История Интересности Фотогалереи Карты О Финляндии Ссылки Гостевая Форум English version
Поиск по сайту:  © Search script adapted from spectator.ru

ТЕАТРАЛЬНАЯ ЖИЗНЬ

© П. Ф. Миролюбов

В Териоках не существовало постоянного театрального кружка, так же как и не было официально зарегистрированного самостоятельного русского хора. Териокский хор существовал при церкви. Как я упоминал уже раньше, териокские русские училища также базировались на приходской помощи и соответственно с этим их часто называли, например, Териокская приходская начальная школа или Териокское приходское реальное училище. В этих случаях церковь являлась как бы «собирательной силой». Что касается деятельности театральной, то последнюю уже никак нельзя было бы назвать «приходской» или тем более церковной.

Несмотря на все трудности, была создана театральная труппа, ставившая спектакли. Начало театральной деятельности было положено Реальный училищем и естественно, что вся эта деятельность носила чисто любительский характер. Главной целью постановки спектаклей было оказание материальной помощи Реальному училищу - это была одна из форм устраиваемых благотворительных вечеров. «Нужно, господа, помочь училищу! Давайте устроим вечер с программой, поставим пьеску или водевиль с пением,» - говорил Василий Васильевич Брайтвайт - один из главных активных режиссеров в Териоках того времени.

И пьесы ставились. Ставили Островского и Чехова и многих других драматургов. Собиралась группа, находили режиссера, выбирали пьесу, устраивали репетиции, приобретались и шились костюмы, писались декорации, и наступал день спектакля. Все волновались, в первую очередь режиссёр, затем артисты и, конечно, устроитель - у нас таким бывал обычно директор реалки П. А. Янушкевич. Главное, волновал всех один и тот же вопрос: будет ли от спектакля доход для училища.

Мне хочется при всём этом коснуться эпизодов и некоторых лиц. которые были в той или иной степени связаны с театральной жизнью в довоенных Териоках. Вследствие того, что репетиции предстоящих спектаклей обычно происходили в помещении начальной школы, мне пришлось столкнуться первый раз с «театром» уже тогда, когда я был совсем молод.

В те годы в Териоках был выстроен так называемый «Общественный дом» («Сеурахуоне»), где была устроена сцена, имелись кое-какие декорации. Тут устраивались также концерты. Один из концертов мне на всю жизнь врезался в память главным образом потому, что мне пришлось в тот вечер пережить весь ужас деревенских пожаров. В тот роковой вечер в Общественном доме шёл концерт в пользу Реального училища. Давал концерт известный в те годы пианист Вильгельм Иванович Раттасепп. Концерт был посвящен Бетховену. Помню, мои родители ушли на концерт, оставив меня одного дома. Была осень. Тёмный вечер. Темно было и в нашей столовой, из окна которой я вдруг заметил на небе зарево: красные и жёлтые отблески покрывали горизонт за так называемой «зеленовской» горкой. Мне почудилось что-то страшное, на нас надвигающееся. Пришедшие родители, однако, успокоили меня, сообщив, что это пожар, и не так близко от нас.

Пожар произошёл во время концерта пианиста Раттасеппа, и при этом горел его же дом. Во время пожара получил сильные ожоги отец пианиста Иван Мартынович Раттасепп - известный в округе настройщик роялей и пиано. Он скончался через несколько лет после пожара от последствий ожогов.

Кстати, хочется сказать несколько слов о пианисте Вильгельме Ивановиче Раттасеппе. Судьба закинула его в Финляндию из Вильнюса (Вильно), где он в течение шестнадцати лет состоял учителем музыки. Сдав экзамен в Петербургской консерватории, Вильгельм Иванович поселился в Финляндии и, обосновавшись в Териоках, несмотря на свою национальность (эстонец) и великолепное музыкальное образование, не смог применить себя как музыкант-исполнитель и педагог в полной мере. Ему пришлось зарабатывать, играя в ресторанах и аккомпанируя певцам и танцорам. Раз, заменяя скрипача, играющего в трио, куда входил Раттасепп, мне пришлось с ним играть танцы в Териокском Рабочем доме, принадлежавшем в те годы социал-демократической партии (о коммунистах тогда не говорилось). Вильгельм Иванович был исключительно мягким и приветливым человеком. После войны он жил в Хельсинки и здесь трагически погиб в 1956 году.

Итак, постоянного театра в Териоках не было. В двадцатых годах существовал русский драматический кружок, главными руководителями которого были Н. Н. Шмаков (позже переехавший в Выборг), А. Ф. Орлова и М. А. Безрукова (Раттасепп) - эти женщины, можно сказать, неизменно принимали участие почти во всех пьесах, поставленных русскими любителями театра в Териоках, вплоть до 1939 года.

Вспоминается мне пьеса-водевиль «Цыганские песни в лицах» И. Северского. В этой пьесе огромная роль принадлежит музыке, романс ведь всегда остается романсом. Нельзя не упомянуть в связи с постановкой этой вещи Екатерину Иппократовну Ляшенко (урождёную Коралли, сестру знаменитой балерины Веры Коралли). Волей судеб Екатерина Иппократовна оказалась в Териоках, где имела свои дачи. Музыкой пианистка, должно быть, увлекалась с детства и была хорошей аккомпаниаторшей, музыкально оформляла школьные вечера, а также, зная итальянский и французский языки, преподавала французский в Реальном училище. «Тётя Катя», как её все звали, составила музыку и для вышеназванного спектакля, где главные роли были даны А. Ф. Орловой, Ольге Фёдоровне Черных, Н. Жуковскому, И. Д. Ухмылину и М. Дмитриеву (Муртамо) - все лучшие певцы и певицы тогдашних Териок. Вспоминается мне также доморощенный водевиль «Любовь цыганки», поставленный приблизительно в 1935 году. Эта пьеса была собрана из цыганских романсов и сплетена текстом, написанным также «тётей Катей». Главную роль в этом спектакле исполняла Елена Петровна Прутковская (Крунстрем), обладавшая большим темпераментом и сильным меццо-сопрано. Она очень бойко исполняла цыганские романсы и была весьма эффектна на сцене. Главная мужская роль принадлежала в этом спектакле опять-таки Мише Дмитриеву, имевшему исключительный голос. Одним из главных помощников Екатерины Иппократовны, собиравшим и переписывавшим материалы к спектаклям, был Анатолий Иванович Любимов - ныне известный пианист и композитор, играющий немаловажную роль в музыкальной жизни Финляндии и способствующий своей деятельностью ознакомлению финского народа с советской и русской культурой. Влечение к музыке появилось у Анатолия Ивановича ещё с ранних лет. Впоследствии, когда он становится учеником Реального училища в Териоках, у него открывается дарование пианиста. Занимаясь музыкой, он достигает больших успехов и выступает обычно на школьных вечерах как пианист. Как сейчас помню исполненную им на одном из вечеров «Песнь без слов» Мендельсона, затем «Мимолётности» Прокофьева.

По окончании Реального Училища Анатодий (Толя) Любимов поступает в Хельсинкскую консерваторию, где занимается по классу рояля у профессора Эрнеста Линко. Проучившись в консерватории два года, он по причине материальных и жилищных трудностей, переезжает в Териоки, откуда ездит на учебу в Выборгское музыкальное училище Сироба (Сирпоо). Одновременно А. Любимову приходится зарабатывать себе на пропитание игрой в ресторанах. Живя в Териоках, Любимов постоянно помогает в музыкальных постановках русских спектаклей, аккомпанирует на репетициях. Летом 1934 года с его помощью готовится водевиль «Любовь цыганки». В 1939 году Любимову удаётся вновь поступить в Хельсинкскую консерваторию. 0н выступает солистом в оркестре, которым дирижирует в то время ещё восходящая звезда (аккомпаниатор Ф. И. Шаляпина) Жорж де Годзинский - ныне композитор и дирижёр, имя которого известно далеко за пределами нашей страны. После войны А. Любимов вновь становится учеником консерватории в Хельсинки, но уже по классу дирижирования. Он успешно заканчивает консерваторию и получает диплом дирижёра-капельмейстера. Музыкальная палитра Любимова многокрасочна: Любимов - пианист и дирижёр, он же хормейстер и композитор. А. Любимовым написаны три одноактных балета на сюжеты сказок Андерсена: «Свинопас», «Девочка со спичками» и «Голый король»; две балетных сюиты для симфонического оркестра, романсы, вокальные дуэты и многое другое. Выступая как дирижёр во многих городах Финляндии, Любимов зарекомендовал себя как опытный и требовательный дирижёр. Его талантливость и энергия, неутомимость в достижении цели принесли ему известность не только среди музыкантов Финляндии, но и за границей.

До революции Териоки, как известно, были в некоторой степени проездным пунктом. Здесь нередко бывали известные артисты Петербурга, выступавшие с концертами и спектаклями. Уже после революции бывал здесь известный пианист А. 3илотти, певица Ольга Преображенская и другие, способствовавшие своими выступлениями сбору средств в пользу Реального училища.

Помнится мне вечер-концерт, устроенный в Общественном доме при участии М. А. Ведринской, читавшей отрывки из романа «Война и мир» Л. Толстого (монолог Наташи Ростовой), стихотворения в прозе И. Тургенева и многое другое.

Вспоминая русскую театральную жизнь в Териоках, невольно возвращаешься к большому «болельщику» театра и нашему режиссеру Василию Васильевичу Брайтвайту, жившему в даче адвоката Казаринова (жена последнего - известная в то время певица Сеччени, постоянно выступавшая на благотворительных вечерах). Условия жизни семьи Брайтвайт не были лучшими, но Василий Васильевич не падал духом и бодрил себя и других. Репетиции в присутствии Брайтвайта всегда проходили занятно, можно сказать, с настроением.

Были у нас среди актёров-любителей и крупные энтузиасты своего дела. Одним из таковых был некто Роман Глушков, сильно любивший театр. 0н много читал, обладал прекрасной памятью, обожал декламацию и… подчас переигрывал. Говорил он всегда с большим пафосом и при этом сильно жестикулировал. Особенно нравилась ему «Сцена у фонтана» из драмы «Борис Годунов». Припоминается мне и эпизод из какой-то пьесы, названия которой не помню. По ходу пьесы хозяин (Брайтвайт) заставляет приносить присягу своего слугу (Р. Глушков). Слуга же никогда в жизни не приносил ранее присяги. Диалог идёт примерно в тахом роде. Хозяин: «Ты клялся когда-нибудь в жизни?» Слуга: «Никак нет.» - «Ну, так иди сюда!» Роман Глушков покорно подходит. Хозяин: «Подними два пальца вверх». Слуга подчиняется. «Повторяй за мной теперь, понял?» - «Так точно.» - «Клянусь тенью отца моего», - диктует хозяин. Слуга повторяет «Как звать батьку?» - спрашивает сдуру хозяин. «Как звать батьку», -повторяет как попугай слуга. «Дурак!» - сердится хозяин. «Дурак», - повторяет слуга. Хозяин прекращает диктовку и спрашивает: «Как твоего батьку звали? Говори, дурень!» - «Пахомом», - поняв, наконец, отвечает слуга. «Ну, так и говори: клянусь тенью отца моего Пахома» и т. д. и т. д.

Эта сцена всегда вызывала смех на репетициях, она была несложна и получалась естественно, но во время премьеры её переиграли и тот и другой. Весь смак пропал. Причиной была торопливость повторения слов.

Не только комедии и водевили ставились русскими театралами в Териоках, дело доходило даже до постановок отрывков из опер, но это, однако, следует считать исключением. Проживавший в двадцатых годах в Териоках К. К. Шмаков обычно режиссировал оперные постановки, вернее, отрывки из опер. Ближайшее участие в этих постановках принимал также приезжавший из Выборга большой любитель музыки и особенно пения доктор В. Г. Стуккей, исполнявший обычно главные певческие роли, между прочим, Чёрта в опере Чайковского «Черевички» (роль Солохи исполняла А. Ф. 0рлова). 3десь мне хочется немного остановиться и познакомить читателя с этой интересной артисткой и замечательным человеком - Александрой Федоровной Орловой,

В жизни бывают неожиданности разного характера, иногда мы строим наше будущее строго по плану и таковой удается, иногда совсем наоборот. Бывает, что полученные образование и специальность, особенно у женщин, оказываются ненужными. Невольно вспоминается Чехов: «Чтобы генеральшей стать, не надо образования, вышла замуж за генерала - вот и генеральша». Имея в виду ту историческую ломку, которую переживала русская интеллигенция, к положительным неожиданностям надо отнести знание иностранных языков и музыкальное образование, которые на чужбине оформлялись в профессии.

Языкам учили обычно в домашних условиях - приглашались «бонны», которые говорили на языке своей страны: немецкий. английский, французский были очень распространены среди русской интеллигенции. Часто дома занимались и музыкой, больше всего игрой на рояле. В семье Александры Федоровны музыка была на первом мести, и, как игриво выразилась она, переехав в Санкт-Петербург, она усиленно продолжала занятия на фортепиано, начатые ещё в Москве, и не повстречайся ей её будущий муж А. Орлов, она бы стала пианисткой.

Орловы нанимали на лето дачи на. Карельском перешейке: то в Оллила, то в Куоккала, а то и в самих Териоках. «Мы с мужем расстались на Финляндском вокзале, - вспоминала Александра Фёдоровна, - как раз на следующий день банки стали государственными. Мой муж остался в Петрограде, чтобы оформить следующим утром свои дела, но наутро всё пропало, и я осталась с детьми "на даче". Муж мой пропал без вести.» Это была судьба многих, случай не единичный. Музыка как бы пришла на помощь Адександре Фёдоровне. 0бладая великолепным меццо-сопрано, она стала серьёзно заниматься пением у бывшей артистки Мариинской оперы М. О. Каменской, жившей в Келломяках. Бог помогал существовать семье Орловых, нашлись добрые люди, и Александра Фёдоровна смогла искусством, то есть игрой на рояле, содержать семью. В Териоках она приобрела массу друзей благодаря своему обаянию. С лёгкой руки Вильгельма Ивановича Раттасеппа А. Орлова становится ресторанной пианисткой - он нашёл для неё место в Выборге. Трудно было привыкать к новой среде после общения с великим Репиным, с артистами, композиторами. В Выборге А. Орлова участвовала и в оперных постановках. И посейчас она продолжает заниматься музыкой, аккомпанируя в балетной школе.

Хочется рассказать о последней большой постановке в Териоках - это была пьеса «Заяц», поставленная В. В. Брайтвайтом в 1938 году. Перед представлением выступал писатель Борис Зайцев - он читал свои произведения. Помню, кто-то досадовал: «Как неудобно получилось, что вместе с Б. Зайцевым идёт пьеса «Заяц»!» Как мне помнится, вечер прошёл без инцидентов, писатель читал и пьеса прошла прилично. Главную роль в пьесе играл Павел Константинович Богданов, разносторонний любитель искусства, в бытность свою в Териоках он участвовал и в мужском хоре, играл на сцене, его можно поставить в пример как артиста-любителя - так он был всегда пунктуален и трудолюбив!

В последние годы - в 1937-39 - мы ставили часто разные пьесы. Объединял всех тогда «Комитет имени Матильды Вреде» (о нём я расскажу в последней главе). Заканчивая повествование о театральной жизни, мне хочется отметить постановку «Юбилея» А. Чехова как наиболее удачную из последних представлений. Последней постановкой в Териоках была пустяшная пьеса «Как они бросили курить».

Работа над театральными постановками очень много нам давала, развивала нас, обогащала нашу фантазию и, конечно, «убивала» наш досуг. К последним годам нас, постоянно проживающих в Териоках, становилось всё меньше и меньше, но жизнь русская если и не кипела, то всегда существовала и никогда не прекращалась.

Материал любезно предоставлен А. К. Молчановым.


Последние комментарии:





История Интересности Фотогалереи Карты О Финляндии Ссылки Гостевая Форум   

Rambler's Top100 page counter ^ вверх


© terijoki.spb.ru 2000-2016