История Интересности Фотогалереи Карты О Финляндии Ссылки Гостевая Форум English version
Поиск по сайту:  © Search script adapted from spectator.ru

7. Донационное землевладение

Е. А. Балашов. Карельский перешеек - земля неизведанная. - СПб., 1996.


После Северной войны Карельский перешеек стал Выборгской провинцией Санкт-Петербургской губернии, а затем и Выборгской губернией. Еще во времена Северной войны Петр I в благодарность за ратные заслуги раздаривал захваченные войсками земли своим приближенным и военачальникам. Эта практика продолжалась также и в мирное время. Когда Карельский перешеек оказался в составе Российской империи, то прежнее административно-церковное деление на волости и приходы сохранялось без изменений. Многие волости или части волостей были переданы в качестве дарственных (или донационных) земель российским вельможам, которые впоследствии устроили на них свои поместья. Крестьяне, проживающие на них, автоматически переходили в собственность русских помещиков. Вначале донационные земли, как и местные крестьяне, мало заботили своих новых хозяев, которые и без того уже имели собственные устроенные поместья и усадьбы в центральных районах России. Поэтому помещики поначалу редко наведывались в свои новые владения и делами на местах распоряжался обычно назначенный для этого управляющий - фогт. Но когда на смену старым помещикам пришли их дети и внуки - ситуация изменилась. На Карельском перешейке начали появляться их новые усадьбы и теперь карельские и финские крестьяне уже постоянно находились под зорким оком русского барина. Крепостнические порядки, господствующие в России, мало-помалу стали распространяться и на эти области. Привыкшие к европейским свободам крестьяне Карельского перешейка, бывшие шведские подданные, восприняли эти новшества, разумеется, без особой радости и старались, как могли, оказывать пассивное сопротивление всякому притеснению со стороны помещиков. Отныне всем крестьянам вменялось в обязанность платить оброк, либо работать на барщине. Однако помещик имел полное право заменить по своему усмотрению все крестьянские оброки отработкой на барщине. Поскольку последняя мера окончательно закабаляла работника, то она и использовалась практически повсеместно. Рабочий день начинался с восходом солнца и заканчивался с его закатом. Физические наказания применялись сплошь и рядом. Почти в каждой деревне были специальные места для проведения экзекуций. Обычно они выполнялись при помощи кнута или ивовых прутьев, смоченных в соленой воде. Такие воспитательные меры часто оставляли на теле у жертвы тяжелые увечья на всю жизнь, а иногда случались и смертельные исходы. Память о тех далеких временах нашла свое отражение и в местной топонимике, которая, как известно, в 1948-49 гг. подверглась тотальной ликвидации и сохранилась разве что на старых довоенных картах. Так, на Карельском перешейке есть несколько холмов, которые назывались Орьянмяки ("Холм раба"). По-видимому, когда-то там стояли столбы, к которым привязывали провинившихся крестьян, или избы, где содержались невольники. Крестьяне перешейка пытались сопротивляться крепостническим порядкам, взывая к судопроизводству, что часто приводило к противоположным результатам. Из этой борьбы помещик всегда выходил победителем. В пользу последнего у крестьян обычно изымались лучшие пахотные земли, на которых этим же крестьянам приходилось отрабатывать барщину. Помимо прочего в обязанность крестьян входило содержание в своих домах русских солдат в качестве постояльцев. Хотя официально крестьяне были освобождены от кормления этих постояльцев, тем не менее, им приходилось делать это довольно часто. Правда, через 20 лет в тех областях Финляндии, которые отошли к России после 1743 года, были построены казармы и русские войска переместились туда.

Во многих местах и лесные угодья стали также недоступными для местных жителей, поскольку заготовку древесины и строительных материалов в них можно было проводить только с разрешения хозяина. Самовольная рубка приравнивалась к воровству и сурово каралась. Огромные лесные массивы принадлежали Сестрорецкому оружейному заводу и охрану их осуществляли казачьи патрули. Одно из предписаний руководства завода даже запрещало любые самовольные переезды крестьян с территорий, подчиненных заводу, без особого на то разрешения. Таким образом, жители бывшей шведской Карелии постепенно оказались практически на положении крепостных.


Предыдущая глава  Следующая глава


Последние комментарии:





История Интересности Фотогалереи Карты О Финляндии Ссылки Гостевая Форум   

Rambler's Top100 page counter ^ вверх


© terijoki.spb.ru 2000-2016