Наша электронная библиотека

Обсуждение истории и краеведческих вопросов и материалов о Зеленогорске/Териоках и окружающей местности

Модераторы: автодоктор, Vladimir S. Kotlyar

Аватара пользователя
Dimanit
Сообщения: 424
Зарегистрирован: Пт мар 18, 2005 2:24 am
Откуда: Сестрорецк

Сообщение Dimanit » Пн июл 17, 2006 11:03 pm

Изображение

(Публикуется с сокращениями)
Во имя Отца и сына и Святаго Духа. Я, нижеподписавшийся, Евгений Эпафродитович Картавцов, будучи в здравом уме и твердой памяти, на случай моей смерти делаю следующее духовное завещание. Кончина незабвенной жены моей Марии Всеволодовны изменила все предначертания мои, вносившиеся в предшествовавшее кончине ее духовного завещания, и привела к составлению духовного завещания 15 февраля 1912 года. Неодобрительное поведение сына моего Всеволода (имеется ввиду внебрачный сын Марии Всеволодовны, которого усыновил Картавцов—прим. С.К.), исполнение мною самим за прошедшие пять лет много из того, что завещал я сделать, и существенное изменение экономического положения моего вынуждают меня отменить вышесказанное последнее духовное завещание и заменить его другим! Основной целью жизни моей является исполнение воли, заветов и желаний покойной жены моей. Главнейшими из них были: обеспечение издания на нескольких языках части дневника ее и устройство здравницы (санатория) в "Марионах". К этим двум целям я присоединяю следующие мои желания: обеспечить сколько-нибудь моих внуков и тех лиц, которых я люблю, вознаградить служащих у меня и, если явится возможность, устроить в селе Нижнем Ольховатом, Щигровского уезда ремесленное или сельскохозяйственное училище "Училище Картавцовых".
Ввиду всего вышеизложенного, объявляя уничтоженными все предыдущие завещания мои, я делаю на случай смерти моей распоряжения в следующих пунктах:
ПЕРВЫЙ. На издание частей дневника покойной жены моей, посвященным последнему роману личной ее жизни ("Имение "Мариоки" хорошело год от года. И жизнь, кажется, не оставляла желать лучшего. Прекрасный дом, заботливый и состоятельный муж, подающий надежды сын - будущий морской офицер. Но в это время у Крестовской начинается бурный роман с другом семьи, выдающимся микробиологом Сергеем Николаевичем Виноградским, которого она знала много лет и который с женой и четырьмя дочерьми снимал дачу на Черной речке. Мария Всеволодовна бросилась в этот роман, как в омут. Но тайные романы скоротечны, хотя их близкие отношения продолжались три года. Разрыв потряс ее, обострил подтачивавшую организм болезнь и заставил вновь взяться за перо". Это цитата из книги Нины Васильевны Григорьевой "Путешествие в русскую Финляндию",) и воспоминаниям об Ольховатом на русском, французском, английском и немецком языках и буде окажется достаточно средств, то и на польском, и итальянском, я завещаю 35 тысяч рублей. В каждом издании должно быть по два портрета жены моей и снимки нашей дачи в Мариоках и дома в Ольховатом.
ВТОРОЙ. Здравница, согласно желаниям жены, должна дать возможность выздоравливающим после тяжелых болезней или операций, или нуждающимся в отдыхе умственным труженикам мужчинам и женщинам - писателям, ученым, художникам, музыкантам, а также слушательницам и студенткам высших женских учебных заведений иметь место за дешевую плату (а в исключительных случаях и даром), окупающую лишь расходы содержания учреждения, для спокойного временного пребывания на свежем воздухе при гигиенической обстановке и здоровом питании. Пол и возраст для принятия в здравницу значения не имеют, но основное условие - русское подданство и христианское исповедание; лица с заразными болезнями, как-то: туберкулез, сифилис и другие, а также психически больные и хроники принимаемы быть не могут.
Здесь вполне уместным будет вновь обратиться к материалам книги Н.В.Григорьевой "Путешествие в русскую Финляндию":
"Жители окрестных деревень ценили и любили Крестовскую. Она состояла в нескольких благотворительных организациях и в совете "Общины Святой Евгении", помогала бедным и обездоленным.
В последние годы жизни Мария Всеволодовна мечтала об устройстве санатория в своем имении. Было составлено духовное завещание и перечислены большие деньги в общество Красного Креста на создание и благоустройство санатория.
В ее дневнике можно прочесть: "И каждый день приносит какую-нибудь новую горечь и разочарования, откалывая целые куски от прошлого или уничтожая надежду на будущее... В эти дни мне блеснула было мысль устроить санаторию в "Мариоках", поручив его Вильяму Якобсону. Необходим знающий специалист и энергичный помощник... "Мариоки прямо рождены для этого. Ванны можно брать и морские, и речные, и теплые дома. У нас можно их сделать из сосновой хвои. Мечтаю взять в "Мариоки" раненых (в русско-японской войне - Н.Г.) и уже мысленно делаю там разные поделки, усовершенствуя необходимое для их приема".
Традиции христианского милосердия особенно проявились в России в XIX - начале XX века. По всей стране на средства меценатов открывались приюты для сирот, дома призрения, больницы, санатории. Неудивительно, что М.В.Крестовская стремилась внести в это благое дело свою лепту. Известие о первом санатории, который был открыт далеко от столицы, в самарских степях, в 1856 году, и его создателе Н.В.Постникове облетело всю Россию. В 1891 году в русской Финляндии, недалеко от Терийок, доктором Дитманом был открыт санаторий "Халила", который существовал при поддержке финляндского правительства, но вскоре закрылся из-за недостатка средств. По велению Александра III санаторий был куплен и расширен на личные средства государя. К 1900 году в нем находилось 118 больных туберкулезом, из которых 65 человек лечились бесплатно. Туберкулез тогда был самой распространенной болезнью.
Здесь, а русской Финляндии живительная сила самой природы (целебный воздух, нежаркое солнце, благоухание трав) в сочетании со строгим режимом, здоровой и питательной пищей, лечебными процедурами, а главное, вниманием и сочувствием со стороны обслуживающего персонала помогала больным обрести надежду, вселяла бодрость и оптимизм.
Предприниматели создавали свои частные санатории. Так не-
кая госпожа Н.Волкова открыла в Уусикиркко (ныне Поляны)
санаторий для очень полных дам, где их лечили за собственные деньги физическими упражнениями и банями
С 1910 года и до революции в стране проводились Дни Белой ромашки, когда собирались пожертвования на лечение туберкулезных больных. Этот цветок стал символом милосердия и благотворительности. Благотворительность выражалась не только в денежных взносах Дарились личные дачи, дома для устройства в них больниц и санаториев. В Терийоках открылся детский санаторий на средства, пожертвованные семейством Вебер, а также собранные в День Белой ромашки.
Мария Всеволодовна Крестовская-Картавцова считала создание санатория делом своей жизни".
ТРЕТИЙ. Под здравницу поступают:
а)все земли, составляющие имение "Мариоки", близ Черной речки Выборгской губернии, при деревнях Большая и Малая Метсякюля; их, за произведенными уже (под церковь, притчу, под школу и кладбище) дарениями, остается около восемнадцати десятин в одной окружной меж; поступают они для здравницы со всеми на них постройками - дачей со службами, маленькой дачей у нижней дороги, с могилой жены и приготовленной там для меня могилой, с памятником жене моей и начатой постройкой здания
здравницы (постройка была приостановлена через неделю после начала войны) (первой мировой - прим.С.К.); с запасами материалов для постройки здравницы, с садом, лесом, колодцами, мебелью и утварью в жилых помещениях, животными и экипажами и
б)все земли, которые после сего завещания могут быть мною куплены смежно с Мариоками.
ЧЕТВЕРТЫЙ. Здравница а) должна именоваться "Мариоки - Здравница Марии Всеволодовны Крестовской" (именно так, а не памяти или имени М.В.Крестовской); б) могила жены моей Марии Всеволодовны и моя (на могиле Крестовской выбита дата рождения мужа, но даты его кончины нет, как и нет здесь и праха его, как того желал Е.Э.Картавцов. Революция вмешалась, спутав все его планы, Похоронен он в Париже. Прим. - С.К.), а также памятник жены над ее могилой должны быть содержимы в чистоте и порядке, с посадкой летом цветов на устроенных для того местах; в) под торговые или промышленные заведения могут быть проданы или сданы в аренду два участка из земли, купленной мною в 1911 году от господ Грабовских; г) другу моей покойной жены Раисе Николаевне Сафьяниковой, ныне жительствующей в Харькове, должна быть, в случае ее желания, отводима выбираемая ею комната или в теперешней даче, или в имеющем быть выстроенном здании здравницы; помещение это Раисе Николаевне сдается бесплатно; бесплатно же пользуется она полным содержанием: пищей, отоплением, освещением и прислугой и может ежегодно переменять занимаемую ею комнату, а также летом жить в одном, а зимой в другом здании, д) проезд с нижней дороги, идущей вдоль моря к церкви должен навсегда оставаться свободным для общего пользования.
ПЯТЫЙ. Имение "Мариоки" со всеми его принадлежностями завещаю я в собственность трех Обществ для совместного их пользования, в целях и на условиях, указанных пунктами вторым, третьим и четвертым сего завещания, а именно: а) Обществу для пособия нуждающимся литераторам и ученым (литературный фонд), б) Обществу для доставления средств высшим женским курсам (Бестужевским) и в) Обществу для усиления средств женского медицинского института.
ШЕСТОЙ. Названным в предыдущем пятом пункте трем Обществам завещаю я для выполнения означенного выше (см. пункты 2-й и 4-й) участок земли около десяти с половиною десятин, купленных мною с публичных торгов из имущества Давида Кюттенена и часть которого у меня отчуждена под железную дорогу Терийоки - Бьйорке и под подъездную дорогу около станции Ваммельйоки; это весьма ценное имущество может быть разбито на шесть или восемь самостоятельных дачных участков; однако продажу этих участков разрешаю не ранее пяти лет после дня подписания сего завещания.
СЕДЬМОЙ. Трем названным в пункте пятом сего завещания Обществам завещаю я 225 тысяч рублей на достройку и оборудование здания здравницы. Планы составлены Архитектором Л.Р.Сологубом, а постройка должна быть закончена по указаниям и под надзором душеприказчиков моих, причем форма здания и примыкающих к нему галерей (тщательно соображенная мною с направлением ветров, преобладающих у нас в то или другое время года с условиями солнечного освещения) должна быть сохранена, а внутреннее устройство может быть изменено.
ВОСЬМОЙ. Тем же трем Обществам, названным в пункте пятом сего завещания, завещаю я 10 тысяч рублей на ремонт теперешней дачи моей в Мариоках (нужно переделать водоснабжение из летнего в зимнее, перестлать балконы, изолировать некоторые комнаты и т.д.).
ДЕВЯТЫЙ. Тем же трем означенным Обществам завещаю я движимость в городской квартире моей - образа, зеркала, мебель, ковры, портьеры, подушки, картины, статуи, портреты, посуду, кухонные принадлежности и т.д. Движимость эта должна быть употреблена как часть обстановки здравницы.
ДЕСЯТЫЙ. Внукам моим Светлане (Сусанна тоже) Всеволодовне и Игорю Всеволодовичу Картавцовым, а также другим могущим впредь родиться завещаю следующее:
а) земли в Финляндии, купленные мною после смерти жены моей (за исключением тех, которые помянуты в пунктах третьем и шестом сего завещания, как поступающие для нужд здравницы). Завещаемые внукам земли в Финляндии находятся: на левом берегу Черной речки около одиннадцати десятин, купленных от г.Бараца; на правом берегу Черной речки, против земли, купленной у г.Бараца, десять с половиной десятин, купленных у многих лиц крестьян-финляндцев и около четырех десятин тоже на правом берегу Черной речки ближе к "Мариокам"; эти последние четыре десятины отделяют от дорог десятину покоса, подаренного мною для пользования причта церкви "Всех скорбящих радость" в Мариоках; внуки мои и правопреемники их не должны закрывать проезд с этой десятины покоса; б) из имения моего "Охунчик" в Сочинском округе, Черноморской губернии, разбитого на участки в 1914 году, участок под №3 пространством в семь тысяч сто пятьдесят квадратных сажень, или же участок №17 с хутором и пространством пять тысяч двести двадцать пять квадратных сажень; выбор того или другого участка (если ни тот, ни другой мною еще при жизни не будет продан) будет зависеть от родителей внуков моих; в) 51 тысячу рублей из остающихся после меня капиталов: г) все права по изданиям сочинений покойной жены моей, а их бабушки Марии Всеволодовны, в том числе и выручка от продажи имеющего быть изданным на разных языках дневника ее. Если бы внуки мои скончались раньше меня, а я почему-либо завещание это не изменил, то все им по сему завещанию назначаемое поступает для здравницы М.В.Крестовской - земли с правом продажи их. а капитал - в неприкосновенный капитал здравницы. (Под неприкосновенным капиталом я разумею такой, процентами с коего можно пользоваться для нужд здравницы, а самый капитал не должен быть затрагиваем). Исключение составят лишь выручки по изданию дневника и права по изданиям сочинений покойной жены - то и другое в случае смерти внуков моих до меня должно перейти к сыну моему Всеволоду Евгеньевичу Картавцову.
ОДИННАДЦАТЫЙ. Служащим у меня завещаю я, если ко дню моей смерти они будут еще служить у меня: а) Францу Карловичу Рудольфу, заведующему имением моим "Охунчик" в Сочинском округе и поступившим ко мне с 1 июня 1907-по 575 рублей за каждый год службы, не исключая и время нахождения его по призыву 1916 года в рядах войск; б) дворнику на даче "Мариоки" в Финляндии Францу Спири-довичу, поступившему ко мне в марте 1905 года, 155 рублей за каждый год службы; в) кухарке Наталье Цветковой, поступившей ко мне с мая 1912 года, по 115 рублей за каждый год службы, и г) горничной Анне Аппин. поступившей ко мне с сентября 1915 года, по 115 рублей за каждый год службы.
ДВЕНАДЦАТЫЙ. Свояченице своей Ольге Всеволодовне Крестовской, оставленной попечению моему женой моей, завещаю я 57 тысяч рублей. Если бы она скончалась без- ТОВСКОЙ. ТРИНАДЦАТЫЙ Жена моего племянника Сергея Сергеевича Картавцова получила в приданное 8 тысяч рублей. Совместно с мужем деньги эти они прожили, а так как муж должен быть главой семьи, то виню в этом я более племянника и желаю возместить Елене Ивановне прожитые суммы, но так как стоимость денег теперь по малой мере вдвое меньше, чем была она во время вступления Сергея и Елены Ивановны в брак, то я завещаю ей, Елене Ивановне Картавцовой. 18 500 рублей.
ЧЕТЫРНАДЦАТЫЙ. Крестнику моему Кириллу, сыну Евгения Александровича и Марии Васильевны Зноско-Боровских, рожденному 20 июля 1912 года, когда мать его числилась еще по первому браку Филаретовой, завещаю я 28 500 рублей. Если бы Кирюша умер раньше меня, а я почему-либо завещание это не изменил бы, то назначаемые 28.500 рублей поступить должны в неприкосновенный капитал здравницы M.B. Крестов-
Ской.
ПЯТНАДЦАТЫЙ В Щигровском уезде. Курской губернии, при селе Нижнем-Ольховатом принадлежало мне родовое имение, пожалованное одному из предков моих царем Иваном Васильевичем Грозным. Сельская церковь выстроена моим дедом; в ограде церковной похоронены мои дед, отец и мать. После смерти отца, по разделу с братьями моими, все имение перешло ко мне нераздельно. Девять лет владел я им; ни разу не взял ни копейки из его доходов, а вложил в него дополнительно еще 70.000 рублей. Крестьяне, благодаря заведенному мною многопольному хозяйству и лесным посадкам, стали благоденствовать; отношения с ними были идеальными. Но наступила революция 1905 года. На несчастье мое в селе жил член первой Думы Меркульев. потом сосланный на каторгу. Он именем Государя поднял население. Началось с пожаров, потом пошли всевозможные злостные выходки и к концу 1906 года я решил имение продать; но, чтобы все же не обездолить крестьян бывших крепостных нашего рода, решил продать хотя бы и по дешевой цене имение Крестьянскому банку, и продал я его слишком на сто рублей за десятину дешевле, чем предлагали мне с вольной руки в начале 1905 года; при этой продаже я потерял все, что затратил на выплату братьям, все доходы имения за девять лет и все, что вложил в имение за тоже время. Прошло с тех пор уже одиннадцать лет, но эта продажа очень больное для меня место. Я хотел бы. чтоб в Нижнем-Ольховатом остался какой-нибудь след трехсотпятидесятилетнего владения там рода Картавцовых; поэтому завещаю я Щигровскому уездному земству на устройство в селе Нижнем Ольховатом низшего ремесленного или сельскохозяйственного училища под названием "Училище Картавцовых" - 75 тысяч рублей.
Шестнадцатый. Сделанными выше распоряжениями затронуто лишь в небольшой части имение мое «Охунчик» в Сочинском округе, Черноморской губернии. Имение это должно быть распродано, а вырученные за него суммы распределены так: четыре десятых - трем Обществам, указанным пунктом пятым сего завещания, в неприкосновенный капитал Мариок -здравницы М.В.Крестовской; две десятых - Щигровскому уездному земству для «Училища Картавцовых»; две десятых -моим внукам; одну десятую - Ольге Всеволодовне Крестовской; одну десятую - крестнику моему Кириллу. В случае смерти внуков моих, Ольги Всеволодовны Крестовской, крестника моего Кирилла до моей смерти, и если бы я духовное завещание не изменил, то с долями умершего или умерших, причитающимися по сему шестнадцатому пункту сего завещания, иметь быть поступлено как и с основными долями их, то есть они имеют быть обращены в неприкосновенный капитал Мариок - здравницы М.В.Крестовской.
Семнадцатый. Может случиться, что ко времени продажи для раздела или самого раздела после смерти моей оставляемых мною бумаг, бумаги эти упадут в цене и не покроют все перечисленные в завещании выдачи; может так же случиться, что капитал останется после меня на сумму большую, чем все выше распределенное. В виду этого завещаю поступить так: а) Если бы стоимость оставшихся после меня процентных бумаг не покрыла все означенные в сем завещании денежные выдачи, то первоначальному удовлетворению подлежат все за исключением 75-ти тысяч рублей на «Училище Картавцовых». Затем из остатка капитала и из первых выручек от продажи земель «Охунчика» выполняется выдача Щигровскому земству по пункту 15-му сего завещания и только после уплаты всех 75-ти тысяч рублей на «Училище Картавцовых» поступается согласно пункту 16-му сего завещания; б) Если бы, наоборот, капиталов осталось больше, чем нужно для удовлетворения всех назначенных по сему завещанию (кроме 16-го его пункта), то излишек обращается в Государственные процентные бумаги или в закладные листы Земельных банков; к нему в том же порядке присоединяются получки от продажи земель «Охунчика», после чего вся совокупность сумм распределяется согласно пункту 16-му сего завещания. Девятнадцатый. Душеприказчиками моими назначаю я председателей или председательниц тех трех Обществ, кои имеют получить «Мариоки» и другие назначения, а также добрых друзей покойной жены моей, с согласия их, Ивана Александровича Тихоцкого, Бориса Павловича Серебренникова и Кирилла Иосифовича Зайцева.
Двадцатый. Если бы какое-либо из означенных в пункте пятом Обществ отказалось от принятия того, что им троим по сему завещанию и на условиях такового назначено, то вступают вместо трех два; если бы отказались два - вступает во все права третье; если бы отказались все три, то душеприказчиков моих И.А.Тихоцкого, Б.П.Серебренникова и К.И.Зайцева я прошу избрать Общество, которое примет все определенное по пунктам третьему, шестому, седьмому, восьмому и девятому сего завещания под условием исполнения всего в пунктах 2-м и 4-м означенного.

Подготовил Сергей Кукушкин

В публикации использованы: фотографии и материалы из книги Н.В.Григорьевой "Путешествие в русскую Финляндию", изданной в 2002 году, и завещание Е.Э.Картавцова.

/Вести курортного района №23(65) ноябрь 2002/
/Вести курортного района №24(66) декабрь 2002/
/Вести курортного района №25(67) декабрь 2002/
/Вести курортного района №1(68) январь 2003/
0 x
С уважением, Шелехов Дмитрий (Dimanit)

Аватара пользователя
Dimanit
Сообщения: 424
Зарегистрирован: Пт мар 18, 2005 2:24 am
Откуда: Сестрорецк

Сообщение Dimanit » Ср авг 23, 2006 11:30 pm

Что было до «Золотых драконов»?

Так вышло, что поставка в наш край новых китайских автобусов «Золотой дракон» случайно совпала с двумя юбилеями, связанными как раз с историей ввода регулярных автобусных маршрутов. А именно - 65 лет назад, 22 апреля 1941 года (ровно за два месяца до начала Великой Отечественной войны), между городами Курортной городской зоны Ленинграда был открыт автобусный маршрут №1 «Сестрорецк — Териоки» (напомним, Териоки с 1948 года - Зеленогорск), а за 15 лет до этого, 1 сентября 1926 года (то есть уже целых 80 лет назад, подумать только!), - первый в Ленинграде автобусный маршрут, который стал этаким «первопроходцем» постоянного автобусного движения в сторону ближайших пригородов и назывался «Ленинград - Курорт (Сестрорецкий)». Только на второй и третий дни после пуска сестрорецкого маршрута аналогичные автобусы пошли также в Детское Село (с 1937 года - Пушкин) и Стрельну.

Районные маршруты
После войны, в конце 1945 - начале 1946 года, автобусное движение в районе стало активно восстанавливаться. Уже в 1947-1948 годах появляется разветвленная сеть маршрутов - в Сестрорецке, Зеленогорске и «транзитные» из Ленинграда.
Нынешний 211-й - это маршрут, с относительно недавнего времени «объединенный» из двух основных в районе автобусных
маршрутов - того самого №1 «Сестрорецк - Териоки» и введенного в послевоенные годы №111.
Номера маршрутов неоднократно менялись. Автобус №1, шедший от Курорта до Вокзальной площади в Зеленогорске, впоследствии эволюционировал в №112 (с 1947 по 1964-1965 год), затем в №412 (просуществовал ровно 30 лет), а с 1994 по 2004 годы — в №312.
Маршрут №111 в 1964 году был перенумерован в №411 и просуществовал в этом качестве на протяжении 40 лет. Следовал он как сегодняшний 211-й, но с двумя поправками: до 1994 года маршрут пролегал от Манежной площади, а до 2004-го автобус проезжал в Сестрорецке от Приморского шоссе вместо улицы Токарева по улице Мосина.
Кстати, до конца 60-х годов прошлого века курсировал действовавший только в летний период маршрут №112-а (с 1964 года - №412-а) - от Зеленогорска до Солнечного.
Автобус №306 («перенумерованный» с 1994 года с четырехсотого деления), следующий от Курорта до пансионата «Дюны», - под таким же точно номером круглогодично до начала 1990-х курсировал внутри поселка Репино от вокзала до Музея-усадьбы Ильи Репина «Пенаты» (находящаяся поблизости
закругленной формы автостоянка - бывшее кольцо 306-го автобуса).
Самым протяженным «внутрирайонным» маршрутом (просуществовавшим до начала 90-х) был №455: от Сестрорецка до «крайней точки» - поселка Смолячково (пансионата «Восток-6») - 40 км. А вот прямой автобус от Сестрорецка до Кронштадта, введенный чуть больше полугода назад, появился впервые.
Из истории петербургского автобуса
Начало автобусного движения в Санкт-Петербурге было организовано частным предпринимателем Б.А. Ивановым, получившим от Городской думы специальное разрешение в сентябре 1907 года. Курсировали они от Дворцовой площади до Витебского и Балтийского вокзалов. В разные годы работало от 8 до 14 машин отечественного производства и иномарки с разными типами кузовов — одно- и двухэтажные, закрытые и открытые. Выхлопные газы выводились через трубу вверх (как у современных большегрузных грузовиков). Двигатели не отличались большой мощностью: переполненный автобус не в состоянии был преодолеть даже небольшого подъема на мост. В таких случаях пассажиры выходили из машины и, только миновав мост, снова садились. К новому виду городского общественного транспорта отнеслись с большой осторожностью, ограничив максимальную скорость движения автобусов 15-ю верстами в час (1 русская верста - 1,25 км).
Любопытно, что автобусное движение не выдержало конкуренции с набиравшим тогда популярность электрическим трамваем (были и неэлектрические «трамваи» на коннойтяге - конки, и даже омнибусы - прообраз современной маршрутки - безрельсовая многоместная карета на конной тяге). К 1913 году в Петербурге автобусов уже не было. Они снова появились в городе на Неве только в середине 1920-х и утвердились уже навсегда (не считая вынужденного перерыва на 900 страшных дней блокады).
В 1930-х годах по Международному (ныне Московскому) проспекту курсировал первый отечественный автобус-«длинномер» ЯА-2 Ярославского автозавода. Машина была трехосной, вмещала 100 пассажиров, имела длину больше 10 метров и мощный по тем временам дизельный двигатель в 120 лошадиных сил. Из-за своих внушительных габаритов автобус ЯА-2 мог ездить только по широким и протяженным, с минимумом поворотов-разворотов, городским магистралям, но доподлинно известно, что эти автобусы не работали на пригородных линиях. Первый автобус-«гармошка» появился на ленинградских улицах в декабре 1963 года - машина марки ЛиАЗ-53676 была полностью отечественного производства и вмещала 125 человек.

Изображение
Изображение

Евгений НИФАШЕВ,
краевед-«транспортник»
Фото из собрания автора,
включая архивные из ЦГАКФФД СПб


/Сестроцкие берега №16(45) 29 апреля-5 мая 2006/
Последний раз редактировалось Dimanit Чт авг 24, 2006 2:00 pm, всего редактировалось 1 раз.
0 x
С уважением, Шелехов Дмитрий (Dimanit)

Аватара пользователя
Dimanit
Сообщения: 424
Зарегистрирован: Пт мар 18, 2005 2:24 am
Откуда: Сестрорецк

Сообщение Dimanit » Ср авг 23, 2006 11:33 pm

Русских велотуристов поразила финская доброжелательность

Традиция "велопокатушек" по петербургским ближним и дальним окрестностям зародилась с тех самых пор, как велосипед вошел в моду в столичном обществе. Некоторые маршруты, освоенные велотуристами в те времена, пользуются популярностью и сегодня. Нынешним любителям "велопокатушек" наверняка будет очень любопытно сравнить свои впечатления с теми, которые оставили их предшественники без малого век назад.

Подробности многих велопутешествий публиковались в журнале Русского туринг-клуба "Русский турист". Так, в мае 1909 года трое участников петербургского представи-тельства Русского туринг-клуба, наслышавшись много о "чудных видах и очень хороших дорогах в Финляндии", отправились в велопутешествие в Выборг. Как они признавались, готовясь к поездке, они боялись только одного: что их "стальные кони" не выдержат дороги до финляндской административной границы, поскольку говорили, что проехать по этой дороге, особенно весной, просто невозможно.
Путешественники отправились в путь со сборного пункта столичных туристов у заведения искусственных минеральных вод в Александровском парке на Петербургской стороне. 8 мая в 8 часов вечера, провожаемые добрыми напутствиями участников туринг-клуба, они тронулись в путь.
Первую остановку велотуристы сделали совсем рядом с городом - в Шувалово. Затем без остановки они добрались до границы в Белоострове. Вопреки ожиданиям, дорога до границы оказалась "более чем удовлетворительной", и в половину первого часа ночи путешественники находились уже на границе. Но поскольку переходить ее разрешалось только с 6 часов утра до 10 часов вечера, то им, волей-неволей, пришлось сделать остановку на ночлег.
Правда, ночевка оказалась не очень удачной. "Спали на полу, причем для всех троих нашлись только тулуп и одеяло, из которых и соорудили постель, - описывали свои впечатления путешественники на страницах "Русского туриста". - Холод в избе был порядочный, и несмотря на усталость и желание отдохнуть, мы почти не спали, и в пять часов утра уже пили чай со взятым из Петербурга шоколадом, так как у хозяев избы, кроме чая и очень плохо выпеченного хлеба, ничего не было".
На следующий день, 9 мая, в шесть утра, как только открылся пропускной пункт, туристы перешли границу, и вот тут начались серьезные испытания. Как ни удивительно, но в те времена путь из Петербурга в Финляндию отличался ужасающим бездорожьем. Местами дорога была песчаной, крутые подъемы чередовались со спусками. Случалось, что ехать можно было только по краю дороги - по узким пешеходным дорожкам, ежеминутно рискуя свалиться в канаву. Встречались и такие места, где по километру, а то и больше, путешественники шли пешком. Кроме того, им приходилось часто слезать с велосипедов и по другой причине: финские лошади очень пугались, завидев непривычные фигуры.
Впрочем, физические тяготы искупались психологическим комфортом, который велотуристы определили для себя термином "странное явление". Если в путешествиях по России они привыкли слышать от местных жителей более-менее крепкие остроты, то здесь же каждый встречный финн говорил им "растуй" ("здравствуй") и ни от одного из них, вплоть до самого Выборга, путники не слышали ни одного оскорбительного слова по своему адресу. Словом, доброжелательность финнов, которых в Петербурге с легким оттенком высокомерия звали не иначе как "чухнами" или "чухонцами", была поразительна и говорила не в пользу петербургских обывателей. Последние тоже любили ввернуть крепкие словечки по адресу "стальных коней" и их "наездников".
"В общем, наше путешествие представляло рядо довольно трудных гимнастических упражнений, проделываемых для того, чтобы сохранить и свою особу, и машину От каких-либо повреждений, - признавались участники велопохода в Выборг. -Весьма понятно, что любоваться красивыми видами не было никакой возможности". В полдень 9 мая путешественники сделали привал, позавтракав на почтовой станции, и отправились дальше, все так же балансируя между колеями и канавами, и в семь часов вечера были в Выборге. Таким образом, в пути они пробыли около 15 часов. В Выборге туристы остановились в хорошем недорогом отеле "Континенталь" напротив вокзала. В обратную дорогу путешественники отправились на поезде, сдав свои велосипеды в багаж. На память о посещении древнего города они запаслись вкусными выборгскими кренделями.

Изображение

Автор Сергей Глезеров

/СпортБизнесМаркет №24(331) 30 июня-6 июля/
Последний раз редактировалось Dimanit Чт авг 24, 2006 2:03 pm, всего редактировалось 1 раз.
0 x
С уважением, Шелехов Дмитрий (Dimanit)

Аватара пользователя
Dimanit
Сообщения: 424
Зарегистрирован: Пт мар 18, 2005 2:24 am
Откуда: Сестрорецк

Сообщение Dimanit » Ср авг 23, 2006 11:37 pm

Силотвор инженера Руктешеля

В 2003 году, собирая материал по истории Белоострова, я узнал от местной жительницы Галины Константиновны Кельвияинен историю о взрыве пороховых погребов, потрясшем в свое время окрестности поселка. Рассказывая о довоенном Белоострове, Галина Константиновна упомянула о старой тупиковой дороге, которая проходила недалеко от каменной Троицкой церкви и вела по болоту на остров, находящийся в двух километрах на северо-запад от села Александровка. Еще до войны по рассказам своей бабушки (а та слышала об этом от своей матери) Галина Константиновна узнала, что однажды весь Белоостров содрогнулся от страшного взрыва, прогремевшего на этом острове. Но когда произошло это событие и какие именно погреба находились на острове, за давностью лет уже никто объяснить не мог. После упоминания о взрыве пороховых погребов Кельвияйнен невольно вспомнила и странное название той старой дороги — Силотворческая.
Сообщение Галины Константиновны было
настолько загадочным и необычным, что возникал вопрос: а был ли в действительности взрыв пороховых погребов или это всего лишь красивая легенда, передаваемая из поколения в поколение жителями Белоострова? В 2005 году в петербургских исторических архивах были обнаружены документы, которые доказали, что это не легенда — взрыв был!
Эти же документы рассказали об интересных фактах из истории создания новой военной техники и промышленности России в последней четверти XIX века.

Секретное изобретение инженера Руктешеля
В начале 1885 года в Санкт-Петербурге произошло малоизвестное событие. На ученом совете обсуждалось изобретение машины-двигателя некоего инженера Руктешеля.
Круг лиц, принимавших участие в ознакомлении с этим проектом, был невелик, что объяснялось секретностью темы. Применение двигателей Руктешеля на военных кораблях сулило целый ряд технических преимуществ перед вероятным противником. В частности, использование подобных двигателей, имеющих большую мощность при малых габаритах и весе, значительно повысило бы не только боевую мощь, но и живучесть корабля. Доклад Владимира Романовича и показ им действующего экспериментального образца произвел на участников совещания эффект разорвавшейся бомбы.
Со стороны Главного артиллерийского управления изобретателю тут же последовал заказ на изготовление опытного образца машины-двигателя мощностью в 15 лошадиных сил.
19 января 1885 года департамент торговли и мануфактуры Министерства финансов выдал свидетельство на привилегию (патент) «...на новую машину-двигатель, названную «силотвор», на имя гражданина инженера Владимира фон Руктешеля. Привилегия выдана на 10 лет. За свидетельство оплачено 450 рублей пошлинных денег». Изобретение было запатентовано как в России, так и во всех ведущих государствах Европы.
Составной и неотъемлемой частью этого изобретения было горючее вещество, которое при сгорании приводило в движение вышеназванную машину-двигатель. Это вещество также было названо изобретателем «силотвор».
Из справки, предоставленной инженером Руктешелем в Санкт-Петербургское губернское правление от 7 марта 1886 года:
«...1. Горючее вещество силотвор изобретено мною... с целью заменить пар как крайне дорогостоящую и во многих отношениях неудобную двигательную силу. Научные данные и произведенные мною многочисленные, в течение двух лет, опыты доказывают его относительную безопасность и громадную практическую полезность, так как машина, приспособленная к действию силотвора, дает экономию во всех расходах, а главное в топливе, по сравнению с машинами, действующими паром, на 800%...
2. Это изобретение было испытано профессорами Бейльштейном, Кирпичевым, Ермаковым и другими; главным начальником по технической части в Морском министерстве, в ученом комитете Морского министерства и в присутствии морского министра и многих лиц и признано имеющим громадную силу движения...».

После признания изобретения ведущими специалистами России и получения заказа на машину-двигатель, инженер Руктешель энергично приступил к делу.
Для решения этой задачи необходимо было создать не только конструкцию сило-двигателя, но и изготовить определенное количество горючего вещества «силотвор». Выделка этого вещества требовала наличия древесной массы, которая являлась промежуточной частью бумажного производства. Поэтому местом для изготовления силотвора должна была стать бумажная фабрика. Инженер Руктешель остановил свой выбор на фабрике Буславского в Стрельне. Владелец бумажной фабрики согласился передать в аренду необходимые помещения на третьем этаже под мастерскую для выделки силотвора. Осталось только получить разрешение на производство работ от губернатора Петербурга, и можно было приступать к действию.
21 мая 1885 г. комиссия строительного отделения губернского правления произвела осмотр помещений на бумажной фабрике Буславского и высказала несколько незначительных замечаний.
Из журнала правления от 27 мая 1885 года:
«Общее присутствие губернского правления не встречает препятствий к открытию мастерской для изготовления горючего вещества под названием силотвор».

Насколько опасен силотвор?
Департамент Министерства финансов, рассмотрев дело об открытии мастерской на бумажной фабрике, тоже положительно отнесся к этому решению. Но некоторые специалисты этого учреждения выразили определенные сомнения в безопасности производства.
Для выяснения этого обстоятельства департамент Министерства финансов обратился в Министерство внутренних дел с предложением сделать свое заключение.
Из письма министра финансов, направленного губернатору Санкт-Петербурга, от 2 ноября 1885 года:
«...Товарищ министра внутренних дел, заведующий полицией генерал-лейтенант Оржевский уведомил наше министерство, что, за отсутствием достаточных данных для определения способности к самовозгоранию означенного вещества, он затрудняет-
затрудняется высказать заключение по этому делу. Впредь до получения подробных сведений как о составе предполагаемого к выделке Руктешелем горючего вещества, так и о самом способе изготовления оного, настоящему делу не может быть дано дальнейшего Движения».
Губернатор Петербурга ознакомил Руктешеля с ответом, полученным из Министерства финансов, и предложил инженеру предоставить подробные сведения о составе изобретенного горючего вещества и о способе его изготовления.
Из справки от 7 марта 1886 года, направленной инженером Руктешелем в губернское правление:
«...Одним из главных недостатков хлопчатобумажного пороха есть его свойство превращаться в газы в высшей степени быстро, то есть взрываться. Если подвергнуть его удару или толчку, произведенному твердым предметом, то происходит взрыв. Изготовляемый до сих пор хлопчатобумажный порох при продолжительном хранении имеет способность самопроизвольно взрываться.
...Хотя силотвор принадлежит к категории легковоспламеняющихся веществ, но по особому его составу он не возгорается ни от ударов, ни от трения металлами, а лишь от прикосновения огня или при температуре не менее 150°С.
...Это вещество не обладает способностью самовозгораться.
...Силотвор не может иначе приготовляться, как в сыром: виде, и в этом виде он не только не воспламеняется, но и не горит, а при действии огня только обугливается. Способ производства дешев по сравнению с нитроцеллюлозой.
...Встречая полное сочувствие моему изобретению со стороны многих высокопоставленных административных лиц, специалистов и ученых и получив от иностранных капиталистов предложение уступить им привилегии, я вновь имею честь ходатайствовать о разрешении мне устроить завод в одной из местностей Петербургской губернии для выделки силотвора. Причем я принимаю на себя обязательство подчиняться тем правилам осторожности и порядка, которые установлены будут правительством».


Меры предосторожности
Решение вопроса о постройке завода для приготовления горючего вещества силотвор явно затянулось. Для того" чтобы стронуть с места механизм принятия этого решения, Руктешель при содействии Военного министерства обратился с прошением в кабинет министров России.
Из отношения Министерства финансов губернатору от 31 октября 1886 года:
«Высочайше повелено (от 3 октября 1886 года) соизволить разрешить устроить завод для выделки вещества силотвор, но с тем, чтобы:
1.При избрании места под означенный завод были соблюдены условия, установленные для пороховых заводов.
2.При освидетельствовании завода производство работ должно соответствовать высочайше утвержденным 23 мая - 3 июня 1876 года Правилам о частных пороховых
заводах.
Требуется установить и другие меры предосторожности».

Разрешение на устройство завода было получено, и губернатор Петербурга должен был предложить инженеру Руктешелю возможные варианты для размещения такого завода в Петербургской губернии.
Место для размещения завода по выделке горючего вещества должно было соответствовать ряду условий:
1.Расстояние от завода до ближайших строений местных жителей должно быть не менее полутора верст.
2.Наличие возможности изготовления древесной массы, входящей в состав силотвора.
3.Наличие чистой родниковой воды для промывки древесной клетчатки.
4.Близость железной дороги для обеспечения строительства и функционирования завода.
Поиск подходящего места занял большое количество времени, но в конечном итоге оно было найдено - необходимым условиям как нельзя лучше соответствовала местность в имении наследников Ольхиных в Белоострове.
О том, с какими трудностями столкнулся в дальнейшем инженер Руктешель при производстве силотвора, читайте в следующем номере «Берегов».

Михаил ЛОГУНЦОВ

/Сестроцкие берега №2(31) 21-27 января 2006/
0 x
С уважением, Шелехов Дмитрий (Dimanit)

Аватара пользователя
Dimanit
Сообщения: 424
Зарегистрирован: Пт мар 18, 2005 2:24 am
Откуда: Сестрорецк

Сообщение Dimanit » Ср авг 23, 2006 11:41 pm

Силотвор инженера Руктешеля(окончание)

Изображение

Остров на болоте
Инженер Руктешель обратился к наследникам Ольхиным с предложением открыть в их имении завод по выделке взрывчатого вещества. Наследники согласились передать в аренду часть земли для строительства завода, но с условием расположения взрывоопасной части производства на острове в болоте, находящемся на удалении полутора верст от ближайших строений.
5 сентября 1887 года специальной комиссией от губернатора была обследована местность в имении наследников Ольхиных в Белоострове для определения возможности строительства завода и разделения его производства на две части. Взрывоопасную - на болоте. Безопасную - в селе Александровка, на бывшей бумажной фабрике под названием Средняя.
15 сентября 1887 года губернатор подписал разрешение на строительство завода в Белоострове.«.. .Так как расстояния... соответствуют правилам, установленным для пороховых заводов, то и не встречаются препятствия к дозволению Руктешелю со дня возведения означенных построек производить для военных ведомств опыты в течение 5 месяцев под личной его ответственностью».
После получения разрешения Руктешель заключил арендный договор с наследниками Ольхиными на возведение завода и незамедлительно приступил к его строительству. К концу 1888 года сооружение построек подходило к завершающему этапу. Начало производства взрывчатого вещества было уже не за горами, и изобретатель заказал за границей около 200 пудов дымящейся азотной кислоты.
Из отношения инженера Руктешеля, направленного губернатору от 26 января 1888 года:
«...по получении кислоты я обязан приступить к выделке силотвора для опытов Военного министерства, и, так как упомянутая кислота на пароходе выслана из Гамбурга и на днях по железной дороге через Финляндию прибудет в Белоостровскую таможню, то имею честь покорнейше просить ваше превосходительство выдать мне удостоверение на право получения упомянутой кислоты из Белоостровской таможни».

Исправление ошибок
После того как в Министерстве финансов ознакомились с содержанием арендного договора между Руктешелем и наследниками Ольхиными, было обнаружено, что он составлен с грубейшим нарушением одного из правил строительства взрывоопасных заводов.
В договоре было записано, что Ольхины могут использовать землю в радиусе полутора верст от взрывоопасной части завода для сельскохозяйственных целей (например, косить траву на болоте, что и произошло впоследствии).
Из отношения Министерства финансов от 28 января 1888 года:
«...Поскольку вся земля вокруг завода на расстоянии 1,5 верст, согласно требованию ст. 6 высочайше утвержденных 22 мая 1876 года Правил о частных пороховых заводах, должна быть приобретена в собственность или в арендное пользование, то засим к разрешению Руктешелю устройства завода для приготовления названного выше горючего вещества в избранной им местности не представляется возможным».
10 февраля 1888 года уездный исправник сообщал:
«...(взрывоопасное производство) заключается в четырех деревянных домиках, находящихся от селения Александровка в двух верстах. В самом заводе машины привезены, но не поставлены на места и будут поставлены в марте. Опытов по приготовлению силотвора еще не было».
13 августа 1890 года инженер Рукте-шель сообщил губернатору о заключении с тайным советником Ольхиным арендного договора, удовлетворяющего всем правилам строительства пороховых заводов, сроком до 1 апреля 1891 года:
«...Прошу вас разрешить приступить к производству силотвора в устроенном уже мне заводе на арендуемом у г-на Ольхина земельном участке».
24 августа 1890 года специальная комиссия прибыла в Белоостров, где произвела осмотр взрывоопасной части завода.
25 сентября 1890 года губернатор Санкт-Петербурга приказал:
«Дозволить г-ну Руктешелю приготовлять в виде пробы взрывчатое вещество только по 1 апреля 1891 года (по сроку арендного договора)... на следующих условиях:
1. Снести деревянный сарай, в котором крестьяне хранят сено (на расстоянии 250 саженей).
2. В каменном двухэтажном здании завода (на Средней фабрике) устроить лестницу из несгораемого материала.
3. Освидетельствовать паровой котел, установленный во взрывоопасной части завода».

Попытки произвести опытную партию силотвора до окончания действия арендного договора не увенчались успехом. 2 апреля 1891 года на завод прибыл пристав 2-го стана Петербургского уезда и составил протокол:
«... Так как инженер Руктешель имел договор о производстве работ на Средней фабрике по 1 апреля, то я прибыл и увидел, что работы по производству силотвора еще не производились, так как не было необходимых машин. В настоящее время машины доставлены, а инженер фон Руктешель отправился в Петербург для заключения нового договора с Ольхиным».
3 апреля 1891 года Между Руктешелем и Ольхиным был заключен новый арендный договор на 3000 рублей в год, и от губернатора было получено разрешение на производство работ по производству силотвора до 31 марта 1893 года.
Вскоре на заводе были установлены машины, и началась выделка первых партий взрывчатого вещества.
Владимир Романович фон Руктешель участвовал на всех стадиях процесса производства. Качество силотвора неуклонно улучшалось от одной партии к другой. Процесс изготовления взрывчатого вещества становился все более стабильным и на складе его количество непрерывно росло, но...

Взрыв
В жаркий полдень 11 июля 1891 года весь Белоостров содрогнулся от страшного взрыва.
Из отношения судебного следователя Санкт-Петербургского окружного суда от 14 июля 1891 года:
«Ввиду производимого мною следствия о взрыве на заводе «Силотвор», прошу все документы по открытию завода».
Из отношения инженера Руктешеля губернатору Санкт-Петербурга от 15 июля 1891 года:
«...на моем заводе в Белоострове 11 июля сушильня и здание парового котла сгорели вследствие произошедших от неизвестных причин пожара и взрыва. Желая на этом же месте возобновить те же строения — сушилки и парового котла для нагревания воды, с обнесением сушилки земляным валом и с устройством дровяного сарайчика позади строения (для котла), имею честь покорнейше просить разрешить мне в возможно скорейшем времени для окончания опытов по приготовлению вещества «сило-твор» дать мне разрешение на возведение упомянутых строений».
Из рапорта губернского механика губернатору Петербурга от 1 августа 1891 года:
«Честь имею донести, что, согласно поручению Строительного отделения, я был на пороховом заводе Руктешеля, где производил осмотр местности и дознание причин взрыва на заводе, при чем оказалось, что' взрыв произошел в сушильном отделении в то время, когда там никого не было и сушка была усилена, то есть увеличена тяга. Во время взрыва здание сушилки разнесло, при чем куском бревна увило женщину, доившую корову в близстоявшем здании в расстоянии около 5 саженей. Здание это было построено без разрешения. Также пожаром от взрыва сгорело помещение котла. Причину взрыва трудно объяснить. Она могла быть от самовозгорания пороха в сушильне или от случайностей, как то: от искры из котла или курения в ограде завода, что и, по всей вероятности, имело место во время взрыва, так как к колодцу близ сушилки были допущены посторонние люди, косившие по соседству сено.
Губернский механик К. Цыховский».

После проведенного расследования о взрыве на заводе было решено продолжить производство взрывчатого вещества при соблюдении всех правил предосторожности и возведения земляного вала вокруг сушильни высотой до конька ее крыши.
25 марта 1892 года между Руктешелем и наследниками Ольхиными был составлен новый арендный договор сроком действия до 31 марта 1893 года. Плата за аренду по сравнению с предыдущим договором была повышена с 3000 до 3550 рублей за год.
15 июля 1892 года. Пристав 2-го стана Петербургского уезда вручил инженеру Руктешелю план строений завода, утвержденный губернатором, и его владелец немедленно приступил к восстановлению.
Из документа, имеющего последнюю дату по этому архивному делу, следовало, что 20 августа 1892 года инженер Руктешель направил прошение губернатору для получения свидетельства на выдачу 18 бочек азотной кислоты из Белоостровской таможни.

До 1917 года в Белоострове существовали не только заводы по производству вооружения и изготовлению взрывчатых веществ. Здесь находился не один десяток заводов, фабрик и мастерских, выпускавших сугубо мирную продукцию. Пожалуй, самым мирным производством был завод Карла Карловича Гардена, приготовлявший сельтерскую и содовую воду, а также семь видов фруктовых лимонадов на основе чистой родниковой воды Белоострова.
Но это уже совсем другая история.

История фабрики Средняя
Фабрика была построена в 1792 году. С 1880 года ее арендовал саксонский дворянин Эйлер фон Кверфурт. Он перестроил фабрику в литейно-механический завод, на котором началось производство мелких ружейных деталей из ковкого чугуна. На заводе работало около 30 человек. Заводские машины и механизмы приводились в действие водяной турбиной мощностью 35 лошадиных сил. Перепад уровня воды у плотины составлял 19 футов. Вскоре после пуска на заводе произошел пожар, и производство деталей прекратилось. По замыслу инженера Руктешеля, на Средней фабрике предполагалось производить невзрывоопасные операции над влажным силотвором: промывку древесной клетчатки, удаление влаги из клетчатки на центрифугах и ее обработку смесью кислот.


Михаил ЛОГУНЦОВ

/Сестроцкие берега №3(32) 28 января-3 февраля 2006/
0 x
С уважением, Шелехов Дмитрий (Dimanit)

Olekkk

Сообщение Olekkk » Чт авг 24, 2006 6:37 pm

Ещё раз большое спасибо за интереснейшие статьи!
0 x

alexsvar

Сообщение alexsvar » Пт авг 25, 2006 9:26 am

Спасибо за статьи!

Расположение фабрики Силотвора, на мой взгляд, дано не совсем верно: скорее всего он находился в местности Папинкорпи, это примерно на километр севернее указанного на карте места.
А с Логунцовым можно как-то связаться?
0 x

Аватара пользователя
abravo
Site Admin
Сообщения: 23393
Зарегистрирован: Ср дек 24, 2003 12:35 pm
Откуда: Зеленогорск/Terijoki
Контактная информация:

Сообщение abravo » Пт авг 25, 2006 9:29 am

alexsvar писал(а):Спасибо за статьи!

А с Логунцовым можно как-то связаться?


Я как раз хотел обратить твое внимание на эту статью, ты же интересовался фабриками в Белоострове.

Я тоже давно хочу связаться с Логунцовым. Если тебе это удасться, возьми меня на встречу.
0 x

alexsvar

Сообщение alexsvar » Пт авг 25, 2006 10:14 am

К сожалению в данной статье о фабриках почти ничего нет (в интересующем ключе).
Я думаю, что с Логунцовым ты быстрее встретишься.
0 x

Аватара пользователя
Dimanit
Сообщения: 424
Зарегистрирован: Пт мар 18, 2005 2:24 am
Откуда: Сестрорецк

Сообщение Dimanit » Сб сен 02, 2006 5:37 pm

House of Leontiev

Любой сестроречанин, проходя по улице Володарского, с грустью наблюдает процесс разрушения и запустения одного из самых старых домов в центре нашего городка: это, как мы его сейчас называем, здание бывшего исполкома. Низенькие окна вросшего в асфальт особняка обнаруживают печальную картину медленного умирания. Такая судьба практически всегда постигает здания, из которых навсегда выехали люди: никто уже не подкрасит стены, не починит потолок, не подправит покосившуюся дверь. И тогда, мало-помалу, из дома - когда-то уютного, оживленного - потихоньку вытекает жизнь...
До революции этот дом принадлежал купцу второй гильдии Василию Михайловичу Леонтьеву, известному своей торговой деятельностью и меценатством: он вкладывал солидные средства в реконструкцию Смольного собора и других строений в Петербурге, а у нас в Сестрорецке - был почетным смотрителем высшего начального училища (ныне школа № 434).
После революции в доме 5а по улице Володарского расположились рынок и магазины, а затем их сменили различные государственные учреждения.
Сегодня же это здание имеет откровенно удручающий вид: зияющие окна как будто взывают: «Люди! Спасите этот дом!»
Как ни странно, надежда на спасение пришла из далекой Австралии - с другой стороны земного шара.
К нам в гости прибыл сын Василия Михайловича - Август Васильевич Леонтьев. И приехал он не просто погостить, а с целью. Есть у него желание восстановить дом, принадлежавший его отцу.
Но - обо всем по порядку.
Рассказывает директор петербургского филиала «Gold Coast of Russia Developers» Игорь Всеволодович Синев:
Фирмой «Gold Coast of Russia Developers» руководит сам Август Васильевич Леонтьев. Основной вид деятельности фирмы - устройство высококачественного отдыха людей на «Золотом побережье» в Австралии (обеспечение кондиционерами, электричеством, строительные работы и т.п.)
Здесь, в Сестрорецке, планируется не только реконструировать дом его отца и разместить там гостиницу с рестораном и культурным центром, но и вложить серьезные средства в развитие всего Курортного района, особенно в части оздоровительной и пляжной зоны.
Во время нынешней поездки в Россию Август Васильевич рассчитывает получить разрешение губернатора на строительство, по окончании которого он станет владельцем этого здания, а прилегающую к нему землю возьмет в аренду на 49 лет.
Сейчас необходимо пройти инвестиционно-тендерную комиссию, а затем собрать хорошую команду профессионалов и начать работать.

Вот такие серьезные планы у человека, который совсем недавно познакомился с Россией - родиной своего отца. Это отрадно, хотя надо признаться, мы пока еще не привыкли к таким сюжетам.
Сам Август Леонтьев, несмотря на солидный возраст и серьезную профессию, не утратил мальчишеского задора, который то и дело вырывается наружу в виде юмористических наблюдений и высказываний. А что еще так высоко ценят в России, как хороший юмор?.. Поэтому, побеседовав с этим замечательным человеком, я получила истинное удовольствие (кстати, говорили мы по-русски).
Предлагаю вашему вниманию фрагмент этого разговора.
Август Васильевич, расскажите, пожалуйста, о том, как Ваш отец оказался на чужбине.
В 1917 году мой папа вынужден был покинуть Россию. Сестрорецк по тем временам был особо революционно настроенным городком, да и Петербург был колыбелью революции. Его, купца 2-й гильдии, не пощадили бы. Два раза он чудом вырвался из-под обстрела. Бежал в Манчжурию. Затем, обо сновавшись в Китае, открыл там церковь для русских. В 1930 году родился я, это было в Шанхае. А в 1939 году началась 2-я мировая война,японцы начали притеснять русских на территории Китая, и мой дядя пытался нас спасти: он прислал нам из Канады 75 долларов, чтобы его брат со всеми нами приехал к нему в Канаду, и все бы мы зажили вместе. Но японцы завернули наш корабль в Австралию.
С тех пор я живу в Австралии, вот уже 60 лет. Вместе со мной сестра, жена, две дочери и сын. Я стал бизнесменом, живу и работаю в 80 километрах от Брисбена на Золотом побережье.
Часто ли отец рассказывал Вам о России, о Ваших родовых корнях?
Отец очень опасался, как бы в один прекрасный день его не арестовали со всей семей. Поэтому в течение долгих лет он нам почти ничего не рассказывал. Помню, говорил о своих хороших отношениях с царем Николаем II. Отец бесплатно проводил реставрационные работы в Петербурге, и царь его за это уважал.
А как Вы узнали о том доме, который ныне собираетесь восстанавливать?
В 1968 году моя сестра в качестве туриста побывала в России. Здесь она встретилась с моей тетей (ее звали Ольга, она жила в коммунальной квартире). Вот она-то и рассказала очень много интересного об истории нашей семьи, об истории этого дома. А дальше - я изучал архивные материалы, оттуда тоже почерпнул массу информации, которая, как Вы понимаете, мне очень дорога.
Много теперь знаю. Оказывается, мой папа ездил из Сестрорецка в Петербург на роллс-ройсе, на углу Владимирского и Невского у него была мануфактура. Я очень проникся всем этим, и мне здесь вообще нравится. Петербург, Сестрорецк... Очень хочется продолжить то, чем занимался мой отец.
Для нас большая неожиданность - Ваше появление здесь с такими замечательными проектами. Как скоро они осуществятся, как Вы думаете?
Думаю, к 2003 году успеем сделать и ресторан, и отель, и молодежный центр. Может быть, даже школу.
О, это будет великолепный подарок нашему городу к его 300-летнему юбилею!
А жить Вы по-прежнему будете в Австралии, иногда навещая наши места?

Нет. Полгода (летом) я собираюсь жить в Сестрорецке, а полгода (зимой) -в Австралии.
Что ж, это очень приятно слышать. Но неужели наше северное море, наша суровая природа так выигрывают по сравнению с австралийскими пейзажами?..
Вы знаете, Gold Coast (Золотое побережье) очень похож на Сестрорецк. Он имеет примерно такую же конфигурацию, что и ваш залив. А внутри материка у нас тоже озера - как и здесь. Поэтому мне хочется создать здесь такую же инфраструктуру курортного отдыха, как дома в Австралии - такой «Сестрорецкий Gold Coast»! Я очень хочу помогать развитию Курортного района, откуда родом мой отец.
А жить здесь я действительно буду с удовольствием. Скажу Вам откровенно: нигде в мире нет такого чудесного уголка, как Сестрорецк.
Кажется, Вы романтик, Август Васильевич, и это прекрасно! Будем с нетерпением ждать Вашего следующего визита в наш город, который, надеюсь, и для Вас вскоре станет родным.

Елена Лапицкая.

/Вести курортного района №7 июль 2000/

Изображение
Изображение
0 x
С уважением, Шелехов Дмитрий (Dimanit)

Аватара пользователя
Dimanit
Сообщения: 424
Зарегистрирован: Пт мар 18, 2005 2:24 am
Откуда: Сестрорецк

Сообщение Dimanit » Сб сен 02, 2006 5:40 pm

Короткий триумф и долгое забвение/о сестрорецкой резиденции Петра I и ее создателе/

28 августа 1724 года Петром I был устроен праздник в Дальних Дубках - самой северной и самой "морской" его резиденции, расположившейся неподалеку от устья Сестры-реки, на длинном, с трех сторон омываемом морем, мысе. В тот день состоялась, как сказали бы сейчас, презентация нового, каменного дворца (только что отстроенного на смену старому, деревянному) и всех недавно открывшихся "фабрик", то есть цехов нового Оружейного завода. Многочисленные гости, в том числе знатные иностранцы, были удивлены и весьма довольны всем увиденным. Об этом написал в дневнике один из придворных голштинского герцога -жениха цесаревны Анны. И действительно, новый императорский дом, судя по сохранившимся чертежам, был примечательной постройкой петровского времени.
Это было протяженное (вместе с примыкающими легкими галереями около 180 м, без них - около 60) кирпичное на каменном фундаменте здание, трехэтажное в средней части и двухэтажное в краевых, с высокой мансардной крышей, с восьмигранной башенкой-"лантернином", увенчанным шпилем, который мог поднимать императорский штандарт на 100-футовую высоту. Южный фасад здания выходил прямо на берег, на высокую насыпную террасу, укрепленную деревом и камнем, и был рассчитан на восприятие издали, со стороны моря, на фоне зелени расположенного позади регулярного сада и дубовой рощи. Здание отличалось благородной ясностью линий, соразмерностью всех своих частей, удачно гармонировало с низменным приморским ландшафтом.
К созданию проекта дворца и его строительству Петр привлек единственного в России архитектора-голландца, молодого еще Стефана ван Звитена. И дело, наверное, было не в том, что главного строителя петергофской резиденции француза Леблона уже унесла оспа, что знаменитый швейцарец Трезини по горло был занят Двенадцатью коллегиями, что итальянец Микетти и русский Земцов завершали в Петергофе Леблоновы замыслы и только "второстепенный" ван Звитен оказался под рукой, когда Петру захотелось создать парадную резиденцию именно на северном берегу залива, на возвращенных России землях. Дело скорее в том, что строительство новой резиденции на совершенно плоском, в отличие от Петергофа, берегу давало Петру I и повод, и возможность воплотить в ансамбле еще не до конца реализованную тягу к голландской архитектуре и вообще к голландскому стилю жизни. А незадолго до того ван Звитен построил дворец на островке близ устья Фонтанки, который современники назвали Подзорным дворцом, так как с его видовой площадки, расположенной на крыше, и из башни открывалась панорама залива с идущими по нему кораблями. В этом дворце и увиделось Петру что-то такое, чего ему не хватало в любимом петергофском Монплезире, задуманном им как сугубо голландская постройка, но, наверное, не совсем по-голландски реализованном немцем Браунштейном, французом Леблоном, итальянцем Микетти.
Свежая голландская кровь должна была влиться в жилы нового северного проекта, чтобы Петр смог получить свое "новое удовольствие" - свой новый, сестрорецкий Монплезир. И действительно, петергофский и сестрорецкий "монплезиры" во многом сходны, фасад, обращенный к морю, большой ассамблейный зал в средней части здания (только в Дубках залов было два, друг над другом, и площадь каждого из них - около170 кв.м. - была в полтора раза больше) с двумя каминами на середине длинных, боковых стен. Галереи, протянувшиеся вдоль берега, оканчивались по концам павильонами. Только в Дубках галереи были открытыми, незастекленными.
В Дубковском дворце было более тридцати комнат разной величины и соответственно разного назначения, комнаты сообщались между собой, будучи "нанизаны" на две анфиладные оси. Все комнаты отапливались печами, каминами или их сочетаниями. Огромная печь была в поварне, расположенной рядом с ассамблейным залом. Большие окна глядели на залив и в сад. Окна первого этажа были особенными: их верхняя часть была откидной, так делали в Голландии.
Все эти сведения можно получить, рассматривая проектные чертежи дубковского дворца. Анализ более поздних чертежей, изображающих уже построенный дворец, показывает, что при строительстве были внесены небольшие изменения, сделавшие дворец более удобным, уютны и теплым.
Но дворец простоял недолго. Ведь уже через пять месяцев после "презентации" не стало Петра I, а в мае 1727г. умерла и Екатерина, проявлявшая большую заботу о дубковской усадьбе. Опустевший дворец был предан забвению и морским волнам; через несколько десятилетий то, что от него осталось, было разобрано на кирпич.
Печальной была и судьба архитектора, так порадовавшего Петра I своим творением. С воцарением нового императора и переносом столицы в Москву сократилось строительство в Петербурге, и почти все иностранные мастера были уволены и отправлены на родину. Судьба Стефана ван Звитена после его увольнения в 1727г. неизвестна. Справочники сообщают только то, что умер он, как и родился, в Голландии.
Но мы запомним его имя и будем благодарны ему за то, что он, как умел, украшал нашу землю. И судя по всему, был любим Петром I.

О.Растворова

/Вести курортного района №9(26) май 2001/

Изображение
Последний раз редактировалось Dimanit Пт сен 08, 2006 10:18 pm, всего редактировалось 1 раз.
0 x
С уважением, Шелехов Дмитрий (Dimanit)

Аватара пользователя
Dimanit
Сообщения: 424
Зарегистрирован: Пт мар 18, 2005 2:24 am
Откуда: Сестрорецк

Сообщение Dimanit » Сб сен 02, 2006 5:44 pm

Мастерицы не только варить кашу (рассказ о наших прапра...бабушках с предисловием и послесловием летописца)

Женский труд на Сестрорецком оружейном (государственном, военном) заводе до начала войны 1914-1918г.г. не использовался.
Первыми на заводе появились «телефонные барышни» — телефонистки заводской телефонной станции.
В XVIII - начале XIX веков сестрорецкие женщины вели домашнее хозяйство: дом, огород, дети. Но не только этим занимали они свое время. Ниже мы приводим отрывок из книги 1843г. «Памятники искусств. Сестрорецк.», рассказывающий о доходном промысле наших прапра ... бабушек.

Женщины, кроме постоянной выручки за молоко, сливки, сыр и яйца, летнею порой имеют еще значительный доход от сбора ягод, растущих в окрестностях заводских, а именно: брусники, черники, малины: весной и осенью - клюквы и грибов, которые продаются тут же в селении или в столице.
Удобство к сбыту по соседству со столицею, где есть приют всему, что только может произвести деятельная промышленность, заставило Сестрорецких мастеровых задуматься при выборе выгоднейшего и легчайшего рукоделия, которое было бы всегда безостановочно в действии, не подвержено влиянию перемен года, чтоб было сподручно всем возрастам, а главное драгоценное для них условие при производстве работ - это возможность говорить без умолку, глядеть на проходящих и кочевать из одной ассамблеи сотрудниц в другую; некоторые же помудренее и трудолюбивее - непреоборимо желали такого дела, которое бы росло не по дням, а по часам - не изнуряя их «деликатствия».
Долго бы привелось им сложивши руки сидеть у моря и ждать погоды, если бы лень, как услужливый фактор, богатая на выдумки в подобных делах, не помогла белоручкам разгадать ими же заданную загадку и вдруг, как бы эпидемически вдохновленные, и стар и млад, и убог и богат вооружились чулочными иглами. Но из чего вязать?., опять загадка! -лень и тут им подсказала: чем хлопотать о посеве льна, холить его, собирать, сушить, обрабатывать, прясть, сучить, белить, так лучше, сообразно духу изобретательности нынешнего века, прямо начать с холста; и дельно; думать больше не о чем! по их мнению и липа для того растет на Божьем свете, чтоб с нее драть лыки для лаптей и лубки для кровель. Мгновенно весь низкий сорт холста был взят из лавочек, на жертву хитрой мудрости; малолетним досталось на долю распускать холст, старым бабам сидеть на печи с веретеном; а красны девицы, поголовно разместившись на выгодных обсерваториях, всегда и везде с чулком в руках, самодовольным взором, как бы хвастаются перед проходящими, что для них, трудолюбивых, и такая мудреная работа ни по чем. Пробная расценка сделана, что из трех аршин узкого 25-копеечного холста должны выйти две пары женских чулок-скороспелок; времени для этого нужно трое суток, крайняя цена каждой пары от 50 до 70 копеек медью. Ловкость, проворство, неутомимая деятельность рук при беспрестанном вязании, - заслуживают вполне удивления; а столько же и постоянная их привязанность к этому однообразному и скучному рукоделию; только сон и кофе разлучают их с любимою игрушкой; чулок трепещет в руках, как осиновый лист, в продолжение нескольких десятков лет, они так освоились с этим занятием, что для них оно составляет любимейшее удовольствие; кроме праздничных дней, в одной болезни с потерею чувств может быть мастериха без прилагательного -чулка; темнота ночи не имеет никакого влияния на механизм рукоделия; иглы, как намагниченные, липнут, скользят, перебегают с неуловимой быстротой в хлопотливых, привычных их руках; та из прях достойна посмеяния, которая уронит иголку из рук хоть раз в неделю. Таким образом приготовляется ими годовая пропорция до 25000 и более пар чулок; все это количество одним разом или по частям сдается на руки опытнейшей, сметливой, выбалтированной из среды их экспедиторши, которая за добросовестные проценты с каждой пары чулок сбывает в столице гуртом по казенным заведениям, или же десятками и сотнями на толкучем рынке; потом каждая чулочница из полученной выручки расплачивается по лавочкам за взятый холст, а с остальной суммой отправляется в Петербургский толкучий рынок, где есть возможность найти всякому - свое, кто чего делает; где есть представители всевозможных родов промышленности; тут-то Сестрорецким корифеянкам моды - раздолье...
Внимательный читатель заметил, что рассказ написан В несколько ироничном тоне. Это вполне понятно - анонимный автор принадлежал к числу людей более высокого сословия, чем наши оружейники, и относился к простолюдинам весьма снисходительно. В следующих номерах мы постараемся продолжить рассказ «на женскую тему». С праздником, дорогие наши женщины!
С уважением, Б.Е.Ривкин


/Вести курортного района №5(22) март 2001/

Изображение
0 x
С уважением, Шелехов Дмитрий (Dimanit)

Olekkk

Сообщение Olekkk » Пт сен 08, 2006 7:26 pm

[quote="Dimanit"]Короткий триумф и долгое забвение/о сестрорецкой резиденции Петра I и ее создателе/

28 августа 1734 года Петром I был устроен праздник в Дальних Дубках - самой северной и самой "морской" его резиденции, расположившейся неподалеку от устья Сестры-реки, на длинном, с трех сторон омываемом морем, мысе. В тот день состоялась, как сказали бы сейчас, презентация нового, каменного дворца (только что отстроенного на смену старому, деревянному) и всех недавно открывшихся "фабрик", то есть цехов нового Оружейного завода.

-------------------------------------------

Ещё раз благодарю за проделанную Вами, Дмитрий, большую работу по публикации здесь этих чудесных статей!
Не сочте брюзгой, в статье про дворец Петра в Дубках есть досадная опечатка "28 августа 1734 года Петром I был устроен праздник ..." К тому моменту Пётр Первый был уже 9 лет как мёртв, речь ведь о 1724ом годе?
Ещё раз извините, нижайше прошу прощения
0 x

Аватара пользователя
Dimanit
Сообщения: 424
Зарегистрирован: Пт мар 18, 2005 2:24 am
Откуда: Сестрорецк

Сообщение Dimanit » Пт сен 08, 2006 10:11 pm

Действительно опечатка. Сейчас проверил – думал неправильно распознал, ан нет опечатка была в самой статье. Сейчас подправлю.
0 x
С уважением, Шелехов Дмитрий (Dimanit)

Аватара пользователя
Dimanit
Сообщения: 424
Зарегистрирован: Пт мар 18, 2005 2:24 am
Откуда: Сестрорецк

Сообщение Dimanit » Пн окт 02, 2006 3:28 pm

Как текла Сестра во времена Петра?

Да собственно так же, как и сейчас: в своем нижнем течении она устремлялась на юг, но после слияния с р.Черной круто, на 180°, поворачивала к северу. По-видимому, выход реки в залив постоянно перекрывали дюны, образованные подвижными песками, и к началу XVIII века (именно к этому времени и относится публикуемый план) река после долгих "поисков" проложила себе тот путь, которым пользуется и поныне. Отрезок русла, расположенный к северу от поворота, определившего в свое время место строительства плотины, завода и соответственно города, стал позже называться Заводской Сестрой. Его естественное происхождение несомненно, несмотря на бытующие мифы.
Приводимый план - сделанная автором заметки выкопировка карты, называемой "Географический чертеж над Ижерской землей", выполненной около 1705г. знаменитым гравером Андреем Шхонбеком на основе очень обстоятельных шведских карт конца XVII века. Карту он "грыдоровал" непосредственно для Петра I. Вы спросите: почему приведена "ручная"выкопировка, а не электронная копия? Потому что сделать такую выкопировку в Картографическом отделе Российской национальной библиотеки (РБН) можно бесплатно, пользуясь имеющейся там фотокопией (правда, не лучшего качества) "Географического чертежа...". Для изготовления же с оригинала более корректной копии с помощью технических средств нужны немалые затраты. Возможно, желанная копия вскоре появится в недавно открытом Музее при "Сестрорецком курорте". А пока рассмотрим рисунок.
На плане масштаба около 2,5 км в 1 см видна местность от Алакилы (на современных картах - Алакюль) и Сарженского озера на севере до Лахты на юге. Обозначенное там селение Кондо стало основой топонима Конная Лахта. В левой нижней части плана хорошо заметен мыс (Лисий Нос), где берег Финского залива круто изгибается, и далее линия берега, как и на современных картах, идет прямо на север, нарушаемая лишь серией небольших, выступающих в море кос, самая длинная из которых - наша, Дубковская. На ней вблизи от современного Дубковского пляжа показан одинокий кружок. Такими на карте Шхонбека обозначены отдельные хутора (дворы). Других поселений близ устья Сестры и ее излучины, в том числе и мифического Сестербека, не обозначено. Самый крупный из ближайших населенных пунктов - Рявомяки, погост (т.е. селение, вблизи которого есть отдельно стоящая церковь с участком земли и кладбищем) - показан на месте теперешней Горской; "мяки" по-фински и означает холм. Нынешние Новоселки (финское их название Хювяселькя, добрая гряда) показаны двумя кружками, значит, были не велеки. У Шхонбека это селение обозначено как Гювяселькя, но разобрать это было не просто, потому что в этом слове присутствуют и "юс большой", и "юс малый", и характерное для начала XVIII века начертание буквы"в" как прямоугольника. У Но-воселок-Гювясельки обрывается подобие тракта, идущего с востока, со стороны Пар-голова. Все остальные дороги показаны не двойной, а одиночной строчечкой пунктира.
Откуда же взялся топоним Сестербек, или Сестребек? Такой топоним можно найти на шведских картах XVII века, но это не название поселения. Так озвучили шведы финское название реки. Финны называли нашу реку Сиестарийоки (одно из толкований - Черносмородинная река, т.е. река с темной водой или река, вдоль которой растет смородина; то и другое подходит), новгородцы же, очевидно, по созвучию - Сестра-река. На шведских картах XVII века слово Сестербек можно видеть протянувшимся вдоль левого берега Сестры и повторяющим ее изгиб. Кстати, эти карты изданы в Мальме в 1953 году, и их можно видеть в том же Картографическом отделе РНБ.
Позже, начиная с 1730-х годов уже на российских картах появилось обозначение того, что впоследствии стало Сестрорецком: Сестрорецкие заводы, т.е. заводы на реке Сестре. Топоним Сестрорецк появился на картах только в XIX веке. Но это не мешает нам праздновать его 286-летие: ведь началом отсчета были воля Петра, изъявленная им в 1714 году, и дела, сразу за этим последовавшие. А скоро только сказка сказывается.
Все закономерно и исторично на картах наших мест, где испокон веков жили и давали названия своим краям не только славяне. Помнить об этом нужно.

Изображение

Ольга Растворова

Старый Сестрорецк. Нравы и обычаи.

В последнее десятилетие торговля иностранными товарами различного рода в Сестрорецке значительно увеличилась, так что ежегодно сумма в обороте простирается до 400000 руб. асс. Постоянно живущие при заводе торговцы, поселившиеся с давних времен на правах маркитанинов, для продажи съестных припасов, сверх этого за условленные проценты забирают на кредит годовую пропорцию товаров в богатейших магазинах, принадлежащих Выборгским и Гельсингфорским купцам; и по окончании срока из годовой выручки за взятые товары расквитываются в магазинах, а к нераспроданным товарам прибавляют вновь привезенные из-за границы. - По значительному сбыту, из привозимых в Сестрорецк товаров, заслуживают внимания: полумериносы, шерстяные кисеи, гладкие и затканные шелком, тибет, викторин фуфайки и дамские платки; из бумажных: шведских фабрик холстинки, коленкоры, полу-полотна, пике из бумазеи, такие же одеяла разноцветные салфетки, ситцы и чулки; полотна шведские и голландские, полу-батист, носовые полотняные и батистовые платки бархатные и шелковые различные уже готовые принадлежности к гардеробу, в особенности мантильи, дамские шелковые платки, мужские шейные шарфы, ост-индские платки отличной добротности; битый хрусталь в различных изделиях прежде привозился в больших количествах, но по возвышении ценности и затруднениями в доставке особенно столовых фарфоровых И фаянсовых сервизов, привоз их вовсе прекратился, а заменен различными галантерейными и косметическими товарами; лучшую же выручку торговцы получают от огромного сбыта кофе, сахара, курительного табака сигар и бумажных изделий шведских фабрик.
Эти же торговцы за условленные проценты отдают на кредит значительную часть товаров разносчикам, бродящим по окрестным финским деревням и местечкам, где нет постоянной продажи подобных товаров.
За право торговли сестрорецкие маркитанты обязываются заводом вносить каждогодно до 50 рублей серебром в общественный заводской капитал, на содержание почтовых лошадей и других потребностей.

Изображение


Из книги 1843г. «Памятники искусства. Сестрорецк.» Подборка Б.Е.Ривкина

/ Вести курортного района №23(40) октябрь 2001/
0 x
С уважением, Шелехов Дмитрий (Dimanit)


Вернуться в «История и краеведение»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 0 гостей