История Интересности Фотогалереи Карты О Финляндии Ссылки Гостевая Форум English version
Поиск по сайту:  © Search script adapted from spectator.ru

"ФИНСКИЙ", "КАРЕЛЬСКИЙ" И НЕКОТОРЫЕ ДРУГИЕ ВОПРОСЫ

(взгляд на Кавказ с Карельского перешейка)

А. К. Молчанов
Представлено на конференции по геополитике в Российском Географическом Обществе 24.05.2001 г.

Под финским вопросом (1) понимается неблагоприятная для России геополитическая ситуация, заключающаяся в том, что в XIX в. северо-западная граница Российской империи длиной менее 500 км. проходила от северной оконечности Ботнического залива по р. Торнео, а в XX в. она стала более 1000 км. длиной и прошла по залесённым пологим водоразделам Карелии.

Попытка исправить дело в ходе 2-й мировой войны породила ещё и "карельский вопрос" (2) - вопрос о Карельском перешейке, уступка которого Финляндией Советскому Союзу считается на государственном уровне добровольной, на уровне же общественных организаций и в значительной мере общественного мнения - принудительной.

Другое относящееся к делу обстоятельство, пока редко отмечаемое в литературе - это идущее тысячелетиями перемещение населения с юга на север. Как в доисторические времена прибалтийско-финские племена замещали саамов, как в минувшее тысячелетие россияне замещали прибалтийских финнов, так в наши времена, похоже, на Европейскую территорию России перемещаются "лица кавказской национальности". Южане более активны, энергичны, темпераментны - у Л. Н. Гумилёва (3) это называется пассионарностью (энтузиазм). Причиной этого может быть выработка меланина при длительном пребывании на солнце, как полагает Джеймс Ватсон, влияющая на поведение (4).

В упомянутом региональном перемещении активная сторона считает взаимоотношения, в основном, мирными: сдержанное замечание о мирных отношениях финнов и саамов встречено автором в финском школьном учебнике, русского и карельского населения - в русском учебнике. Как воспринимает это "пассивная" сторона, можно судить по некотором художественным произведениям (5, 6), по одному документальному сборнику (7), после выхода которого составитель имел крупные неприятности и, наконец, по сообщениям российских средств массовой информации о "чеченском терроризме". Особенность ситуации в том, что россияне испытывают от южан то же, что северяне от россиян, хотя официально это как-то не афишируется. Но положение северян, вследствие их малочисленности, явно хуже. Даже при формально мирном развитии событий налицо "моральный ущерб" с одной стороны и "романтика освоения" - с другой.

Встанем на материалистическую точку зрения связи с природой, жизнеобеспечения, производства. Сообщества людей, проживающих на территории с однородными физико-географическими условиями, приспосабливают к ним своё сельское хозяйство, материальную и духовную культуру, стереотипы поведения и, в конечном итоге, саму ментальность, подсознание. Возникает этнос с комплексом экологически обусловленных форм социального поведения, обеспечивающих его существование в конкретной среде обитания. В случае вторжения в эту систему возникает основа для конфликта, поскольку нарушаются традиционные структуры производства (8).

Если представить себе контакт носителей разных культур как пересечение кругов, их общая часть - то, в чём они воспринимают друг друга - всегда меньше целого, что легко воспринимается как недостаточность, ущербность культуры другого. Более того, свойственное культуре одного может оказаться в другой культуре вообще неприемлемым; результатом бывают недоразумения, даже "культурный шок" при встрече носителей разных культур. Даже при встрече тёплой и холодной воздушных масс, как известно из метеорологии, образуется атмосферный фронт, осложняющийся дождями и грозами - при достаточно большом перепаде температур. И, кстати, о температурах: в России любое производство обходится дороже, чем в Западной Европе, прежде всего вследствие повышенных энергозатрат, вплоть до того, что надо плотнее есть и теплее одеваться; показательно, что граница Западной и Восточной Европы проходит почти по изотермам - линиям равных температур (9, сс. 50-53).

Хотя Петербург - это ещё не Россия, но этот "самый европейский город России" является выходом континентальной России в сферу "атлантической цивилизации" на Балтике, и здесь перепад культур особенно велик. На Карельском же перешейке этот большой город создаёт и расширяет свою сферу влияния, "осваивая" Карельский перешеек. Именно здесь, под Васкелово, записан едва ли не самый трагический сюжет Калевалы - о Куллерво. Здесь процесс идёт столетиями, независимо от смены политических режимов. Продолжается дачная застройка - теперь уже "садовыми участками", коттеджами, ведомственными здравницами; Терийоки-Зеленогорск переходит из подчинения Кивеннапе и Каннельярви в ведение Сестрорецка, что, впрочем, намечалось ещё в царской России; Сестрорецк уже включает в себя даже не примыкающее к нему Солнечное-Оллила, вопрос об отторжении которого ставился ещё на переговорах 1920 г. в Тарту; воссоздано местное самоуправление, но уже по-российски - полномочия выделяются сверху и весьма осторожно; в нём участвует воинский контингент, а вот ценз оседлости - отсутствует...

На глобальном, стратегическом уровне А. Г. Дугин (1, сс. 689-694) пишет о конкуренции нашей, "континентальной", и "атлантической" цивилизации, возглавляемой США. Американцы - более молодой и пассионарный этнос, пассионарность же российского этноса уже на спаде (высшей точкой её развития Л. Н. Гумилёв считает, насколько помню, 1825 г.), и события последних десятилетий лишь подтверждают это. Пассионарный подъём на исходе, на место командно-силовых методов приходят другие, более свойственные зрелому возрасту.

По этому поводу на литературно-художественном уровне можно привести мнение Я. А. Гордина (8, с. 343): "Единственный путь, не сулящий крови и горя - путь, предсказанный Пушкиным и Лермонтовым. Путь терпеливого разгадывания психологических основ существования друг друга, что необходимо для взаимоадаптации. Это мирный и непривычный для нас путь, но - единственный."

Управленческий же рецепт можно найти у А. Г. Дугина (1, сс. 314, 318): "уступать культурный и даже экономический суверенитет пограничным народам в обмен на стратегическое присутствие и политическую лояльность" или, короче, "стратегический централизм плюс культурно-экономический регионализм".

Но прежде всего, наверное, нужно признать существующие тенденции исторического развития.

Литература

  1. Дугин А. Г. Основы геополитики. - М., 2000.
  2. Карельский вопрос. - Хельсинки, "Союз Карелии", 1996.
  3. Гумилёв Л. Н. Этногенез и биосфера Земли. -Л., Гидрометеоиздат, 1990.
  4. Темнокожие более сексуальны, чем белые. - "24 часа", №19 (621), 03.05.2001, с.9
  5. Leino, Eino. Revontulet, 1905 //Valitut teokset I. - Otava, Helsinki, 1939. - S. 86.
  6. Paasilinna, Arto. /Romaanit/. - Helsinki, WSOY, 1995-2000.
  7. Гильди Л. А. Расстрелы, ссылки, мучения. - СПб., 1996.
  8. Меньшова В. Н. Конфликтология. - Новосибирск, 2000. - Cс.124-125.
  9. Паршев А. П. Почему Россия не Америка. - М., 2000.
  10. Гордин Я. А. Кавказ - земля и кровь. - СПб., 2000.

Дополнительная литература по этноконтактным зонам.

  1. Фронтир в истории Сибири и Северной Америки в 17-20 вв.: общее и особенное. - Новосибирск, 2001. - Сборник докладов.
  2. Фронтир в истории Сибири и Северной Америки в 17-20 вв.: общее и особенное. Вып. 2 // Институт истории Сибирского отд. РАН, Новосибирский ин-т экономики и менеджмента. - Новосибирск, "РИПЭЛ плюс", 2002. - Сборник докладов.
  3. Манаков А. Г. Геокультурное пространство Северо-Запада Русской равнины: динамика, структура, иерархия. - Псков, 2002.
  4. Марфусаилова А. Д. Мудрость экотрадиций северян. - Якутск, 2002.

Последние комментарии:





История Интересности Фотогалереи Карты О Финляндии Ссылки Гостевая Форум   

Rambler's Top100 page counter ^ вверх


© terijoki.spb.ru 2000-2016