История Интересности Фотогалереи Карты О Финляндии Ссылки Гостевая Форум English version
Поиск по сайту:  © Search script adapted from spectator.ru

В. Соколов. Новосёлы Териок

- Часть 1
- Часть 2
- Часть 3
- Часть 4
- Часть 5

 

Часть 3

Самолёт хорошо, пароход хорошо, а в «Олене» лучше

Я же стал искать новое поприще в Зеленогорске, где могут пригодиться мои скромные таланты. За то время, пока я отдавал долг родине, в Зеленогорске построили шикарный ресторан «Олень». Это был настоящий шедевр архитектуры. Главным было то, что он настолько органично вписался в ландшафт, что воспринимался единым целым с окружающей природой. Удачной находкой архитектора было решение разместить живую столетнюю берёзу во внешнем оформлении здания.

В этом ресторане поваром работала наша соседка и подруга матери Антонина Петровна Игнатьева. Она, узнав, что я влился в жидкие ряды советских безработных, быстренько проявив личную инициативу, прозондировала ситуацию с кадрами в ресторане. Узнав, что ресторану требуется официанты, она вечером того же дня стала настойчиво склонять меня поступить в «Олень» в качестве ученика официанта. Я смутно представлял себя в этой роли. Поэтому отказался.

Но на следующий день, когда Игнатьева не работала, пошёл посмотреть, как эта работа смотрится со стороны. Часов в семь я пришёл в ресторан и уселся в баре. Оттуда стал наблюдать за официантами. Вдруг ко мне подходит метрдотель. И заводит разговор, спрашивает, где я живу, кем работаю. Я ответил, что живу в Зеленогорске и пока не тружусь. Метрдотель сказала: «Вот ты-то нам и нужен. Мы сделаем из тебя отличного официанта». Я слегка обалдел от её прыти. Она же вцепилась в рукав и потащила меня к директору ресторана. Им оказался Анатолий Фёдорович Гельвиг (не путать с другом А. С. Пушкина Дельвигом). Надежда Александровна Стоянова, так звали метрдотеля, доложила, что она нашла кого искала. Гельвиг спокойно сказал: «Надька, что ты так трепыхаешься. Сегодня уже поздно, а завтра тащи его в кадры и оформляй учеником официанта».

Конечно, было страшновато опять попадать в ученики. Но ситуация говорила, что надо попробовать, а вдруг получится. Ну, а если что не так, убегу, как из детского сада или легендарного завода им. Воскова удрал. На следующий день пришёл с документами. Оформили меня, как и положено по всем правилам сов. законодательства. И стал я учеником официанта. В наставники мне дали Тариту Яновну. Она пришла работать в «Олень» из ресторана гостиницы «Европейская». Так что она в сервисе кое-что соображала. Весь рабочий день я ходил за ней хвостиком и смотрел, как она трудится. Через пару недель Надежда Александровна сама подошла и говорит: «Хватит тебе Таритку пасти. Ты ей уже все пятки отдавил. Бери кассовые ключи, счета и воюй в поле самостоятельно».

Лучше быть честным

Это было в 1969 году. Через месяц послали меня на курсы, которые я окончил и получил квалификацию официанта третьего разряда.

Первым моим «крещением» был банкет, посвящённый окончанию строительства шоссе, идущего вдоль железной дороги Белоостров – Зеленогорск. Гостей за столом было пятнадцать человек. Меню было заранее согласовано и оплачено. Моя обязанность была поставить закуски на стол и в урочное время принести горячее и десерт. Через полчаса всё, что было на столе, гости слопали и стали заказывать дополнительно; каждый гость заказывал индивидуально и с хорошим размахом. Иногда меня даже беспокоило, смогут ли они вообще рассчитаться. Я не скажу, что я был счастлив от такой компании. Приходилось кувыркаться по полной программе. Сложным было то, что время готовки блюд, которые они заказывали, было разным. А подать надо было все блюда одновременно, и чтобы они были одинаково горячими. С божьей помощью я эту проблему решил.

По окончании банкета «главный» в группе просит рассчитать. Я подал счёт, он долго его изучал, потом спрашивает: «Вы, молодой человек, не ошиблись в счёте?» Я пересчитал. Говорю: «Да нет, всё в порядке. Всё точно». Он даёт мне вместо трёхсот рублей пятьсот. Я ему возвращаю двести обратно. Он говорит: «Забери, сынок, это тебе за честность. Всё равно это деньги казённые, и мы обязаны их пропить, а тебе они лучше пригодятся». Конечно, моему смущению не было предела. Это была сумма, равная трёхмесячной зарплате.

Такой исход дела натолкнул меня на мысль, что выгоднее быть честным, чем жуликом. Конечно, читателю покажется странным, что такая мысль могла появиться у человека с окладом в шестьдесят рублей в месяц. Но в этом была своя логика. Так как при социализме все знали, что каждый строитель коммунизма что-нибудь крадёт на своём рабочего месте, то и посетители ресторана чётко знали, что их обязательно надуют. Только вопрос стоял насколько. Когда гость делал заказ официанту и, не обладая математическими способностями, считал так. Ну, например, цена бифштекса 1 рубль 75 копеек, он кладёт в уме 2 рубля, салат 85 копеек, он кладёт рубль и т. д. и т. п. В результате у него получается счёт девять рублей с копейками. Зная, что у официанта зарплата 60 рублей, он готовится сделать широкий жест и округляет сумму до 10 рублей. В течение вечера он с этой мыслью смиряется и готов покориться ей. Наступает час расплаты. И вдруг ему дают счёт на 7 рублей 26 копеек. Сначала он недоумевает, потом, когда соображает, что ему попался честный официант, гость хочет сделать его «своим», как зубного врача, сантехника или парикмахера. Так как он уже в уме с десяткой попрощался, то отдаёт её без сожаления и ощущает себя крупным меценатом. Конечно, это не стопроцентный исход вечеринки. Но шанс на успех велик. Конечно, вор всегда украдёт значительно больше, но на весах стоит безопасность.

Зачастую, когда жулик попадается на воровстве, то ему приходится отдавать денег, чтобы не сесть в тюрьму больше, чем он наворовал. Поэтому, в конечном счёте, шансы у честного человека и у жулика уравниваются. Любой руководитель заинтересован, чтобы у него в коллективе было как можно меньше жуликов. Потому что эти лихие деятели приносят дурную славу предприятию, а это никому не надо. В каждом коллективе идёт постоянная ротация кадров и у честных людей шанс для карьерного роста всегда выше. Примером этого является мой случай.

Голосом Юрия Левитана: «Овсянка, сэр!»

Дело было так. В ресторане готовились к проведению банкета в честь то ли императора Эфиопии Хайле Селассие Первого, то ли его соседа по чёрному континенту, который согласился построить у себя в джунглях коммунизм. Сейчас я уже и не помню. Но к этому моменту бар-холл ресторана стоял без бармена и зиял пустыми полками. На вопрос начальника ленинградского главка Сергея Павловича Баранова, почему бар закрыт, директор ответил, что бармен неделю назад уволился, а нового специалиста пока нет. Баранов приказал директору поставить любого официанта за стойку, чтобы он заполнил полки бутылками и изображал из себя бармена. В это время мимо них я проходил с подносом в руках к своим гостям. Вдруг Баранов поворачивается в мою сторону и говорит директору: «А вон возьми и поставь этого паренька». Директор быстро объяснил мне, что надо делать. Я же понял так: поставить на полки бутылки и корчить рожи, как у настоящего профессионального бармена. Я выставил весь ассортимент бутылок, который был в буфете ресторана и стою, изображая профессионала наивысшей категории. Пришла делегация, продефилировала в банкетный зал. Я думал, что моя миссия на этом закончилась, но мне сказали стоять до окончания банкета.

Через час группа чёрных приверженцев социалистической идеологии высыпала из банкетного зала и стала шлёпаться на стульчики за стойкой бара. Они стали заказывать у меня напитки. У меня было состояние такое, как у Шарапова, когда он находился в гостях у бандитов. Тогда он сказал: «Мы так не договаривались. Я что? Согласился Вам передать, как Фокса с нар вызволять, а идти под милицейские пули я согласия не давал». Но моё положение было хуже. Мне отступать было некуда. От меня зависел престиж державы. Самым жутким было то, что они говорили по-английски. Конечно, читатель может не поверить, но мне вдруг показалось, что они произносят знакомые слова, и что я смутно понимаю, что они спрашивают. Я, не меняя выражения лица, с непринуждённым видом наливаю шампанское, коньяк, ликёры и ставлю на стойку всё подряд. Чёрные халявщики дружно разбирают бокалы, и, тараторя налево и направо "thank you very much", "merci beaucoup", пьют всё подряд и при том лошадиными дозами, как у нас на деревенской свадьбе. На все благодарности я на чистейшем английском языке отвечал только «Плиз, сэр!», стараясь произнести это тоном «Овсянка, сэр!». Их вылазка продолжалась минут двадцать. Потом эта шатия-братия переползла обратно в банкетный зал.

Всё это время Баранов, Морозов и Стоянова стояли в сторонке и наблюдали, как я буду выкарабкиваться из этой ситуации. Когда всё закончилось, эта тройка подошла к стойке и Баранов говорит директору: «Ты сказал, что у тебя нет бармена? А этот что тебе не подходит? Мало того, что он говорит по-английски, так он ещё понимает и по-французски. Так что если у него не было серьёзных грешков, завтра же присваивай ему третий разряд бармена да ещё не забудь сделать надбавку 10 процентов к окладу за знание английского. И пусть он будет лицом "Оленя"».

Вот тут-то и пригодилось, что у меня не было «проколов» по части честности. Так я и застрял на целых семь лет на этой должности. За это время я окончил несчётное количество разных курсов. И все они были с изучением английского языка. Самым сложным было то, что мне надо было ещё справиться с животной ненавистью к этому языку. Но время сделало своё дело, и я потихоньку преодолел этот комплекс.

Пик популярности. И «секретная» информация

Директор ресторана "Олень" Ю. В. Морозов пьет молоко. 1972 г.

За это время много произошло событий местного масштаба. Этот период попал на пик популярности ресторана. Особенно с приходом нового директора Юрия Васильевича Морозова ресторан стал просто знаменитым. Морозов очень строго расправлялся с жуликами и алкашами. Беспощадно вышибал их с работы даже по 47 статье. Разгильдяи же дали ему кличку Слон. Чистота в ресторане была идеальная. Натирка паркета проводилась каждые два дня, так что пол блестел, как в Эрмитаже. Посуда, столовые приборы, бельё было в идеальном состоянии. Метрдотель Надежда Александровна Стоянова была специалистом высочайшего класса. Она до работы в «Олене» десять лет отработала на круизном теплоходе «Александр Пушкин». Так что она знала сервис досконально. Благодаря её стараниям, официанты ресторана получили такие знания и навыки, что они могли в дальнейшем самостоятельно проводить банкеты любого уровня. Вообще к этому времени сложился в «Олене» дружный и профессиональный коллектив. В центральном буфете работали Екатерина Алексеевна Каменьщикова, супруга директора кинотеатра «Победа», и Александра Фёдоровна Матвеева. Главбухом был мой сосед Виталий Иванович Свистунов, зав. производством – Света Муратова. Все они добросовестно выполняли свою работу.

Бар ресторана "Олень", май 1970 года. За стойкой Слава Соколов

В ресторане играл эстрадный оркестр под управлением Юрия Цветкова. У них был очень хороший репертуар. Они могли сыграть любую мелодию, не отличишь от оригинала. В оркестре было четыре солиста. Две девушки и два парня. Исполняя песни из репертуара «АББА», они были не хуже шведской группы. Им были по плечу песни Демиса Русосса, Энгельберта Хампердинка, «Битлов», «Роллинг Стоунз». Поэтому популярность предприятия росла. Ресторан «Олень», имея такую отличную репутацию, как это ни странно, стал именно культурным центром Карельского перешейка.

Мне тоже посчастливилось внести маленький вклад в это дело. Помня рыночный шалман времён моего детства, я всё делал, чтобы такого не повторилось в «Олене». С любителями Бахуса у меня были сложные отношения. Я старался с ними вообще не разговаривать. Просто молча поставлю коктейль и ухожу общаться с другой публикой. Они, чувствуя себя заброшенными и покинутыми, посидят, потоскуют, потоскуют и покидают заведение. Вообще было непросто совсем непьющему человеку работать в питейном заведении. Я терпеть не мог пьяниц, и моя работа была похожа на засылку во вражий стан «казачка». Но это и позволило мне удержать заведение в цивильном состоянии. А когда алкаши стали проявлять своё неудовольствие и агрессию, я вспомнил старый приёмчик. Помните, как я увольнялся с завода им. Воскова? Я решил обыграть эту тему ещё разок. Тем более что в то время наша страна была нашпигована разными агентами, стукачами и соглядатаями. К тому же в фильмах показывали, что бармены сплошь и рядом являются чьими-нибудь разведчиками или контрразведчиками. О своём плане я рассказал директору Юрию Васильевичу Морозову. Ему моя придумка понравилась, и он решил мне в этом подыграть. Он под глубоким секретом сказал своему заместителю, что меня «трогать» нельзя, ибо я сотрудник ГРУ СССР (Главного разведывательного управления) и что я могу сам любого директора убрать в одно мгновение. Хохма сработала. Через день все алкаши города знали, кто такой Соколов. Тем более в это было легко поверить, потому что непьющий человек в нашей стране всегда подозрителен. И он обязательно должен быть или стукачом, или шпионом. Вся шпана города понимала, что скандалить или, тем более, колотить такого типа, как я, себе будет дороже. Поэтому все фарцовщики, валютчики и пьянь старались со мной дружбу не водить, а при встрече вежливо приветствовали и справлялись о моём и моих родственников здоровье. А мне всё это доставляло неописуемую радость. Периодически Юрий Васильевич для развлечения сливал новую «секретную» информацию. Например, получение мной очередного звания, правда, не говорил какого. Все это поднимало мой авторитет. Этот слух дошёл даже до местных властей. Когда они приходили с контрольной закупкой в ресторан, то бар они обходили стороной. Когда их спрашивали, почему бар не проверяли, ответ был таким: «А что его проверять, он и так проверен, что мама не горюй». Конечно, это не говорило о том, что меня вообще не проверяли. Проверяющими организациями были ленинградские госторгинспекция, ОБХСС, Облсовпроф, орготделы треста, главного управления торговли, инспектора СЭС, пожнадзор и прочая, прочая, прочая.

Помимо меня в «Олене» было ещё два подозрительных типа. Это зав. продуктовым складом Вера, она всегда утверждала, что Председатель правительства СССР Алексей Николаевич Косыгин является её родным дядей. Большая часть коллег и зеленогорских обывателей в это верили. Она же от этого имела мелкие преимущества. Например, поставщики товара побаивались делать недовесы или иные злоупотребления.

«Домик лесника» и измена родине

"Домик Лесника" на Курортной улице, 1985 г. Акварель Ободяника А.П., сентябрь 1985 г.

Второй тёмной лошадкой был Сергей Михайлович Ерёмин. В начале семидесятых годов он работал на оборонном предприятии. Однажды, на одной вечеринке, он пожаловался мне, что работа у него ответственная, а зарплата маленькая и он с удовольствием бы удрал с неё. В это время мой хороший приятель Юра, который работал барменом в шашлычной при пансионате автотуристов (нынешний «Президент-отель»), уезжал на ПМЖ в Швецию. Он попросил меня найти ему замену. Я вспомнил про Сергея Ерёмина, и через пару дней он уже стоял за стойкой бара. Через год нашему ресторану передали на баланс от «Метрополя» кафе «Домик лесника». Это кафе состояло из двух помещений. В одном готовили закуски и мясные блюда, а в другом были напитки. Директор попросил меня для кафе «Домик лесника» найти из местных парней двух барменов. Через два часа у директора Морозова на собеседовании сидело два моих протеже. Это были Сергей Ерёмин и Виктор Тюленев. Эти кандидатуры были одобрены и приняты на должности. Они сумели организовать так работу, что «Домик лесника» был не менее популярен, чем сам ресторан «Олень».

Там Сергей познакомился с девушкой, которая утверждала, что она артистка цирка и является внучкой Генерального секретаря ЦК КПСС, самого Леонида Ильича Брежнева. Однажды она даже жаловалась мне, что Серёжа к ней относится прохладно. И говорила, что она может на него пожаловаться деду. И тогда Серёже будет несдобровать. Я сказал, что тогда Серёга станет настоящим ледяным айсбергом. Она успокоилась и сменила гнев на милость. Потом гастроли Московского цирка в Ленинграде кончились, и она уехала домой. Так что эта «гремучая» любовь закончилась ничем. Но резонанс всё же от неё остался. Все в Зеленогорске были информированы, что у Серёги Ерёмина ходит в любовницах сама внучка Л. И. Брежнева. Поэтому отношение к нему было соответственно его статусу. Сам Серёжа не проверял достоверность слов девушки, но был уверен, что она такая же внучка, как наша Вера со склада племянница Косыгина.

Конечно, долго Серёже в бобылях походить не пришлось. Девушка из города Сестрорецка, по имени Лена, охмурила нашего Серёгу. И надев на него обручальное кольцо у зелёного камина на даче Мюзера (Зеленогорский ЗАГС), сказала, что теперь она будет до гроба его веригой.

Сергей Ерёмин, бармен кафе "Домик лесника", и его жена Лена. Ресторан "Океан", 1980 г.

При каких обстоятельствах Серёжа познакомился с сыном Дмитрия Дмитриевича Шостаковича, Максимом, я не знаю. Но то, что у них была тесная дружба, это было очевидно. Когда у Максима не было гастролей, а у Серёжи был выходной, они частенько сиживали в нашем баре. Потом они ехали в Сестрорецк, к Сергею домой, продолжать вечеринку. Таких вечеринок было много. Жена Сергея Лена как хлебосольная супруга оказывала гостю соответствующее внимание. Она организовывала поставку закусок к пиву и т. д. Но однажды мы узнаём, что Максим Дмитриевич Шостакович стал невозвращенцем. После окончания гастролей в ФРГ он отказался возвращаться в Советский Союз. Я сам слышал по «вражьему голосу» трансляцию телефонного разговора между Максом и его коллегами, как они уговаривали его одуматься и вернуться на родину. Они жаловались на то, что он их подвёл и прочая, прочая. Макс на это сказал: «Вы, ребята, порыдайте в китель молодцу, который нас подслушивает».

Истосковавшись по розыгрышам, я решил поглумиться над Ленкой. С согласья Серёги звоню Ленке и говорю: «Ну что, доигралась, вражина? Суши сухари. Я получил сведенья из солидных источников, что всех, кто контактировал с Максом и не доложил о его планах изменить родине, будут репрессировать. Те лица, которые их обслуживали в магазине, в ресторане, им будут давать выговоры. Это лица вроде меня. А тех, кто потворствовал пьяным оргиям, предоставляя конспиративную квартиру, тех будут расстреливать как соучастников предательства». Ленка, рыдая, говорила, что она ничего не знала о его преступных замыслах. И вообще она их дальше кухни не пускала. Все вопросы надо задавать только Серёге. Он же говорил, что все деньги, которые у него есть, он потратит на себя, чтобы откупиться, а на неё уже ничего не остаётся. А она, пока есть время, пусть идёт на панель и копит деньги сама. Так мы её с Серёгой держали в страхе целую неделю. Потом я пообещал, что попробую через свои связи уладить это дело. Ещё через месяц я сказал: «Ну что, Ленка, скажи Богу и мне спасибо, еле уладил твоё «Дело об укрывательстве предателя родины». Несколько лет Серёга, смеясь, припоминал Ленке, что она легко отделалась за содеянное преступление. В лихие девяностые годы Серёга с семьёй эмигрировал в Канаду, а Максим наоборот вернулся на родину. Но это произойдёт через двадцать лет, а пока мы живём в семидесятых годах.

Не рой другому яму, сам в неё попадёшь

Однажды на директора ресторана Морозова Ю. В. официант (тихий киряльщик) написал анонимку. В ней он доложил, что все вокруг него сплошные воры и жулики во главе с директором ресторана. Анонимку послал прямо в Москву Л. И. Брежневу. Оттуда её вернули в Ленинградский обком партии Григорию Васильевичу Романову (первому секретарю обкома КПСС) с резолюцией «Разобраться и доложить по существу вопроса». Тот, недолго думая, дал всем контрольным службам города задание провести комплексную проверку ресторана.

Это был летний воскресный день. В этот день на смену вышли официанты Эрик Тисленен, Слава Лишкевич, Женя Бурулёв, Сергей Сергеев, Миша Петров, Валера Дегтярь, Володя Сирант, Витя Козлов, Валера Васильев и Николай Иванович по прозвищу Полковник. Зал с открытия уже был заполнен народом. Началась эта вакханалия в три часа дня. Объявили о контрольной закупке первые восемь сотрудников ОБХСС из главка под руководством товарища Гудимова. Самое смешное, что они сели именно за стол анонимщика, который нагрел их по полной программе. Первое, он не донёс треть блюд, в счёт вписал то, чего они не заказывали, и при подсчёте итога вписал лишние десять рублей. Затем в течение всего дня слышалось по всему залу: «А у вас, молодой человек, контрольная закупка».

И так длилась эта вакханалия до одиннадцати часов вечера. Проверяющие писали акты, кто где мог примоститься. У директора ресторана в кабинете поместились только три группы. Это были самые «крутые» организации. ОБХСС из ГУВД, Госторгинспекция, комиссия главка управления торговли. Остальные рассыпались по всему ресторану. Были заняты столы в баре, подоконники, служебные столы в подсобках. В банкетном зале тискалось человек пятнадцать-двадцать. Как вы думаете, сколько было проверяющих групп? В этот день я точно узнал, сколько стоит организаций на страже интересов государства. Их оказалось двадцать восемь. Были такие экзотические организации, о существовании которых даже никто не догадывался. Всего участвовало в операции «Разорвём "Олень" как грелку» семьдесят два человека. Этот день выявил массу мелких нарушений, которые больше чем на выговор не потянули, кроме одного. Им оказался сам анонимщик. Он нахлобучил проверяющих так, что таких мародеров как он, надо ещё поискать. Весь юмор состоял в том, что когда они писали акт о содеянном им безобразии, он постоянно подбегал к ним и напоминал, что это письмо именно он послал. Первый раз, наверно, в истории надзирающих органов случилось так, что кроме стукача, по чьему сигналу весь этот погром устроили, люто наказывать было некого.

У гудимовцев была серьёзная проблема, что делать с анонимом. Если всё пустить по закону и совести, то нашего «правдолюбца» надо расстрелять прямо тут на месте, у стола. Даже не давая последнюю рюмку, сигарету. А с другой стороны, если каждого стукача будут расстреливать, то скоро население страны уменьшится в два раза. И останутся в государстве жить только одни блюстители порядка. А это, как сами понимаете, уже совсем не порядок. Тогда решили пойти на компромисс, расстреливать его не стали, просто выкинули с треском из ресторана. И сказали: если ты попадёшься нам на глаза где-нибудь в точке нарпита, то мы тебя сварим в котле на ближайшей кухне. Больше нашего борца за справедливость никто не видел. Вот уж действительно поговорка справедлива: не рой другому яму, сам в неё попадёшь. Сейчас я думаю, что этот день можно занести в Книгу рекордов Гиннесса как день самых частых проверок одного предприятия. А людей, которые пережили этот погром, считать героями наравне с участниками Сталинградской битвы.

Встреча на аллее в ЗПКиО

Но вскоре мне пришлось пережить ещё один стресс, правда, он не был связан с работой. Иду я как-то с Золотого пляжа по аллее ЗПКиО. Поравнялся с танцпавильоном и вдруг вижу – навстречу мне идёт моя Ира. Рядом с ней шагает молодой человек и за ручку ведёт отрока. Когда мы поравнялись, она поздоровалась и представила меня своему мужу. Она сказала: «Вот, познакомься Коля, это Слава, моя первая любовь. А это наш сынок Серёжа, ему пять лет». Я, конечно, тоже похвастался, что женат и что у меня есть дочь Юлька. Ира рассказала, что живут они в Кишинёве, а сюда приехали к отцу на побывку. Мы постояли пять минут и, пожелав друг другу всего хорошего, разошлись в разные стороны. Хоть и прошло уже двенадцать лет, как у нас разные судьбы, я всё равно не верил, что звание чужой жены останется за ней навсегда. Меня никогда не покидало ощущение, что она когда-нибудь вернётся в Ленинград, и мы будем вместе. Но окончательная точка в наших отношениях будет поставлена через много, много, много лет. А пока жизнь продолжается дальше.

Держим марку «Оленя»

Конечно, чёрная полоса прошла, и всё пошло своим чередом. Наши официанты, повара, кондитеры участвовали в городских конкурсах на звание «Лучший по профессии». Часто занимали призовые места. Несколько раз к этим мероприятиям притягивали и меня. Могу похвастаться, что в грязь лицом ни разу не ударил и на конкурсах занимал призовые места. Невзирая на нервотрёпку, устраиваемую проверяющими и дармоедными организациями, всё-таки работа была интересной. Ресторан и бар посещали известные и знаменитые личности. Обычно после ужина в ресторане публика перебиралась в бар, в более непринуждённую обстановку, и вела себя более расковано. Мне довелось быть хлебосолом для многих актёров, композиторов, космонавтов, крупных военных, учёных и министров, и просто нетитулованных, но очень интересных людей. У нас были Сергей Филиппов, Александр Демьяненко, Людмила Сенчина, Мария Пахоменко с супругом Александром Колкером, Эдита Пьеха с Александром Броневицким, Роберт Рождественский, Аркадий Райкин, Василий Павлович Соловьёв-Седой, Владимир Высоцкий, Людмила Чурсина, Дворжецкий, Эдуард Хиль, Слава Захаров, Сергей Захаров, Бенцион Ноевич Баранчик (Бен Бенцианов), Юрий Сенкевич, Дмитрий Дмитриевич Шостакович.

Помимо них были у нас и ещё десятки и десятки известных личностей. Некоторые из них приходили довольно часто. Особенно любил погостить Василий Павлович Соловьёв-Седой. Он приходил днём пообедать в сопровождении какой-то дамы. Она следила, чтобы он вёл абсолютно трезвый образ жизни. Вследствие чего нам приходилось разыгрывать целый спектакль. Проходя мимо бара, Василий Павлович пропуская даму перед собой в зал, незаметно кидал за стойку пять рублей. Через некоторое время он говорил даме, что сходит по «делам» в мужскую комнату. Я, видя, что Василий Павлович встаёт из-за стола, в темпе наливал сто грамм коньячка и ставил его на стойку. Следящая дама не сводила глаз со своего клиента, он же, проходя мимо стойки бара, попадал в мёртвую зону. Из-за метрового простенка он на мгновение исчезал из её вида. За это мгновение он опрокидывал стопочку и, не останавливаясь, продолжал движение. Несколько раз посетив мужскую комнату, он был в «приподнятом» настроении. Бедная «шпионка» сокрушалась, как это Василий Павлович находит в туалете собутыльников. А однажды, когда он сидел со своей филёршей в баре и пил сок, я «раскололся» и рассказал, как десять лет назад его соседу Яшке сунул дрожжи в туалет. Узнав причину «теракта», он долго хохотал и сказал, что надо было ему за такую пакость подкинуть на дачу «коктейль Молотова».

Из космонавтов были Волков, Добровольский, генерал армии Каманин. Не обошли 25 мая 1970 года стороной наш ресторан и бар космонавты Г. Т. Береговой, К. П. Феоктистов и американский астронавт Нил Армстронг (первый человек, вступивший на Луну). В этом окружении Береговой выделялся своим солидным обликом и был душой компании. Он с победным видом похвастался, что знает рецептуру семидесяти двух коктейлей. На его вопрос, сколько знаю я, мне пришлось сознаться, что несколько тысяч. Он попросил сделать самый мой любимый коктейль. Я сделал «танцующий» шоколад в шампанском с горящим коньяком. Внешне этот коктейль выглядел очень эффектно. Гости были ошарашены увиденным зрелищем. Армстронг захлопал в ладоши. Береговой сказал, что он сдаётся и на соревнование со мной не выходит. Армстронг сделал мне маленький презент. Подарил фотографию с автографами членов экипажа «Апполон-11» и авторучку с символикой «Апполона». Презент я положил вниз на стол стойки. После проводов гостей, вернувшись на рабочее место, обнаружил, что я опять стал жертвой грабежа. Повторился вариант образца 1948 года с горячим батоном. Сувениры кто-то украл. Конечно, было обидно. Но что делать. Как мы знаем жизнь штука полосатая.

А вот информация, помещённая в Интернете, в которой говорится, что Л. И. Брежнев давал банкет в честь финского президента, это неправда. Он никогда в ресторане «Олень» не был и никому ничего здесь не давал. Разве только в Москве давал свои губы целовать главе раскаявшихся нацистов товарищу Хонеккеру. Да своим друзьям по кремлёвской богадельне.

«Белое пятно»

Хочу убрать «белое пятно» с истории нашего города. У нас был дважды Первый секретарь ЦК КПСС т. Никита Сергеевич Хрущёв. Первый раз это было в июне 1957 года, когда он возвращался после визита в Финляндию. Стоянка его поезда на станции Зеленогорск была минут сорок. Никита решил скоротать время и вышел на вокзал пообщаться с трудящимися города. Поднявшись на балкон второго этажа вместе с премьер-министром Н. Булганиным, он попытался выступить с пламенной речью. Никита Хрущёв без бумажки выступал очень редко, а когда это случалось, его современники прекрасно помнят, реакция тогда была одной – публика хохотала до слёз. И на сей раз произошло то же самое. Никита что-то стал говорить, потом запнулся и никак не мог выйти из ступора. Булганин, видя, что шефа заклинило, оторвал оратора от перил и потащил на выход. Эта картина была похожа на сцену из фильма «Золотой телёнок», когда воришку Шуру Балаганова вытащили милиционеры из трамвая и поволокли по улице, а Шура орал: «Я не виноват, Командор, это произошло случайно». Так что тот день был не днём трибуна и оратора Хрущёва. А у жителей нашего прекрасного города на несколько ней была пища для пересудов. Одни говорили, что Никита, запнувшись и не зная, какое слово надо подобрать, махнул рукой и сказал: «Да пошли вы все к ... матери». А когда спускался по лестнице, ехидно хихикал над своей пролетарской выдумкой. Другие говорили, что он был смертельно пьян и во время выступления заснул и чуть не упал с балкона. Хорошо, что свита была большая, его дружно подхватили и унесли в вагон.

И второй раз его занесло к нам в мае 1962 года. Этому событию я сам был свидетелем. Шагая по дорожке от кинотеатра «Летний» к центральной аллее парка, я нарываюсь на какого-то бугая. Как мне показалось, его лицо выглядело согласно поговорке «Морда кирпича просит». Так вот этот тип вцепился в мой рукав, оттащил к кусту и говорит: «Стоим тихонько, молодой человек, и не двигаемся». Тут я увидел, что на центральной аллее никого нет. Только в районе танцпавильона шагает какая-то компания некурортного вида. Хоть я и не каждый день попадаю в когти КГБ, но сразу понял, что выдрыгиваться перед этим субъектом опасно. Может в секунду задавить, как кутёнка. Поэтому я стоял тихо и ждал, когда подойдут эти типы поближе, и я узнаю, из-за кого меня «пакуют» в кустах. Когда эта компания приблизилась, я сразу узнал родного Никитушку. Что бросилось в глаза? Огромное пузо, широченные портки и совершено лысая голова, на которой было лицо с бородавкой у носа. Эта компашка шла довольно быстро, и долго наслаждаться обликом коммуниста-кукурузника № 1 мне не пришлось. Но всё равно по лицу было видно, что настроение у Хруща было хорошее. Может, в это время ему даже рассказывали смешной анекдот про Хрущёва Никиту Сергеевича. Говорят, он их коллекционировал. На углу проспекта Ленина и Приморского шоссе как из-под земли, выросли машины «Чайки». Никита со свитой сели в них и укатили в сторону Ленинграда. После этого мой бугай резко потерял ко мне всякий интерес, как говорится: поматросил и бросил. Он и еще несколько его коллег повылезали из кустов и трусцой поскакали к тому же перекрёстку, где их поджидали уже «Волги» ГАЗ-21. Они так же быстро уехали.

Некоторые зеленогорцы возмущались, почему не предупредили жителей города, что приедет в гости такая важная птица, как Никита. Другие с пониманием ситуации рассуждали так: зачем раскрывать государственную тайну о местонахождении первого лица государства. Во-первых, самые нахальные жители могут приставать с просьбами, кому-то нужна квартира, кому-то сынка из тюрьмы вытащить, а кому-то захочется просто бомбу ему под ноги бросить. Поэтому народ быстро успокоился, и пересудов больше не было.

Грибочки с картошечкой

Финский президент Урхо Калева Кекконен и наш премьер-министр СССР Алексей Косыгин были многолетними друзьями. Однажды Косыгин захотел устроить обед и пригласить на него своего друга Кекконена. Было принято решение пообедать в Териоках-Зеленогорске. Это была родная территория обоим лидерам, только одному в прошлом, а другому в настоящем. Если бы не было ресторана «Олень», то харчеваться пришлось бы им в ресторане «Жемчужина» или в «Столовой № 102». Но на их счастье «Олень» стоял новеньким и жаждал скорее похвастаться перед ними своей архитектурой и кухней.

Заинтересованные лица приехали в «Олень» накануне банкета. Заказали меню, в котором были все изыски русской и финской кухни. В целях безопасности или по желанию Алексея Николаевича он вошёл в ресторан со служебного входа. Проходя по коридору, он заглянул в помещение, где стояла огромная моечная машина. Там он нарвался на мойщицу посуды Наташу Кострикову, она у нас была дама простая, и так как ниже её по служебной лестнице никого не было, она могла послать кого угодно и куда угодно. На этот раз она, увидев постороннего, представительного мужчину, не стала грубить, а просто сказала: «Слышь ты, мил человек, что тут шастаешь без спецовки. Знаешь, тут какое-то начальство наехало, так что всех на уши поставили. Ты бы, мил человек, шёл бы отсюда пока нам директор по горбу не накостылял». Косыгин улыбнулся и успел извиниться, а тут и свита встряла в процесс. Его потихоньку оттеснили и утянули в банкетный зал. Так что с народом он пообщаться не успел.

И вторая история. За все яства, что мы поставили на стол, Косыгин поблагодарил и попросил: «А нельзя ли принести простой отварной картошечки с солёными грибочками?» Официант, нахал вроде меня, чтобы не терять лицо сказал, что, конечно, можно. Проблема была в том, что грибочки были только маринованные, а солёных не было. Так как я житель Зеленогорска, мне метрдотель Надежда Стоянова даёт задание срочно раздобыть в соседних домах солёные грибочки. Я поднялся бегом на горку, обежал два дома, ни шиша. Только в третьем повезло. Купил за 10 рублей трёхлитровую банку грибов и почти кубарем вниз. Пока я бегал, картошечка сварилась. Все ждали меня. Я прибежал в помещение перед банкетным залом и стал выкладывать грибы из банки в вазу. Гражданин в штатском, который всё время путался у нас под ногами и смотрел, чтобы мы чего-нибудь не сунули высоким персонам в тарелку, спрашивает, а почему я выкладываю грибы не в холодном цехе, а здесь и вообще, откуда эти грибы. Я честно признался, что я их купил пять минут назад у бабки Даши, что живёт на горке. Он ошалело таращит на меня глаза и не знает что делать. Я ему говорю, что банкет срывать нельзя и придётся давать именно эти грибочки. Тогда он говорит: «Быстро сам ешь». Видно, чтобы убедиться, что я принёс не отраву.

В общем, картина получилась такая. Стоит официант с подносом, на котором покоится ваза с грибами, а другой таскает из неё дары леса. Косыгин, слыша за дверью какие-то разговоры про грибы, и что кто-то кого-то заставляет их есть, решил поинтересоваться о каких грибах идёт речь. Алексей Николаевич толкнул дверь и увидел нас, голубчиков, грабящих его самым циничным образом. Он только с улыбкой спросил: «Хлопцы, а нам-то что-нибудь достанется?» Я, с наглой рожей: «Да что Вы, Алексей Николаевич, у меня трёхлитровая банка, конечно, достанется». Он: «Ну, тогда ладно». Банкет прошёл на высшем уровне. Они ничего не тронули из наших деликатесов, только поели картошечку с грибами, на десерт попили чайку с лимончиком. Очень поблагодарили за радушное отношение и извинились за то, что им не пришлось оценить искусство наших кулинаров в полном объёме. Написали панегирик в книге почётных гостей. Мне же администрация ресторана за находчивость выписала премию в размере пяти рублей. Вот такие были маленькие истории, связанные с их визитом. Так что наш город не был обделён вниманием царствующих особ.

Благодарность будет учтена

За годы работы в ресторане «Олень» было много смешных моментов. Вот ещё вспомнил один маленький смешной эпизод из жизни «Оленя».

Однажды в зимние студенческие каникулы ресторан посетила группа вьетнамцев. Какая-то часть из этой группы уже умела лопотать по-русски. После банкета они настойчиво благодарили за радушный приём. Тут у меня созрел план шуткануть. Я попросил в книге почётных гостей сделать запись. Только не благодарственную, а другую. Ну, например, описать, какая у них на родине сейчас погода. Вьетнамцы народ доверчивый и отзывчивый, спрашивать не стали, причём здесь погода, а взяли и написали, что у них сейчас начался сезон дождей и что полстраны залито водой и т. д. и т. п. Естественно, писали на вьетнамском языке. Я сказал, что переводить не надо, и так всё понятно. В конце месяца эту книгу забирают на проверку в Ленинградский трест ресторанов и кафе. Трестовские чиновники, не зная перевода текста, понадеялись на нашу изворотливость, якобы мы не допустим такого головотяпства, чтобы в такой приличной книге написали какую-нибудь гадость. Поэтому они на обратной стороне листа написали: «При подведении итогов соцсоревнования за текущий год в ресторане «Олень» ваша благодарность будет учтена». Потом, при каждом удобном случае, мы развлекали заезжих вьетнамцев этой записью.

Самыми неприхотливыми гостями были финны. Они заказывали на десять человек пять бутылок водки и пять салатов «Столичный». Целый вечер попивали водочку и весело танцевали. С точки зрения соблюдения сервиса были абсолютно непритязательными. Вообще хочется сделать комплимент этому народу. Они, невзирая на то, что у них отхватили самую благодатную территорию страны, никогда не показывали своей агрессивности. Даже будучи в полусознательном состоянии от выпитой водочки, они оставались дружелюбными и незлопамятными. Нам бы поучиться у них, как надо относиться не только к ближнему, но и к дальнему.

Операция «Хрусталь и пробка по цене бутылки»

Конечно, я был не один, кто любил организовать шутку-другую. Работала у нас женщина уборщицей, совершенно безобидная старушка. Звали её Муратовна. Была она по национальности татарочка и очень блюла национальные традиции. Её хобби было сбор бутылок, банок и любого другого товара, который можно сдать в приёмный пункт и получить прибавку к пенсии. Высшего образования у неё не было, а может даже и начального. Поэтому она верила нашим озорникам на слово. Эрик Тисленен как-то сказал: «Ты, Муратовна, иди к мамаше Славки Соколова (т.е. ко мне) на Комсомольскую улицу, дом № 20, и спроси, чтобы она отдала все бутылки и банки, какие у них есть. У Славки посудой весь сарай забит. Только, ты, Муратовна, возьми с собой побольше мешков и тачку». Наша Муратовна берёт детскую коляску, кладёт туда мешки, штук пять, и с намазанными губами идёт улучшать своё материальное положение. Пришла к матери и говорит: «Слава велел Вам отдать все банки и бутылки». Мать удивилась, но отдала пару молочных бутылок и какие-то овощные банки. Муратовна говорит, да нет, гражданочка, мне нужны банки, которые лежат у вас в сарае. А у нас в сарае нет никаких банок. Муратовна настойчиво требовала показать сарай. Мать не стала сильно сопротивляться и показала дровяные хоромы. Увидев в сарае пустоту, она стёрла губную помаду и покатила детскую коляску с пятью мешками восвояси. Придя на следующий день на работу, Муратовна наехала на Эрика. Тот, будучи шутником со стажем, вину за собой не признавал. Он сказал, что Славка большой хитрец, и, видимо, узнав о твоих намерениях забрать посуду, взял, мерзавец, и перепрятал её на чердак. Так что ты с него не слезай и требуй, чтобы он не жмотился и всё отдал до последнего пузырька. Она за мной ходила, наверно, неделю, пока остальные официанты ей в голову не вдолбили, что Эрик шутник и мерзавец.

Второй случай был с Муратовной такой. Стоит Серёжа Сергеев и разговаривает с коллегой на какие-то праздные темы. Увидев, что рядом стоит Муратовна и слушает их разговор, он начал, как бы невзначай, хвастаться, что нашёл в Ленинграде приёмный пункт, где принимают пробки от лимонада, пива и шампанского по стоимости пустой бутылки. Наша героиня начала тотальный сбор пробок. Когда их набралось несколько сот или тысяч, стала пытать у Сергея, где этот пункт приёма. Сергей вытаращил глаза и говорит: «Ты что, совсем, Муратовна, умом ку-ку. Какой придурок будет принимать пробки по такой цене. И вообще, от кого ты могла услышать такую чепуху». Она пыталась припомнить ему разговор, при котором он говорил об этом пункте. Серёга нахально от всего этого отпёрся. И сказал: «Тебе, Муратовна, наверно, всё это приснилось». После крушения лучезарных надежд на быстрое обогащение Муратовна совсем захандрила. Официанты, видя, что бабушка может погибнуть не за понюх табаку, решили спасти пожилую коллегу путём частичного выкупа пробок. Сбросились по пятёрочке, и Муратовна снова стала весёлой и жизнерадостной. И в дальнейшем, несмотря на все шутки, она оставалась доверчивой и беззлобной старушкой.

Держава в неудобном положении и не пейте свиное шампанское

Правда, один раз она поставила нашу державу в неудобное положение. События развивались так. Решила как-то Муратовна днём подмести в баре пол. В это время в нём сидело шведов человек тридцать. Я ей говорю: «Ты пожди, когда публика уйдёт, тогда и подметёшь». Она: «Чего тут ждать, я мигом помету, и баста». Схватила веник и давай им махать. Видно так разошлась, что подняла пыль, от которой она вздохнула полной пенсионной грудью и по-старушечьи чихнула. Два пластмассовых моста, сидевшие во рту в штатном положении, вдруг сорвались со своих мест и вылетели наружу. На звук катящихся по полу зубов публика обернулась и смотрит на Муратовну. Она, будучи в плену трудового азарта, не обращает никакого внимания на присутствующих шведов. Как в России говорят: быстро поднятое не считается упавшим. Так и тут. Муратовна быстро подняла протезы, тщательно вытерла об спецовку и поставила их на место. Сделав жест, как кони делают с удилами, она, как ни в чём не бывало, продолжила свою работу. Окружающая публика, конечно, всё это видела, но как интеллигентные люди они не стали комментировать это событие. Извинительным было только то, что она была дамой достаточно преклонного возраста. Но хорошо, что я стоял на бетонном перекрытии, а если бы был только паркет, я бы провалился на первый этаж прямо в гардероб.

После этого я сказал Муратовне: «Ещё раз придёшь при публике убирать пол, конфискую швабру и продам её. А на вырученные деньги куплю себе мороженое или конфет "Подушечка в обсыпке"». Видно, ей стало жалко швабру, и она стала дисциплинированной дамой.

А однажды я дождался своего часа и взял реванш у Эрика за его выдумку с посудой. Был у него день рождения, и он выставил для коллег угощения. Муратовна, встретив меня на лестнице, говорит: «Слава, иди, там Эрик угощает всех шампанским». Я её спрашиваю: «А ты что уже пила это шампанское?» Она отвечает: «Конечно, даже хлопнула два фужера». Я ей говорю: «Ну ты даёшь, Муратовна. Он у меня вчера купил целый ящик этого барахла. Вот слышала когда-нибудь, что есть сухое, полусухое, полусладкое и сладкое шампанское? А есть ещё и свиное. Его из сала хохлы гонят. Оно самое дешёвое. Вот он, прохвост, вас и опаивает этой гадостью, и вообще зря ты, Муратовна, с этим Эриком дружишь. Ты что не слышала, что он по вечерам отваривает поросячье сало и ночью под одеялом, при свечах, втихаря его жрёт? Хоть я и не татарин, но такого свинства я ему тоже простить не могу». Она, не успев сообразить что к чему, кинулась на Эрика со шваброй. Тот, не понимая, что случилось, бегал от старухи по всему ресторану. Картина, конечно, была классная, как именинник бегал от божьего одуванчика. Я был отомщён. В дальнейшем коллеги иногда у Эрика спрашивали: «Тут пришли хохлы, спрашивали вкусненького шампанского. У тебя случайно для хороших людей не осталось из старых запасов пары бутылочек?»

Не в того коня корм

Коль я стал выдавать все секреты ресторанной жизни, то расскажу и про нашего легендарного Серёжу Сергеева. Это был молодой человек двадцати семи лет, блондин с ростом 1 м 80 см. На голове носил симпатичную физиономию. Но ко всем своим достоинствам имел небольшую особенность. Он состоял не из крови, лимфы, костей и мышц, а только из тестостерона. Такая особенность организма заставила его жениться к этому времени раз шесть-семь. Можете смеяться, но все эти браки были для него крайне неудачными. Конечно, все коллеги его искренне жалели, но помочь бедолаге ничем не могли.

Однажды глубокой осенью, в глухой сезон, когда холодный ветер и дождь говорили ребятам: сидите по домам, никуда не ходите и собак своих не выпускайте, – у нашего Серёги произошёл бунт гормонов. Его внешний вид даже вызывал у нас опасения, мы думали, как бы не рехнулся наш парнишка. Лично мне показалось, что Серёга стал похож на токующего глухаря. А в ресторане, как назло, полная пустота. Официанты, кто в шахматы играет, кто в «балду» или в «города». Короче, все при серьёзных делах. Один Серёга решает, кто ему сегодня поможет справиться с проклятым недугом и не даст умереть под всеобщий хохот. Сел ко мне за стойку, раскрыл записную книжку и стал её листать. У него в книжке, как в известном стихотворении, «смешались в кучу кони, люди». Там были блатные парикмахеры, врачи-венерологи, зав. базами, бывшие жёны и любовницы, и даже родственники. Но были такие номера телефонов, что и он сам не помнил, кто скрывается за ними. Вдруг Серёга встрепенулся и говорит: «Ура, нашёл». Ресторанный телефон стоял на столе метрдотеля Надежды Александровны, который был напротив стойки бара. С её разрешения он стал звонить какой-то Татьяне. Слёзно умоляя её приехать к нему в гости и обязательно сегодня, потому что жизнь его в опасности. Из разговора было понятно, что эта Татьяна долго упиралась и не хотела ехать в Зеленогорск. Серёга обещал, что он сделает шикарный романтический ужин. На столе будет стоять икра чёрная, икра красная, севрюга горячего копчения, оленина шпигованная с соусом «Загадка» и, естественно, полусладкое шампанское. Наконец она сдалась и пообещала приехать. Положив трубку на рычаг, Серёга стал от удовольствия пританцовывать и потирать ручки. Я у него спросил, что же это за барышня, что он так токует. Сергей с жаром стал рассказывать, что у этой девушки талия как у юной осы, грудь как у богини Фемиды, и, вообще, он большой балбес, что так долго ей не звонил и не приглашал в гости.

Через пять минут раздаётся звонок. Это звонит Татьяна, жена нашего официанта Валеры Васильева. Она была у нас девушка крупногабаритная. Трудно было сказать, кто был изящней, она или Наталья Крачковская. Татьяна говорит Валере, только что звонил Серёга Сергеев, приглашал ее на романтический ужин, переходящий плавно в завтрак. Валера чуя, что наклёвывается комедия, сказал: «Танюша, приезжай, я за такси заплачу». Серёжа накрыл столик, как и обещал. И даже поставил на стол бумажные цветочки. Конечно, весь ресторан об этой хохме был уже в курсе, и с нетерпением ждали, чем всё это кончится.

Серёжа бегает к витражу, прижимая к стеклу нос пятачком, высматривает на шоссе такси. Через пару часов приезжает Татьяна Васильева и садится у меня в баре. Спрашивает: «Кавалер-то ждёт меня?» Ну а как же. Конечно, аж весь пылает. Серёга несколько раз подходил к ней и хвастался, что сейчас приедет к нему девушка очень похожая на шамаханскую царицу. Танька на это странно реагирует. Куксит лицо и дует губки. Серёга принимает это за женскую зависть. Злорадно улыбается и потирает шаловливые ручонки.

Слева направо: Слава с усами, мама Славы, Таня Васильева - "Дюймовочка" и ее супруг Валера. Ресторан "Океан", 1980 г.

Метрдотель Надежда Александровна была тоже в курсе этой хохмы и принимала в ней самое активное участие. Увидев, что пора действовать, она уводит Серёгу из зала к холодному цеху и заговаривает ему там зубы. В это время Татьяна садится за приготовленный Серёгой стол и в один миг всё с него сметает. Для неё бутылка шампанского, что слону дробина. Всё съев, кроме, конечно, цветов и выпив полусладкое шампанское, она вальяжно развалилась в кресле, и, пыхтя сигаретой, стала требовать к себе самого красивого официанта с бутылкой шампанского. Серёге говорят, иди, там приехала твоя красотка и требует тебя к столу. И напомнила, чтобы ты не забыл прихватить ещё одну бутылочку шампусика. Серёга влетает в зал и видит, что толстущая Танька съела все деликатесы. Он набросился на неё с воплем: «Как ты посмела, мерзавка, все сожрать и вылакать моё шампанское. Ко мне, сейчас, должна приехать шикарная дама, а ты, грымза, всё схрумкала».

Танька под всеобщий хохот стала на Серёгу наезжать, говорить, что он наглец и поганец, вытащил её из тёплой кровати и заставил тащиться чёрт знает куда. А теперь, скотина, кочевряжится, попрекает куском хлеба и отказывается оплачивать такси. Она также пригрозила, что пожалуется мужу Валерке, а он за его грязные и гнусные приставания и инсинуации в её адрес что-нибудь у Сереги оторвёт. Серёга, конечно, пытался у Валерки выклянчить деньги, чтобы возместить понесённые убытки. Но Валерка сказал: «Ты что, парнишка, совсем ошалел в атаке? Сначала хотел втихаря украсть мою жену-дюймовочку и порушить наше семейное счастье. Потом, когда у тебя не получилось опозорить моё честное имя, ты ещё хочешь с меня и деньги получить за неудавшуюся попытку полового террора. Ну ты, Серега, и нахал. Я вообще-то давно замечал, как ты зенки пялишь на мою красавицу-жёнушку. И облизываешься, как блудливый кот». – «Слушай Валерка, ты на меня не обижайся, но я когда вижу эту биомассу, которую ты называешь красавицей-жёнушкой, я всегда вспоминаю доисторическое животное, мастодонта». – «Ах так! Ну-ну. Я сначала хотел было тебя простить и всё свести к недоразумению, якобы ты случайно телефоном ошибся, а когда обозвал мою крошечку биомассой и мастодонтом, прощения тебе не будет. Фигушку тебе, а не возмещение убытков. Мало того, с тебя ещё причитается двадцать пять рублей за такси». Так и пропали Серегины денежки. В дальнейшем жестокие шутники иногда говорили Серёге: «Тут звонила какая-то Татьяна, спрашивала можно ли приехать на романтический ужин. Больно севрюга с шампанским понравились». На что он беззлобно улыбался и говорил: «Пусть только приедет. Я ей такой ужин устрою, что остаток своей жизни она проведёт в инфекционном отделении боткинских бараков».

Чаёк идёт как коньячок

Один раз и я попал в щекотливое положение, из которого без покрасневшей морды у меня выйти не получилось. Однажды я пожаловался коллеге, который работал в баре гостиницы «Астория». Говорю ему: «Юра, меня так достали «крутые» гости, которые предлагают выпить с ними рюмку-другую, что сил нет с ними бороться. Я отказываюсь, а они бычатся». Коллега говорит: «А я не отказываюсь. У меня для этих целей стоит коньячная бутылка, только с чаем. Мне предлагают, я немножко поломаюсь, а потом сдаюсь».

Мне эта идея понравилась. Придя на работу, налил чаёк и стою как кум королю. Несколько раз у меня уже этот трюк проходил. Но однажды сели за стойку командующий ВВС СССР по космосу генерал-полковник Н. К. Каманин с тремя генералами. Они заказали по сто грамм коньяка «КВ» и предложили мне; я слегка пожеманился, якобы я на работе и мне не положено, но потом сдался. Налил им коньяк «КВ», а моя бутылочка с чаем – коньяк «Три звезды». Второй раз заказали по сто «КВ», я опять себе налил из бутылочки «Три звезды». Вдруг Каманин наклонился над стойкой и цап мою бутылочку, понюхал, потом дал другим и говорит: «Вот учитесь, товарищи генералы, как надо делать, чтобы волки были сыты и овцы целы». Мне, конечно, было неудобно, я пытался отшучиваться, говорил, что у меня жена лютая и когда я прихожу домой подшофе, допуск к телу прекращается, а один я мёрзну как цуцик. Конечно, они как интеллигентные люди всё это свели к шутке, но у меня остался неприятный осадок. После я эту бутылку убрал. И стал отбиваться от предложений по старинке.

Часть 1  Часть 2  Часть 4  Часть 5

©  В. Соколов, август-ноябрь 2012, специально для сайта terijoki.spb.ru.
©  Публикация terijoki.spb.ru. Фотографии из личного архива В. Соколова и коллекции сайта terijoki.spb.ru.


Обсудить статью на форуме.

Последние комментарии:

13-05-2015 16:49 Anonymous
Очень хороший был ресторан. Я была ребенком, когда там работала моя мама . У меня сохранилось много приятных воспоминаний.

08-12-2012 16:46 Молчанов
Хорошие воспоминания, только сейчас прочитал - много интересных деталей и такого, что "греет душу". Жалею, что не остался на встречу в библиотеке: был совершенно не готов - вышел из дома совсем по другому поводу, сказали, что про Терийоки, ...

03-12-2012 20:38 abravo
8 декабря в 15 час зеленогорская библиотека (Ленина, 25) приглашает на встречу любителей краеведения: "Зеленогорск 50-70-х годов глазами очевидца. Это было недавно, это было давно." У нас в гостях бывший житель Зеленогорска Вячеслав Соколов...

15-09-2012 12:28 manique
Часть повествования о ресторане ОЛЕНЬ особенно близка мне. Там много лет проработала моя мама, и я жизнь ресторана изнутри знаю неплохо. Имена директора Морозова, официантов - Эрика, Жени Бурулева, Сергеева, всколыхнули воспоминания о детстве. А метр...

14-09-2012 17:14 manique
Читаю с упоением)) спасибо огромное автору за его труд.

14-09-2012 02:08 Anonymous
Замечательная статья. Моя мама в возрасте 13 лет эвакуировалась из Ленинграда со своей младшей сестрой и бабушкой. Её мама (моя бабушка) оставалась в Ленинграде всю блокаду и работала водителем грузового трамвая. Выехали они 18 августа в Ярославскую ...

09-09-2012 10:05 Lion08
Очень понравились воспоминания! С какой любовью к Зеленогорску и к людям они написаны! И конечно с юмором, благодоря которому читать воспоминания становится интереснее. Спасибо автору за его неравнодушие к свое малой родине и к судьбе всей нашей стра...

06-09-2012 20:10 Anonymous
Госстройнадзор добивается сноса апартамент-отеля в парке Зеленогорска [url:2qlb7el9]http://ktostroit.ru/news/market/183448/[/url:2qlb7el9] и тогда дети и правнуки Славы Соколова заново построят ресторан "Олень"...

24-08-2012 01:18 KonstantinS
Великолепно!!! С нетерпением жду продолжения!!!

23-08-2012 21:59 abravo
Цитата:[Воспоминания великолепны! Но нет ли ошибки в датировке предпоследней фотографии в первой части (Слава Соколов в школьной форме и фуражке)? Там написано: 1952 г. А школьная форма была введена в 1954 г. Тем более, что следующая датирована 19...





История Интересности Фотогалереи Карты О Финляндии Ссылки Гостевая Форум   

Rambler's Top100 page counter ^ вверх


© terijoki.spb.ru 2000-2016