History Interesting things Photogalleries Maps Links About Finland Guestbook Forum Russian version
Search on this site:  © Search script adapted from spectator.ru

The English version of this paper is not present yet, sorry. Try Altavista Babelfish service to translate this page .

© Валерий БЕРЕСНЕВ

Тема так называемого финского реваншизма вряд ли бы возникла в российских газетах, если бы не два злополучных острова на Амуре. Те самые, которые президент Путин в минувшем октябре пообещал подарить Китаю. И вот, глядя на китайское счастье, финнам, очевидно, стало завидно, и они в голос заговорили о возврате утраченных карельских территорий. Причем не просто заговорили, а пообещали собрать не менее полумиллиона подписей под своими требованиями и официально передать их правительству Финляндии. Как сообщили корреспонденту «ТС» в МИДе Финляндии, реваншистские требования выдвигают в основном четыре финские общественные организации: «ПроКарелия», «Карелия-клуб», «Границы Тартуского мира» и «Возвращение территорий». Они же проводят сбор подписей среди финского населения и всех тех, кто ратует за отторжение части карельских земель от России в пользу Финляндии.

Там, где слагали руны, теперь одни руины

В средневековых кварталах Выборга сейчас царит мертвая тишина. При финнах этот город считался вторым (после Хельсинки) по величине в республике и даже имел столичный статус - культурного и экономического центра Карелии. Теперь мало что напоминает здесь о столичной жизни. Да и вообще такое впечатление, что жизнь отсюда ушла: старинные здания стоят в руинах, на горбатых узких улочках пахнет трущобами и старостью. Кажется, что ты попал сюда сразу после большой войны и чумы - вроде тех, что рука об руку прокатывались по средневековым городам в стародавние времена.

Мне довелось зайти во двор заброшенного дома, бывшего когда-то (судя по осыпавшемуся фасаду) величественным и красивым. И неожиданно для себя я очутился в самом настоящем лесу - кусты в человеческий рост проросли здесь сквозь асфальт, образовав целую чащобу. Словно ожившая картинка к сказке каких-нибудь братьев Гримм, где дремучий лес вырос на месте могущественного царства, а все потому, что королевна укололась веретеном и уснула на много лет.

В Выборге если и колются, то уж точно не веретеном. Хотя процент деградации населения здесь сравнительно ниже, чем в остальной провинциальной России. Просто самой активной прослойке населения, занятой в приграничном бизнесе и обеспечении контрабандных потоков, недосуг заняться собственным городом - по крайней мере, исторической его частью. В новых городских микрорайонах и в центре располагаются вполне благополучные кварталы, где живет местная элита и где дома не рассыпаются на глазах. Но это не искупает вины горожан перед тем городом, который - в сочетании со шведским замком XIII века - мог бы стать русской Ригой, а стал очередными русскими Помпеями.

Какова бывшая карельская столица, такова и вся Карелия. В одном социологическом исследовании об этом крае можно прочитать такие, к примеру, строки: «Промышленное производство на территории за десять лет снизилось на 60-80 процентов... Жизнь строится по принципу экономики джунглей. Уровень жизни населения, состоящего из многих национальностей, низок. Смертность превышает рождаемость. Исчезновение рабочих мест приводит к оттоку населения. Ожидания в отношении будущего на нулевом уровне...»

Как вы думаете, откуда это? Трудно не согласиться с этими скупыми формулировками, а между тем их авторы - активисты одной из самых радикальных общественных организаций Финляндии, выступающей за возврат утраченных территорий, - «ПроКарелии». И именно тем, что России отторгнутые от Финляндии земли все равно не пошли впрок, идеологи «ПроКарелии» и обосновывают необходимость реванша.

Еще одна Прибалтика?

Поднимая сегодня вопрос о возврате земель, финские реваншисты прекрасно чувствуют конъюнктуру момента. Во-первых, прежний свирепый сосед после распада Советского Союза стал гораздо слабее и здорово уменьшился в размерах. Более того, у соседа наметились какие-то странные потуги на демократию и общечеловеческие ценности. А раз Россия ориентируется на европейские нормы, самое время ей напомнить, что присутствие этой страны на бывших финских территориях грубо нарушает принципы территориальной целостности государств и права человека.

Призрачную надежду на то, что Россия может отдать обратно завоеванные территории, финнам дали два российских лидера - Никита Хрущев и Борис Ельцин. Первый в своих беседах с финским президентом Урхо Кекконеном высказался за возможность диалога на эту тему, а второй в свойственной ему манере попросил у Финляндии прощения за агрессивную сталинскую политику, однако исправлять ошибки коммунистов наотрез отказался. С приходом в Кремль Владимира Путина «карельский вопрос» оказался и вовсе закрыт для внешнеполитического пользования. Как заявил сам Путин в беседе с финским президентом Тарьей Халонен, это может лишь ухудшить отношения между нашими странами.

Однако широкий жест непреклонного российского президента, пообещавшего в одночасье удовлетворить территориальные претензии Китая и подарить «поднебесной империи» полтора острова на Амуре, заставил финнов снова встрепенуться. В частности, всплыло как новость утверждение, что финские сторонники реванша уже собрали в пользу своих требований 100 тысяч подписей и намерены собрать еще не менее полумиллиона. Еще раньше на интернетовском сайте «ПроКарелии» появился подробно разработанный и научно обоснованный план освоения Финляндией ее бывших земель.

План содержит много любопытного. Аналитики «ПроКарелии» берут за очевидность тот факт, что Россия все-таки согласится решить территориальный спор в пользу Суоми. Следом за этим перед Финляндией встанет очень русский вопрос: что делать с местным населением и самими запущенными территориями?

Экономисты «ПроКарелии» полагают, что первоначальный этап освоения возвращенных регионов потребует от финской экономики крупных вложений в сумме 333 миллионов евро. Несмотря на внушительность суммы, реваншисты считают проект вполне рентабельным и собирается привлечь к его реализации помимо государственного бюджета средства частных финских компаний.

Русскоязычное население - по .райней мере, самую активную его часть - «ПроКарелия», к вящей радости многих, планирует оставить на прежнем месте. Безоговорочному переселению в Россию подлежат лишь военнослужащие, государственные чиновники и сотрудники спецслужб, дa и то если не захотят отказаться от своих погон и чинов. Всего из 280 тысяч человек, населяющих сегодня бывшие финские земли, по расчетам «ПроКарелии», останется не больше 100-200 тысяч - с непременным условием выучить финский язык и постепенно интегрироваться в жизнь Суоми. Для уезжающих будут предусмотрены денежные субсидии в размере от 35 до 42 тысяч евро на одну семью. Как надеются сами разработчики плана, немалая часть русских предпочтет деньги и уедет из страны. На их место уже выразили желание переселиться около 450 тысяч финнов и карелов из провинций Суоми, но, по мнению «ПроКарелии», регион сможет вместить не более 300 тысяч добровольных переселенцев.

Экономическую и политическую жизнь региона реваншисты представляют себе в самых радужных тонах. По проекту в Карелию переедет или там будет основано около 10 тысяч коммерческих предприятий. Регистрировать собственные фирмы будет разрешено и русскому населению. На территории будет действовать законодательство Финляндии и финские органы власти. Первые семь лет здесь будут работать законы так называемого переходного периода, которые будут существенно ограничивать права русских и свободу их передвижения. В частности, русскоязычному населению нельзя будет участвовать в политических выборах в масштабе республики и перемещаться по территории остальной Финляндии, за исключением своего региона. Зато по истечении переходного периода все поражения русских в правах будут ликвидированы, и современная Финляндия окончательно воссоединится со своими старыми землями.

Страшно далеки они от народа?

Основной козырной картой сторонников реванша долгое время оставались утверждения о широкой поддержке их требований в обществе. Причем как по ту, так и по эту сторону границы. В брошюре, изданной «ПроКарелией», утверждается, что «русское население отторгнутых территорий активно поддерживает идею возврата». Между тем, по другим данным, это далеко не так.

В первой половине 1999 года российский Институт сравнительных социальных исследований (ЦЕССИ) по заказу одного из московских телеканалов провел два социологических опроса среди населения Выборга: «Представление россиян о Финляндии» и «Житель Выборга о Финляндии и о себе». Выборка, правда, получилась небольшая - 500 человек.

За передачу территорий Карелии и Карельского перешейка под юрисдикцию Финляндии высказались только 26 процентов из опрошенных, 67 процентов отреагировали отрицательно. Это соответствует другому пункту опроса: «Есть ли у вас друзья и родственники в Финляндии?» На этот вопрос отозвались положительно 31 процент, 67 процентов отвергли наличие «порочащих связей» за границей. Что до коммерческих партнеров в Суоми, они наличествовали только у 6 процентов опрошенных.

Вопрос о приграничных коммерческих связях очень важен, если вспомнить причитания российских патриотов о том, что Финляндия ведет политику экономической экспансии в отношении Выборга и Карелии в целом. Однако, по уверению пресс-службы выборгской муниципальной администрации, об экспансии говорить не приходится. Если в 1994 году в Выборгском районе Ленобласти было зарегистрировано около 300 фирм с участием иностранного (в основном - финского) капитала, то в настоящий момент - не более 40.

Присутствие финских культурных обществ на территории Карелии еще более ничтожно. В том же Выборге уже несколько лет функционирует общество российско-финских культурных связей «Виипури-Кескус», учрежденное знаменитым «Карельским союзом», но его штат насчитывает всего несколько человек и никаких крупномасштабных мероприятий оно не проводит.

Единственное, чем в настоящее время серьезно озабочены финны, - это экология приграничных регионов. Финляндия не без основания опасается, что Россия дурно влияет на экологию Карелии, что, в свою очередь, угрожает сказаться и на ней самой.

МИД уполномочен заявить

Официальная Финляндия по-прежнему категорически открещивается от инициатив своих реваншистских организаций. По словам Олли Перхеентупы, начальника отдела МИД Финляндии по делам России: «У самого финского государства нет к России никаких претензий». Перхеентупа уверяет, что финны очень довольны сложившейся «глубокой и широкой системой сотрудничества с сопредельными регионами». Замечательно, в частности, что «Россия позволяет бывшим жителям Карелии и их потомкам посещать свою прежнюю родину...».

Безусловно, со стороны России очень благородно, что с началом девяностых годов она открыла для Финляндии коридор так называемого «ностальгического туризма». На заброшенные фундаменты, разбросанные по всей Карелии, приехали тысячи стариков, чтобы взглянуть на свои родные места. При этом трудно было не заметить, с какой плохо скрываемой враждебностью смотрели они на тех, кого в душе, по всей видимости, продолжали считать оккупантами. Сам Олли Перхеентупа признает наличие в Финляндии реваншистских настроений, но утверждает, что они распространены среди сравнительно небольшой группы людей.

- 100 тысяч подписей под требованиями о возврате территорий собирали не меньше десяти лет, - говорит Олли. - Теперь уже никто не знает, где сейчас эти люди и что они думают. Известно, что один активист собрал больше 25 тысяч подписей в Великобритании. Почему в Великобритании - не знаю, но подписи ставили англичане, а не финны и карелы. Другой активист тоже собрал около 25 тысяч подписей - уже в самой Финляндии. И наконец, третий собрал в Финляндии 14 тысяч имен. Сбор подписей, как они сами сообщают, проходил среди представителей 8-10 стран. Я не хочу этого комментировать - вы можете сами делать свои выводы...

Говорят, что в советские времена все экскурсии по Выборгу начинались со слов: «Добро пожаловать в старинный русский город!..» Экскурсанты с нескрываемым удивлением взирали на «русскую старину»: величественный шведский замок, красивые дома в стиле европейской эклектики или позднего модерна... Возникало недоумение: неужели все это построили новгородцы - те самые, про которых с таким упорством твердили местные гиды, обосновывая свой тезис о славянской принадлежности этих земель? Гиды отводили глаза: «Да нет, новгородцы здесь ни при чем».

Разумеется, никто не делал страшной тайны из той очевидности, что до Второй мировой войны Выборг принадлежал Финляндии. Но военные операции 1939 и 1944 годов, когда советские войска дважды шли напролом в направлении Хельсинки, назывались не иначе как освободительными. Всего по условиям мирного договора 1947 года Советский Союз освободил в свою пользу 44 859 квадратных километров. Финляндия уступила нам весь Карельский перешеек и часть акватории Финского залива с целым рядом островов, территории в Куусамо и Салла, а также Петсамо. Из крупных карельских городов к Союзу отошли Кексгольм (Приозерск), Сортавала и Выборг, который финны считали своей «национальной святыней» и столицей карельских земель.

Освободительная операция была настолько своеобразной, что практически никто из жителей отвоеванных территорий не захотел оставаться под освободителями, то есть «под русскими». Всего в глубь Финляндии бежало 420 тысяч человек - в основном финнов и карелов. Те же, кто, как обитатели провинции Суоярви, замешкались с эвакуацией, попали в плен и большей частью сгинули в советских лагерях.

Финны дрались отчаянно. Самой жестокой выдалась «зимняя кампания», начавшаяся в ноябре 1939 года (скоро мы как раз будем отмечать 65-ю годовщину этой «незнаменитой войны»). Все понимали, что речь идет о существовании финской государственности как таковой, что Сталин намерен сделать Финляндию еще одной советской республикой. В социалистический рай не хотел никто - в первую очередь русские эмигранты, бежавшие в Суоми после 1917 года. Сохранилось предание, что советские войска долго не могли войти в центр Терийоки (Зеленогорска) из-за шквального пулеметного огня с колокольни здешнего православного храма, а когда пулемет все-таки замолчал, возле него нашли убитую русскую девушку - дочь местного священника. Всего Советский Союз потерял в той войне 130 тысяч человек убитыми, финская сторона - около 23 тысяч человек. Немало желторотых ленинградских юнцов, мобилизованных на финский фронт, погибли не столько от пуль, сколько от небывалых карельских морозов, выпавших на ту зиму.

Но наиболее значительными территориальными потерями война завершилась для финнов в 1944 году. Тогда оставленные карельские города еще сияли европейской чистотой и лоском, а советские солдаты находили в квартирах брошенную впопыхах шикарную обстановку и неостывшие очаги. А финнам казалось, что пройдет совсем немного времени, и недоразумение разрешится само собой: они вернутся в дома, где родились и где на каминной полке, невзирая на смену общественного строя и этноса, продолжают тикать забытые часы, заведенные еще их рукой.

Однако правительство Финляндии с самого начала понимало, что земли потеряны надолго, если не навсегда. Тем не менее верховный главнокомандующий финской армией, бывший царский генерал Карл Маннергейм чувствовал себя победителем: ему удалось сохранить Финляндию как независимое государство и сорвать план Сталина по насильственному включению страны в состав Советского Союза. Поэтому многие годы политика официальной Финляндии строилась на сознательном забвении «карельского вопроса» - как будто и не было никогда тех 44 тысяч квадратных километров, которые пришлось уступить России по условиям мирного договора. В конце концов, свобода стоит недешево, а сердить могущественного соседа своими территориальными претензиями финны не хотели.

Впрочем, была еще одна веская внешнеполитическая причина, заставлявшая молчать финских чиновников. Дело в том, что во Второй мировой войне Финляндия фактически выступила союзником гитлеровской Германии, а в послевоенной Европе такие стратегические просчеты не прощались. Финские военачальники избежали Нюрнберга лишь потому, что действительно были непричастны к преступлениям нацистов и никогда открыто не проповедовали превосходство финской расы. Тем не менее рассчитывать на поддержку европейской общественности в территориальном споре финнам в те времена не приходилось.

Выразителями реваншистских настроений в Финляндии стали общественные организации, преимущество которых заключалось прежде всего в том, что их нельзя было напрямую ассоциировать с государственной политикой. «Буревестником» реванша еще в послевоенное время выступил одиозно известный «Карельский союз» (Karjalan Liitto). Это общество возникло в среде вынужденных переселенцев с завоеванных карельских территорий, которых, по самым скромным подсчетам, насчитывалось не меньше 420 тысяч человек. Неудивительно, что именно эти люди первыми выдвинули лозунги возврата своих земель.

Постепенно вокруг «Карельского союза» стали возникать организации-спутники, небольшие по своему составу, но еще более политизированные. В частности, появилась уже упомянутая «ПроКарелия» и общество «Границы Тартуского мира», название которого говорит само за себя (согласно Тартускому мирному договору 1920 года Финляндия включала в себя так называемую Старую Финляндию, Карельский перешеек и Приладожскую Карелию). На фоне консервативного и сосредоточенного на культурно-просветительной работе «Карельского союза» эти молодые организации сразу заявили о себе как о радикалах, нацеленных на категоричное разрешение территориального спора в пользу Финляндии.

© «Ваш тайный советник», № 44 (123), 15 ноября 2004


Последние комментарии:





History Interesting things Photogalleries Maps Links About Finland Guestbook Forum   

Rambler's Top100 page counter ^ вверх


© terijoki.spb.ru 2000-2016