря на эти юридические условия, в финском общественном мнении все еще имеются течения за сокращение прав шведязычного меньшинства на защиту своей культурной идентичности. Впрочем, попытки финнизации потерпели неудачу, а национальный кризис, вызванный Второй мировой войной, отодвинул разногласия по поводу языковой проблемы на второй план. После войны имели место отдельные конфликты по поводу практических мер по реализации экономических и культурных прав меньшинства, но они не касались самого существа политики равенства.

Акт о языке 1922 года, с последующими поправками, предусматривает меры по реализации прав шведоязычного меньшинства. Основным механизмом для защиты и содействия осуществлению этих прав являются самоуправляемые муниципалитеты. После переписи, проводимой каждые десять лет, почти 500 муниципалитетов Финляндии классифицируются или моноязычные или как двуязычные с языком большинства. В 1980-х годах имелся 461 муниципалитет: 396 финноязычных, 21 двуязычный с финским большинством, 24 шведоязычных и 20 двуязычных с шведским большинством. Муниципалитет считается двуязычным, если число носителей языка меньшинства превышает 3000 или 8% населения. Если муниципалитет классифицирован как двуязычный, он не может возвратиться к моноязычному статусу, пока численность меньшинства не снизится менее 6%.

Классификация языков имеет важные последствия для жителей муниципалитета, для которого определено, который из языков должен использоваться для государственного управления. В двуязычных муниципалитетах все документы, касающиеся широкой публики - например, о налогообложении - должны быть изданы на обоих языках. Кроме того, должностные лица местных и федеральных органов власти должны быть двуязычными (требование, не всегда, однако, выполняемое), а публичные объявления и дорожные знаки должны быть на обоих языках. В моноязычных общинах дело обстоит иначе. Документы, связанные непосредственно с данным конкретным случаем, могут быть переведены, но вообще официальное делопроизводство ведётся на языке муниципалитета. Если кто-либо, участвующий в судебном разбирательстве, не знает преобладающего языка, должен обеспечиваться перевод.

Метод, используемый для классификации муниципалитетов, следует считать удачным, потому что, хотя подавляющее большинство муниципалитетов составляют однородные финские общины, только 4% от шведояычного меньшинства живёт в муниципалитетах, где их язык не используется. Финноязычным жителям Финляндии живётся лучше, поскольку менее 1% из них проживает в местностях, где их язык не используется официально. Некоторые шведоязычные граждане, живущие отдельно от своих соотечественников, делают добровольный выбор, потому что имеют руководящие должности на фабриках и заводах в областях, почти полностью финноязычных. Будучи образованными людьми, эти менеджеры знают финский язык. Они являются также представителями традиции "brukssvenskar" (буквально "фабричные шведы"), и иногда оказываются единственными шведоязычными, которых знают их финские товарищи.

Все законы и декреты федерального уровня должны выпускаться на обоих языках, а шведоязычное меньшинство имеет право на программы на шведском языке на государственном радио и телевидении. Школы с шведским языком обучения должны быть организованы везде, где имеется достаточное число учеников. Имеется несколько шведоязычных высших учебных заведений, в Хельсинском университете определённое число профессорских ставок зарезервировано для представителей шведоязычной общины, имеется также одна бригада в армии. Неудобство для шведоязычного меньшинства, тем не менее, состоит в том, что из-за его небольшого размера федеральное правительство не может, по практическим причинам, публиковать на шведском языке все парламентские дискуссии, сообщения комитетов и официальные документы.

Шведоязычное меньшинство широко представлено в различных секторах общественной жизни. Умеренная Шведская Народная партия (Svenska Folkpartiet - SFP) получает голоса большинства шведоязычных жителей, за исключением рабочих, которые чаще голосуют за социалистические партии. SFP получает достаточную поддержку, чтобы иметь в Eduskunta количество мест, обычно близко соответствующее процентной доле шведоязычных в населении страны. Часто подобная ситуация наблюдается также и в кабинете министров. Специальный неофициальный орган, Шведское Народное Собрание (Svenska Finlands Folkting), представляющий всех членов меньшинства, осуществляет консультативное взаимодействие с официальными учреждениями государственного управления. Большинство общенациональных организаций, будь то экономические, академические, социальные или религиозные, имеют отделения или отдельные эквиваленты для шведоязычного населения. В силу давних коммерческих и морских традиций, шведоязычное меньшинство непропорционально сильно в некоторых секторах финансовой жизни и мореходства. Вообще, однако, за исключением верхушки среднего класса, где доля шведоязычных выше средней, классовая структура меньшинства довольно близко отражает структуру сообщества в целом.

Численность шведоязычного меньшинства довольно устойчиво росла до 1940, когда она составляла 354000 человек, или 9,6% населения страны. С тех пор она снижалась, в 1987 достигнув 296000, или 6,1% населения. В относительном выражении, однако, она неуклонно снижается в течение столетий, от 17,5% в 1610, и, как ожидается, к концу двадцатого столетия составит менее 6%. Это обусловлено рядом факторов: несколько более низкий коэффициент рождаемости по сравнению с остальной частью населения в некоторые периоды; более интенсивная эмиграция в США перед Первой мировой войной; большая убыль (около 50000 человек) за счёт эмиграции в Швецию в послевоенные десятилетия; частые браки с финноязычными.

К 1980-м годам более половины браков шведоязычных жителей Финляндии заключалось с представителями другой языковой группы. В городах, особенно в Хельсинки, эта доля превышает 60%. Это не удивительно, потому что представители меньшинства, как правило, двуязычны, и каких-либо юридических ограничений к бракосочетанию с представителем языкового большинства не существует (хотя иногда имеются ограничения социальные и семейные). Двуязычие меньшинства вызвано обязательным обучением на языке большинства с третьего класса школы, а также проживанием в обществе, где, за исключением некоторых сельских районов, знание только шведского языка является серьезным препятствием, потому что большинство обычно плохо понимает по-шведски, несмотря на обязательное изучение этого языка в течение нескольких лет. Шведоязычные жители Финляндии способны легко переходить из одной языковой группы в другую. И как бы высоко ни ценили они свой родной язык и культурную идентичность своей группы, они не связаны ими при выборе друзей или супругов. Так, исследование, проведённое в конце 1970-х годов, показало, что шведоязычные уроженцы Хельсинки чувствуют большую общность с уроженцами своего города, не говорящими на их языке, чем с шведоязычными жителями других регионов. Шведоязычные жители Финляндии чаще выбирают супругов вне своей группы. Эти браки представляют опасность для их языкового сообщества, поскольку потомство обычно регистрируется как носители языка большинства, даже будучи на самом деле двуязычным. Таким образом, финская практика подсчета носителей языка по персональному принципу, т. е. на индивидуальной основе, вместо территориального принципа, как делается только на Аландских островах, ведёт к снижению численности шведоязычного меньшинства.


Последние комментарии:





История Интересности Фотогалереи Карты О Финляндии Ссылки Гостевая Форум   

Rambler's Top100 page counter ^ вверх


© terijoki.spb.ru 2000-2016